Погонщица единорогов. Часть 9

article286160.jpg

ТАМ

 

 

         Меня так затрясло, словно я коснулся оголённого провода. Поначалу я так и подумал: на работе Митрич иногда бросал фазу под ноги и огребая заслуженную люлину ворчал, дескать 220 настоящему мужику – что банка энергетика. Я хотел было выматерить дурака-электрика, когда обнаружил над собой взволнованную Ксюху, а за ней – встревоженных соседей по палате.

- Мишка, что с тобой? – жена обернулась. – Всё. Он уже проснулся.

Это она обращалась к парочке сестричек, которые умело растолкали зевак и подошли к моему ложу. Вид у обеих был усталый и определённо недовольный. Та, что помоложе, заставила меня открыть рот, потрогала веки и несколько раз провела пальцем перед лицом. После всех этих медицинских фокусов, сестра стала ещё недовольнее.

- Кошмар ему приснился, - проворчала старшая и зевнула, тут же прикрыв рот ладонью. – Обычный кошмар.

- Что случилось-то? – поинтересовался я, после того, как медработники, тихо матеря идиотов, ушли, а остальные зрители разбрелись по койкам. – Что за паника?

- Паника? – жена поцеловала меня в лоб и выдохнула. – Ты бы себя видел, паника! Подпрыгивал, точно тебя на электрический стул усадили. И какой там кошмар: глаза то открывались, то закрывались. И главное: точно говорить пытаешься, а звука нет. Знаешь, как я перепугалась? Ты что, решил меня до сердечного приступа довести? Сначала дома, а теперь тут?

- Прости, - я положил ладонь на её пальцы, ощущая в них слабую дрожь. – испортил тебе весь день рождения.

- Миша, - Оксана наклонилась и поцеловала меня в губы. А дед, с крайней левой койки подсматривает, засранец. – День рождения был самым лучшим праздником за целую кучу лет. Знаешь, - жены легла рядом, опираясь на локоть, - такое ощущение, словно со мной начал жить совсем другой человек.

- Ах, ты живёшь с другим человеком! – я деланно нахмурился. – Изменяешь живому-то мужу.

Жена рассмеялась, но я заметил, как по лицу Оксанки скользнула тень, словно она вспомнила нечто дурное. Впрочем, мало ли что вспомнилось. Я же рассматривал лицо жены. В приглушённом свете пары ламп оно казалось необыкновенно свежим и молодым. Таким, словно рядом лежала та самая Леди Оксана, из сна.

Внезапно я ощутил два несколько странных, но дополняющих одно другое, желаний. Во-первых, поцеловать эту женщину, причём целовать взахлёб, до помутнения блестящих глаз. А во-вторых, рассказать про свой необычный сон. Если он конечно сон, а не что-то большее.

Кстати. Я только сейчас вспомнил и поднял правую руку, уставившись на кольцо, оседлавшее безымянный палец. Оксана согласно кивнула и легонько ткнула меня кулаком в бок. Неожиданный подарок, который жена сняла с рога единорога, по-прежнему украшал палец супруги.

- Мишка, ты – засранец, - сказала Ксюха. – Неужели так трудно было сразу признаться, что ты купил парные кольца? Может, хоть теперь ты перестанешь изображать кобеля на свободных хлебах и покажешь всем, что у тебя есть жена?

- Перестану, покажу, - я приподнялся, прислушиваясь к ощущениям. Голова не кружилась, горло не болело, осталась только лёгкая слабость. – Пошли, прогуляемся. Свежим воздухом подышим.

- Меня вообще-то пустили на условиях, что я – никуда, ни ногой. И вообще, как мышка.

- А мы и будем, как две мышки.

После этого, две большие «мышки», тихо хихикая и спотыкаясь на тёмных ступенях прошуршали в больничный садик, едва не утонули в луже, спрятавшейся под ковром листьев и ещё долго бродили по аллеям, любуясь полной луной и яркими звёздами в обрамлении клочьев медленно ползущих облаков. Потом «мыши» сели на лавку, и я осуществил своё первое странное желание. Впрочем, потемнели ли глаза Оксаны не знаю, потому как она их плотно закрыла. Захотелось использовать лавку для совершенно неприличных целей, и я почти созрел для эдакого безумия, как вдруг заметил, что за оградой стоят двое и наблюдают за нами.

Двое. Старик и девушка. Знакомые лица. Чёрт! Стоило мне привстать, как наблюдатели исчезли, словно и не бывало. А может, просто показалось?

- Что такое? – Оксана выглядела, точно пьяная. – Мишка, ты с ума сошёл? Сколько нам лет? Я же чуть не легла прямо тут, на лавке. Вот была бы хохма!

Мы ещё немного поговорили, ещё немного поцеловались, а потом я заставил жену вызвать такси и лично посадил в салон автомобиля, взяв обещание, что супруга позвонит сразу, как доберётся домой.

