Пантера. Часть 19

37.

 

 

 

Арсений Фельдман сел в кресло для посетителей и громко выдохнул, продолжая рассматривать хозяина кабинета. Взгляд его был настолько тяжёл, что Сергей Александрович Малов почувствовал себя маленьким кроликом, которому не посчастливилось оказаться в обществе голодного удава. Фельдман окончательно сбросил маску послушного исполнителя и теперь его лицо отражало предельную брезгливость пополам с раздражением.

- Послушайте, Малов, - сказал посетитель, в конце концов прервав тягостное молчание, - вы же – достаточно опытный человек, так объясните, как им образом ситуация могла полностью выйти из-под контроля? Я, хоть убейте, не могу понять. Может быть просто что-то выпустил из виду?

- Бруно, - начал директор, но Фельдман раздражённо прервал его.

- Да бросьте вы! – проворчал Арсений. – Даже если нас кто-то подслушивает, то хуже уже не станет, потому что, хуже просто не может быть. И поверьте, мне не нужны какие-то оправдания, это был простой риторический вопрос. Вы же знаете, что такое риторический вопрос?

Чувствуя себя полным идиотом, Малов медленно кивнул. Однако же, когда директор увидел взгляд собеседника, полный снисходительной презрительности, то ощутил прилив бешенства.

- Да, я знаю, что такое риторический вопрос, - он повысил голос, - и ещё я знаю, что в этой ситуации налажал не только я. Как у вас обстоят дела с той любопытной журналисткой? Уже поймали? А ведь она уже была в ваших руках, - внезапно голос Малова сорвался на визг. – Не смейте во всём обвинять исключительно меня!

Фельдман надломил бровь, изображая крайнюю степень удивления. На самом деле Арсений ожидал этого срыва и лишний раз убедился, в том, что все его подопечные – на редкость предсказуемые люди. Не имело значения, в какой части света приходилось работать; и туземцы, и соотечественники демонстрировали тупой заклишированный разум, не способный к настоящему творчеству.

Фельдман вернул лицу маску невозмутимости и уставился на директора своим обычным змеиным взглядом. Малова точно холодной водой окатили. Потирая лоб, он опал, расплывшись в кресле, точно тающий снеговик. Дождавшись этого момента, Фельдман продолжил, точно ничего не произошло:

- Тут вы абсолютно правы: эту сучку нужно было прикончить сразу же, как только появилась возможность. Да, все свойственно ошибаться и думаю, в следующий раз осечек не произойдёт. Не переживайте, она от нас никуда не денется.

Малов недоверчиво уставился на него.

- Не денется? – переспросил он. – Насколько мне извести, эта самая Зорина исхитрилась угнать ваш автомобиль. Думаю, недолго осталось до того, как она выберется и попытается растрезвонить всему свету о своих похождениях.

Фельдман вновь снисходительно усмехнулся.

- Не так быстро, - он щёлкнул пальцами. – Мы засекли угнанный фургон в лесу, совсем недалеко от Лисичанска. Должно быть машина не на ходу, иначе с чего ы им задерживаться? Скорее всего автомобиль повредили, когда пытались остановить беглецов. Не думаю, что они рискнут передвигаться по лесу, так что выбор невелик. Нам остаётся перекрыть дорогу, что мы уже и сделали

Малов внезапно сообразил, что дела не просто вышли из-под его контроля - он уже вообще ничем не управлял, сидя в своём кабинете. Последняя информация к нему не поступала и все реальные приказы отдавал вот этот вот змеиноглазый убийца. А вот ответственность, за всё произошедшее, целиком ляжет на плечи директора и несомненно погребёт Малова, словно горный обвал. Самой отвратительное, он уже никак не мог изменить этого и оставалось наблюдать за неотвратимым приближением лавины.

- Ну и какие вы ещё предприняли действия? – угрюмо спросил Сергей Александрович. – Кстати, как там дела с тигром? Лимонов почему-то молчит…

Фельдман подёргал мочку уха и уголки его губ опустились. Взгляд Арсения при этом сделался тусклым, словно у алкоголика, страдающего похмельем.

