Убийца. Часть 12

3 ноября 2018 — анатолий махавкин
article294418.jpg

 

                                12.

 

 

                                               А как утро настало,

                                               А как утро настало,

                                               Так убийцы не стало.

                                                         Казнь убийцы.

 

Я очень медленно выплывал из мрака, постепенно осознавал, кто я такой и где нахожусь. И должен заметить, что каждая крупица истины, вспыхивающая в башке, вызывала всё большую тревогу. Мало-помалу тревога превращалась в настоящую панику.

Поверив подземным тварям, я вернулся в свой родной город В Верзу. Город, где меня не ждало ничего хорошего. Ждал лишь ненавидящий старший брат и жуткая казнь в мерзкой смрадной бочке. Медленная и мучительная.

И сейчас тень этого страшного наказания обретала плоть. Меня поймали. Поймали, невзирая на все попытки спастись. Думаю, не ошибусь, если предположу, что братец сначала поглумится надо мной, а после прикажет посадить в бочку и отправить в подземелье. Туда, где я проведу самые кошмарные недели своей жизни и сдохну, утонув в собственном дерьме.

Неужели бог на самом деле существует?

- Так вот, - сказал очень знакомый голос. Впрочем, всё равно потребовалось время, чтобы сосредоточиться и сообразить, где я слышал его прежде. – По крайней мере хоть что-то удалось сделать, не обосравшись при этом по самые брови.

- Нельзя как-нибудь обойтись без этих ваших словесных фортелей? – ещё один знакомый голос. Но кому он принадлежит я точно не мог вспомнить. – Просто возблагодарим всевышнего, за его помощь и будем надеяться, что его милость нас не оставит.

- Милость? Ну если это можно так назвать, - Кору Нарим, а точнее – его голос, казался весьма беспокойным. – И да, будем надеяться, что не оставит.

Я попытался открыть глаза. Получалось хреново: веки слиплись и все попытки приносили неприятные ощущения. Впрочем, кое-что порадовало: ноги и руки оказались свободны. Это и ещё присутствие хитрого коротышки внушало надежду на то, что ещё не всё потеряно.

- Времени у нас осталось не очень много, - и вновь смутно знакомый голос. – Необходимо срочно решать, как поступим дальше.

- Да что тут решать? – голос толстяка стремительно приблизился и меня сильно хлопнули по щеке. – Просыпайся, чёрт тебя дери! Простите, святой отец, сейчас не до подбора долбаных слов.

Я таки сумел разлепить глаза и обнаружил башку Нарима на фоне низкого деревянного потолка. Кроме того, теперь я понимал, что лежу на чём-то мягком. Определённо не тюремные нары или тюремный же пол.

- Где я?

- В основном – в глубокой жопе. Как и все мы, дорогой друг, - Кору протянул руку и помог мне подняться. – Ну а если вдаваться в ненужные подробности, то на одной из тайных квартир фернимарской внешней разведки. Святой отец, это признание пойдёт как исповедь? Ну, в смысле – тайна и все дела?

Я повернул голову. В глубоком кресле, шагах в пяти от меня, сидел священник в коричневой сутане. Судя по золотому кресту с ветвями, рангом не ниже аббата. И худое измождённое лицо было о-очень знакомым. Сейчас, мысли станут на место и…

- Здравствуй, брат, - тихо сказал монах и я вдруг сообразил, что это обращение – не простая формальность.

- Здравствуй, Синург…Ну, то есть, святой отец.

- Не стоит, - брать медленно встал и подошёл ближе. М-да, время не щадит никого: щёки провалились, а лоб прорезали глубокие морщины. А, казалось бы, родились почти одновременно. – Для тебя я остаюсь Синургом.

- Давайте, оставим братание на потом, а? – Кору так быстро шагал из угла в угол, словно пол жёг ему пятки. Кроме того, толстячок непрерывно тёр ладошки и приглаживал жидкие волосы. По виду – очень сильно волновался. Я бы сказал: почти паниковал. – Времени, как вы правильно сказали, у нас в обрез.

- Какого чёрта… Прости. Да что случилось-то? – в голове продолжала пульсировать огненная боль, но уже не так, как при пробуждении. Я пощупал затылок и обнаружил там огромный желвак. – кажется я должен был с кем-то встретиться, но попал в засаду.

- Встретиться ты должен был со мной, - Сигурд достал из недр своей церковной хламиды плоскую флягу и протянул мне. – Выпей, станет легче понимаешь, я получил очень интересное предложение. И встреча с тобой была ключевым событием.

Я сделал глоток и едва не задохнулся. Точно вдохнул морозный воздух с вершины Драконьего хребта. Язык и глотка тут же заледенели. Пока отдышался и проморгался от выступивших слёз, Сигурд терпеливо ждал. Чего не скажешь о Кору. Маленький человечек подошёл к одному из двух окон и осторожно выглянул наружу. Потом подошёл ко второму. Пробормотал тихое ругательство.

- Предложение? – я вернул флягу брату. Голова действительно перестала болеть. – От кого?

- Понятия не имею, -Сигурд пожал плечами и присел рядом. – Однажды утром обнаружил на столе своего кабинета папку с бумагами. Внутри нашёл послание и ещё кое-что. В письме рассказали, как я должен поступить, если желаю, чтобы Верзин оставался свободным независимым государством.

- И ты доверился неизвестно кому? Да ещё и в таком вопросе?

- Скажем так, были веские основания. Да и выбора особого не остаётся. Честно говоря, до этого мне казалось, будто ситуация быстро выходит из-под контроля.

- Может к делу? – не выдержал Кору. – Это ваше жевание соплей!

Пока брат и шпион играли в гляделки, я осмотрелся. Средних размеров комната с двумя окнами и двумя же дверями. Кроме того, в полу и потолке имелись люки. Ничего удивительного, если принять во внимание слова Нарима. Кажется, в стенах имелись потайные шкафы, очень неплохо скрытые от посторонних глаз. В центре помещения стоял круглый стол и два табурета. На столе лежал кожаный мешок, меч и пара самострелов.

- Ладно, давай сперва ты, - сдался Сигурд. Кажется, брат не очень торопился выкладывать секреты. Либо ему что-то казалось неприятным. У Сигурда даже в детстве имелась целая куча непонятных принципов.

- Так вот, - Кору начал говорить, но почему-то старательно прятал взгляд. – Твоё задание по доставке принцессы жениху, вообще-то никогда не было таковым. Ну то есть вы вообще не должны были добраться до Дувина.

