Муаррат. Глава 12

article288639.jpg

 

                                               12.

 

 

 

 

Вечерело и прохладный ветерок, дующий от реки, как бы намекал, что даже во время романтических прогулок под луной следует одеваться теплее. Поэтому я тут же притащил пару старых курток, радуясь тому, что могу носиться, как в добрые старые времена. Впрочем, Степлер однозначно отнёсся ко всем этим суетливым движениям с молчаливым осуждением. А сообразив, что я намереваюсь покинуть уютные стены, дабы дышать холодным сырым воздухом, кот окончательно утратил ко мне всякое уважение. Глядя на этого засранца, я вообще начинал сомневаться в том, что его предки были дикими хищниками. А ведь этому и бубенчики-то никто не чекрыжил.

Вернувшись, я обнаружил, что компанию Муаррат составляет Кусака. Дракон светил своими жёлтыми гляделками и натужно пыхтел, точно изображал зародыш паровоза. Блин, а Муаррат-то не в курсе, насколько изменилось к ней отношение этого лохматого чучела! Наверное, думает, что сейчас это гад подкрадётся и откусит ей голову.

Кусака подошёл ближе и пихнул башкой ладонь Муаррат. Прежде я замечал подобное только у Степлера, когда изредка наглая скотина требовала порцию ласки. Дурные привычки, как я понимаю, легко перенимаются даже драконами. Муаррат неуверенно провела рукой по голове Кусаки и вопросительно посмотрела на меня.

Я пожал плечами. Кусака прислал нечто неразборчивое, но явно нетерпеливое, типа: «Да продолжай же ты!»

- Он говорит, - начал я, но Муаррат покачала головой.

 - Я слышу, - девушка почесала у Кусаки за ухом. – Но так странно, как будто эхо.

Я получил последовательность образов: Кусака, я и Муаррат. Понятно: мысли дракончика девушка ловила через меня.

- Как интересно, - сказала Муаррат и запустила пальцы в густую шерсть дракона. – Никогда про такое не слышала.

- Наверное, потому что никто из колдунов ещё никогда не был так близок с Наездником? – не знаю, насколько мы были близки и были ли вообще. Но очень хотелось так думать.

- А мы близки? – спросила Муаррат, точно услышала мои мысли. А может и услышала. – Возможно.

Я вздохнул. Как и предупреждала Вера, торопить события или ляпать что-то лишнее языком не стоило. Пусть всё идёт своим чередом, благо пока происходящее устраивало буквально всех.

- Дружище, - сказал я и Кусака повернул ко мне голову. – Мы тут погулять собрались. Вдвоём, если что.

Я передал картинку, где мы с Муаррат гуляли по берегу реки. Реально, с каждым разом это получалось всё проще. И приём, тоже. Там, где лохматое чучело тащилось следом за нами. Я попытался настоять. Дракон отодвинул себя подальше, но оставлять нас вдвоём определённо не собирался. Я плюнул на всё и показал себя, целующимся с Муаррат. Ну, а чем чёрт не шутит? Кусака одобрил, но себя так и не убрал. Прислал ощущение угрозы. Телохранитель хренов!

- Забавно вы тут общаетесь. – откликнулась Муаррат, продевая руки в рукава куртки. – Целоваться он собрался, гляди! Я сейчас никуда не пойду и будешь целоваться со своим Кусакой, ясно?

Я покраснел, а дракон передал волну веселья.

- Я просто не знаю, как заставить его остаться. – пробормотал я. – Ну, понимаешь…

- А зачем? – Муаррат прищурилась. В голосе девушки звучало неприкрытое злорадство. – пусть идёт. Глядишь и тебе поменьше дурацких мыслей в голову лезть будет.

Вот, так и вышло, что мы вдвоём неторопливо шли вдоль берега, а шагах в двадцати за нашими спинами слышалось: «топ-топ», «хрусть-хрусть» и глухое пыхтение. Впрочем, в остальном дракончик не мешал и даже не слал издевательских мыслей. За это я ему был особенно благодарен, ибо свои точно не мог собрать в единое целое.

Как обычно, когда в голову ничего нормального не приходит, тут же начинаешь плести дичь про погоду. Так что я донёс до спутницы весьма ценную информацию о лёгком ветерке, небольшой прохладе и о ясном небе, на котором можно рассмотреть луну, звёзды и несколько растерянных облаков.

Муаррат внимательно слушала эту чушь и даже послушно смотрела в небо, когда рассказ коснулся небесных тел.

- А у нас – две луны, - внезапно сказала девушка и взяла меня под руку. До этого спутница просто шла рядом, сунув руки в карманы, - правда, они не такие большие, как ваша. И не такие яркие. Иногда, когда они становятся близко друг к другу, похоже, будто с неба кто-то смотрит. Говорят, что это – час влюблённых и само небо благосклонно глядит на их счастье.

- Красиво, - сказал я и попытался представить, как это может выглядеть. Совершенно неожиданно в голове появилась картинка угольно чёрного неба с редким, но очень яркими звёздами. И над смутным призраком далёкой горы висели два небольших жёлтых кругляка. Действительно, очень похоже на глаза. – Реально красиво, спасибо.