- Лимонов – мёртв, - сообщил он. – Мёртв со всей своей группой. Мы обнаружили оперативный автомобиль, и он…Как бы это сказать? В общем, их всех разорвали на куски. На очень маленькие куски. Мы даже не смогли опознать, кому какие принадлежат.

Малов только мрачно ухмыльнулся: ещё одним приятным сообщением больше. Придётся назначать нового начальника сектора безопасности...А, впрочем, зачем? Он фактически ничем не управляет, так что пусть крутится этот гад.

- А что с Зеро?

- Спецгруппа? Хм, на связь они не выходят, а искать их никто не решается, даже под угрозой увольнения. И я не могу винить своих людей: они видели то, что осталось от Лимонова и его подчинённых.

- И что теперь делать? Не можем же мы оставить эту тварь на свободе? Не думаю, что он остановится и прекратит убивать. А если убийства продолжатся, об этом рано или поздно узнают.

Фельдман протянул руки вперёд и сцепив пальцы, смачно хрустнул костяшками. На его лице появилось выражение глубокой удовлетворённости, словно Арсению удалось решить особо сложную математическую задачу.

- Я решил лично проанализировать возникшую проблему, - Фельдман постучал указательным пальцем по лбу. – Всегда стоит остановиться и немного подумать, вместо того, чтобы принимать скоропалительные решение. Тем более, как можно заметить, они приносят лишь вред. Итак, ошибка была допущена при выборе охотников, ловчих. Подумайте, мы сами называем убежавшее существо тигром, потому что сейчас – это в большей степени животное, нежели человек. А мы посылали для его поимки полицейских, охранников и солдат, наконец. Всех тех, кто по роду своей деятельности должен преследовать людей. Поэтому, в этот раз я решил пригласить профессионального охотника. Охотника на хищников. Того, кто неоднократно сотрудничал с нами, обеспечивая материалом для опытов.

Малов, глядя на возбуждённого собеседника не ощутил ничего, кроме тоски и усталости. «Всё равно, - подумал директор, - и этот его охотник кончит так же, как и все остальные. Всё катится к чёртовой матери».

- И кто же это? – поинтересовался Малов, без всякого интереса. – Я его знаю?

- Естественно, - Фельдман пожал плечами. – Это – Иван Иванов, наш постоянный поставщик. Не было ни единого раза, когда он не смог выполнить поставленной задачи. Последний раз он добыл пантеру для…Вот дьявол!

Малов изумлённо уставился на обычно невозмутимого Фельдмана. Лицо того исказила гримаса ярости. Впрочем, Арсений быстро взял себя в руки и вновь стал внешне спокоен.

- Какие-то неприятности? – не скрывая сарказма, поинтересовался Малов. – Ещё? Давайте, Бр…Арсений, делитесь. В конце концов, я всё ещё директор этого института.

Он нарочито выделил слово «пока», но Фельдман, погружённый в какие-то свои мысли, не заметил иронического пассажа.

- Совсем вылетело из головы, - процедил он. – Доктор Станиславский всё ещё жив.

От удивления Сергей Александрович привстал и даже открыл рот. Действительно, ни в какие ворота не лезет!

- Что вообще происходит? – он вцепился в край стола, точно пытался найти надёжную опору в ускользающей реальности. - Ваш человек тянет время? Решил подождать до Нового года?

Сквозь тревогу в голосе директора ощущалось лёгкое злорадство: всё же не только его подчинённые садятся в лужу. Даже у непогрешимого куратора иногда сбоит его совершенный механизм. А лажать на пару – гораздо веселее.

- Мой человек нарывается на крупные неприятности, - процедил Фельдман и сжал кулаки. – Притащил в свой дом какую-то бабу, позволил ей трепать языком по закрытой линии, а сам поехал к нашему доктору. Там завалил телохранителя, а самого Станиславского оставил в живых. Какой-то бред! К чёрту, сегодня обрубим все хвосты.

