(Выдержки из книги «Монолог», Москва, Художественная литература, 1992 г.)

Опубликовано: 2142 дня назад (15 июля 2012)
Рубрика: Без рубрики
0
Голосов: 0





Выдержки из книги «Монолог», Москва, Художественная литература, 1992 г.)

   10 лет тому назад меня впервые посетила мысль написать книгу, естественно – «в стол», никакой надежды на ее публикацию при жизни я не питал. Книга эта должна была называться «Эпоха Вырождения». Я стал подбирать материалы, документы, высказывания знаменитых философов; совокупируя все это и пропуская через себя, я вырабатывал собственную концепцию в отношении той эпохи, в которую нам суждено было родиться, - эпохи зла, насилия и тотальной деградации.
Но случилось непредвиденное: судьба неожиданно вынесла мое творчество на большую сцену, вывела на контакт с огромными аудиториями и предоставила возможность делиться своими мыслями и чувствами с людьми через песни, которые были написаны задолго до появления этой возможности и писались в процессе работы на больших площадках, в кино, на телевидении.

  Среди массы живущих на Земле людей есть посланцы Белой и слуги Черной сил. Белая сила – Космический разум – БОГ. Сила общая. В ее владении все бытие. Черная – частная – Люцифер – дьявол – сатана – князь мира сего, хозяин Земли – пока что.

   Кончен бал, погасли свечи (черные)
Не успевшие поджечь
Всю планету, и не вечным
Оказался Красный меч
Пропитавший кровью землю
Невиновной стороны,
Что бельмом сияла белым
В черном глазе сатаны.           («Бал сатаны»)

   Видимо, сатана владеет непосредственно Землей. Я еще не понял почему, но уверен, что в 17-м году над Россией взошла Люциферова звезда, и дьявол начал править бал на Русской земле.
Все наши властители, начиная с Ленина, безусловно, его слуги… Россия обескровлена, находится в коматозном состоянии. Выход из коматозного состояния зависит от того, как скоро люди, населяющие территорию России, прозреют и потянутся к Правде, к Свету, к Истине, к Богу.

   Земля – Небо.
Между Землей и Небом – война.

   Спев одну эту строчку, Виктор Цой мог уже больше ничего не петь. Он сказал все. Просто и гениально…
Я уязвим, как любой человек, меня терзают искушения, я грешу, как все. Но…нельзя переходить грань Божественного терпения. Как ни странно, моей Ахиллесовой пятой оказалась любовь. Я влюблялся не однажды со всей силой земной страсти, но последняя была гибельной. Понял, что умру, если не смогу победить ее.

   Скажи, откуда ты взялась,
Моя нечаянная радость,
Несвоевременная страсть,
Горькая, а сладость?

   Вздрогнул, как от выстрела, мой дом,
Стены закачало,
Когда в окно твоим крылом
Счастье постучало.                    («Моя любовь»)



      Иногда в кошмарных снах я вижу дымящуюся Землю без единого человека и черную тень, проносящуюся над побежденной планетой, сладострастно восклицающую; «Ну  что, Господь, так ли ты силен, коли я смог уничтожить твое творение!!!»
Но это, слава Богу, в кошмарных снах, а наяву я вижу, как люди тянутся к Богу, к Свету, к Правде и с каждым новым днем прозревают еще несколько слепых, поэтому верю, что Голубая жемчужина Вселенной никогда не превратится в черную глыбу, бессмысленно бороздящую космическое пространство.

Природа объявила нам войну, и правильно сделала! Еще древние предупреждали: «Живите в согласии с природой, любите ее, не противоречьте ее законам». Мы созданы природой, а не природа – нами, поэтому нет ничего глупее изречения: «Человек – хозяин природы»,
Семнадцатый год объявил войну Богу, значит, и природе, а «природа не может творить по приказу, и совсем уж понятно, не может и Бог!».

   Время пришло. Меня узнали не только как лирического исполнителя, но и как создателя песен гражданского содержания, а мне это было очень важно, поскольку не только лирика и даже не столько лирика, но песни политические, социальные – квинтэссенция моего творчества, крик и боль моей души.
Песни гражданского содержания – мой метод борьбы с несправедливостью, ложью, злом, и, несмотря ни на какие препятствия, я буду бороться до конца. Я знаю, люди слышат меня, я вижу реакцию на праведный гнев за Русскую землю в их глазах и чувствую поддержку миллионов рук.
Русский народ – самый несчастный в истории человечества, но и самый выносливый, терпеливый, мужественный, история Русской земли тому подтверждение, как и то, что мы до сих пор еще живы… Великий русский народ еще силен, и пусть не надеются слуги дьявола, что на исходе ХХ века он сам сунет голову в петлю, даже если его голова – на сломанной шее.

