Черепа. Глава 3

8 ноября 2018 — анатолий махавкин
article294667.jpg

3.

 

 

 

         Псих стоял и задумчиво рассматривал лепёшку коровьего навоза. Может его заинтересовали переливы цвета в дерьме, как одного моего знакомого мазилу, а может – отпечаток чьей-то босой подошвы. Дураки верят: если вляпаться в говно, то привалит куча денег. Стало быть, сегодня кому-то крупно подфартило.

Хорошо, что не мне.

- Не нравится мне всё это дерьмо, - проворчал Псих и почесал шею.

Думаю, всё-таки он имел в виду вовсе не лепёшку. Она выглядела нормальной. А вот всё остальное мне тоже не нравилось. Однако, мы всё ещё оставались живы и даже относительно свободны. А стало быть, рано или поздно, могли всё изменить.

- Ты про свой стояк? – спросил я и Фингал, который держал моего Чёрта под уздцы гыгыкнул. – Не переживай; продолжишь грубить командиру – сам отвалится.

- Я – про это! – Псих стукнул кулаком в грудь и оскалился. С его чернёными зубами это выглядело скорее смешно, чем угрожающе. Для тех, кто не знал Психа.

- Прикольная цацка, - спокойно сказал я и тронул пальцем серебристую каплю торчащую из кожи. Почему-то вспомнилось, как я по малолетству уснул в зарослях мохнатки и на меня заполз здоровенный лохматый паук. – Когда всё закончится, продашь и купишь себе бухлищко. Или снимешь шлюху.

- Ненавижу колдунов и колдовство! – Псих скрипнул зубами и плюнул в грязь.

- Так ты это. – я широко ухмыльнулся. – Вертайся в камеру, скажи королю-хаврону, что сил тебе нет без шибеницы. Жизни без неё не видишь. Там же оно как – простая верёвка безо всякого колдовства.

- Да пошёл ты! – Псих ещё раз плюнул и пошёл к пацанам. Те травили анекдоты, лузгали семки и подначивали тюремщиков. Стража никак не реагировала, продолжая целить в нас из арбалетов.

Я ещё раз коснулся металлической капли. Ну что же, никто и не думал, будто Её величие окажется круглой дурой, которой простая бумажка с моим отпечатком пальца станет полной гарантией безопасности.

А так да, я реально охренел, когда из-за ширмы показался немного ухудшенный вариант портрета, висящего на стене. Сиськи, понятное дело, были чуть меньше, а вот царственная задница так даже шире. Ну и морщинки у глаз. А так – вполне себе ничего. Графин уже успел выдать своё коронное. В этот раз насчёт короны.

Итак, королева за каким-то чёртом тащилась не в Лазард, а к этому самому чёрту в гости. Джессип принялся тереть, типа все дороги в столицу блокированы мятежниками, так что приходится выбирать безопасный путь. Ну да. А что может быть безопаснее, чем окрестности Шарпа? Давайте уже тогда занычемся в Тихом! Там нас точно никто не найдёт. Никогда.

Короче, лажа полная. Однако плевать я хотел на их брехню. Главное – давящее ощущение на горле пропало, проснулся аппетит и в голову начали приходить кое-какие мысли. А может Её величие, Хлоя, умишком подвинулась? Ну, как её муженёк, а? Про того шли занятные слухи. Поговаривали, дескать перед тем, как сгинуть, Мардук занялся тёмной магией. А после этого крыша у правителя попрощалась с хозяином и уехала в волшебные края.

Ещё людишки толкали, типа Хлоя сама владела какими-то там чародейскими силами и когда благоверный занялся ерундой дала ему нехило просраться. В общем, король то ли сдриснул, то ли отбросил копыта. Официально объявили, что Его величие отошёл от дел и удалился в монастырь. Ну да.

Посему, если кто-то, ну, например, этот Джессип не потрахивал Хлою, то за пять лет недотраха баба могла окончательно тронуться. И бунт этот графья из королевской охраны устроили не просто так. Как бы не завела нас королева Хлоя в дебри Шарпа и не устроила там Черепам магический капец.

И стал я раздумывать, как бы так, отъехав пару десятков миль от Лагатуса, не изменить один раз своим принципам. Короче, сделать ноги. Даже парочку эту трогать не стал бы. От греха подальше.

