Алексей Алексеевич Ганин

Опубликовано: 1921 день назад (20 августа 2012)
Рубрика: Без рубрики
0
Голосов: 0

Алексей Алексеевич Ганин


Дата рождения: 1893
Место рождения: Коншино Кадниковского уезда Вологодской губернии
Дата смерти: 30 октября 1925
Место смерти: Москва
Этническая принадлежность: Русские
Гражданство: СССР

Род деятельности: Поэт
Карьера: 1913—1925
Направление: Новокрестьянская поэзия
УДК 92


Алексе́й Алексе́евич Га́нин (1893—1925) — русский поэт и прозаик, националист, близкий друг Сергея Есенина. Родился в деревне Коншино Кадниковского уезда Вологодской губернии в семье крестьянина.

Биография

  

С. А. Есенин, А. А. Ганин. 1916, июль, 18. Вологда.

Алексей Ганин получил образовние в двуклассном земском училище в селе Усть-Кубенское и городской гимназии в Вологде. Далее он учился в Вологодском фельдшерско-акушерском училище (1911—1914). Первые свои стихи Ганин опубликовал в вологодской газете «Эхо» (1913). В 1914 году поэт пошёл в армию и получил назначение в Николаевский военный госпиталь в Петербурге. В 1916 году он познакомиля с Сергеем Есениным, служившим в госпитале Царского села. Летом 1917 г. вместе с Сергеем Есениным и Зинаидой Райх Ганин совершил поездку на родину в Вологду и в Соловки. Во время той поездки произошло венчание Есенина с Райх. По разным данным это произошло или в Соловках или в Кирико-Иулитской церкви неподалеку от Вологды. Ганин выступил свидетелем со стороны невесты, в которую сам был влюблен. Ей он посвятил написанное в Соловках стихотворение «Русалка», в котором признается в неразделенной любви к героине, выбравшей «разбойника кудрявых полей» — его друга Сергея Есенина.

В 1917 г. Ганин вместе с Николаем Клюевым, Сергеем Есениным и Орешиным публиковался в альманахе левоэсеровской ориентации «Скифы». В 1918 г. поэт познакомился с Александром Блоком. В том же году вступает в Красную Армию. Служит фельдшером. В 1920 г. публикуется в имажинистском сборнике «Конница бурь». В 1920-21 гг. Ганин издает в Вологде миниатюрным изданием поэму «Звездный корабль».

В 1923 г. Ганин переехал в Москву, где участвовал в поэтических вечерах, посещал литературные кафе, жил у знакомых поэтов, а иногда ночевал на улице. У него практически никогда не было денег, тем не менее ему удалость выпустить 11 сборников, изготовленных литографическим способом. В 1924 году в Москве вышла его первая книга «Былинное поле». По своей направленности творчество Ганина было близко к творчеству новокрестьянских поэтов.
Дело Ордена Русских Фашистов
  

Пропагандистский плакат Белой армии, отражающий положение вещей в России после Октябрьского переворота 1917 года.

Понимание антирусской сущности большевистского режима и вера в национальное возрождение России были особенно сильны среди крестьян, которые стали первыми жертвами большевитского массового террора. Уже в первые годы Советской власти это привело к тому, что выходцы из крестьянской среды начали формулировать национальные задачи России. Алексей Ганин, будучи рождённым в крестьянской семье, не мог оставаться равнодушным к тому, что происходило с Россией и Русским народом. В это время он создает ряд произведений, направленных (в иносказательной форме) против сил, угрожающих России, и в первую очередь крестьянству («России», 1918; поэмы «Сарай», 1917, «Былинное поле», 1917-23). Сложным раздумьям о дальнейшем пути крестьянства в трудной и опасной для него исторической обстановке посвящает он своеобразный роман-притчу «Завтра» (1923).

В начале 1920-х годов он с группой единомышленников создал программу спасения России от ига еврейского интернационала, где выдвинул идею Великого Земского Собора, воссоздания национального государства и очищения страны от поработивших ее захватчиков. Ганин написал антибольшевистские «Тезисы», в сериале названном «Манифест русских националистов».

Осенью 1924 г. Алексея Ганина арестовали по обвинению в принадлежности к «Ордену русских фашистов».

Существует версия того, что дело «Ордена русских фашистов» было сфабриковано по сценарию Дзержинского, Менжинского, Блюмкина, Лациса, Петерса, Агранова, Ягоды (Иегуды) и других руководителей ГПУ.

2 ноября 1924 г. Ганин был арестован в Москве. Ему в карман пальто были подложены листки с «Тезисами манифеста русских националистов» [1]. Ганин был назван руководителем организации. «Тезисы» были сразу же переданы в руки Генриха Ягода, допрос проводил Абрам Славатинский. Было сфальсифицировано дело «Ордена русских фашистов», по которому привлекли:
Ганина
Петра Чекрыгина, 23 лет, поэта
Николая Чекрыгина, 22 лет, поэта
Виктора Дворяшина, 27 лет, поэта и художника
Владимира Галанова, 29 лет, поэта
Григория Никитина, 30 лет, поэта
Александра Кудрявцева, 39 лет, наборщика
Александровича-Потеряхина, 32 лет, литератора
Михаила Кроткова, 44 лет, юриста
Сергея Селивановича Головина, 58 лет, врача
Бориса Глубоковского, 30 лет, артиста, литератора, режиссера
Ивана Колобова, 37 лет
Тимофея Сахно, 31 года, врача
Евгения Заугольникова, 22 лет.