Фельдман тяжело вздохнул, вспоминая массу дел, которые необходимо сделать, перед тем, как окончательно закрыть проект. Начальство дало неделю на всё, после чего следовало известить мировые информагенства о запретных опытах, которые проводят русские, в нарушение всех норм и законов. А тут ещё и странная информация из Статхока о том, что кто-то начал копать под них. Вообще невероятно!

- Твари! – он даже зубами заскрежетал. – Все они ищут жареные факты, всем им интересно совать нос, куда не следует, копать мусор своим рылом!

Зазвонил телефон, Арсений мгновенно выхватил его из кармана пиджака и поднёс к уху. Он некоторое время молча слушал собеседника, а потом его губы растянула широкая ухмылка.

- Есть! – сказал Фельдман и щёлкнул языком. – Мои люди нашли эту парочку.

 

 

                                                                       38.

 

 

            - Мне здесь не нравится, - заявил Константин, с опаской глядя на дорогу. – Здесь слишком открыто. Давай вернёмся обратно.

- Нет, в лес мы не вернёмся, - с лёгким вздохом возразила Жанна. – Понимаю, здесь мы – как на ладони, но если идти домой пешком и через лес, то в людные места мы попадём аккурат к следующему году. 

Бодров сидел на обочине шоссе и всем своим видом изображал нежелание пользоваться асфальтовой магистралью. Девушка старалась не зацикливаться на странной позе, в которой сидел её спутник, точно так же, как игнорировала его настойчивые попытки перемещаться на четвереньках. Тем более, что, как ей казалось, это смущало и самого парня.

«Бог ты мой, - подумала журналистка, - что они с тобой такое сотворили? Вот же ублюдки! Кем ты был до всей этой мерзости? Симпатичный парень, физиономия интеллигентная, хоть и успевшая слегка обрасти. Житель города, определённо».

- Перестань упрямиться, - мягко сказала Зорина и похлопала спутника по плечу, - пойдём.  Обещаю, если нам будет угрожать какая-то опасность – немедленно вернёмся обратно, в лес. Подумай. Если мы продолжим спорить и сидеть на одном месте – вообще никуда не доберёмся. Пойдём.

Издав недовольное ворчание, парень поднялся, сделав это, как-то мягко, по-кошачьи. Потом встряхнулся и сумрачно взглянул на девушку. Спорить больше не пытался, очевидно смирился с тем, что в их тандеме верховодит именно Жанна. К тому же Костя был совсем не уверен в собственной правоте, уж слишком много пробелов в его памяти вынуждали во всём сомневаться. Тем не менее его чувства продолжали протестовать против выхода на открытое пространство. А ведь рядом находился уютный безопасный лес, в котором так просто укрыться от любой опасности. Хотя…

- Вообще-то, ты возможно права, - сказал Бодров, после некоторого раздумья. – Эти летающие штуковины могут найти тебя даже между деревьев.

- Вертолёты, - Жанна сообразила, о чём он говорит.

- Ага, вертолёты, - он поморщился. – Сначала болит в спине, а потом прилетает эта жужжащая штуковина и ты не можешь двинуться. А потом…Нет, больше ничего не помню.

Жанна размышляла, глядя на собеседника. Говорил он вполне уверенно и указывал на место ранения так же, практически не раздумывая. Вот только, какая штука, Зорина видела парня обнажённым и могла совершенно однозначно заявить: никаких огнестрельных ран на его теле не имелось. Даже тех, что зажили давным-давно. Врёт, выдумывает? Не похоже, да и зачем это ему? Так что всё это значит?  

Зорина попыталась бы выяснить, в чём дело, однако все прежние расспросы, даже осторожные, о прошлом спутника приводили к тому, что тот начинала кричать от невероятной боли в голове. Жанне совсем не хотелось, чтобы из-за её любопытства страдал хороший человек, поэтому она тотчас прекратила любопытствовать и ещё раз помянула недобрым словом уродов, сотворившим это с молодым человеком.

Вздохнув, Жанна махнула рукой и направилась вперёд.