И роились эти мыслишки вплоть до того момента, пока нас не выстроили в тюремном дворе, под чутким надзором арбалетчиков. Королева стала перед строем и заявила, дескать хочет сделать своим защитникам подарок. Этот мудень Джессип при этом улыбался так, словно ему лезла в штаны грудастая блондинка.

В общем, повесили нам всем на грудь эти серебристые капельки. Ну повесили и повесили. Зуб сразу сказал, что по виду – чистое серебро, а значит, можно толкнуть в первой же скупке. Ну никакого уважения к королевским подаркам.

Радовался Зуб (да и все остальные) совсем недолго. До тех пор, пока царствующая гадина не призналась, что вручила каждому специальную магическую печать. Теперь мы не смогли бы ей навредить, даже если очень бы захотели. Мало того, мы и бросить королеву без защиты не могли, мать бы её так!

- Э-э, нет, ты чё? Так не пойдёт, - сразу сказал Псих и полез под рубашку. А вот у меня всегда хватало ума, чтобы не торопиться и позволить творить глупости кому-то другому. Вот, Психу, например.

Но ничего страшного не произошло. Мой помощник просто не сумел содрать проклятую штуковину. Капля словно вросла в кожу и все попытки выковырять её оттуда, даже ножом, оказались напрасными.

- Как только довезёте меня до места, печати сразу же исчезнут, - Хлоя выслушала шёпот графа в ухо и отрицательно покачала головой. – Нет, даю слово, что исчезнут.

Думаю, что гад советовал оставить «украшения». Ну а я, как это ни странно, понимал, что теперь точно не смогу бросить нанимательницу посреди дороги. Зашибись она придумала, мать бы этих колдунов!

Ладно, переживём и это. В конце концов, получилось же у нас выбраться из петли?

- Крест, - Свин одёрнул засаленный жилет, как обычно застёгнутый наперекосяк. – С хрена ждём-то? Пацаны ужо дуреть начали. Недолга и сбалуют, а этим, - он кивнул на арбалетчиков, - только того и нать.

- Коли дураки – пущай балуют, - я пожал плечами. – Сам знаешь: дураков мне в дорогу не требуется. Скажи: Её величие в сортире застряло. Королевские газы пущает.

- Газы? Понятное дело, - Свин даже не понял, что я стебусь. Туго у него с этим делом. Особливо плохо стало, когда его шестопёром промеж глаз засандалили. Вона, какая вмятина осталась.

На самом деле я и понятия не имел, в чём причина задержки. Хлоя, Джессип и главсвин заперлись в кабинете короля хаврона и о чём-то тёрли. Как по мне, глупо тянуть кота за бубенцы: если в окрестностях шастают мятежники. Ну или хотя бы дали выпустить разведчиков – те шустро разведают, нет ли где какой опасности.

Солдаты у входа в двухэтажное серое здание расступились и на лестницу вышел Джессип. Вот уж где мерзкая рожа-то! Ненавижу таких красавчиков. Помню, был совсем зелёный и меня привела к себе одна баба. По тем временам она казалась мне чуть ли не старой, но молодому нищеброду годилась любая. Тем более, что сиськи оказались большими и упругими.

Короче, в самый разгар веселья домой вернулся муженёк. На рожу – чистый тебе этот Джессип. Меня выпороли так, что я едва кони не двинул: спина и жопа натурально остались без целой шкуры. Когда всё зажило я вернулся и подрезал гада. Жена его оказалась той ещё тварью и сдала меня страже. Именно так я первый раз угодил на каторгу.

Следом за своим дружком на лестнице объявилась Её величие. Королева переоделась в зелёный брючный костюм, высокие дорожные сапоги и кожаный плащ с капюшоном. На поясе у Хлои я заметил маленький блестящий самострел. Хорошая штука. Например, для тихого убийства. А в бою смысла от неё совсем немного. Меч на поясе графа и то больше сгодится. Интересно, как блондинчик умеет махать своей железкой? Это тебе не под горло ножиком тыкать.