Если он думал, что я немедленно уроню челюсть до самого пола, то глубоко заблуждался. Запах дерьма ощущался с самого начала, так что, когда мне указали, откуда смердит, я уже был готов.

- Ты не удивлён, - констатировал Кору и вновь потёр ладони. – ну что же, я всегда считал тебя умным человеком. Ладно, хоть времени и нас и в обрез, но чтобы всё стало понятно, необходимо немного залезть в прошлое. Так вот, Чампиурз Фернимарский, папаша Вайолетты – на редкость хитрая и предусмотрительная бестия. Когда он заключал договор с Дувином, то сразу подготовил себе лазейку к возможному отходу. Правда для этого ему пришлось договариваться с местными святошами, и кое-что им пообещать, - Сигурд поморщился и пробормотал что-то о продажных монахах, которые попадут в ад. – Не надо, святой отец, все так делают, уж вы-то должны знать! В общем, старшую дочь, настоящую старшую дочь отослали в монастырь под Рунадом, где она жила вместе с матерью. А в качестве старшей всем представили младшую. Третьего ребёнка.

- Вайолетту, - уточнил я очевидное. Кору криво усмехнулся.

- Да. Секрет короля. До поры до времени девица должна была изображать наследницу и будущую супругу принца Дувина. Ей даже назначили в качестве друга и ухажёра такого же неудачника – сына графа Шу.

- Сигона, - хмыкнул я, искренне сочувствуя несчастному дурачку. Его ожидало весьма суровое открытие. – Ну и в чём был смысл всей этой чепухи? Отвлечь внимание гуннов?

- Именно, - Кору подтащил ногой табурет и сел, напротив. – Пока настоящая невеста под видом магического муляжа спокойно ехала в Дувин, за вами охотились все три фракции Гуннланда. Мы заранее слили информацию о нашей «хитрой» задумке. Ну и ещё кое-что сделали…

Честно, я должен был желать смерти этому засранцу, но не ощущал ровным счётом ничего. Только безмерную жалость к Вайолетте, Сигону и себе. Несчастным третьим, никому нахрен не нужным детям. Годным только для вот таких шпионских комбинаций.

- Всё получилось? – спросил я и Кону неожиданно вновь потупился. – Настоящая принцесса добралась до места?

- Нет, - Нарим пару раз тихо хрюкнул, и я внезапно сообразил, что толстячок нервно хихикает. В Дувине начался мятеж. Гроссмейстер устал вас ловить и пошёл с козырей. Его лазутчики подкупили несколько Дувинских дворянских семей и раздали оружие черни. В Дваро идут уличные бои. Карету с принцессой остановили мятежники и…В общем, умирала она достаточно долго и мучительно.

Он замолчал, а сидел и напряжённо размышлял. А Бестия Чампиурз-то значительно хитрее, чем я предполагал. В его замысле имелось не одно дно.

- Но получается, что погибла никому не известная девка, - я прищурился, а физиономия Кору от ухмылки стала кривой, точно молодой месяц. – А Вайолетту все знают, как наследницу Фернимарского короля.

- И в данный момент все документы, свидетельствующие о чём-то ином, спешно уничтожаются, - хихиканье Нарима стало громче. – А твоё задание становится тем самым, ради чего мы и нанимали опытного убийцу.

- Доставить девицу в Дувин?

- Нет, - толстячок помотал голвой. – Уже точно известно, что мятежники одерживают верх. День- другой и на престол взойдёт кто-то из ставленников Цанга – его верная марионетка. Стоило тратить столько сил, хитрить, изворачиваться и в конце концов сделать гроссмейстеру такой подарок?

- Ну и как поступим? – я повернулся к брату. – Обратись к отцу, объясни ситуацию. Его отношение к гуннам, надеюсь, не изменилось?

- Не могу, - Сигурд казался напряжённым. – Сейчас король в Чаране, на лечебных водах. Последние годы его донимают боли в пояснице. Я отправил посланников, но в самом лучшем случае король вернётся к завтрашнему утру.

- Ну и ладно, - я не понимал причин напряжённости и спешки. – Просто подождём его возвращения.

- Тебя и Вайолетту схватят сегодня вечером, - Кору нервно вскочил и пнул табурет. – Твой брат сговорился с Цангом. Судя по всему, он устал ждать, пока освободится трон, но сам опасается что-то делать. В качестве признания покорности твой брат отдаёт Цангу принцессу. Ну а тебя, думаю, оставит себе.

Ну и ну! Я повернулся к Сигурду. Брат печально улыбнулся и склонил голову.

- Это – то, о чём я упоминал. К сожалению, отец отказывается верить в предательство наследника и пара придворных, которые попыталась открыть ему глаза тут же отправилась в казематы. Больше никто не пытался. А ведь всё идёт к тому, что Гуннланд станет хозяйствовать в Верзине, как он это делает в Шаре.

- Очаровательно, - проворчал я. - Так это кто пытался меня схватить на площади: гунны или люди братца?

- Сейчас – это одно и то же, - буркнул Кору. В руках толстячка появился и тут же исчез короткий широкий клинок. Хорошо, я успел подтянуть пару десятков наших, и мы отбили тебя по дороге в крепость.

- Брать был в ярости, - кажется на тонких губах Сигурда появилась усмешка. - Приказал добыть тебя и девчонку, даже если вы спрячетесь под землёй. Верза буквально кишит шпионами, как местными, так и гуннландскими.

- Ну, тогда тем более не стоит рыпаться, - я подошёл к столу. Кроме ранее замеченного оружия, обнаружил кожаный мешок с шоганами. - Просто пересидеть, пока отец не вернётся. Не станут же они шалить в присутствии хозяина?

Кору вновь обошёл окна, опасливо поглядывая наружу. И это при том, что я слышал тяжёлые шаги за дверями. Значит толстячок выставил охрану. Чего же он так боится?

- Ну, пример Дувина показывает, что – станут, ещё и как! – что-то Кору не нравилось и он даже привстал на цыпочки, чтобы лучше рассмотреть. И пересидеть не получится. Как бы это так объяснить…

Он уставился на меня и первый раз я увидел на пухлой физиономии нечто, подобное смущению. После всех признаний это обескураживало и даже несколько пугало.

- Такое дело, - Нарим потёр лапки. – Тебя не удивляло, что гунны умудрялись вас находить, в какую бы вы дыру не спрятались? Ну то есть даже в те моменты, когда не должны были, в принципе?