- Кость, - сказала она, когда они прошли около километра. – Внимательно следи за дорогой. В принципе, нас устраивает любая машина, кроме той, на которой мы приехали в лес. Если заметишь что-то похожее, немедленно удираем в лес. Понял?

Парень ничего не ответил, и девушка обернулась, чтобы убедиться, идёт ли тот следом. Шагал Бодров так тихо, что Зорина временами вовсе не слышала его шагов. В этот раз журналистка обнаружила спутника замершим неподвижно. Парень тёр лоб и тихо шипел. Встретив взгляд девушки, Костя пояснил:

- Что-то такое вертится в голове… Кажется, я ехал куда-то из города и чёрный микроавтобус столкнул мою машину с дороги.

- Ага! – Зорина обрадовалась. – Кое-что прояснилось. Итак, ты умеешь водить машину.

- Да, то есть – нет. То есть, когда-то я умел водить, но сейчас вообще ничего не помню. Забыл, - внезапно в голосе Константина прорвалась тоска. – А ещё Света от меня ушла…А я никак не могу вспомнить её лицо!

Бодров сел посреди дороги и уставился перед собой остановившимся взглядом. Потом обхватил голову руками и начал раскачиваться из стороны в сторону.  Жанна услышала тихий протяжный вой, почти скулёж. Сначала девушке показалось, будто парень плачет, но когда он поднял голову, то щёки оказалась абсолютно сухими.

- Они украли мою жизнь, - сказал внезапно Бодров. – Украли жизнь, и я даже не знаю, какую именно.

Зорина подошла ближе и не говоря ни слова погладила парня по голове. Сейчас девушка ощутила, что молодой человек перестал быть для неё обычном попутчиком, безликим спутником на безлюдной дороге. Нет, она по-прежнему ничего не знала о Косте, не представляла. Какой была его жизнь раньше и совсем не понимала, что творится в его голове, но…Точно между парнем и девушкой мало-помалу установилась некая, пока ещё почти пунктирная связь. Присев Зорина обняла Бодрова за плечи и негромко сказала:

- Прости, тут я ничем не могу тебе помочь. Пока, по крайней мере. Самое хреновое, что я не знаю, можно ли вообще всё это исправить. Может у тебя ещё получится вспомнить прошлое, может – нет. Чёрт, понимаю, что это нифига не похоже на слова утешения! Одно могу сказать точно: я сделаю всё, чтобы тебе помочь и постараюсь оставаться рядом, сколько смогу.

Парень поднял голову и их лица оказались совсем рядом. Жанна смотрела е го необычные нечеловеческие глаза и почему-то совершенно не боялась. Потом осторожно провела рукой по колючей щеке и ощутила жар, исходящий от тела Константина. Если бы перед журналисткой находился обычный человек, она бы точно определила, что тот болен. А в этом случае…

Ощущая эту теплоту Зорина внезапно осознала, насколько сама она замерзла. Температура и не думала повышаться, а её одежда не совсем подходила для длительных прогулок в прохладное время. Значит имеется ещё один важный стимул, чтобы добраться до обитаемых мест. Только не в Лисичанск! Этим городишком она сыта по горло.

Похлопав Костю по плечу, Жанна сказала:

- Всё, соберись и пошли. И если ты вдруг захочешь вернуться в лес, что ж, я не стану тебя удерживать. Возможно тебе так действительно будет лучше.

- А тебе? – тут же спросил молодой человек, уставившись на собеседницу. – Ты сама как хочешь?

- Возможно мне потребуется помощь, - уклончиво заявила девушка. – Нет, я бы точно не отказалась от общества сильного храброго парня, способного меня защитить.

 Бодров немедленно поднялся и заявил с решительностью в голосе:

- Я пойду с тобой.

Жанна даже не знала, смеяться ей или просто разводить руками. На такие вещи обычно ловятся маленькие мальчики, которых обвиняют в трусости и нерешительности. А тут, вроде бы взрослый человек! Впрочем, одно уточнение – взрослый мужчина, а большинство мужчин до старости остаются мальчишками. Этот же – вообще отдельный разговор. Неизвестно, будет ли от него реальная помощь, а вот проблем, точно, целая куча.