Главсвин остановился в дверях и принялся чесать живот. Я стукнул кулаком по сгибу локтя. Хаврон ухмыльнулся и кивнул на четыре шибеницы у тюремной стены. В одной петле до сих пор кто-то болтался. Свежий жмур. Я улыбнулся в ответ и провёл пальцем по горлу. Мы друг друга поняли.

- Скажи пацанам, - я повернулся к Зубу, - пусть седлают коней и готовятся выступать. Ежели кто-то надумает валять дурака – дам по башке. Больно дам.

Джессип легко вскочил в седло чёрного коня с белой звездой во лбу. Королева так же быстро оказалась верхом на рыжем здоровяке. Хм, а я думал, чёрный красавец принадлежит Хлое. Рыжих любит, да?

Мой Чёрт не уступал в размерах вороному графа, только в отличие от его коня не имел никаких отметин – глыба мрака, скалящая белые зубы и лупящая копытом. Да, характер скверный. Как у хозяина.

Заскрипели тюремные ворота, и я поставил ногу в стремя. На улице какие-то зеваки со смесью страха и любопытства заглядывали внутрь. Ну да, на сегодня им обещали совсем другое развлечение. Ничё, местные засранцы ещё наловят вам украшений в петли. Насмотритесь.

Я оказался в седле, но придержал рвущегося вперёд Чёрта. Подъехала Хлоя. По виду сейчас и не скажешь, что королева. А я ведь как-то говорил Рвачу, типа любая благородная в раздетом виде ничем не отличается от обычной шлюхи. Разве, пахнет приятнее. Как вот эта, например.

- Хотелось бы верить, - негромко сказала королева, наблюдая, как парни выезжают в ворота, - что я не пожалею о том, что вытащила вас из петли.

Пожалеет она, гляди ты! Кто-то из Черепов запустил в стражника куском сухого дерьма. Промахнулся. Ах ты, сукин сын! Узнаю, кто так хреново целит – на привале заставлю Психа заниматься с засранцем, пока у того кровь из всех дыр не пойдёт.

- Ваш величие, - сказал я и легко стукнул Чёрта пятками. Конь фыркнул и медленно двинулся вперёд. Хлоя оказалась вынуждена плестись следом. – Ты вот не надо про пожалею. Скажи лучше, что станется, когда твои эти элиты нас порубают, а тебя схватят?

- Не знаю, - сказала королева, после небольшой заминки. Может и соврала. – Откровенно говоря, вообще не понимаю, что их могло подвигнуть на этот шаг. Люди все – исключительного благородства и до недавнего времени даже сомневаться в их верности не приходилось. Да и что им могли предложить, если всё же купили? Столько денег просто не существует во всём мире.

- А знаешь Ваш величие, - мы оказались на улице и теперь копыта коней месили грязь, куда глубже той, что в тюремном дворе. – думаю, у каждого имеется мягкое подбрюшье, куда сподручно ткнуть кинжалом. Вопрос только в том, где это мягкое местечко находится. Ищешь его – и дальше всё, как по маслу.

- Кто-то нашёл у моих людей слабое место? – Хлоя нахмурилась. – У всех, сразу? Немыслимо! Даже у Ламьена? И Джес…В смысле, граф Джессип не заметил ничего такого.

- А, так этот хлюст тоже из королевской охраны?

Кто-то из пацанов, кажется Фингал, попытался схватить толстозадую горожанку, которая стояла слишком близко к дороге. Почти получилось. В самый последний момент девка заверещала и цапнув дурака за руку, плюхнулась пузом в грязь. Продолжая верещать, поднялась и шустро дала дёру в переулок. Фингал ругался, тёр укушенную руку и обещал изловить чертовку. Остальные ржали.

Один из наблюдателей, рослый широкоплечий мужик в переднике, какие носят кузнецы, сделал шаг вперёд и принялся вопить. Угрожал, стало быть. Проезжающий мимо Псих на треть вытащил меч из ножен. Мужик оказался смекалистым и тотчас прикрыл хлебало.

- Вот, собственно про это я и говорила, - Хлоя покачала головой. – Как жаль, что выбирать не приходится. Сущее безумие, обуздать хаос и направить его в русло порядка.

- Чушь какая! – с досадой сказал я. – Вот ты сейчас про что, а?