- Удивляло, - очень медленно сказал я. – Сначала думал про обычную случайность, потом – про шпионов и предательство, а после увидел у гуннов магика и всё понял.

- Ни хрена ты не понял. В общем, у меня для тебя две новости: хорошая и плохая. Хорошая: колол я тебе не яд, так что можешь расслабиться. Плохая: тебе и принцессе ввели специальный магический раствор, чтобы отслеживать на расстоянии. Вайолетте наплели, типа, чтобы вовремя найти и помочь. Ну а тебе – сам знаешь. Думаю, они уже приблизительно определили ваше расположение и скоро найдут. Поэтому отсидеться не получится.

Я внимательно осмотрел маленького человека, размышляя: куда ему лучше всадить меч – в пузо или пах. Мгновенной смерти Нарим явно не заслуживал. Кору попятился и погрозил мне пальцем.

- Ты это брось! Мы ещё нужны друг другу. Не представляешь, как нужны.

- Очень хотелось бы перед смертью всё-таки увидеть, как ты медленно и мучительно сдыхаешь, - со вздохом сказал я и положил мешок с шоганами в карман куртки. Потом начал крепить меч за спиной. – Но, как понимаю, сейчас ты мне объяснишь, почему мы так друг другу нужны.

- Точно, - он улыбался, но крайне неуверенно. – Всем нам предстоит прорываться в сторону Сингалона…

- Всем нам? – я закрепил меч и быстро рассовал ножи. – Никак хитромудрый заместитель шефа Фернимарской разведки решил лично поучаствовать в наших весёлых похождениях?

- Ну, во-первых, не заместитель, а шеф разведки, - он важно склонил голову. – А во-вторых, у меня просто нет выбора. Если Вайолетту схватят или убьют, а я останусь жив, Чампиурз заживо сварит меня в масле. И он сварит, потому что у него в заложниках две мои женщины и пятнадцать детей. А я их всех очень люблю.

- Плохо иметь привязанности, - констатировал я. – И что же ты можешь предложить мне в этот раз? Ну, чтобы я не сдал вашу развесёлую компанию братцу. Может в живых оставит?

- Во –первых, - вступил Сигурд и начал загибать пальцы. – Жизнь ты себе так не спасёшь: Лаферд тебя всё равно убьёт. А во-вторых, в этот раз тебе награду обещаю я и клянусь, что она стоит всех этих неприятностей.

- Ладно, - сказал я и несколько раз подпрыгнул. – Бежим в Сингалон. Помятый убийца, толстый шпион, тупой недограф и принцесса-непринцесса. Шансов – куча!

- Ну ещё шесть десятков моих парней, - Кору искренне вздохнул. – Вся верзинская резидентура, мать бы её так! А что делать?

- И сотня монахов, - внёс свою лепту Сигурд. – Адепты боевого братства. К сожалению – это всё, что я могу предложить. Но все – специалисты, имеющие боевой опыт.

Дверь распахнулась и в комнату сунулся лысый здоровяк в кожаном плаще. В руках он держал большой многозарядный самострел.

- Идут, - сообщил громила. – От ткачей идут. И по Мокрому, вроде, тоже.

- Всё. Время вышло. – Кору подскочил к люку в полу и каблуком сапога стукнул по чёрному пятну. Лизнуло и под ногами толстячка открылся тёмный провал. – Сюда. Выйдем около южных ворот.

- Принцесса?

- Уже там. Граф и все остальные тоже.

Он нырнул в чёрную дыру. Сигурд встал и приблизился ко мне. Крепко обнял.

- Пусть бог дарует тебе удачу, - тихо сказал брат и отошёл. Осенил меня святым знаком. – Он тебе очень понадобится. И запомни, сегодня в ваших руках не только собственные жизни, но и судьбы нескольких королевств.

- Даже не знаю, - я подошёл к люку, - радоваться такому счастью или проклинать всё на свете. Ладно, спасибо тебе за всё. И за то, что тогда спас жизнь, тоже.

-Ты идёшь? – донёсся голос Кору из-под земли. – Нас сейчас за жопу возьмут! И больно возьмут.

Я прыгнул вниз и тут же меня поймали четыре мощных руки. А, ребятишки Нарима. Вот эту рожу с перебитым носом и рассечённой бровью я даже помнил. Именно он брал меня в постоялом дворе, после того, как я прикончил баронского сынка. Как же давно это было!

- Я тебя помню, - сказал я и здоровяк расплылся в широкой ухмылке.

- Бегом, ушлёпки! – из темноты вынырнула физиономия Кору. Лоб шпиона блестел от пота. – Пришло новое донесение и вот теперь я просто счастлив! Гунны стянули под Верзу всех своих агентов. Фракции перестали враждовать и объединились.

- Это радует, - пробормотал я, торопливо шагая по узкому и низкому ходу. На голову сыпался какой-то мусор и здоровенные жуки. -  Теперь я собой точно горжусь. Надо же, заставил говнюков подружиться!

- Ты башкой крепко ударился? – кажется, моей шутки никто не оценил. – Когда бойцы спецотряда начнут тебя потрошить, охота шутить пропадёт раз и навсегда. А я вот ещё надеюсь немного задержаться на этом распроклятом свете.

- Усе надеются, - прогудел за спиной кто-то из громил. – Баб, скажем, ишшо попортить, браги хлебануть.

Тоннель, по которому мы шли, начал подниматься. Теперь Кору, который шёл впереди, постоянно останавливался и прислушивался. В руке толстячка блестел маленький самострел. Таких крохотных прежде я ещё не видел.

- Вроде спокойно, - мы остановились у деревянной двери и Кору несколько раз, с перерывами, стукнул в неё. Послышался ответный стук, такой же замысловатый. Маленький человечек считал удары, шевеля губами. – Точно, спокойно. Идём.

Мы вышли в небольшое помещение, которое казалось ещё меньше из-за огромного количества людей внутри. Большие мускулистые мужики, вооружённые с ног до головы и одетые в кольчужные рубашки и штаны.

Кроме них я обнаружил в комнате Вайолетту и Сигона. Оба выглядели такими же испуганными и одуревшими, как пара фазанов, угодивших в логово лис. Тем не менее, граф имел при себе оружие, а на принцессе под плащом я заметил такой же кольчужный костюм, как и на всех остальных.