- Не думала, что получится, - Муаррат неожиданно, на несколько секунд, прижалась ко мне. – У себя мы, по большей части, говорим обычно, словами, а мысли передаём только самым близким. Ну, тем, от кого нечего скрывать. Луарра говорил, что это – неправильно. Именно близкий способен ударить в самое уязвимое, незащищённое место, потому что знает, куда бить. Не знаю…

- Если не доверять близким, то кому доверять вообще? – я посмотрел в глаза девушки, и она ответила мне таким же пристальным взглядом. Оба одновременно споткнулись. – Извини.

Чувства предавали. Я отлично понимал, кто идёт рядом, помнил слова Веры, о том, что мёртвых вернуть невозможно, но…Чёрт побери, тот вечер, когда мы гуляли у реки, стоял перед глазами, словно это происходило вчера! И мы точно так же прижимались друг к другу. И так же спотыкались, когда пытались ловить взгляд спутника.

Только в этот раз ощущение близости казалось возросло десятикратно. Потому что, когда находишься на одной волне с любимым человеком, это…

- Ты действительно меня любишь? – спросила Муаррат. В голосе девушки не чувствовалось сомнение. Только какая-то лёгкая печаль. – Или продолжаешь путать со своей Марией? Саша – это очень важно, для меня. Можешь сказать?

Я попытался понять, хоть это и оказалось нелёгким, почти невозможным занятием. Логика подсказывала, что я продолжал видеть в Муаррат погибшую жену. И тогда я послал логику куда подальше. Потому что ей тут было не место.

И вообще, разве о таком можно думать логически?

И говорить?

Я остановился и Муаррат тоже замерла на месте. Мы смотрели в глаза друг другу. От меня определённо ждали чёткого ответа. И я постарался его дать. Хоть и понимал, что запросто могу получить оплеуху. В общем-то, вполне заслуженную.

Но я просто взял и поцеловал Муаррат в губы. Девушка не ответила, но и отворачиваться не стала. Только вздохнула.

- Вы, мужчины, - тихо сказала она, - всегда обманщики. А мы вам всегда доверяем, а потом всё становится очень плохо. Помнишь, я говорила, что ты – не Луарра? Так оно и есть, - Муаррат помолчала, а после потянула за руку вперёд. – Может быть, так даже лучше.

Некоторое время мы шагали молча. Под ногами то хрустели ветки, то шелестела листва, а иногда, когда мы подходили чересчур близко к пологому спуску, начинала чавкать грязь. Лес по обе стороны реки казался неровным чёрным частоколом и почему-то казалось, будто за этой оградой непременно должны стоять здания. Возможно, в них жили люди, которые именно сейчас готовились отходить ко сну.

- Расскажи, как ты жила, до того, как попала к нам? – попросил я. Это не было попыткой разбавить молчание, просто мне на самом деле было интересно узнать о прошлом Муаррат. Нечасто ведь приходится встречать принцесс. – Если тебе не трудно, конечно.

- Да нет, почему? – девушка как-то, совсем по-детски, махнула рукой. – Просто не думала, что кому-то это может быть интересно.

Какая-то ночная птаха, глухо ухнув, вынеслась из мрака и промелькнула прямо перед нами. Муаррат вздрогнула и прижалась ко мне. Как-то так получилось, что я обнял девушку за плечо. Она не стала вырываться. Потом мы одновременно рассмеялись, а я отругал ночного летуна.

- Неинтересно, - проворчал я. – Имеется красивая девушка, колдунья, да ещё и дочь правителя чародеев, прибывшая из другого мира. Действительно, что тут интересного?

- А! Ты, наверное, думаешь, что я расскажу про всякие дворцы, балы и прочее веселье? Так это – не по адресу. Всё это – у Заверетте, а у Цагель жизнь не такая интересная, как думают люди.

- Хорошо, а если мне просто хочется узнать о твоём прошлом? И мне совсем неважно, много в нём было приключений и развлечений. Ну вот ты же слушала мою историю, а я хочу послушать твою.

- Ноги устали, - пожаловалась Муаррат и остановилась. – Давай немного посидим, а?

Мои исправленные конечности пока не выказывали признаков усталости, но перечить я не стал. Выбрал место, где вблизи воды оказался сухой участок, положил на землю свою куртку и натаскал из леса сухих веток. Муаррат сидела на импровизированной подстилке и с некоторым изумлением следила за моими действиями. Кусака не приближался, но я слышал, как дракончик пыхтит где-то в темноте неподалёку.

Пришлось изрядно постараться, прежде чем по тонким ветвям пополз крохотный жёлтый огонёк, однако спустя минут пять на берегу пылал небольшой костерок. Я притащил ещё немного хвороста и сел на куртку рядом с Муаррат. Девушка сидела и как заворожённая смотрела на пламя. Потом подвинулась, прижалась и положила голову на моё плечо.

- Я был первым ребёнком отца, - очень тихо сказала Муаррат, - и появилась не в самый лучший период его жизни. Папа был совсем молод и как раз пытался получить возможность стать Наместе. Тогда правителем был проводник Пути воздуха и его клан верховодил уже несколько веков подряд.