- О том, что нельзя использовать абсолютно диких головорезов, для наведения порядка, - Хлоя вздохнула. – Крест, ну будем абсолютно откровенны: твои Черепа – обычная банда. Возможно – лучше организованная, чем другие, - но – банда.

Я молчал. Пущай мелет. Какой бы умной баба не прикидывалась, внутри она всё одно – дура-дурой. Банда, ишь ты!

- Ведь были же прецеденты, когда подобных вам нанимали в охрану или стражу. Всё равно, бывшие бандиты рано или поздно принимались за прежнее ремесло.

- Ты вот лучше скажи, Джессип твой – из этой вот королевской охраны, так?

Лагатус вообще небольшой городишко, ат юрьма в нём располагалась недалеко от городской стены, так что первые Черепа уже доехали до ворот и остановились перед решёткой. То ли никто из тюремных балбесов не удосужился пошевелить задницей и предупредить привратников, то ли солдаты реально обосрались, увидев столько реальных пацанов, но засранцы перегородили дорогу и выставили перед собой копья. Кто-то из парней уже вытащил меч. Назревали обычные неприятности.

- Придержи своих волков. – мимо очень быстро проехал Джессип. Я заметил, как он зыркнул нашу сторону и мне это очень не понравилось. Так смотрят на того, кого люто ненавидят и обязательно попытаются прикончить. Чем же я так насолил говнюку?

Однако, ситуацию он разрулил умело и быстро. Вытащил из толпы солдат одного, вроде начальника и ткнул ему в рожу какую-то бумагу. Солдат начал тупить и тогда блондинчик отпустил балбесу несколько оплеух. Мои опять изобразили коней, а Хлоя недовольно поморщилась.

- Лишнее, - пробормотала она. – Но граф на взводе. Да, ты прав, ое – один из моей охраны и потрясён предательством своих товарищей. Именно граф успел вывезти меня, когда мятежники атаковали гостиницу.

- Эт где? – я наподдал Черту, и скотина принялась ржать и трясти башкой.

- На окраине Шамуса. – я кивнул, представляя, что она имеет в виду. Была там такая, но мы в ней никогда не останавливались. Дорого. Да и попробуй, сунь этих оглоедов в приличное место – разнесут по кирпичику. Приключалось всякое. Вона, в Нарменсе какую неприятность отчудили, идиоты!

Тем временем стражник убрались с дороги и принялась крутить ворот, поднимающий защитные решётки. Страшный скрип и визг натурально скручивали уши в трубочку. Хлоя морщилась, но терпела. М-да, наверное, не каждый день королева попадает в такую жопу. Скорее всего, обычно к её приезду всё смазано, выметено и увешано цветочками.

- Да что же так долго! – пробормотала Хлоя и потёрла висок пальцем. – Такое ощущение, будто они эти ворота целую вечности не открывали!

- Так и есть, - сказал я и ухмыльнулся. – Граф твой, то ли дурень, то ли торопливый, как понос. Ежели шухер не поднимать, то можно проехать вон через ту дверь, справа от ворот. Там, конечно, поболее одного за раз не протиснется, но и терпеть эту визготню не пришлось бы.

- В любом случае, они уже справились, -пробормотала Хлоя. – Да и по одному…А если за стеной – засада?

- Ага, прям за стеной! – хмыкнул я. А приятно, когда вот так, когда запросто трещишь с королевой. Чувствуешь себя каким-то графом-бароном, прям. - Тогда вон тех хомяков, на башне, нужно подвесить за причинное место или оторвать его к чертям.

- Крест, - в голосе Хлои слышалась усталость. – Ты забываешься. Напомнить, с кем разговариваешь?

Ну вот, а ведь только начал ощущать себя шишкой на ровном месте и тут же прилетело. Правильно, потеряешь нюх и тут же – по сусалам! Ну или на нары, в ожидании шибеницы. Не теряй нюх, Крест!

Я поклонился и пнул Черта. Валяй, скотина!

Пацаны уже успели выехать из ворот гостеприимного Лагарда, едва не ставшего нам таким, блин, родным. Теперь Псих пинками и добрым словом строил охламонов в подобие походного строя. Это, как на моего помощника найдёт. Иной раз плюнет три раза и в упор не видит, как наш сброд чешет по тракту, а порой возомнит себя чисто сержантом. Ну, кем он был прежде, пока с интендантом не попёр полковую казну.