Один из парней что-то торопливо доложил Кору, и шпион кивнул, закусив нижнюю губу. Потом повернулся ко мне.

- Монахи твоего брата уже ожидают за стеной. – сказал толстячок. – Они поедут впереди и позади. Мы – в центре. А вы, трое – в центре центра. Понятно?

Я только пожал плечами. Приняв это за знак согласия, Кору наклонился ко мне и на ухо, чтобы никто не слышал, прошипел:

- Запомни: девка ни при каких обстоятельствах не должна попасть к гуннам, - наверное я смотрел как-то не так, потому что Кору схватил меня за грудки и притянул к себе. – Глотки за неё грызи, но если поймёшь, что ситуация безвыходная – убей.

Ну что же, к этому всё и шло. И да, такого приказа я не получил раньше, лишь потому, что сопровождал фальшивую принцессу. Теперь она стала настоящей и предполагаю, что в ближайшем будущем – мёртвой.

- Сделаешь свою обычную работу. – Кору отпустил меня и закрыл глаза. – За бесплатно сделаешь.

- А вот интересно, что будет с теми деньгами, которые мне пообещал вернуть один заместитель начальника фернимарской разведки? – спросил я. Терять уже всё равно было нечего.

- Выживешь – верну, - что-то странное звучало в голосе толстячка. – Если они тебе ещё потребуются. А сейчас…Готов?

- Как обычно, - я распихал здоровяков и подошёл к Вайолетте с графом. Ну, почти графом. Очень хотелось сообщить дуралею о его статусе, но я сдержался. Скорее всего сегодня парень, как и все стальные, подохнет. К чему лишний раз расстраивать перед смертью?  И так, последние дни у него – сплошное разочарование. Впрочем, как и у всех остальных.

- Что происходит? – спросила Вайолетта, непрерывно ощупывая кольчугу. Сразу заметно, что такая одежда для девушки непривычна. - Кто Все эти люди?

- Последняя линия обороны, - со вздохом сказал я. – Нам необходимо срочно покинуть Верзу, а за стенами нас уже ждут злые-презлые гунны. И их там – очень много.

- Это – из-за меня? – голос девушки дрожал. – И все эти люди могут погибнуть из-за меня? – я молча пожал плечами. А что тут ещё скажешь? – Так может мне просто сдаться и прекратить бойню?

- Во-первых. – сказал я, наблюдая, как люди Кору постепенно просачиваются наружу, - уже слишком много вложено в эту глупость, чтобы отступать. А во-вторых, это всё равно ничего не даст: бессмысленно откупаться от голодного хищника, предлагая ему свою руку или ногу. Он возьмёт всё.

- Пошли, - Кору махнул рукой и выскочил за дверь.

А знаете, что такое верх глупости? Это когда нужно бежать так, словно за тобой гонится сам ад, а дают то же чёртово отродье, на котором ты трясся от самой столицы Фернимара. Когда я увидел Уркагана, то мне захотелось придушить и одра и Нарима с его остолопами. Нет, ну раньше-то понятно, мне специально создавали трудности, чтобы гуннам было сподручнее сидеть на хвосте.

Но сейчас-то, мать вашу, в чём дело?

Однако события происходили так быстро, что времени высказать своё возмущение просто не осталось. Все оседлали коней, и наша группа выехала из небольшого домика сразу к городским воротам. Тут не оказалось пьяных балбесов, пытающихся проверять документы, да и стражи вообще. Чьи-то сапоги торчали из домика охраны и не шевелились. Четверо парней Кору уже толкали створку ворот. Какие-то зеваки тыкали в нашу сторону пальцами. Плевать, мы уже выезжали из города.

Я наклонился к ушам уркагана и прошипел:

- Помнишь, я обещал тебя пустить на колбасу? – лошадка дёрнула ушами. – Так вот, предложение остаётся в силе. Если ты, скотина, не сумеешь бежать, как нормальная лошадь, я перед смертью постараюсь приготовить самую лучшую конскую колбасу. Понял?

Вроде понял, потому что ещё раз дёрнув ушами, начал быстрее перебирать своими кривыми ножками.

За стенами нас ожидал отряд монахов. Брат не обманул. И прислал не жирных болтунов, обожающих винные подвалы и хорошую кухню. Нет, я сразу понял кого вижу: бойцы Братства Духа – армия церкви, которую высокопоставленные святоши использовали в качестве решающего аргумента. Я видел этих засранцев в деле и сейчас жалел лишь об одном: плохо, что их всего сотня.

- Во имя господа, - монах с загорелой физиономией и бородой, заплетённой в три косички, подъехал ближе. – Солдаты Гуннланда ожидают вас в полулиге дальше по дороге. Кроме того, в полях и лесах полно их разведчиков. Предлагаю двигаться вон туда.

Он указал рукой. Я прикинул, вспоминая карту.

- Так мы упрёмся в Одинокую гору. Если они прижмут нас к склону – хана.

- Нет, - монах покачал головой. – Гора останется чуть в стороне, а мы поскачем к монастырю пятого Знака. Там можно получить помощь или укрыться за стенами обители.

- Думаешь, до Сингалона не доберёмся? – быстро спросил Кору.

- Рискованно, - монах покачал головой. – Приграничье – сплошные болота и реки. Потеряем скорость и придётся принимать бой в очень невыгодных условиях.

- Тут он прав, - согласился я.

- Ладно, - Кору скрипнул зубами. – Едем пока так.

Часть монахов сразу выдвинулась вперёд, а часть дождалась пока проехали люди Нарима и устремилась следом. Вокруг ехало столько много опытных, хорошо вооружённых бойцов, что казалось, будто нам ничего не может угрожать. Судя по просветлевшей рожице Вайолетты, принцесса думала именно так. А я вот вспоминал последний приказ Кору и думал, дойдёт ли до этого.

К юго-востоку от Верзы лежат сплошные поля с низкими холмами. Деревьев почти нет, а те что попадались, больше напоминали кусты-переростки. Рек совсем немного, а те несколько, что пытались преградить путь, ничем не отличались от крупных ручьёв. В общем, пересекая журчащие потоки лошади лишь замочили копыта.

Больше проблем доставляли те самые холмы. Возвышения хоть и не могли похвастаться размерами, но иногда имели весьма крутые склоны, поэтому приходилось объезжать препятствие. А всякая задержка в наших условиях могла иметь самые неприятные последствия.