Стоило вернуться в палату, как навалилась ужасная сонливость. Однако я всё-таки выдержал и дождался Ксюхиного звонка. Жена вернулась без приключений и уже ставила чайник, готовясь к вечернему чаепитию. Мы договорились, дескать если всё будет хорошо, то завтра я вернусь домой. Потом супруга немного помолчала и тихо сказала:

- Мишка, я тебя люблю.

- Я тебя тоже люблю.

Давно мы такое друг другу не говорили. В душе словно поселилось нечто сладкое розовое и мягкое, как плюшевый медвежонок.

С этим я и уснул.

 

 

 

                                               ЗДЕСЬ

 

 

 

                Последнее время все мои пробуждения оказывались связаны с неким экстримом, типа ударов по физиономии и прочим насилием. Поэтому нынешнее просто поражало спокойствием. Я лежал на чём-то упругом, что пахло полем и солнцем и ощущал приятное тепло. Кроме того, негромкое потрескивание очень напоминало поездки в лес или на шашлыки за город.

Я приоткрыл глаза, покосился и обнаружил, что слева действительно горит большой костёр. За ним, точно непроницаемая стена поднималась тьма. Однако, если посмотреть вверх, то становились заметны верхушки высоких деревьев на фоне звёздного неба. Значит – лес или что-то подобное.

Никто не нападал, не бил и не кричал. Значит, глаза можно открыть и шире. Над костром повисла толстая палка, опирающаяся на пару рогатин. Палка поддерживала большой булькающий котёл. А над закопченной посудиной колдовал давешний старик. Дед медленно помешивал варево ложкой с длинной деревянной рукоятью, а свободной рукой пощипывал свою бородёнку.

Чуть дальше, на самой границе света и мрака лежало нечто, очень напоминающее большой серый камень. Когда «камень» сонно лягнул воздух копытом, я понял, что вижу ослика. Странно, всегда думал, что они спят стоя.

- Проснулся? – квакнул дедуган, не отвлекаясь от занятия. – Давно пора. Сейчас перекусим и в путь.

- Ночь на дворе, - я поднялся и потёр ноющий лоб. Ну, ни хрена мне шишку наставили! – Ты зачем меня ударил, гад?

Дед гулко расхохотался. Как сыч в ночи, пришла в голову дурацкая мысль. Впрочем, по какой-то причине я не ощущал злости на обидчика. Да и он наверняка прямо сейчас придумает стопятсоттысяч объяснений, почему меня просто необходимо бить по голове.

Старик достал ложку и долго дул на неё. Потом попробовал и расплылся в широкой улыбке. Посмотрел на меня и мотнул головой.

- Иди ка ты сюда, Михаил. Помоги снять эту тяжеленность.

- А ты ему прикажи спрыгнуть, - посоветовал я, но на ноги поднялся. – Ты же вроде какой-то чародей у местных.

- Сам догадался или Виктория подсказала? – котёл оказался не таким тяжёлым, как я опасался. – Вот только проклятущая штука напрочь отказывается подчиняться. Даже закипала мерзость как-то неохотно. Ну вот и славно, теперь будем трапезничать.

Я хотел было сказать, что не голоден, однако вдохнув аромат коричневого варева, пахнущего грибами и какими-то специями, ощутил в животе настоящую бездну. И она требовала срочно её заполнить. Точно понимая это, старикан принялся насмешливо кудахтать. И хихикал всё время, пока мы устанавливали котёл в специальную ямку, вырытую в земле. Потом мне сунули огромную ложку, больше напоминающую средней величины половник. Я постоянно проливал её содержимое, пытаясь ухватить побольше, обжигался и тихо метерился. Понятное дело, о вопросах мы на некоторое время позабыли.

Как выяснилось, глаза жаждали сожрать много больше, чем могло осилить блаженно бурчащее брюхо. Последние пару-тройку ложек я запихивал едва не через силу, и они определённо оказались лишними. Но при всех наших, со стариком, стараниях, нам удалось опорожнить котёл едва ли на пятую часть. Посмотрев на меня, старик весело подмигнул и спрятал ложку куда-то в складки своего плаща. Потом накрыл котёл большой деревянной крышкой и набросил сверху кусок лохматой шкуры.

- На завтра, что ли? – дед отрицательно помотал головой. – Так в меня больше влезет.

- А это – не тебе, - старик, прищурившись уставился куда-то в темноту ночного леса, точно надеялся там кого-то увидеть. – Должны ещё едоки подойти. Им тоже пришлось пробежаться: небось все ноги отбили.

Я повертел головой, выбрал толстое дерево неподалёку и сел, опёршись спиной о его шершавый ствол. В этот момент на меня накатило такое умиротворение, словно я принял пачку успокоительных таблеток или выпил бутылку абсента. Огонь костра красиво золотился во мраке, осёл мирно подхрапывал, поочерёдно дёргая всеми конечностями, а старик достал трубку и принялся раскуривать.

- Значит так, милок, - ветер принёс аромат чего-то, напоминающего красный перец и вынудил чихать. – Коль тебя угораздило занять место Лорда-защитника, то ты просто обязан знать некоторые вещи. А потом я скажу, что делать дальше.