- Как поедем? – Джессип вытирал пот со лба кружевным платком. – По тракту быстрее, но и опаснее.

- Две роты королевской охраны – большие силы, - сказал я и внезапно улыбнулся, додумав одну мысль до конца. Редко такое приключается. – Эт я к чему? Когда они заявятся в гости, мы заранее узнаем. А понапрасну шаболдаться по полям и лесам – угробить кучу времени, да лошадям ноги переломать. Если чё – свалим с дороги по-быстрому.

- Разумно, - неохотно согласился граф и расстегнул кожаную плоскую сумку, висящую у седла его вороного. Достал лист плотной бумаги и развернул. О, карта. У меня тоже такая была, пока я не утопил её в болоте. – Попробуем проложить предварительный маршрут.

- Крест! – крикнул Псих, которому удалось добиться относительного порядка. – Как двигаем?

- В Чачацу, - Джессип, водивший пальцем по карте, поднял голову и уставился на меня. Брови графа ползли на лоб. – Ну чё ты, мил человек, на меня пыришься, а? Нам шлёпать дня четыре, а то и поболее, ежели доведётся по лесам прятаться. Жрать ты что собираешься?

- Вернёмся в Лагатус? – неуверенно предложила Хлоя. Неуверенно, видно потому что сама понимала – выглядеть это будет глупо. Ну, если не сказать сильнее.

- Чачаца нам по пути, - вдохновенно соврал я. – И время не потеряем и денег сэкономим.

- Не думаю, будто нам придётся платить вообще, - фыркнул Джессип и Хлоя, чуть помедлив, кивнула. – Расписок с них хватит.

- Ну, а раз хватит, так поехали, - я тронул Черта, пока Джессип не начал расспрашивать, каких хреном Чачаца нам по дороге. – Валяйте в центр отряда. Вона к тем двум бугаям.

Два бугая – это Глыба и Угол, самые здоровенные из всех парней. Когда они заходят в трактир, там сразу становится тесно, а уже перепить их точно никто не может. Но в бою я, честно говоря, больше полагаюсь на всякую мелочёвку, типа Зуба или Таракана. Пока здоровые балбесы лупят мечами направо и налево, больше промахиваясь, чем попадая, шустрые заморыши вовсю режут глотки. Псих называет эту ерунду тактикой. Пусть умничает, раз уж с казной у него так хреново вышло.

Но, думаю, что для защиты королевы Глыба и Угол вполне подойдут. Пока враг станет лупить из луков, хрен он прошибёт эти кучи из мяса, жира и толстой шкуры. Хорёк зовёт здоровил носорогами, уж не знаю, почему. Умник учёный!

Некоторое время мы ехали по нормальной дороге из гладких каменных плит. Потом, милях в двух от Лагатуса пошла обычная грязь и наша скорость тут же уменьшилась. Чёртова осень! Совсем недавно прошли сильные дожди, и земля не успела как следует высохнуть. Радовали две вещи: за Чачацей дорога станет лучше и то, что наши преследователи (где они, кстати?), шлёпают по такому же безобразию.

- Что думаешь? – спросил Псих, когда я подъехал ближе. – Крест, у меня натурально задница подгорает!

- В следующий раз подтирайся лучше, - посоветовал я, хоть и сам испытывал нечто похожее. – Да и какого ты сейчас сделаешь?

- Никакого, - со вздохом согласился Псих. – Однако ж, хуч бы понять, откеля петух клюнет. Да и Шарп, там же рядом эта мерзопакость – Тихий.

- Тебя туда кто-то зовёт? – удивился я. – Довезём Её величие до места, оставим там и пусть они вдвоём хоть Забияку танцуют.

- И то верно. – Псих потёр небритую рожу и почесал грудь под курткой. Его Лис оскалился и попытался ухватить Чёрта за шею. – Не балуй, дура! Шкуру спущу. Эй, Рогатый!

Рогатый потёр кулаками красные глаза и подъехал ближе. Жёсткие волосы на продолговатой башке, как обычно торчали вверх, как никогда напоминая рога. За это боец и получил свою кличку.