Кору, который ехал рядом со мной, то и дело оборачивался и его пухлая физиономия отражала беспокойство и сомнение. Судя по тихому бурчанию, шпион никак не мог поверить в то, что мы сумели оторваться от преследователей. Тут я мог с ним согласиться: всё это путешествие доказывало, что одни неприятности меняются лишь другими, хуже предыдущих.

- Что будем делать, когда доберёмся до Сингалона? – спросила принцесса. Похоже Вайолетта уже не сомневалась в благополучно завершении путешествия. – Честно говоря, я не очень много знаю про это королевство.

Ну да, теперь-то все эти непонятные прорехи в образовании получили своё объяснение. К чему тратить лишние силы на подменыша, чей смысл жизни заключается лишь в исполнении роли истинной принцессы? А забавный вышел бы разговор у Вайолетты с папашкой.

- И нечего там особо знать, - я ухмыльнулся, вспоминая о своём пребывании в Сингалоне. – Государство – беднее не придумаешь. Выращивают в основном картошку, её же едят и продают.

- И контрактов хороших не получишь, - поддакнул Кору. – Зато стража ловит братву не за страх, а за совесть. Думаю, их царь согласится нам помочь. Всё же он всегда выступал против Гуннланда и дружил, как с Верзином, так и с Фернимаром. А после можно через Портейн и Коронаст вернуться в Фернимар.

- В Портейне я бы задержался, - сказал я и заработал заинтересованный взгляд Кору и подозрительный – Вайолетты. Сигон всё это время просто смотрел вперёд и не проронил ни слова. – Хотя бы на пару дней.

- Посмотрим, как всё обернётся, - шпион совершенно искренне вздохнул. – Иногда в башку приходят всякие дурацкие мысли и идеи.

Мы миновали чахлый лесок из полусотни скрюченных деревьев и некоторое время скакали вдоль узкого мелкого озера. На другом берегу водоёма стояли покосившиеся дряхлые дома и торчали палки, на которых сушились рыболовные сети.

Наверное, конский топот привлёк внимание местных обитателей, потому что из домиков выбралась пара в серых рубахах до колен и соломенных шляпах. Один даже махнул нам рукой. Вайолетта помахала в ответ. Больше никто глупостями заниматься не стал.

- Ну вот не нравится мне всё это, - пожаловался Кору, который продолжал ворочать головой так, словно пытался размять шею. – По всем правилам эти говнюки должны были пустить за нами все свои силы. Почему я их до сих пор не вижу?

- Сильно переживаешь? – поддёрнул я спутника. Тем не менее я и сам хорошо понимал, что отсутствие погони может быть, как хорошей, так и очень скверной новостью. А с учётом того, кто нам противостоит, скорее – последнее.

- Сильно, - признался Кору. – Не требуется много ума, чтобы сообразить, какой дорогой мы поедем. А у чёртовых гуннов вполне достаточно сил, чтобы разделиться.

- Думаешь, устроили засаду?

Толстячок шмыгнул носом. Вайолетта слышала весь наш разговор, и он ей точно не понравился.

Тем не менее, ещё оставался шанс на то, что мы просто сгущали краски. Впереди уже появилась Одинокая гора – конусообразный холм, на вершину которого вела узкая крутая тропа. С плоской верхушки можно было рассмотреть почти всю огромную равнину, а в ясный день, даже различить самые высокие шпили Верзы.

В давние времена, когда по равнинам Верзина ещё шастали кочевники, верхушку Одинокой использовали, как наблюдательную площадку. Там даже построили небольшую башенку. После кочевников полностью истребили, а наблюдательный пост забросили. Со временем постройка рухнула, оставив только груду поросших кустарником камней.

Я хотел предложить Кору немного задержаться и осмотреть окрестности с вершины. Много времени это бы не отняло, но позволило бы уже со спокойной (или нет) душой продолжить путь.

Предлагать ничего не потребовалось.

Стоило приблизиться к холму-переростку, как скачущие впереди монахи остановились. Они переговаривались и почему-то указывали на землю.

- Что случилось? – в голосе принцессы ощущалась тревога.

- Сейчас узнаем, - Кору махнул мне рукой. – Давай со мной.

Единственным, кто оказался рад нашей остановке, так это Уркаган. Он ронял клочья пены и укоризненно косил на меня глазом. Конёк явно устал, но угроза стать колбасой не позволяла ему расслабляться.

- Следы, - сказал предводитель монахов, когда мы спросили в чём дело. – Следы копыт. Их очень много и все – недавние. Уходят вон туда.

Ну да, чтобы так изрыть землю тут должна была проскакать не одна сотня всадников. И их след уводил аккурат за Одинокую. А раздавленная трава выглядела совсем свежей.

- Засада, - уверенно сказал монах и провёл ладонь по бороде. – Я знаю это место: сразу за горой дорогу опускается в низину. Стоит туда съехать и врагу останется лишь расстрелять нас из луков.

- Так я и предполагал, - проворчал Кору и повернулся ко мне. – А если обойти этот чирей с другой стороны?

- Там – болота и идут они аж до самого Сингалона. – я ощущал сильную усталость. – Я же тогда не просто так сказал: прижмут к склону – хана.

- Возвращаемся, - Нарим решился. – Чёрт с ним, с этим Сингалоном. Попробуем что-нибудь другое.

- Думаешь, они не предусмотрели такой вариант? – спросил я, абсолютно уверенный в обратном. – На что поспорим? Зуб даю, они пустили псов по следу и особо не торопились, чтобы мы успели забраться в жопу поглубже.

- Даже если окажешься прав, нахрена тебе выигрыш? – Кору оскалился. – Возвращаемся!

Однако к нам уже спешил монах из арьергарда. Новости у него имелись весьма предсказуемые и очень хреновыми. На горизонте различалась пыль, очевидно поднятая множеством скачущих всадников. И кто это – сомневаться не приходилось.

- Ну что же, - сказал вожак святош и осенил себя знаком триединства, - мы всегда готовы присоединиться к нашему небесному братству.

- А вот туда совсем не тороплюсь! – прошипел Кору и сверкнул глазами. – Где тут лучше всего держать оборону?

- Вон там, - я показал. – Видишь, у начала тропки что-то вроде вала? Раньше там стояла застава, обнесённая земляной оградой. До сих пор сохранилась часть насыпи и траншеи. Если грамотно распределить силы, то говнюков можно некоторое время сдерживать. А смысл?