- Ты вообще, кто? – я поднял кусок ветки и бросил в костёр. – Вика сказала, дескать видела пару раз, но имени не знает. Да и вообще, я тебе представился, а ты мне – нет.

- Какая-то сопля мне указывать станет! – дед всплеснул руками. – Я вот сейчас развернусь и уйду, а ты после сиди и кумекай, что лучше: знать, как меня зовут или как Печать сковырнуть да твою Оксанку выручить. Ну и как поступим?

Мы посмотрели друг другу в глаза. Кажется, старый пердун совсем не шутил. И да, судя по всему, он был тут единственным, кто знал, откуда у всего растут ноги. И как эти ноги можно повыдёргивать. Я махнул рукой.

- Чёрт с тобой  и с твоим именем. Давай, рассказывай.

Старик довольно захохотал. Потом пыхнул трубкой, и я вновь начал кашлять. Что он там курит? Мексиканские специи?

- Что ты знаешь про Печать? – спросил дед. Выслушал то, что я узнал от Виктории и хмыкнул. – Чепуха, как я и думал. Люди так быстро успевают забыть собственные ошибки, что злу ничего не стоит вновь воспользоваться теми же слабостями добра.

- Это и есть объяснение? – спросил я, выслушав эту напыщенную хрень, от которой тянуло в сон.

- Это – вердикт, тупица, - старик подтянул к себе свой посох и внезапно больно приложил меня по ноге. – Заткнись и слушай умного человека. Первая Печать появилась около трёх тысяч лет назад. Если поискать, то в старых книгах можно отыскать упоминание Порчи и отмеченных Порчей. Но кто станет рыться в пыльных текстах?

Порча – дело рук младшего сына тогдашнего короля. Папаша продёрнул сыночка с троном и тот решил отомстить. Войска у него не имелось, талантов к чародейству – тоже. А вот злобы и упрямства – хоть отбавляй. Где угрозами, а где и деньгами, но ему удалось найти десяток магов средней руки, которые согласились помочь в чёрном деле. Чтобы их сразу не обнаружили маги Высшего Совета, заговорщики отправились в глухие земли Страны и там проделали один ритуал. Получилось не совсем то, что они собирались совершить.

 Из земли не начал бить фонтан бесконечной силы, напротив – небольшой участок почвы мгновенно помертвел: трава пожухла, а земля стала серой и сухой, точно пепел. Неудавшийся монарх и девять колдунов в один миг стали покойниками, да такими, словно скончались много лет назад. Уцелевший в ужасе бросился прочь, понимая. Что лишь чудом избежал гибели. Вот, вроде и всё, - старик докурил трубку, выбил её о дерево и тяжело вздохнул. – Всё, да не всё. Только начало.

Внезапно я ощутил лёгкие касания чьего-то осторожного взгляда. Прежде никогда ничего подобного не чувствовал: как дуновение слабого ветерка. Захотелось обернуться, но ощущение исчезло так же внезапно, как и появилось, оставив сомнение: а было ли вообще? Чтобы не получить очередную порцию насмешек, я лишь скосил глаза и естественно, ничего не увидел. Показалось.

Дедуган покряхтывая поднялся, опираясь о палку и подошёл к пламени, несколько ослабевшему за это время. В огонь отправились короткие толстые чурбаки. Во все стороны полетели разноцветные искры, затрещало и осёл блеснул приоткрытым глазом. Стоящий ко мне спиной старик продолжил:

- Десяток лет после ритуала ничего не происходило. А потом начали пропадать люди, домашний скот и прочие твари, на которых так богата Страна. Пока исчезнувших было немного, власти и не думали чесаться. Мало ли чего могло произойти: кого-то защекотали русалки, кого-то утащили оборотни – селяне сами справятся с напастью. А потом пропали жители небольшого посёлка. Все, до единого человека. Грешили на бандитов, так нет: дома не порушены, не пожжены, вещи нетронуты и пятен крови нет. А самое странное: рядом с посёлком посланцы обнаружили, что дальше почва превращается в какой-то серый прах, лишённый растительности. Стоит туда зайти и в глазах точно встаёт туман, а сердце норовит выпрыгнуть из груди. Чем дальше идёшь, тем больше мутится в голове, пока человек не падает без сознания.

Теперь взглядов стало больше, и они уже не напоминали дуновение ветерка. Скорее спину кололи множеством иголок, да так, что сидеть невмоготу. Я медленно наклонился в перёд и повернув голову, посмотрел через плечо. Всё тот же мрак, но теперь казалось, будто темнота переливается из-за одного дерева за другое. Куда старикан сунул Кровопийцу? Надеюсь, он прихватил меч, ибо без оружия я ощущал себя неполноценным. Точно неодетым, что ли.