- Значит. Пойдём, - резюмировала журналистка и взяла парня за руку. При этом она ещё раз удивилась необычно высокой температуре тела. – Только давай в этот раз быстро и без остановок, мы и так уже достаточно задержались.

Очень скоро она сообразила, что совершенно напрасно подгоняла Константина. Передвигался парень с такой скоростью, что Зорина едва поспевала за ним. Очень часто получилось так, что Бодров буквально тащил девушку за собой и той приходилось едва не бежать, чтобы не потерять равновесие. При таком темпе ходьбы сил на то, чтобы смотреть по сторонам практически не оставалось, да Жанна на время и вовсе забыла про преследователей. Она – да, а вот Бодров продолжал вертеть головой, рассматривая всё вокруг.

Впрочем, что можно было искать в этом однообразии? Дорога да лес по обе её стороны. Временами Костя поднимал голову и задыхающейся Зориной казалось, будто её спутник принюхивается. Но так это, или ей кажется, никто бы не сказал. Чёрт, да девушке и самой хотелось задрать голову, чтобы отдышаться.

В конце концов Жанна не выдержала и выдернув ладонь из руки Бодрова остановилась, тяжело дыша. Перед глазами девушки плыли разноцветные круги, а в ноги точно налили свинца. Зорина оёрлась о колени и повернула голову к парню, думая отыскать и у него следы усталости. Как бы не так! Тот словно всё это время отдыхал или ехал следом на авто. Бодров изумлённо уставился на Зорину и сказал:

- Слушай, ты же сама говорила, что мы должны поторопиться и не делать остановок. Пойдём.

Зорина только рукой на него махнула, не в силах возмутиться. Нахал, загнал её до полусмерти, а сам – хоть бы вспотел! Не человек, а машина какая-то. Возможно у парня и имеются проблемы с головой, но физическая сила это искупает. Интересно, пришла в голову Зориной озорная мысль, а в остальном Константин так же силён? О чём она, блин, думает!

- Ты устала? – наконец сообразил парень, рассматривая багровую девушку и на его физиономии появилось участливое выражение.

Она кивнула и тут же две сильные руки подхватили её. В следующее мгновение тело Зориной перебросили через плечо, а Бодров устремился вперёд. Всё произошло так быстро, а Жанна оказалась настолько ошарашена, что голос к ней вернулся лишь тогда, когда её «транспорт» успел пройти около полукилометра. Лишь тогда Зорина принялась колотить Бодрова по спине и кричать во весь голос:

- Отпусти меня, идиот! Немедленно поставь на ноги, придурок!

Константин остановился, снял девушку с плеча и аккуратно, точно держал нечто хрустальное, поставил на дорогу. От злости у Жаны прошла и усталость, и озноб. Уерев кулаки в бёдра, Зорина закричала на молодого человека:

- Ты что себе позволяешь? Совсем охренел?

Бодров не казался растерянным или обиженным. Напротив, он очень спокойно и рассудительно заявил:

Ты сказала, что нам необходимо двигаться очень быстро, но сама быстро двигаться не можешь, потому что устала. Значит, тебе необходимо помочь. Ты не думай, я совсем не устал и мне было не трудно тебя нести. И это оказалось даже приятно, поверь.

- Ну, в этом-то я совсем не сомневаюсь! – фыркнула журналистка. Впрочем, она ощутила, что раздражение быстро покидает её. Просто, глядя на спокойное лицо парня она не могла сердиться. – Костя, послушай, мы с тобой не так хорошо друг друга знаем, чтобы позволить подобные вольности. Да и в конце концов я не люблю, когда меня носят, точно волк барана. Женщин положено носить на руках – и никак иначе.

Следующий вопрос добил её:

- Тебя взять на руки?

Зорина рассмеялась, понимая, что смех этот – отчасти истерический.

- Нет, костя, не надо. Я просто немного посижу, и мы пойдём дальше. Ты не обижайся, но девушек носят на руках их парни. А теперь, дай мне отдохнуть.