- Не твоего ума дело! – огрызнулся Кору. – Ты принцессу охраняй, сколько сможешь. А там…Там, как договорились.

Не успел он договорить, как послышался глухой гул – топот множества коней. Только раздался он не с той стороны, где мы видели столбы пыли, а из-за Одинокой. Ожидаемо. Гунны несомненно выставили дозоры и как только стало ясно, что мы не торопимся в ловушку, решили сплюснуть нас между двумя отрядами.

Кору перемолвился с командиром монахов и тот, поразмыслив, кивнул.  Чёрт побери, сейчас я даже завидовал святошам! Они не психовали, как остальные, а спокойно снимали щиты и копья, висящие на боках коней. Кажется, монахи реально были готовы уйти на свои долбаные небеса.

- Поехали, - фыркнул Кору и махнул рукой. – А ты – дуй к девке и не отходи от неё ни на шаг. Понял?

- Чего тут непонятного, - я ухмыльнулся. Ну что же, если что, то мне сегодня предстояло сдохнуть самым последним. А перед смертью ещё и конкретно насолить гроссмейстеру Цангу.

- Плохо дело? – Вайолетта всматривалась мне в глаза, точно пыталась найти там какую-то опору. – Эти звуки…

- Да, мы в ловушке, - согласился я и наподдал Уркагану. – И единственное, что внушает надежду: наш толстый друг не кажется испуганным до усрачки. Значит какой-то план у него имеется.

- Сомневаюсь, - О, Шу подал голос! – Чувствую. Что сегодня мы все умрём.

- Молчать тебе идёт гораздо больше, - очень хотелось отвесить дураку оплеуху. – Хоть на умного тогда похож.

У тропинки, ведущей на вершину мы спешились. Я оглянулся. Люди Кору торопливо спрыгивали на землю и стаскивали с коней какие-то мешки. Все мы сейчас находились под защитой оплывшего земляного вала. Когда-то эта штука была выше меня, но время и погода на треть уменьшили размер ограды. Впрочем, выбирать не приходилось.

Монахи не стали заезжать внутрь, а цепью выстроились перед входом. Каждый святоша держал круглый щит и длинное копьё. Их главный стоял перед строем и что-то декламировал. Возможно – молитву, возможно – напутствие. Трудно разобрать и-за приближающегося топота.

Тем временем те мальчики Нарима, которые не занимались загадочными мешками, согнали всех лошадей и привязали друг к другу. Потом поставили у входа в ограду. Получилась своего рода живая стена. Хитрый Уркаган лягался и клацал зубами, пока на него не плюнули и не оставили в покое. Конь тотчас удрал подальше от опасного места. Ну что же, у хитрой бестии появился шанс пережить нас всех.

- Что они делают? – спросила Вайолетта. Её голос почти не дрожал.

- Что-то зарывают в землю, - сообщил я то, что она могла видеть сама. Похоже делают какую-то ловушку.

Пока часть людей Кору закапывала плоские шкатулки, другие вытаскивали из мешков части непонятных предметов и собирали их в странные штуки. Больше всего это походило на охапку дров с рукоятью. Одну такую хрень поставили у подъёма на холм. Нарим, руководивший всей этой суматохой, заметил, что мы стоим без дела и тотчас вызверился на меня:

- Какого ты тут торчишь, comment peut moron? – видимо от волнения он перешёл на родной язык. – Дуйте наверх и оставайтесь там.

- И всё же, - сказал я. – На что надеешься?

- La chance est, - он свёл указательный и большой пальцы. – Вот такой, но – есть. Главное – продержаться нужное время. А сейчас – валяйте отсюда.

С нами вверх по тропинке отправились пятеро бойцов с большими боевыми самострелами. Но на середине подъёма они остановились и сообщили, что немного отдохнут возле этого очаровательного валуна. Ну что же, позиция тут действительно очень удобная.

Как и та, где решил задержаться Шу. Совсем узкий проход. С одной стороны – крутой обрыв, с другой – отвесная каменная стена. При должном умении тут можно достаточно долго сдерживать даже большое количество атакующих.

- Удачи, граф, - думаю, правильно, что я не стал открывать мальчишке грязную тайну его рождения. Пусть умрёт настоящим графом.

- Си, - Вайолетта протянула руку, но Сигон отрицательно покачал головой.

– Всё сгорело, - тихо сказал он. – Ничего не осталось. И меня тоже. Прощай, Вайю.

Я молча потащил девчонку дальше. Кажется, она несколько раз хлюпнула носом, но истерики, которую я ожидал, устраивать не стала.

Обломки башни теперь ещё больше напоминали обычную кучу камней. Да и те почти исчезли под покровом ползучего кустарника. Сама площадка плоской верхушки немного уменьшилась: ветер и дожди понемногу откусывали кусочки горы и уносили их прочь. Ветер…Да, тут он набросился на нас, словно обезумевший зверь, развевая волосы и пытаясь сорвать одежду.

Впрочем, я свой плащ снял сам и несколько раз сложив положил в траву у груды камней. Предложил принцессе присесть. Девушка отрицательно качнула головой и подошла к краю обрыва. Я стал рядом.

- А если он всё же прорвутся сюда, - тихо сказала Вайолетта и это был вовсе не вопрос. – Несмотря на все эти смерти и усилия, прорвутся и схватят меня?

Я молчал. Внезапно Вайолетта схватила меня за рукав куртки и повернула к себе.

- У меня не хватит сил, - девушка тяжело дышала. – Но ты, ты же всегда этим занимался…Если они будут здесь – убей меня!

Я продолжал молчать и тогда Вайолетта сдёрнула с пальца кольцо и вложила мне в ладонь. Сжала пальцы.

- Это – контракт, - сказала она. – Если гунны придут сюда, я нанимаю тебя, чтобы ты убил принцессу Вайолетту Фернимарскую.

Я разжал пальцы и кольцо упало на землю.

- Посмотрим, - глухо сказал я. – Да и цена слишком мала, как для принцессы.

Девушка всхлипнула и вдруг начала смеяться. Потом смех вновь сменился рыданиями и мне пришлось обнять несчастную дуру, которая за эти несколько дней успела подняться от самых низов до сияющих вершин королевской власти. А теперь ей предстояло стать безвестным трупом на вершине Одинокой горы.

Я же был никем, никем и сдохну.