- Думали снарядит отряд из воинов да колдунов, чтобы выяснить, с чем столкнулись, - дед закончил швырять дрова и протянул руки вперёд, едва не погрузив ладони в воспрянувшее пламя. – Пока судили-рядили пришла большая беда. Исчезла связь с добрым десятком посёлков и парой крупных городов. Появились сообщения о странных существах, которые приходят из мрака, чтобы похищать детей и женщин. Король объявил общую мобилизацию и послал гонцов с просьбой о помощи к соседям. В этот момент враг и ударил.

Не в силах больше выдерживать давление чужих взглядов, я поднялся на ноги и уже не скрываясь, начал всматриваться в ночь. Да, среди деревьев кто-то точно скрывался: хрустели ветки, шуршали сухие листья и скользили клочья плотной тьмы. Неужели рассказчик внезапно утратил своё чутьё и не ощущает присутствие чужаков? Где чёртов Кровопийца?

- Из серых земель вышли орды жутких монстров, не похожих ни на людей, ни на обычную нечисть Страны, - старик повёл плачами, точно ему внезапно стало зябко. Это рядом с костром-то? – враг легко разбил несколько отрядов, посланных навстречу, предпочитая брать проигравших в плен. После пенных угоняли в глубь порченой земли. Так её тогда назвали. Ну а тех, кто там жил, назвали Отмеченными Порчей. Чудовища не встретили серьёзного отпора до самой Марадары – столицы того государства. Там им навстречу вышел король со всем войском и союзниками, откликнувшимися на зов. – старик тяжело вздохнул и повернув голову в сторону леса, громко крикнул. – Егор, если ты и дальше думаешь маяться дурью, то похлёбка успеет остыть. Придётся жрать холодной и твои люди тебе этого не простят.

Из темноты донёсся весёлый хохот. Я внимательно вглядывался в ночь, однако всё же пропустил тот момент, когда ползущая тьма обратилась вооружёнными людьми в кожаных одеждах. Мне показалось, будто от каждого веет некой первобытной силой, а вот почему – фиг его знает. Каждый - гладко выбрит и коротко стрижен, за исключением одного, явно азиатской наружности. У этого на плече лежал длинный хвост тонкой чёрной косы. И да, слух меня не подвёл, пришельцев оказалось ровно десять. Кстати, я даже сумел сразу сообразить, что худощавый парнишка с большими карими глазами – девушка.

- Э-Э? – сказал я и посмотрел на старика. Тот улыбался, причём в этот раз в его усмешке отсутствовал обычный сарказм или издёвка. Дед определённо радовался, встречая давних знакомых.

- Успокойся, - старик покровительственно хлопнул меня по плечу. – Это - люди на которых можно положиться в любой ситуации.

Пока люди, на которых можно положиться, выходили в свет, я ощущал на себе их пытливые взгляды. Ни грамма враждебности – только любопытство. Однако даже этого благожелательного любопытства хватило, чтобы за несколько минут меня словно искупали под жёсткими струями душа Шарко.

- Егор, - представился самый высокий и широкоплечий из всех и подмигнул. Глаза у него оказались голубые, точно два кусочка неба.

- Миша, - ответил я, с трудом выдерживая пожатие деревянной, по ощущениям, ладони. Мужчина одобрительно фыркнул и отпустил мою руку.

- Семён, - у этого оказались невероятно длинные руки и мою ладонь он пожимал очень осторожно. Тем не менее, мои несчастные кости едва не сломались. – Прошу прощения.

- Это тебе не подковы ломать, - смуглый парень с длинным кривым носом протянул четырёхпалую ладонь. – Франк.

- Морис, - этот чем-то неуловимо напоминал предыдущего. Разве что нос оказался покороче и все пальцы на местах. А вот левое ухо кто-то точно пытался откусить.

- Ло, - азиат хотел что-то сказать, передумал, поклонился и таки всё окончилось рукопожатием. – Очень приятно.

- Взаимно, - я перевёл взгляд на следующего. Точнее – на следующую. – Миша.

- Светлана, - о чёрт, жала она не хуже, чем Егор и при этом улыбалась загадочнее Моны Лизы. – Первый раз вижу Лорда Защитника. Большая честь для меня.

- Джон, - а этот напоминал типичного ковбоя из фильмов. Не хватало только аутентичной шляпы. Представившись, я не удержался и сказал об этом. Под дружный хохот остальных, Джон повернулся и показал шляпу, висящую на шнурке за спиной.

- Саша, - этот даже больше напоминал девочку, чем Светлана и руку пожимал так вяло, словно засыпал на ходу. Я обратил внимание, что вся одежда Саши изобиловала крошечными ножнами, откуда торчали рукояти маленьких ножиков. Видимо – метательных.

- Марк, - это почти не уступал размерами Егору, и вся его физиономия выглядела устрашающей демонстрацией возможностей тату-салона. Блин, я не мог понять, как мужик выглядит под всеми этими узорами! Марк подмигнул. – Красиво?

- А? – и вновь громкий смех.

- Скажи: красиво, - посоветовал Джон, - иначе он тебя съест. А потом сделает ещё одну татуху, в честь этого.

- Красиво, - ту же сказал я и Марк довольно осклабился. Хорошо, пока никто меня есть не будет.