Когда-нибудь, когда устанет зло
Насиловать тебя, едва живую,
И на твое иссохшее чело
Господь слезу уронит дождевую,
Ты выпрямишь свой перебитый стан,
Как прежде, ощутишь себя мессией
И расцветешь на зависть всем врагам,
Несчастная Великая Россия.

   Я  - бард. Я пишу и пою песни о том, что меня волнует. Свобода творчества – мой принцип…Мой метод борьбы с несправедливостью и со злом, за правду и добро – мои песни. Мой долг – максимально донести до ума и сердца слушателей то, о чем болит и кричит моя душа.
Россия – боль моей души.
Социальные песни – крик моей души.
Бой за добро – суть моей жизни.
Победа над злом – цель моей жизни.
Если я кому-то и служу, то только Господу Богу, и отчитываюсь за содеянное в этой жизни только перед Всевышним.



       Россия

Листая старую тетрадь
Расстрелянного генерала,
Я тщетно силился понять,
Как ты смогла себя отдать
На растерзание вандалам.
Из мрачной глубины веков
Ты поднималась исполином,
Твой Петербург мирил врагов
Высокой доблестью полков
В век золотой Екатерины.
Россия …

Священной музыкой времен
Над златоглавою Москвою
Струился колокольный звон,
Но, даже самый тихий, он
Кому-то не давал покоя.
А золотые купола
Кому-то черный глаз слепили:
Ты раздражала силы зла
И, видно, так их доняла,
Что ослепить тебя решили,
Россия …

Разверзлись с треском небеса
И с визгом ринулись оттуда,
Срубая головы церквям
И славя красного царя
Новоявленные иуды.
Тебя связали кумачом
И опустили на колени,
Сверкнул топор над палачом,
А приговор тебе прочел
Кровавый царь – великий … гений.
Россия …

Листая старую тетрадь
Расстрелянного генерала,
Я тщетно силился понять,
Как ты смогла себя отдать
На растерзание вандалам.
О, генеральская тетрадь,
Забитой правды возрожденье,
Как тяжело тебя читать
Обманутому поколенью.
Россия …



        Собрание в жэке

В нашем ЖЭКе № 5
Шло собрание опять –
Обсуждали перестройку
И куда ее внедрять.

На трибуну вышел Сам
И, прокашлявшись, сказал,
Что пока что мы хреново
Перестраиваемся.

А затем последний съезд
Процитировал нам весь,
Речи, прения, доклады
Зачитал как они есть.

Про бригадный про подряд
Все строчил, как автомат,
Про согласность, и про гласность,
И про все вообще подряд.

Он ревел, как самосвал,
И пыхтел, как самовар.
Объявив нам в заключение:
- Завтра будет семинар.

При себе иметь тетрадь –
Буду лично всех гонять
По вопросам «Перестройки»
И куда ее внедрять.

Тут монтер Петрович встал –
На лице его скандал
Откровенно был написан –
И спокойно так сказал:

- Перестройка, перестройка –
Нас ничем не испугать,
Мы народ довольно стойкий,
Но до срока, вашу мать.

Ты вот выдал директиву,
В «Волгу» сел – и будь здоров.
А какая перспектива
Нам от этих громких слов?

Что, изменят нам зарплату?
Что, нам легче станет жить?
Есть икру, ходить в театр,
Отпуск в Ялте проводить?

Я всю жизнь свою ишачу,
А живу в такой норе,
Что порой к иной собачьей
Зависть прячу конуре.

Я на ваши семинары
Болт с резьбою положил,
Я ни много и ни мало –
Три режима пережил.

Поначалу тоже вроде
Верил в разные слова
О заботе, о народе –
Аж звенела голова!

Ну и где забота, где же?
Мне седьмой десяток лет,
Ну а я еще и не жил,
А уж впору на тот свет.

Вы мне рот не затыкайте,
Я вас слушал до конца,
И не надо, не пугайте
Выражением лица.

Вы про гласность нам умело
Толковали целый час,
Ну, а как дошло до дела,
Что, кишка тонка у вас?

Ладно, хватит. Напоследок
Я хочу сказать вам суть :
       Для того, чтоб сделать дело
       Нужно людям дать вздохнуть.

На заезженной кобыле
Не уедешь далеко.
Вы о нас совсем забыли,
А кнутом хлестать легко.

Вы на деле докажите,
Что заботитесь о нас,
Ну а мы уж, извините,
Перестроимся без вас.

Кончил, дверью хлопнув, вышел,
Больше слова не сказав.
Мы  все замерли как мыши,
Зная, что Петрович прав.



         Разве не так ?