- Бери Куска и дуйте вперёд, миль на пять. Хуч…Не, валяйте прямо до Чачацы и ждите на околице. Внутрь не соваться. Ясно?

- Чегой я? – сразу заныл Рогатый и Псих показал ему кулак. – Чуть что – Рогатый!

Этот скулёж продолжался ещё долго, так что я слышал жалобное нытьё, пока оба разведчика не скрылись за чахлым леском. Хорошо, что тут нет большого леса, а то пришлось бы ещё стереться лесных братков. Ну, тех что шалят дальше. Бывает, совсем резкие попадаются.

Но всё было тихо. Мы с Психом спокойно обсудили дорогу после Чачацы. выбили из Хорька пару адресов, из тех что гадёныш хранил на чёрный день. Я поехал доложиться нашим высочайшим спутникам. Ха, надо было видеть, с какими надутыми рожами ехали Глыба и Угол. Ну чисто им доверили везти груз ветчины. А блондинчик делал вид, типа вокруг вообще никого нет.

- Карту можно? – спросил я, когда Джессип соизволил повернуть рожу. - Ты не дуйся. Не боись, эти двое тебя сожрут только если очень проголодаются.

Угол мугыкнул, а Глыба вообще не понял, про кого это я и принялся вертеть башкой. «Этих двух» искал. Джессип натужно запыхтел, но таки достал карту и бросил мне. Хм, а если бы в грязюку шлёпнулась? Я развернул бумагу и показал, как двинемся, после деревушки.

- Кажется, мы сейчас делаем хороший крюк, - заметил Джессип, угрюмо изучая предложенный путь. – Предполагаю, что кто-то нам солгал.

- Чачаца – это не то селение, где вас поймали? – подозрительно осведомилась Хлоя. – Крест, надеюсь ты не станешь делать глупости?

Тут такое дело. Когда трёшь с дураком – ври ему с три короба и не красней – прокатит. Когда чешешь по ушам умному, говори ему правду. Почти.

- Тот козёл, который сдал Черепов страже, - я широко ухмылялся, - спёр наши деньги. С сдаётся мне, что он их никому не отдал, а прикрысил. А баблишко нам ещё потребуется, раз уж с этого контракта ничего не обломится.

- Ублюдок, ты поставил под угрозу свободу Её величества ради каких-то вонючих грошей? – Джессип закипал. – Мерзавец, ты вообще отдаёшь себе отчёт, что происходит?

- Нет, - совершенно честно ответил я. – Вы же секретничаете, а я чай мысли не читаю. И это для тебя полторы сотни золотых – вонючие гроши, а мы на них месяц жить сможем.

- Остынь, - Хлоя подняла руку, останавливая пыхтящего графа. – В чём-то он прав, а время пока терпит. Однако я повторю свой вопрос: Крест, ты не задумал каких-нибудь глупостей? Например, отомстить обидчику?

Когда нужно я умею выглядеть такой лапой. И это невзирая на свой устрашающий вид. По крайней мере так мне говорили знакомые шлюхи, когда я к ним приходил без денег. В общем, сейчас я старался, как мог. Вроде Хлоя немного успокоилась. Я вернул карту блондинчику и подумал, что нужно послать Рвача, чтобы он стянул бумагу. Мне она нужнее.

Стакан заметил в полумиле бегущих кабанов и предложил поохотиться. Я спросил, как часто его в детстве роняла мамаша башкой на пол. Стакан обиделся и заявил, что жрать одну кашу он не согласный. Псих поржал и ответил, что в таком случае Стакан обойдётся одной водой, потому как стаканам ничего другого не полагается.

Продолжая чесать я зыком, я размышлял. Блондинчик упомянул, что королеве грозит плен. Плен – не смерть, однако же дамочка психовала так, словно ей собирались отчекрыжить башку. Ну, как той величестве из северных земель. Вроде там чернь бунтовала, сожгла пару городов, а Её величию чикнули головешку. Придурки, я бы взял деньгами.

Дорога пошла под уклон, а слева появились возделанные поля. Значит, оставалось подняться на горку, и мы почти на месте. Заодно, наверху можно осмотреться: не видать ли где мятежников. Тут я реально проржал, осознав дурость момента: бандюганы (как нас любят называть), стерегут королеву от её охранников. Эдак скоро щипачи примутся ловить шпиков, а убийца сядет на королевский трон.