Продолжая обнимать Вайолетту, я посмотрел вниз. Как раз вовремя, чтобы увидеть, как два больших отряда гуннов соединились в настоящую армию. Не ошибусь, если предположу, что там было не меньше тысячи конников. Тысяча, против сотни монахов и полусотни шпионов. Кору очень ошибался, когда показывал пальцами наши шансы.

Их не было.

Гунны не стали тянуть время. Объединившись они тут же атаковали. Даже здесь я слышал рёв тысячи глоток и ощущал дрожь земли, когда копыта тысячи лошадей долбили её поверхность. Чудес не бывает, и эта неудержимая лавина просто обязана снести чёрную полоску монахов.

Послышался резкий треск, какой можно услышать, когда стадо кабанов ломится через сухостой. Этот странный хруст шёл снизу, там, где люди Кору готовили свою линию обороны. И вдруг что-то изменилось. Замедлился неостановимый бег конницы гуннов. Похоже, что первые ряды конников наткнулись на невидимую преграду. Лошади и всадники падали на землю, а те, что неслись следом, спотыкались об их тела и тоже падали.

- Что происходит? – Вайолетта оторвалась от моей груди и смотрела на поле боя.

- Жирдяй не так прост, как… Впрочем, я всегда знал, что он – хитрая бестия. Жабоед, что тут ещё скажешь!

К сожалению, что бы не трещало, скосив конных гуннов, но оно смолкло чересчур быстро, для того, чтобы нанести значительный урон. Тем не менее, запал нападавших оказался сорван и тут же атаковали монахи. Всадники в чёрном стремительно приблизились к армии врага и вошли в неё, как нож в дряблое тело. Сказалась временная растерянность гуннландцев, да и монахи дрались, точно дьяволы.

 Но святош оказалось слишком мало. Нет, он продолжали сражаться и судя по тому, что мы видели, весьма успешно. Просто количества гуннов оказалось достаточно, чтобы просто обойти чёрных воинов и атаковать бойцов Кору.

И снова загадочный треск, и падающие тела. И вновь чересчур быстро всё закончилось, и спешившиеся гунны полезли на стены укрепления. Отсюда я плохо видел, что происходило у самого подножия, поэтому, когда внизу несколько раз оглушительно громыхнуло, мы с принцессой подпрыгнули от неожиданности.

- Не знаю, - я пожал плечами. – Даже не спрашивай. Возможно, какая-то магия.

И снова треск. Крики ярости и опять громкие взрывы. Вопли внизу становились всё громче. Я посмотрел на поле боя. Монахи держались, сражаясь в полном окружении и их оставалось совсем немного. Крики, доносящиеся от подножия, звучали громче и ближе. Ну что же, этого следовало ожидать.

Я проверил самострел, мешок с шоганам и убедился, что меч легко выходит из ножен. Потом подошёл к тропинке, ведущей вниз и посмотрел на Сигона. Парень держал обнажённый меч двумя руками и стоял широко, расставив ноги. Скоро я увижу, как граф-неграф умеет махать своей железкой.

Обернулся. Вайолетта стояла на прежнем месте и смотрела на меня. Потом наклонилась и что-то подобрала с земли. Видимо злосчастное кольцо – плату за собственную смерть.

Снизу послышались щелчки самострелов. Близко, чёрт побери, совсем близко! Это – та пятёрка, которая шла с нами. Дерьмо! Мне стало страшно. Я не хотел умирать, но в этот раз выбора не было. Совсем.

Кто-то жутко заревел, и я услышал звуки разрубаемой полти. Перед Сигоном появились два здоровенных гунна. Одного я узнал: гигант Ганс, убивший несчастного посланника у лесного святилища. Оба заляпаны кровью с ног до головы.

И да, Шу умел сражаться. Парнишке даже удалось спихнуть одного гунна с тропы и тот, громко завывая покатился по склону. Ганс сцепился с Сигоном. Я поднял самострел и прицелился. Чёрт, как же вы близко друг к другу! Выстрел – промах. Выстрел – Ганс отступил, получив заряд в бедро. Держись, братишка! Сейчас…

- Rache! – с диким воплем горбатая тварь перепрыгнула бойцов и понеслась вверх, прямиком ко мне. И огромный меч, и уродливое тело покрывала сплошная кровавая плёнка. На шее чудища болталось что-то, весьма напоминающее человеческие внутренности. Глаза монстра сверкали, а пасть исторгала оглушительный вопль:

- Stirbdie Hollenbrut! – и хохот, точно смеялись все демоны ада.

Я выпустил из самострела все заряды, которые там оставались. Твою мать! Тварь махнула мечом с такой скоростью, что я увидел лишь полупрозрачный ореол. Урод отбил все заряды! Нет! Не все! Один-таки вонзился горбуну в грудь. Монстр оглушительно заревел и вырвал дротик вместе с куском плоти.

Пока тварь занималась этим, я отбросил самострел и достал шоганы. Я рычании жуткого существа пропали даже намёки на человеческую речь, так что сейчас я слышал лишь звериный рёв.

Нас разделяло слишком малое расстояние, поэтому приходилось бросать звёзды и одновременно пятиться. Из двадцати бросков удачными оказались только четыре – самый худший результат в моей жизни. Правда один шоган рассёк глотку монстра и теперь оттуда брызгал кровавый фонтанчик.

Тем не менее, на злобе и проворстве гада это почти не сказалось. Разве что теперь вместо рёва я слышал глухое ворчание.

Так, как сегодня на Верхушке Одинокой я не сражался нигде и никогда. Пришлось вспомнить все уроки, все хитрости и уловки, которые я выучил или наблюдал у других бойцов. А вот моему противнику мудрить не приходилось: быстрота и сила обеспечили твари такое преимущество, о котором я не мог и мечтать.

Огромный меч мелькал то справа, то слева, то стремительно рушился на голову. Я парировал, ускользал, кувыркался, то назад, то в сторону. Очень быстро моя одежда превратилась в искромсанные лохмотья, а на бедре, предплечьях и плечах появились глубокие порезы. Самый большой проходил через всю грудь, и я ощущал тёплые струйки, бегущие по животу.

Тварь слабела, уменьшая натиск, но очень медленно. Мои силы таяли значительно быстрее. Кроме того, зверски ныли запястья – последствие попыток отразить прямые атаки врага. И я ощущал, что начинаю замедляться. Косой удар прошёл по лбу, и хлынувшая кровь залила правый глаз. Почти наугад я отмахнулся мечом и ощутил, как оружие в чём-то застряло. Хриплый рёв и рукоять с бешеной силой вырвали из рук. Хрустнуло и дикая боль пронзила левое запястье. Вот и всё, конец.