Ты искал свой надежды остров,
Но найти его не так-то просто.
Часто пламя всех надежд на свете
Задувает беспощадный ветер.
Разве не так?
Ты искал своей любви приют –
Не нашел и подарил кому-то
И, устав, махнул на все рукою…
Только счастье не найти в покое.
Разве не так?
Ты запомни, что в преодоленье
Есть всегда надежда на спасение.
И когда устанет ветер злиться,
Пламя с новой силой разгорится.
Разве не так?

   Страна  детства

Пухом выстлана земля
У истоков наших лет,
И не скошены поля,
И безоблачен рассвет
У истоков наших лет.
У истоков наших лет …

Зимней сказкой пахнет снег,
Дождь струится золотой
В босоногой той стране,
Всем нам милой и родной.
В босоногой той стране
Дождь струится золотой …

И все вокруг красиво, красиво, красиво,
Как в волшебном сне,
В той, всегда счастливой, счастливой, счастливой –
Сказочной стране.
Там добрые улыбки, теплые улыбки,
Открытые сердца.
Там беззаветной дружбе нет конца.

И все вокруг красиво, красиво, красиво,
Как в волшебном сне,
В той, всегда счастливой, счастливой, счастливой –
Сказочной стране.
Там теплые метели,
Крылатые качели,
Цветущие сады …
Там каждый день рождаются мечты.

Мы взрослеем и уходим кто куда,
Расставаясь с этой сказочной страной,
Наши самые счастливые года
Оставляя за спиной,
И окружают нас заботы и дела
В реальном мире из бетона и стекла.

Но важно помнить в череде бегущих лет
О тех, кто в сказочной стране живет сейчас,
И сохранить для них безоблачный рассвет
И веру в дружбу, и улыбку добрых глаз,
Возможность видеть удивительные сны
Под мирным небом этой сказочной страны.

И пусть они красивым, красивым, красивым
Как когда-то мы,
И таким счастливым, счастливым, счастливым
Видят этот мир,
Где теплые метели,
Крылатые качели,
Цветущие сады,
Где каждый день рождаются мечты.



    Уснувший  мир

Голубой струится луч
Между небом и землей –
Это бархатная ночь
Охраняет свой покой.

Там за кромкою луча
Притаилась пустота.
Там за кромкою луча
Притаилась суета.

Уснувший мир
Надежно скрыт
От всех забот,
От всех обид.
Уснувший мир
Спокойно спит.
Уснувший мир.
Уснувший мир.
Из синих звезд
Сложив постель,
Качает ночь,
Как колыбель,
Уснувший мир.

Не спеши,
Шумный ветер,
Луч рассеять голубой,
Что дрожит до рассвета
Между небом и землей.

Этот луч
Охраняет
Спящий мир от суеты.
Этот луч
Отделяет
Звездный мир от пустоты.



    Три дома

Я в одиночестве бездонном
В каком-то доме у окна
Стою и слышу, как крадется тишина.
Тяжелой ношею на плечи
Ложится хмурый летний вечер,
С немым участьем в то окно глядит луна.

И вот опять воображенье
Рисует без предупрежденья
Три разных дома на стекле –
Там ждут меня …
Я в те дома вхожу без стука,
Там мне протягивают руку
И предлагают обогреться у огня.

Первый дом – родной мой дом –
Окутан светом и теплом,
В нем живет мое детство.
Дом второй, тоже мой,
Такой же близкий и родной,
В нем живет мое сердце.
Третий дом – дом родной,
Родной до боли, но не мой,
В этот дом вхожу я не дыша …
В нем живет моя душа.

В каком-то странном исступленье,
Меняя краски без труда,
Воображение творит как никогда:
Я вижу маму в доме первом,
Она надеется, наверно,
Что я вернусь к ней и останусь навсегда.

Но вот сместилось расстоянье,
И воплощенным ожиданьем
В притихшей комнате ребенок сладко спит.
И наконец, я в третьем доме:
Словно сошедшая с иконы
В нем тихо женщина прекрасная грустит.

Первый дом – родной мой дом –
Окутан светом и теплом,
В нем живет мое детство,
Дом второй, тоже мой,
Такой же близкий и родной,
В нем живет мое сердце.
Третий дом – дом родной,
Родной до боли, но не мой,
В этот дом вхожу я не дыша …
В нем живет моя душа.

Я в одиночестве бездонном
Стою один на всей земле,
Слежу, как тают все три дома
На остывающем стекле …

              
    Летний  дождь

Память уже не жалит,
Мысли не бьют по рукам,
Я тебя провожаю
К другим берегам.
Ты – перелетная птица,
Счастье ищешь в пути,
Приходишь, чтобы проститься
И снова уйти.
Лети.

Летний дождь, летний дождь
Начался сегодня рано.
Летний дождь, летний дождь
Моей души омоет рану.
Мы погрустим с ним вдвоем
У слепого окна.
Летний дождь, летний дождь
Шепчет мне легко и просто,
Что придешь, ты придешь,
Ты придешь, но будет поздно.
Несвоевременность – вечная драма,
Где есть ОН и ОНА.