- Ганс, - у этого, единственного из всех, слышался какой-то странный акцент. – Лорд, позвольте взглянуть на ваш меч. Слухи о том, что Кровопийца найден уже успели разойтись среди бойцов. Клянусь, я не позволю себе ни единого недостойного поступка.

- Разве попробует украсть, - Франк спрятался за спину Мориса.

- Кстати, можно, как все, на «ты», - я повернулся к старику. – Меч-то где, между прочим?

- Где нужно, - отрезал тот. – Придёт время – получишь. Пока не вижу смысла добавлять одному бестолковому самостоятельности, а второму, не научившемуся азам контроля – безумия. Ганс, после посмотришь. Егор, корми своих оглоедов, а мне ещё нужно потолковать с этим…Лордом, - пауза, перед званием оказалась слишком продолжительной, чтобы быть случайной и кажется это заметили все. Егор ещё раз подмигнул мне и повёл своих к котлу. Старик стоял, перебрасывая посох из руки в руку и глядел им вслед. Потом очень тихо сказал. – Я столько времени искал и готовил этих людей, что даже жаль…

- Жаль, чего?

– Того, что их время пришло. – Старик посмотрел на меня, и я увидел печаль на его морщинистой физиономии. – Присаживайся, я расскажу, что вы будете делать после ужина.

- Эй, эй, - я возмущённо фыркнул, - ты начал рассказывать про битву и остановился на самом интересном месте.

- Будет тебе клиффхэнгер, как в ваших сериалах, - хихикнул дедуган, возвращаясь в своё обычное язвительное состояние. – Нет времени. Слушай. Леонид увёз Оксану в крепость Муад – город на границе Внешнего и Срединного круга Печати. Крепость маленькая, но очень хорошо охраняемая. Думаю, не ошибусь, если определю величину гарнизона в десять тысяч бойцов. И это при том, что даже обычный Меченый опасен. Идти через ворота или пытаться проникнуть по стенам – не смысла.

- Ну, я же в одиночку одолел полторы сотни, - я выпятил грудь.

- Это было очень далеко от Печати, - старик поморщился и грел меня палкой по ноге. – Ты научишься слушать или нет? В пределах своей вотчины, каждый Отмеченный становится на порядок сильнее. Там тебе в одиночку не одолеть и пар ы десятков. Ладно, значит так, у Егора имеется карта, но я очень сильно сомневаюсь в её достоверности, так что придётся поискать.

- Поискать, что? – спросил я и тут же получил ещё один удар. – Хватит! Молчу я, молчу.

Светлана обратила внимание на то, как меня воспитывают и указала ложкой всем, кто расположился рядом с девушкой. И вновь дружный хохот. Смешно им, блин…

- Развалины храма, очень старого храма, - старик поднял сжатый кулак и погрозил веселящимся едокам. Но злобы в его жесте не было. – Даже я не знаю, кто, когда и зачем его построил. По слухам, в храме находится тайный ход, ведущий в центр Муада. По другим слухам, люди, которые искали храм, пропали без вести. Не так часто, как в Колодце Смерти под Тридашем, но всё-таки…Так что, будьте осторожны.

Если дед ожидал очередной моей реплики, то тут он ошибся: пары воспитательных ударов оказалось более, чем достаточно. Я услышал звуки чего-то струнного и увидел, как Франк с Морисом достали что-то, напоминающее мандолину. Откуда, интересно? Или парни оставили мешки в лесу?

- Марк и Светлана здорово поют, - заметил дедуган и вздохнул. Проклятая жизнь. Ладно, слушай дальше. Скорее всего Оксану держат в Муадской Цитадели – башне в центре города. Её возвели уже после того, как город поглотила Печать, так что войти внутрь будет невероятно сложно. Зато выйти – легче лёгкого. Ну это на месте разберётесь. И главное: как только окажетесь за стенами Муада, Оксана должна немедленно вызвать единорогов. Не только свою семью, но всех, до кого только сможет дотянуться. Всех, понял? Это отнимет у Леди все силы, так что до прибытия единорогов тебе придётся её оберегать. Насмерть стоять, понял?

Я посмотрел на собеседника: дедуган казался предельно серьёзным. Помедлив, я кивнул

- Ведь понятие Лорд Защитник – это не просто слова, - старик отвернулся и посохом поворошил угли в костре. В отсветах костра палка блестела, точно металлическая. А может и точно? Била штуковина очень больно, а рисунки на посохе весьма напоминали гравировку по металлу. Сколько же может весить этот дрючок? – Все, кто носил это звание, защищали своих Леди до последней капли крови и погибли с честью. Если последняя Леди погибнет по вине Защитника, это бросит тень на память всех твоих предшественников.

- Понял, - сколько можно жевать одно и то же. – Нужно будет – погибну.

- Погибать не нужно, - на морщинистом лице отразилось сомнение. – Нужно защищать Леди, пока не прибудут единороги. И всё это нужно проделать в ближайшие два-три дня. Именно по этой причине вы выступаете немедленно.