Все обвиняемые не только не состояли в выдуманном «Ордене», но и большинство их друг друга никогда в глаза не видели. В обвинительном заключении не был назван ни один факт нарушения закона или какого-либо преступления. В процессе расследования «дела» двое арестованных потеряли рассудок. Алексею Ганину провели судебно-психиатрическую экспертизу, признавшую его невменяемым, то есть не отвечающим в уголовном порядке ни за какое преступление. Попытка выдать текст тезисов за фрагмент задуманного романа (списав тем самым криминал на счет отрицательного героя — «классового врага») не удалась.

Секретарь Президиума ВЦИК СССР Енукидзе 27 марта 1925 г. единолично принял решение на внесудебный приговор, разрешив коллегии ОГПУ расправиться с «фашистами»:

"Считая следствие по настоящему делу законченным и находя, что в силу некоторых обстоятельств передать дело для гласного разбирательства в суд невозможно — полагал бы: «Войти с ходатайством в Президиум ВЦИК СССР о вынесении по делу Ганина А. А. внесудебного приговора».

По приказу В. Менжинского, Г. Бокия (одного из организаторов концлагерей) и Я. Петерса были расстреляны: Ганин, братья Чекрыгины, Дворяшин, Галанов и Кротков. Глубоковскому и Александровичу-Потеряхину дали 10 лет Соловков. Судьба остальных неизвестна.

Алексей Ганин был расстрелян в подвалах Лубянки после жестоких пыток, которыми руководил начальник седьмого отдела СО ОГПЦ Абрам Славотинский. Прах Ганина погребён на территории Яузской больницы.

Так описывает события казни русского поэта его двоюродный внук Евгений:

«По рассказам моей бабушки Анны — Алексей Алексеевич Ганин — вологодский поэт, ближайший друг Сергея Есения, сын двоюродного брата моего деда, — был расстрелян большевиками-интернационалистами 30 марта 1925 года в Бутырской тюрьме в день своих именин, почитаемый как день Святого Алексея — Божьего человека. Вместе с ним были расстреляны семь молодых русских поэтов, верных Православию . Алексей Ганин принял смерть в возрасте Христа. Прах его погребён на территории Яузской больницы.» [2].

Первые Ганинские чтения. Слева направо: В.Соболев, Н. Фокин, сестра Ганина Елена Алексеевна, В. Белков, А. Швецов и Г. Швецова с дочерью Олей. Из личного архива Г. Н. Швецовой.


Русалка — зеленые косы,
Не бойся испуганных глаз,
На сером оглохшем утесе
Продли нецелованный час.


Я понял,— мне сердце пророчит,
Что сгинут за сказками сны,
Пройдут синеглазые Ночи,
Уснут златокудрые Дни.

И снова уйдешь ты далече,
В лазурное море уйдешь,
И память о северной встрече
По белой волне расплеснешь.

Одежды из солнечной пряжи
Истлеют на крыльях зари,
И солнце лица не покажет
За горбом щербатой горы.

           II

Косматым лесным чудотворцем
С печальной луной в бороде
Пойду я и звездные кольца
Рассыплю по черной воде.

Из сердца свирель золотую
Я выкую в синей тоске
И песнь про тебя забытую
Сплету на холодном песке.

И буду пред небом и морем
Сосновые руки вздымать,
Маяком зажгу мое горе
И бурями-песнями звать.

Замутится небо играя,
И песню повторит вода,
Но ветер шепнет умирая:
Она не придет никогда.

           III

Она далеко,— не услышит,
Услышит,— забудет скорей;
Ей сказками на сердце дышит
Разбойник с кудрявых полей.

Он чешет ей влажные косы -
И в море стихает гроза,
И негой из синего плеса,
Как солнце, заискрят глаза.

Лицо ее тихо и ясно,
Что друг ее, ласковей струй,
И песней о вечере красном
Сжигает в губах поцелуй.

Ей снится в заоблачном дыме
Поля и расцвеченный круг,
И рыбы смыкают над ними
Серебряный, песенный круг.

           IV

И снова горящие звуки
Я брошу на бездны морей.
И в камень от боли и муки
Моя превратится свирель.

Луна упадет, разобьется.
Смешаются дни и года,
И тихо на море качнется
Туманом седым борода.

Под небо мой радужный пояс
Взовьется с полярных снегов,
И снова, от холода кроясь,
Я лягу у диких холмов.

Шумя протечет по порогам,
Последним потоком слеза,
Корнями врастут мои ноги,
Покроются мхами глаза.

Не вспенится звездное эхо
Над мертвою зыбью пустынь,
И вечно без песен и смеха
Я буду один и один.


1917
Васильев Павел Николаевич | Н.А. Клюев - боян 20 века