Ты перестанешь мне сниться
Скоро совсем, а потом
Новой мечтой загорится остывший мой дом.
Что от любви любви не ищут,
Ты с годами поймешь,
Ну а сейчас ты не слышишь и тебя не вернешь.

Летний дождь, летний дождь
Начался сегодня рано.
Летний дождь, летний дождь
Моей души омоет рану.
Мы погрустим с ним вдвоем
У слепого окна.
Летний дождь, летний дождь
Шепчет мне легко и просто,
Что придешь, ты придешь,
Ты придешь, но будет поздно.
Несвоевременность – вечная драма,
Где есть ОН и ОНА.

   Самый лучший день

День воспоминаний лентой голубой
Опоясал теплый вечер.
Все, что было с ним, можешь взять с собой
И хранить до первой встречи.

Ну, а я скажу тебе самый лучший день,
Самый лучший день у нас сегодня был,
И очень хорошо, что он уже прошел
И от последних слов меня освободил.

Ты не огорчайся, что твои слова
Я всерьез не принимаю.
Память очень часто бывает не права,
То, что было, украшая.

Так что я скажу тебе самый лучший день,
Самый лучший день у нас сегодня был,
И очень хорошо, что он уже прошел
И от последних слов меня освободил.

Ну а капля счастья в океане слез
Растворится безвозвратно,
И не в нашей власти сладость первых грез
Оживить воспоминаньем.

Так что я скажу тебе: самый лучший день,
Самый лучший день у нас сегодня был,
И очень хорошо, что он уже прошел
И от последних слов меня освободил.

Самый лучший день у нас сегодня был …
Самый лучший.
Спасибо, милая судьба,
Спасибо за старанье.

Но слишком долгим было ожиданье …
Спасибо, спасибо, спасибо
За внимание,
Но слишком долгим было ожиданье…

Спасибо, спасибо, спасибо
За старанье,
Но слишком долгим было ожиданье.

Спасибо!



   Память

Когда зажигаются звезды в небе ночном,
Память непрошенным гостем входит в мой дом:
Тихо войдет, свечи зажжет, музыку включит
И беседу начнет.

В эту минуту твои оживают глаза,
В них, как и прежде, невольно таится слеза,
Смотрят с надеждой, смотрят любя;
Вот и опять я с тобой и – без тебя.

Вот и опять я с тобой и – без тебя.

Я приглашу на танец Память,
И мы закружимся вдвоем,
И вместе с нами, вместе с нами
Помолодеет старый дом,
Ну а когда погаснут свечи
И за окном рассвет вздохнет,
Произнесет: «До скорой встречи»,-
Мне тихо Память и уйдет.

Когда зажигаются звезды в небе ночном,
Память непрошенным гостем входит в мой дом:
Кружатся даты, свечи горят,
В рамке багетной опять оживает твой взгляд.

Так продолжается каждую, каждую ночь.
Ты далеко от меня и не можешь помочь,
Ты так стремишься найти свое счастье с другим,
Ты далека от меня и несчастлива с ним.

Ты далека от меня и несчастлива с ним.

Я приглашу на танец Память,
И мы закружимся вдвоем,
И вместе с нами, вместе с нами
Помолодеет старый дом,
Ну а когда погаснут свечи
И за окном рассвет вздохнет,
Произнесет: «До скорой встречи», -
Мне тихо Память. И уйдет.

Я приглашу на танец Память …



   Я  вернусь

Я мечтаю вернуться с войны,
На которой родился и рос,
На руинах нищей страны
Под дождями из слез.
Но не предан земле тиран,
Объявивший войну стране,
И не видно конца и края
Этой войне.

Я пророчить не берусь,
Но точно знаю, что вернусь,
Пусть даже через сто веков,
В страну не дураков, а гениев.
И, поверженный в бою,
Я воскресну и спою
На первом дне рождения страны,
вернувшейся с войны.

А когда затихают бои,
На привале, а не в строю
Я о мире и о любви
Сочиняю и пою.
Облегченно вздыхают враги,
А друзья говорят: «Устал …»
Ошибаются те и другие:
Это – привал.
Привал.

Я завтра снова в бой сорвусь,
Но точно знаю, что вернусь,
Пусть даже через сто веков
В страну не дураков, а гениев.
И, поверженный в бою,
Я воскресну и спою
На первом дне рождения страны,
вернувшейся с войны.

С войны – вернусь.
Вернусь
СТИХИ ИГОРЯ ТАЛЬКОВА | НАСТАВЛЕНИЯ ОЛЬГИ ЮЛИЕВНЫ ТАЛЬКОВОЙ

Нет комментариев. Ваш будет первым!