- Ну и что за срочность? – внезапно я ощутил, как внутри что-то сорвалось с места и принялось быстро скользить в неведомые глубины.

- Задержитесь – табун окончательно заляжет в спячку Короткой зимы и тогда его не добудится даже Леди.

Дед замолчал, и я тоже не торопился продолжать разговор. Рассматривал своих новых спутников. Они выгребали остатки каши из огромного котла, обменивались шутками и ругали Марка за фальшь в нотах. Короче, вели себя так, словно собиралась вскорости лечь спать или прогуляться по лесу. Я же никак не мог прогнать мурашек с загривка или остановить проклятый вагон, падающий в животе.

- Похоже, что ты с нами не идёшь? – не было нужды поворачивать голову, чтобы увидеть отрицательный жест.

- Слишком много потратил сил на перемещение и транспортировку твоего фантома. Нужно немного отдохнуть. И последнее, - старик набросил на голову капюшон. Голос старца стал много тише и как будто отдалился, - Это – тот самый лес, где мы встретились первый раз, поэтому Печать начинается сразу за деревьями. Запомни, никому, живущему в границах Печати, нельзя доверять. Ни при каких обстоятельствах. Никому, Михаил, что бы они не рассказывали и как бы не упрашивали. Очень много хороших парней погибли, доверившись Отмеченным Печатью.

- Эй! - послышался недовольный голос Джона, и я повернулся, чтобы посмотреть, чем он так возмущён. – Я же собирался ещё краюхой пройтись!

Янки или кто он там, стоял над ямой, где мы раньше установили котёл и грозил кому-то кулаком. Мне, что ли? И где собственно котёл? Осёл, кстати, тоже освободил лежбище и теперь там осталась только примятая трава. Сообразив, что произошло, я повернулся и хмыкнул: вредный дедуган исчез так же внезапно, как и обычно. И похоже, всё своё барахло прихватил с собой.

- Хватит жрать, - послышался голос Егора и люди среди деревьев начали укладывать миски и ложки в небольшие рюкзаки. - Если кому нужно облегчиться: мальчики – направо, девочки – налево. После – проверяем снаряжение и выдвигаемся. Семён, я очень надеюсь, что твою распроклятую железяку не придётся долго искать: времени у нас в обрез.

Я сделал шаг и обнаружил под ногой что-то продолговатое в кожаном чехле. Точнее – ножнах. Когда старик успел подкинуть меч – не знаю, но прежде его тут не было, это – точно. Ухмыльнувшись, я поднял оружие и принялся цеплять меч за спину. Хм, а крепёж успели здорово переделать, так что теперь сбруя вешалась на раз-два.

Негромкие шаги заставили меня отвлечься от экипировки и взглянуть на Егора, который, судя по всему, успел сходить направо, проверить снаряжение и приготовиться выходить. Теперь мужчина стоял рядом, поправляя что-то шарфа, скрывающее шею до подбородка. Вот только «шарф» поблескивал мелкими металлическими колечками.

- Выступаем? – вопрос звучал так, словно командовал тут я.

- Все готовы? – поинтересовался я в ответ. Приходилось здорово напрягаться. Чтобы не цокать зубами. – Хорошо, значит – выступаем. Только я это, дороги ни хрена не знаю.

- Так её никто не знает, - успокоил меня Егор и достал из кармашка своей куртки листок бумаги. По виду жёлтый лист выглядел очень древним. Стоило моему новому знакомому развернуть лист и поднести его ближе к костру, как я убедился – документ весьма старый. Линии изначального рисунка видимо истёрлись давным-давно, так что их уже несколько раз наводили по-новому. А вот надпись вверху не трогали, так что она почти пропала. Впрочем, и то что я мог разобрать выглядело необычно. Как латиница, если бы её писал неграмотный японец.

-Напоминает карту, - взгляд зацепился за тёмное пятно, похожее на нечаянную кляксу. На кляксе какой-то фанат Мерседеса намалевал значки своего любимого авто. – Это, как я понимаю – лес, а вот это – река, - извилистая линия, временами исчезающая за пределами рисунка. Река соединялась со светлым пятном, которое примыкало к тёмному. Кажется, именно где-то здесь начался мой путь в Стране.

- Да, лес. Русалочья река и Русалочье озеро, - подтвердил Егор. – Очертания немного изменились, потому как этому рисунку уже больше тысячи лет. Вот это, - он указал на штриховую линию, - древний тракт. Вот от него почти ничего не осталось, только каменные плиты, кое где. Новая дорога проходит здесь, но нам туда нельзя: по ней и днём, и ночью ходят Меченые.

- Вот это что? – я указал на короткие чёрточки, наползающие одна на другую. Посреди этого месива стоял большой жирный крест, а под ним различался полустёртый древний значок.