Но смертельного удара не последовало. Я вытер глаза, залитые кровью и уставился на врага. Оказывается, мой случайный удар пришёлся в шею и теперь меч торчал из глотки монстра. Чудовище засипело, отбросило своё оружие и вцепилось в рукоять моего. Выдернуло и с каким-то удивлением уставилось на клинок.

Только теперь я сообразил, что в горячке боя мы выбрались на самый край вершины. Достаточно толкнуть тварь, и она улетит вниз. Возможно подобная мысль пришла и в уродливую башку чудища. Урод заклекотал и отшвырнув меч, вцепился в мою глотку. Я ударил лбом в скошенный подбородок, и мы оба упали на землю. Край пропасти оказался совсем рядом.

Пальцы скользили по горлу врага. Я схватил за край раны и потянул. Красная жидкость полностью залила глаза. Хватка монстра стала ещё сильнее, так что я уже не мог дышать. Попытался пнуть гада и упёрся подошвой в какой-то камень.  Воздуха почти не осталось, но я вдруг понял, как надо поступить. Нужно как следует оттолкнуться. Так, ещё…Ещё немного и мы оба улетим вниз. Ещё…

- Сдохни! Сдохни! Сдохни!

Кто-то кричал и что-то длинное и тонкое мелькало над головой. Хватка на шее внезапно ослабела, и я услышал, как тяжёлое тело покатилось вниз по склону. Сквозь кровавый туман я смог различить, что надо мной стоит Вайолетта с мечом в руках.

Только смотрела девушка не на меня, а куда-то вниз. Я с трудом повернул голову и увидел знамёна Верзина, гордо реющие над полем боя.

И потерял сознание.

 

 

 

                            

 

 

 

ЭПИЛОГ

 

 

Я лежал на чём-то мягком и ощущал ароматы каких-то специй. Болела голова, болела грудь и рука, болело вообще всё. Тем не менее, я был жив. Опять. Хоть и не мог понять, почему.

Память сохранила видение знамён Верзина на поле боя. Но откуда? Что вообще случилось? Пришла помощь?

- Так вот, - сказал до боли знакомый голос, и я тотчас открыл глаза, чтобы взглянуть на толстого мерзавца, втянувшего меня в эти неприятности. – Так вот, на этот счёт у государя нашего, Чампиурза, имеются определённые предложения.

Первым делом я увидел Сигурдда, который стоял у огромного окна и сообразил, что лежу на исполинской кровати под золотистым балдахином. Где это я?

Точно ощутив мой взгляд, брат повернул голову и улыбнулся. Подошёл ближе и осенил меня знаком триединства.

- С возвращением, - сказал Сигурд. – Очень рад, что вы остались живы.

Вы? Это он кого имеет в виду? Меня и остальных? Ну маленький толстый мерзавец точно выжил.

- Должен заметить, - я повернул голову и посмотрел на Кору стоящего с другой стороны кровати. Одной руки у шпиона не было, аж до самого локтя, а голова скрывалась под перевязочными тряпками, - что все мои действия обусловлены исключительно заботой о безопасности государства и чрезвычайными обстоятельствами…

- Что случилось? – комната, где я находился, казалась смутно знакомой. Кажется, когда-то, очень давно, я тут уже был.

- Ваш отец получил подробное письмо от, - Сигурд указал на Кору и тот почему-то поклонился. – И тотчас выдвинулся на помощь. К сожалению, и моему прискорбию должен сообщить, что в битве с войском Гуннланда, Его величество, Лафенд четырнадцатый, пал смертью героя.

Что я ощутил, узнав о смерти отца? Почти ничего. Лишь где-то, в глубине души шевельнулось нечто горькое, как мечта об упущенных возможностях. И да, теперь брат мог сесть на вожделенный трон.

- Что с принцессой?

- Вайолетта фернимарская в полной безопасности, - Сигурд как-то странно смотрел на меня. – Находится под протекторатом верзинской короны. Хоть, откровенно говоря, её душевное состояние оставляет желать лучшего. Но она – молодая девушка и переживёт эти жуткие события.

- Что там с Сигоном? – я посмотрел на Кору и тот почему-то попятился. – Жив?

- Да. Лишился одного глаза, но получил взамен нечто, более ценное, - шпион плямкнул губами. – За доблесть и верность, Его величество, Чампиурз фернимарский даровал ему звание баронета. Как и мне.

Он вновь поклонился. Да что за дьявол?

- Что теперь? – спросил я. – Отец умер и брат на троне?

- Такое дело, - Сигурд переглянулся с Кору и оба почти одинаково ухмыльнулись. – Касательно того самого предложения. Там имелся совет, как следует изучить некие даты. Выяснилась забавная штука: документы о рождении сыновей Лафенда четырнадцатого оказались сфальсифицированы. Подделаны. Кто-то заменил цифры, в результате чего старший стал младшим и наоборот. К счастью, обман удалось распознать до того, как случилось непоправимое. Предполагаем, что к делу приложил руку наш брат. Посему злоумышленник помещён в каземат и ожидает высочайшего вердикта.

- Что? – тупо спросил я. В голове всё смешалось.

- Ваше величество, - Сигурд склонил голову. – Все ожидают лишь вашего выздоровления, дабы произвести коронацию.

- Погоди, - я закрыл глаза и полежал в блаженном мраке. Потом открыл. – Я – король?

- Совершенно верно, Лафенд Пятнадцатый, верзинский.

- И ещё, - Кору вновь поклонился. – Мой господин, Чампиурз фернимарский, с целью укрепления связей между дружественными королевствами, предлагает вам обручиться с его дочерью, Вайолеттой.

Кажется, гад старательно прятал улыбку. Сигурд не прятал.

- Похоже на какую-то дерьмовую сказку, - тихо сказал я. – Там, где в конце герой получает трон и принцессу.

- А разве эта история пахнет розами? – ещё тише проворчал Кору.

- Ты деньги мои, заначенные, вернуть не забудь, - сказал я. – А то трон, сам видишь, дело ненадёжное.

 

               

                        

© «Стихи и Проза России»
Рег.№ 0294418 от 3 ноября 2018 в 15:25


Другие произведения автора:

Самбади

Поручение

Муаррат. Глава 2

Рейтинг: 0Голосов: 012 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!