- Эй, - сказа я, когда мы оказались на верхушке холма и поманил Психа. – Чешите в эту сраную дыру и соберите всех придурков, которые там живут. И особливо жирного говнюка.

- Верёвку готовить? – Псих ухмылялся.

- Нет, - я покосился на королеву. Она подозрительно щурилась. – Всех собери и всё.

Пацаны уже ехали вниз, прямиком к деревянным домикам, за высоким частоколом. Селяне, которые ковырялись в полях у самой ограды, бросили всё и рванули к воротам. Ага, зря что ли мы посылали Рогатого и Куска? Привратники сразу получили промеж ушей, и парни придержали ворота открытыми. Какая-то баба принялась верещать.

- Что происходит? – холодно осведомилась Хлоя, останавливаясь рядом. – Ты же обещал, что ничего плохого не случится.

- Чёт я не вижу ничего плохого, - я пожал плечами. – Ну сами покумекайте: ежели бы мы просто подъехали к этой долбаной Чачаце, то придурки сразу закрылись бы на все чёртовы засовы. Хрен бы нас пустили внутрь, отвечаю.

- Я – королева! – начала Хлоя, но тут же нахмурилась и умолкла. Ага, королева, в окружении таких-то рыл! И вот зуб даю, в каждой вонючей избе висит её портрет, типа того, что у короля хаврона. Ну, чтобы узнавать Её величие.

- То-то и оно, - я кивнул. – А так, спокойно заберём денежки, наберём жрачки и дунем дальше. И всё – чики-пики.

И снова я её успокоил. Умею. Так говорила одна баба, у которой я после попёр столовое серебро.

Ладно, пока Черепа наводили порядок в Чачаце, мы трое стояли на холме и глядели по сторонам. Отсюда можно было рассмотреть кусок Чуйсы, Хлок за ней и даже Лагатус. Нигде я не заметил даже намёка на движение большого отряда. Может Её величие реально умом тронулась с перепугу, а?

- И где ваши охранники-предатели? – я сплюнул. Джессип пожал плечами. На его гладкой роже читалось замешательство.

- Ладно, разберёмся.

Чачаца стояла на ушах. Некоторые, из тех, кто пытался поднять шухер – натурально. Им дали по рогам и оставили валяться в пыли. Остальные стояли молча и лишь свиньи с собаками разбавляли тишину. Одних спешно забивали под угрюмыми взглядами хозяев, а вторые разрывались от лая за домами. Приближаться, гады, не решались.

Жирный кабан, опоивший нас сонным зельем, стоял на коленях в круге Черепов и умоляюще скулил. Рожа у старосты стала зелёной, а между ног блестела свежая лужа. Жена ублюдка в окружении визжащих детей выла от отчаяния и протягивала нам совсем мелкого спиногрыза.

- Крест, - тихо сказала Хлоя, совершенно одуревшая от всего этого. – Ты обещал.

- Я? – сдерживать улыбку становилось всё труднее. – Это когда?

- Крест!

Я подошёл к хнычущему жирдяю и стал рядом. Послушал нытьё про раскаяние и готовность искупить. Отдать всё, даже бабу и детей. Раком стать, в конце концов. Ага, мне это так нужно.

- Слушайте! – рявкнул я, уставившись на селян. Те попятились. – Кто-то решил, типа он тут самый умный, да? Самый умный и может сдать Черепов на шибеницу, так? Так вот, что я вам, уроды, скажу, а вы запомните на всю жизнь: ежели надо будет, я вернусь с того света. Вернусь м убью всех тварей, которые меня предали. Ясно, мать вашу?

- Крест! – в голосе Хлои слышалось отчаяние.

Я схватил старосту за волосы и запрокинув голову, перерезал ублюдку глотку.

© «Стихи и Проза России»
Рег.№ 0294667 от 8 ноября 2018 в 16:39


Другие произведения автора:

ОЗ. Часть 5

Дыхание тьмы. Глава 11. Ошибки и предательства

Ладони полные тьмы.

Рейтинг: 0Голосов: 014 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!