- Болото Теней, - Егор тяжело вздохнул. – Один из обязательных элементов нашей увлекательной экскурсии. Храм Тени находится где-то посредине трясины. Вроде бы к нему ведут остатки древнего тракта, но так это или нет – неизвестно. Вернувшихся из храма – единицы и несут они такое…По слухам, у болота живёт семейство рыбаков, которые могу провести через трясину, однако учитывая тот факт, что все они – Отмеченные Печатью…

- Муад где? – спросил я, рассматривая карту, которая нравилась мне всё меньше и меньше. Заброшенная исчезнувшая дорога, непроходимое болото и храм с очень неприятным названием.

Егор постучал пальцем по кресту, весьма напоминающем такой же, на кладбище. Ёлки моталки, да тут же расстояние – ого-го! Сколько же придётся ползти по тёмным катакомбам? Пока доберёшься и год пройдёт. В ответ на мои сомнения, Егор покачал головой.

- Миша, понимаю, что кажется глупостью, но по слухам, под Храмом Теней есть портал, связывающий с таким же под Муалом. Телепортация, короче.

- Ты, как я понимаю, из попаданцев? – уточнил я, вспомнив навязнувший в зубах термин.

- Все мы, - он пожал широкими плечами и ухмыльнулся. – Никто, кроме нас не рискует заходить на территорию Печати. Боятся, да и нельзя им: могут обратить. Только очень большими отрядами в случае войны. Но последний раз происходило такое давным-давно.

Я хотел было расспросить Егора, откуда он и как сюда попал, но не успел: собеседник принялся водить пальцем по карте, останавливаясь на едва заметных пометках.

- Вот тут, тут и тут расположены заставы Меченых и приближаться к ним нельзя, от слова совсем. Тут и тут – мелкие деревушки, но ситуация та же. Нельзя встречаться даже с детьми и домашними животными. А уж если получилось – то сразу резать глотки. Правда и такое иногда не помогает: у этой мерзости как будто общее информационное поле, стоит одному узнать и пиши пропало.

- А это, что за значки? – спросил я, указывая на достаточно свежие пометки, разбросанные по всему листу. И ещё, казалось, будто заставы Меченых и их селения словно сторонятся этих отметок. По крайней мере, вокруг мест проживания их почти не наблюдалось.

- Самая хрень: волчьи ямы с кольями. Для таких, как мы, - вздохнул Егор и вдруг улыбнулся. – Похоже, что я тебя решил до смерти запугать ещё до начала похода, правда? А что делать? Вот когда вернёмся, я тебя повожу по совсем другим местам: покажу лучшие пивнухи в Столице, свожу к жрицам…Э-э, нет, ты же у нас – Лорд Защитник, тебе нельзя. Ладно, просто танцы посмотришь.

- Егор, - сумрачно сказал я, взглянув на его, тронутое конопушками лицо. – Ту же должен быть в курсе, что герои, которые так говорят в фильмах и книгах, назад не возвращаются? Нахрена судьбу испытывать?

- А ты не каркай, - сказала подошедшая Светлана и поправила ремень рюкзака. – ребята готовы, выдвигаемся?

За спиной девицы я заметил две короткие кривые сабли без ножен. Как они там у неё крепились – понятия не имею. У Марка появился огромный топор, скорее даже – секира. Лезвие оружие было покрыто рисунками так же густо, как и физиономия его владельца. Ганс держал на плече меч невероятной длины, едва ли не больше роста самого воина. У Франка и Мориса за спинами висели небольшие круглые щиты, а на поясе – короткие прямые мечи, похожие на оружие римских легионеров.

Поймав мои изучающий взгляд, Егор покачал головой.

- Думаешь, сами выбирали? Хрен там. Прошли короткий курс молодого бойца, типа, как Нео в Матрице и получили, каждый своё.

- Дедуля этот? – Егор кивнул.  Как его, кстати зовут и кто он вообще?

- Не поверишь, - боец прижал руку к груди, а Светлана внезапно рассмеялась. – Знаю его уже десяток лет, а он до сих пор так и не представился. Уже в курсе, как больно он бьётся палкой, когда пытаешься задавать ненужные вопросы?

- В курсе, - тут я не выдержал и посмеялся вместе с остальными, которые успели собраться вокруг. – Ну, если других предложений нет, тогда пойдём.

То ли тропка, который шагали оказалась другой, то ли в темноте всё выглядело иначе, но я никак не мог узнать места. Впрочем, идти приходилось быстро и было просто не до того. Больше всего я волновался: смогу ли выдержать темп, заданный спутниками. Очень не хотелось, чтобы Лорд Защитник облажался в самом начале похода и попросил передышки.

Одно могу сказать: чем дальше мы шли, тем темнее и мрачнее становился лес. Со временем более-менее ровные ветки превратились в какие-то уродливые лапы, сплетающиеся над нашими головами. Мало-помалу они полностью заслонили ночной небосвод и шагать приходилось почти в полном мраке, где спутники казались смутными тенями.