Зорина села на обочине и не в силах удержаться, прыснула. Ну надо же, угодить в такую ситуацию! Жанна повернула голов и искоса посмотрела на Константина. Тот вновь сидел в своей страной позе и, как показалось девушке, о чём-то думал. Наконец встрепенулся и попросил:

- Жанна, расскажи про свою жизнь, пожалуйста. Может тогда и я что-нибудь вспомню о своей, - он немного помолчал и добавил. – Честно говоря, неприятно ощущать себя потным дебилом, не знающим элементарных вещей.

Ну, это ещё куда ни шло. Однако, что бы ему такое рассказать?

- Тебе, как, от сотворения мира? – она хихикнула, но глянув на серьёзную физиономию спутника сообразила: с шутками у того плоховато.

- Нет, от сотворения не нужно. Про себя расскажи, пожалуйста.

- Ну, я даже не знаю…Когда-то, в прошлой жизни я была маленькой девочкой, играла в куклы, ела песок и отбирала чипсы у мальчиков. Потом пошла в школу…Это ничего, что я так перескакиваю? Хорошо, продолжим. Кстати, я уже немного отдохнула и могу идти дальше. Только, я тебя умоляю, не надо нестись, как обдолбаный паровоз. Значит, поехали дальше. В школе была отличнице, потом хорошисткой, потом познакомилась с одним клёвым пацаном и забила на учёбу. Мозги мне вставляли долго и тяжело, а клёвый пацан оказался редким гадом и чуть не подсадил меня на иглу, - журналистка поморщилась. – тут проехали. В общем, школу я закончила более-менее прилично, так что смогла поступить на журналистский факультет. Тебе ещё интересно?

- Угу. – парень кивнул так горячо, что чуть голова не отвалилась. – Конечно интересно! Кажется, я тоже учился в…не помню. Продолжай.

- Там было весело, - Жанна рассмеялась. – И там я встретила ещё целую кучу клёвых парней. И некоторые из этих засранцев оказались по-настоящему клёвыми, нет, реально. Они даже не пытались уложить меня в койку. Представляешь? В общем, это оказались лучшие годы моей жизни.

- А сколько тебе лет? – очень осторожно спросил Костя.

- Шестнадцать и ещё несколько месяцев, - рассмеялась Зорина. – Кто же такое спрашивает, балда. Короче, учиться было сложно, но у меня получилось. Вот только с работой потом не очень задалось, кризис, понимаешь ли! Сказали: таких, как ты – жопой жуй. В общем, попыталась фрилансить и даже что-то начало получаться. Нет, тебе реально интересно?

- Очень, - сказал Бодров. – Вот только я так ничего и не сумел вспомнить. А некоторые слова вообще не понял. Кстати, а этим клёвым парням ты позволяла носить себя на руках?

- Ага, и не только носить, - она вновь рассмеялась и щёлкнула спутника по носу. Тот фыркнул и мотнул головой. Ну, чисто тебе большая кошка. – Но про это я тебе ничего рассказывать не стану.  Должны же у меня быть личные воспоминания, как считаешь?

- Наверное, должны, - он пожал плечами, но на невозмутимой физиономии появилось обиженное выражение. – А я могу…

Парень внезапно остановился и посмотрел в сторону леса. Потом нахмурился.

- Что такое? – встревожилась Зорина и попыталась рассмотреть хоть что-то сквозь мешанину ветвей и листьев. Вроде бы тихо.

- Кажется, будто кто-то смотрит…Как тогда, ночью.

Внезапно послышался шум автомобильных моторов, и Константин припал к земле, повернувшись в сторону усиливающегося звука. В этот момент он, как никогда, напоминал большого хищного кота, ожидающего добычу. Впрочем, Жанне сейчас было совсем не до сравнений, она пыталась разглядеть, что за машины к ним приближаются. Стоит ли со всех ног нестись в лес или наоборот – выйти на дорогу в попытке остановить проезжающих.