Звучало всё это, честно говоря, как сказка. А так вообще, обстановка как раз соответствовала подобным историям: костёр, тихо плещущая вода невидимой реки и мрак вокруг. Ну и фырканье дракона.

- Клан огня поставил отца своим проводником, - продолжила Муаррат и запустила свою руку под мою, - и он поклялся, что станет Наместе, чего бы это ему не стоило. Даже, если придётся начать войну кланов. До войны дело так и не дошло, но несколько очень серьёзных стычек всё же произошло. В одной из них погибла моя мама.

Муаррат замолчала, а я не стал её торопить. Сам знал, что это такое. Наши, с Верой, родители погибли в автокатастрофе, когда мне исполнилось двенадцать, а сестре – семнадцать. Тогда мне казалось, будто Вера чересчур холодно приняла трагедию. И лишь много позже понял, чего стоило совсем молодой девушке организовать похороны самых близких людей и при этом следить за мной, удерживая невыносимую боль глубоко внутри.

Жизнь иногда бывала редкостной сукой.

Муаррат потёрлась носом о рукав моей рубашки и продолжила:

- Клан огня победил, и отец стал Наместе. Но мне это особой радости не принесло. Сначала папа занимался делами, а после, когда все кланы подчинились новому правителю, нашёл себе новую жену, - Муаррат тяжело вздохнула. – А та нарожала ему кучу новых детей. И про меня все забыли. Да и то, в цене всегда были маги боевой школы, ну или хотя бы строители, а про изменяющих жизнь никто особо не вспоминал.

- Но лечение – это же очень важно, - пробормотал я. Потом вспомнил наше отношение к медикам. М-да, тут их тоже очень долго не сильно баловали.

- В общем, я вроде и была дочерью правителя, а вроде и просто шаталась по пещерам Цагель, никому не нужная. Сама читала книги, сама училась магии. Иногда, во время каких-нибудь официальных торжеств про меня вспоминали и приводили, чтобы я постояла среди остальных отпрысков. А те, все, как один, оказались боевыми магами, поэтому папа их очень любил. Думаю, со временем он бы попросту выслал меня на север, подальше от себя.

- Невесело, - констатировал я и подобрал большую сухую ветку, чтобы бросить её в затухающий костёр.

Однако не успел; внезапно меня точно приложили чем-то тяжёлым по затылку. Это было даже не предостережение, а громовой рёв внутри головы: «Опасность!» Именно в эту секунду я осознал, какую большую допустил ошибку, отправляясь на прогулку. Романтическое путешествие вдоль реки – это, конечно хорошо, но в наших условиях отправляться гулять без оружия – величайшая глупость.

Что-то протяжно засвистело, и я увидел, как в глубине леса точно вспыхнули яркие прожектора. Впрочем, нет, больше всего это походило на голубые шары, окутанные сетью электрических разрядов. И эти шарики двигались в нашу сторону. Причём, достаточно быстро.

Я встал перед Муаррат и подобрал с земли длинную палку. Ничего другого в голову просто не пришло.

С громким топотом и глухим фырканьем из темноты выкатился Кусака и повернулся к нам боком. Дракон прислал мысль, где объяснял, что нужно делать. Ну да, этот вариант выглядел получше, чем защита от неведомой хрени при помощи деревяшки.

Я отбросил сук, подхватил Муаррат и посадил её на спину дракону. Потом залез сам и едва успел схватиться за шерсть, как Кусака рванул с места. Я ещё успел увидеть, как тусклый костёр разметало ослепительной сверхновой взрыва. Щелчок, от которого засвистело в ушах, больше всего напоминал грохот орудийного выстрела.

Не знаю, с какой скоростью мчал наш «иноходец», но дома мы оказались за считанные минуты. Кусака остановился и наклонив голову, тяжело дышал, вывалив наружу свой длинный язык. Я осторожно выпутал пальцы из шерсти и обнаружил, что Муаррат продолжает держаться за лохмы Кусаки. Глаза девушка не открывала.

Поэтому я очень медленно выпутал пальцы Муаррат из шерсти и прижал её к себе. Муаррат некоторое время продолжала стоять, зажмурившись и только дрожала. Потом обняла меня и придалась так, словно хотела, чтобы мы стали единым целым. Я хотел было сказать нечто успокаивающее, но не успел: девушка внезапно подняла голову и поцеловала меня в губы. Да так крепко, что дух перехватило.

Сколько мы целовались – не знаю, но очень долго. И вдруг я осознал, что рядом появился кто-то ещё.

- Похищение сабинянки, - из темноты вышла Вера с карабином в руках, - с вариациями. Топайте-ка лучше в дом. Ей богу, там этим гораздо удобнее заниматься.

© «Стихи и Проза России»
Рег.№ 0288639 от 9 июля 2018 в 20:33


Другие произведения автора:

Прайд. Книга 1. Пассы во тьме.

Последняя тень. Глава 4

Реальность

Рейтинг: 0Голосов: 048 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!