Если в начале похода из темноты доносились какие-то крики, то ли мелких животных, то ли птиц, то теперь ухо улавливало лишь треск сучьев, да удушливое дыхание, словно в зарослях пряталось подразделение астматиков. Временами во тьме вспыхивали огненные точки. Но, если это были глаза, то их количество ни разу не соответствовало норме. Особенно неприятно выглядели гроздья жёлтых пятен, скользящих на уровне моего лица.

Сам воздух утратил свежесть, наполнившись влажной духотой, как будто мы уже оказались на краю болота и под ногами вот-вот начнёт чавкать трясина. Дышать стало тяжело и я заметил, как тени спутников тоже широко открывают рты, пытаясь вдохнуть поглубже. Нет, в прошлый раз такого точно не было.

- Тш-ш, - сказал Егор и присел. Все и я в том числе последовали его примеру. Однако за оружие никто не взялся.

Впереди деревья заметно редели, открывая небо с точками звёзд. Кроме того, я различил слабо светящуюся равнину. В лицо ударил порыв свежего ветра. Однако он принёс не только свежесть, но и вонь чего-то, весьма неприятного. Плюс звуки тихой беседы.

Разговаривали вроде по-нашему, но я не мог разобрать ни слова. А вообще, ситуация достаточно забавная: в Стране обитали не только славяне, но и всякие другие Джоны, а вот акцент я услышал один-единственный раз. Но здесь разобрать речь мешал не акцент, а нечто иное. Словно разговаривали не люди, а волки или козы. Как вскоре выяснилось, я не очень ошибался.

Егор, который сидел дальше всех, пошевелился и прижав палец ко рту, указал куда-то налево. Впрочем, даже я успел заметить, как мрак в том направлении сгустился в три силуэта. Неизвестные медленно перемещались вдоль границы леса и напоминали…Медведей, с головами кроликов, на лапах кузнечиков. Попрошу заметить, до поросячьего визга я не набирался уже давно, так что белочка спокойно грызла свои орешки, а вот мимо шагали очередные порождения Печати.

Продолжая обмениваться гортанными неразборчивыми фразами, мутанты ушли направо, но ещё некоторое время я различал их лязгающие голоса. Когда они окончательно стихли, Егор тихо выдохнул и тут же словно ветер подул: похоже, остальные тоже сдерживали дыхание. О, и я тоже.

- Надо же, чуть не попались в самом начале, - проворчал Егор и пояснил, очевидно, для меня. – Это – патруль, их задача, следить за границей Печати и ловить всех, кто рискнёт её пересечь. Впрочем, сегодня они расслабились, дальше некуда. Иначе пришлось бы немного подраться.

- Кому может потребоваться лезть в это чёртово место? – недоумевал я.

- Рыбакам, охотникам, – Франк пожал плечами, – собирателям грибов и ягод.

- Любопытным детям, - подхватил Морис. - Отмеченным подойдут все.

- В основном, да, - согласился Егор, - но и наши рейды никто не отменял. В основном Печать и нормальная Страна живут в положении вооружённого мира, но сам видишь, насколько он хрупок. А если дед не ошибается, то мир доживает последние денёчки.

Мы подошли к меже, за которой деревья исчезали и начиналось чистое поле, над которым нависал шатёр звёздного неба. В небесах что-то сверкнуло, и Саша прошептал что-то, типа короткой молитвы. Марк успокаивающе похлопал товарища по плечу. Потом повернулся к Егору:

- Предупреди, насчёт ловушек.

- Угу, - тот кивнул. – Помнишь, значки на карте? Так вот, концентрация волчьих ям в приграничных районах просто офигевающая. Я пойду впереди, Франк с Морисом подстрахуют по бокам, но…

- Эта дрянь работает как-то избирательно, - невесело усмехнулась Света. – Десяток бойцов идут след в след, а под одиннадцатым земля проваливается и здравствуйте, колышки!

- Будь осторожен, - Егор развёл руками, - вот и всё, что могу сказать.

Если лес, на стороне Печати, хотя бы заставлял подозревать, что ты угодил в нехорошее место, то поле казалось совсем обычным полем. Густая высокая трава шелестела под ногами, путая лодыжки и оставляя репейники на штанах. Одно хорошо: стало много светлее и спутники уже не казались сборищем безликих теней. Теперь я мог видеть, как Егор постоянно склоняет голову, рассматривая путь, а Семён, шагающий за спиной командира, поворачивает лицо то вправо, то влево, напоминая двуногий локатор. Морис справа, что-то негромко насвистывал, а Франк, слева, так же тихо напевал.

Эта кажущаяся безопасность сыграла дурную шутку. Я напрочь забыл о предупреждении и поэтому не сразу понял, в чём дело, когда спутники с резким треском унеслись вверх. В последний миг я попытался поймать руку Франка, но промахнулся и тьма, лязгнув челюстями, проглотила меня.

 

© «Стихи и Проза России»
Рег.№ 0286160 от 14 мая 2018 в 12:15


Другие произведения автора:

Последняя тень. Глава 12

Тени Бездны. Часть 4

Прайд. Книга 3. Сон хищника.

Рейтинг: 0Голосов: 096 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!