Даже если девушка увидела бы просто чёрный цвет, она бы тотчас спряталась, однако автомобили оказались серыми внедорожниками, причём, разных моделей. Это успокаивало. Теперь стоило задуматься, остановятся ли водители, увидев на обочине столь странно одетую парочку. Причём один..

- Костя, - строго сказала Жанна, - немедленно встань на ноги. Люди продумают черти что.

Парень неохотно поднялся, однако по-прежнему выглядел настороженным.

- Это – точно не те? – спросил он.

- Нет, - ухмыльнулась Зорина и махнула рукой, - Что, пуганая ворона куста боится? Ты же сам видишь…

Улыбка исчезла с её лица, когда девушка сообразила, как жестоко ошибалась. Один из джипов проехал мимо них и остановился, перегородив дорогу. Второй автомобиль повторил манёвр, не доехав до парочки путников. Не успела Зорина даже выругаться, а наружу из джипов принялись выпрыгивать рослые парни в камуфляже, с автоматами наизготовку. На голове каждого – маска, с прорезями для глаз, из-за чего нападавшие выглядели особенно страшно.

- Чёрт! – выдохнула Жана, не зная, что делать. – Надо же так вляпаться!

Парочку быстро взяли в кольцо, отрезая возможные пути к отступлению, а после принялись действовать в жёсткой манере спецназа. Никто особо не церемонился: Бодрову врезали прикладом в животы, а Зорину схватили за руки, вывернув их так, что журналистка сама опустила голову к земле. Бойцы издавали отрывистые угрожающие возгласы, отчего возникало впечатление, будто на молодых людей напали дикие хищники.

Подошёл широкоплечий гигант, который держал в руках мобильный телефон.

- Бошку этой подымите, - скомандовал он и Жанне грубо вздёрнули подбородок. – Точно – она. Да, подтверждаю, цель захвачена. Так точно, действую по обстановке.

Вот теперь им точно конец. Жанна лихорадочно пыталась придумать хоть что-то, но в голову ничего не лезло и жутко болели вывернутые конечности. Девушка повернула голову и внезапно встретилась взглядом с Костей, которого двоек бойцов прижимали к земле. Неожиданно парень усмехнулся и его губы шевельнулись. Что он сказал? «Не бойся?» Над головой Жанны грозно зарычали и девушку ткнули лицом в землю.

И вдруг произошло нечто непонятное. Давление на руки ослабло и не удержавшись, журналистка растянулась, упав на живот. Некоторое время она барахталась, пытаясь подняться и всё время слышала над собой странные гортанные выкрики, шумные выдохи и глухие удары. Потом загрохотали выстрелы и Зорина замерла, опасаясь двинуться.  Кто-то истошно завопил, заматерился и вновь послышалась стрельба. Что, чёрт возьми, происходит? Взревел двигатель автомобиля, пару раз бахнули выстрелы, послышался дикий визг и наступила тишина

Жанна ещё некоторое время лежала неподвижно и лишь потом решилась поднять голову и посмотреть по сторонам. Чёрт, такого она просто не ожидала! Все нападавшие лежали без движения, причём позы некоторых смотрелись откровенно жутковато; журналистка сообразила, что живой человек вряд ли сумел бы так. Один из автомобилей перевернулся на бок и из-под внедорожника торчала рука с пистолетом.

Метрах в пяти от Жанны стоял Константин и от него веяло некой первобытной жутью, так что у Зориной по спине побежали мурашки. Парень повернул голову и девушку поразило странное отрешённое выражение лица Бодрова, контрастирующее с глазами, пылающими жаждой смерти. Если бы Зорина прежде не знала этого человека, то бросилась бы наутёк.

Тем не менее, она осторожно встала и постаравшись говорить, как можно спокойнее, спросила:

- Костя, ты меня слышишь? – по лицу парня прошла лёгкая рябь, словно он пытался понять смысл обращённых к нему слов. – Костя, это всё сделал ты?

Горящие глаза Бодрова внезапно сбавили накал ярости, а на лице появилось растерянное выражение. Потом парень изумлённо посмотрел по сторонам. Казалось, Бодров не понимает, где находится и что происходит.

