Исцели себя одиночеством - глава двадцать первая

11 июля 2018 — Надежда Опескина
article288701.jpg
 
      Порой общаясь, живя рядом, люди не видят перемен в человеке. Лидия, жена Василия, менялась на глазах, но никто не усматривал в этом ничего странного. Стала одеваться по другому - появились деньги, вот и шикует. Так думал Василий, так думали его родители, другим вообще до этого дела не было. Всё своё внимание она сосредоточила на себе, любимой. Переезд родителей мужа в дом Степана, его дружелюбие к старикам, раздражали её, а всё это сильно ударяло по детям  и Василию. Он и раньше замечал за женой одержимость в достижении чего-либо. Не понимал её раздражительности по поводу переезда стариков в дом Степана.
     
     - Твои старики сели на шею Степана и в ус не дуют. Морды наели на его харчах. Кто они ему, что он так кинулся их опекать. Тряпок накупил, по врачам возит, - кипела злобой Лидия.
     
     - Чего-то я не пойму тебя, жёнушка. Тебе что за печаль? Степану стало легче, одиночество своё общением разбавил. Дом обихожен, живые души рядом, - не в шутку насторожился Василий, помня, с какой ненавистью жена относилась к его родителям. Сама к ним не ездила и ему запрещала, устраивая всякий раз истерики.
      
     - Дом обихожен? Да раньше он и без них блестел! Припёрлись индюшатину жрать, вечные нахлебники, - не унималась Лидия. - Сидели бы в своей хибаре, никому не мешая. И без них нашлись бы люди послужить у Степана. На венчании в первый ряд полезли...
      
     - Ты чего, Лидия, на моих стариков постоянно зуб точишь? Они твой хлеб никогда не ели, им своего хватало. Начнёшь воду мутить, я быстро тебя обломаю. Сегодня я уже не тот, каким был раньше. Пора тебе работать идти, сыновья выросли, а то засиделась ты крепко, - разбушевался Василий.
      
     Но не тем человеком была Лидия, чтобы отступить от своего. Страстное, непреодолимое желание выжить стариков из дома Степана овладело ей, став навязчивой идеей, руководящей всеми её планами и действиями. Приезжая с детьми, вроде, как навестить стариков в доме, начищенном до блеска, она тут же хваталась наводить порядок в доме Степана с усердием офисной уборщицы.
       
     - Хоть полы отмою, а то затёрли вы их до серости, что с вас, со стариков, взять, - поясняла она свои действия.
       
     Да не тем человеком был Степан. Он сразу понял всё и рубанул с плеча при стариках и Василии:
       
     - Ты, Лидия, комедию перед нами не разыгрывай, не надо перемывать то, что и без тебя сделано хорошо. Полы я сам мою. Может и по стариковски, но моющий немецкий пылесос меня ещё не подводил. Езжайте, Василий, домой на микроавтобусе, детишек я сам привезу после выходных, и впредь приезжай один, без жены. Вот когда у неё дурь пройдёт, милости прошу. Травить родителей не дам! И ведро пусть захватит, я за ней подотру, развела здесь грязь!
      
     Лидия пунцовая выскочила из дома, одеваясь на ходу. Всю дорогу молчала и Василий катил по трассе, размышляя. Заговорил уже у дома:
      
     - Манёвр твой теперь понятен стал. Ты сама намылилась поселиться в доме Степана. В качестве кого, понять хочу до конца. Расходятся наши пути-дорожки. В понедельник подам на развод, хватит твою злобу терпеть. Сколько живём, столько и травишь отца с матерью. Спасибо Степану, открыл мне сегодня глаза. Здорово ты промахнулась с обвинениями в адрес родителей. Выходи, я больше не войду в нашу квартиру.
     
     - Приползёшь, муженёк! Сыновей захочешь увидеть, прибежишь, как миленький. Мне хватит тех денег, что собрала за годы нашей жизни. К тому же, алименты платить будешь, - шипя по змеиному, ответила Лидия и пошла к подъезду, раскачивая пышными бёдрами, оглянувшись, добавила: - А в доме Степана я ещё поживу. Вот разведёшься, я и прилягу к нему в кроватку широкую, отосплюсь всласть...
      
     Василий резко рванул с места, на душе кошки скребли. Поехал к дому Егора и Ирины. Завтра прилетал сын Егора и он должен был встретить парня.
      
     Егор сразу понял по лицу парня - случилась у него что-то страшное, говорить не захочет.
      
     - Ирина! Пойди сюда! Василий приехал, накорми парня и пусть он у нас переночует, - крикнул Егор Ирине, укладывающей спать Селену.
      
     Тихо, спокойно Ирина разговорила Василия. Не было аппетита у парня, глаза искры метали.
       
     - Говори, Василий, дальше меня это не пойдёт, - сказала Ирина, положив руку на плечо парню. 

     Рассказ Василия на многое Ирине глаза открыл. В день венчания не понравилось ей поведение Лидии. Спиртного перепила, или вид такой делала, но висла на Степана, всё его танцевать звала, а он не шёл, ссылаясь на усталость. Не хотел при друге выплясывать, а ей всё было ни по чём. 

     - Ехал я сегодня трассой, размышлял о жизни своей. У обочины берёзка одинокая стоит. Много раз мимо её проезжал, молчала, а сегодня так она застонала, что оглянулся я на неё и сердце моё затрепетало. Жду я чего-то в своей жизни, Ирина, сам пока не понял. И не в Лидии дело. Давно надо было уйти, детей я всё равно не оставлю без своей заботы. Здесь другое должно случиться. Неужто влюблюсь? Никого и в помине нет, а сердце трепещет. Что это? - поделился своими размышлениями Василий.

     - Не знаю, Василий, какой ответ ты от меня ждёшь. Вот меня возьми. Летела на Кипр и мысли не было никакой. Наняла такси, приехала к дому Егора, у них они виллами называются, и затрепетало моё сердечко, подавая свои знаки. Утром следующего дня я уже знала кто мой суженный. Жену, с которой он уже в разводе был, увидела и всё поняла - нет между ними любви, а моя вот, рядом, первая моя любовь, единственная, как подарок свыше. Степан щедрый человек, он абсолютно бескорыстно делится с другими людьми своим материальным достатком, душевными силами. Никогда не жди от него удара в спину. Смотрела я на твоих родителей, помолодевших, улыбающихся и понимала Степана. Он в память о своём деде готов всех стариков обогреть. А Лидия всегда находится в состоянии гневного раздражения, недоброжелательности, осуждения других. Она человек, пропитанный завистью, лицемер: на лице притворная улыбка, а внутри – злоба. Ничто уже её не поменяет, - говоря это, Ирина видела, как успокаивается Василий. - Пойдём, я покажу тебе твою комнату, пора на отдых, завтра интересный день.

Продолжение следует:
     
© «Стихи и Проза России»
Рег.№ 0288701 от 11 июля 2018 в 13:42


Другие произведения автора:

Прочти молитву...

Это был не его год...

Журавли прилетели...

Это произведение понравилось:
Рейтинг: +1Голосов: 144 просмотра

Нет комментариев. Ваш будет первым!