- Я, - он запнулся. – Это были плохие люди, и они делали тебе больно. Прости, если…

- Глупый, - журналистка подошла ближе и обняла его за плечи. – Огромное спасибо. Ты нас спас.

Она постаралась не акцентировать внимание на том, что Бодров возможно прикончил несколько нападавших. За последние дни Зорина сообразила, что преследующие её люди – далеко не ангелы и способны на любую форму насилия, вплоть до самой крайней. Так что, поделом, как бы сурово это не звучало.

Однако же следовало использовать то преимущество, что у них появилось – автомобиль. Теперь они смогут удрать из этой распроклятой местности. Жанна ещё раз похлопала парня по плечу, а тот вдруг встрепенулся и уставился куда-то за спину девушки.

- Шум, - пробормотал Костя. – Шум с неба.

- Что? – Зорина обернулась и увидела, как из-за деревьев вымахнул тёмный силуэт вертолёта. – Чёрт! Быстрее в машину!

У Бодрова внезапно появилось странное ощущение. Словно его пытался проткнуть некий, невидимый глазу, предмет. С каждой секундой ощущение становилось всё сильнее, пока зуды в груди не сделался невыносимым. Зарычав, парень отпрыгнул, и в тот же миг, что-то тихо свистнуло. Послышался шлепок, как будто какой-то предмет вонзился в землю. Вертолёт замедлил ход и повис в паре десятков метров. Стало видно, что дверь машины открыты и там сидит пара человек с винтовками в руках.

Жанна побежала было к джипу и вдруг ощутила удар в правое предплечье. Боли не было, но когда девушка попыталась сделать ещё один шаг, ноги подвели её и подломились. По телу распространялось странное онемение, точно Зорину опустили в ванну с ледяной водой. Журналистка ещё смогла повернуть голову и увидела чёрный цилиндр, торчащий из её руки. Потом тело окончательно одеревенело, и Жанна рухнула лицом вниз.

Вертолёт снизился и на землю спрыгнули вооружённые автоматами люди. Бодров попытался приблизиться к лежащей девушке, однако всё время приходилось уворачиваться от летящих в него зарядов. Оба стрелка целились в парня и выстрелы следовали почти непрерывно. Пока он прыгал из стороны в сторону, Зорину подняли и потащили в сторону вертолёта. Оттуда уже спустили гамак, для транспортировки добычи. Не в силах помешать врагам. Константин зарычал и оскалился.

- Чертовщина какая-то, - сказал один из снайперов. – Никогда раньше такого не было.

- Угу, - его коллега вновь нажал на спуск. И вновь промахнулся. – Вот сука!

Жанну начали поднимать на борт машины. Потом туда же погрузились все ловчие и вертолёт начал подъём. Снайпера прекратили стрельбу, и Бодров остановился, рассматривая недосягаемых врагов. В дверь высунулся широкоплечий мужчина и приложив руки ко рту, прокричал:

- Мы взяли твою подружку, мудила! Если ты такой же, как твой полосатый дружок, ты сумеешь найти дорогу к нам. А если не найдёшь, то завтра мы порежем её на лоскуты. Понял?  Удачи, урод!

Вертолёт развернулся и на огромной скорости унёсся за деревья. Несколько мгновение Бодров стоял неподвижно, точно раздумывал. Потом тряхнул головой и большими прыжками направился в том направлении, куда унеслась винтокрылая машина. Пантера не совсем понял смысл звуков, которые издавало летающее существо, но ощутил волну ненависти, исходящую орт него и сообразил, что оно угрожает его подруге. Ну что же, пантера доберётся до врага и прикончит его.

Следом за пантерой неторопливо трусил тигр. Кажется, предстояло ещё одно развлечение.

 

© «Стихи и Проза России»
Рег.№ 0268004 от 14 июля 2017 в 14:50


Другие произведения автора:

ОЗ. Часть 14

Тени Бездны. Часть 10

Ещё раз о спящей красавице

Рейтинг: 0Голосов: 066 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!