Исцели себя одиночеством - глава двадцатая

11 июля 2018 — Надежда Опескина
article288698.jpg
 
      Уснули все, а к Ирине сон не шёл. В волнении ходила по гостиной, смотрела на горящие в камине дрова и думала о своём прошлом, в котором было много чего, но счастья не было. Замужество, рождение сыновей, работа до изнеможения. Рядом был муж, но его как бы и не было. Устраивался на работу, а через короткое время увольнялся, по несколько месяцев ища новое место с газетой на диване. Однажды, подняв на её руку и получив жёсткий отпор, больше никогда не смел этого делать. 
К детям был равнодушен, а те чувствуя это, становились такими же равнодушными. Весь семейный уклад ложился на её плечи. Всем от неё нужны были только деньги.
Пять лет Павел крутил роман с её школьной подругой, а она даже не поняла этого.
     
     К своему одиночеству я шла семимильным шагами. Никто, кроме меня, в этом не виноват - сделала вывод из своих размышлений Ирина. - Я добровольно принесла себя в жертву ради благополучия своих близких. Мне всегда была присуща жертвенность до самоотречения. Я жила, отдавая свой труд, умение, способности. Жалею ли я об этом? Однозначно - нет! Не поняли, не оценили... Они сделали свой выбор, им с этим выбором идти по жизни. Мне хватило сил твёрдо устоять на ногах. Мать Селены не выстояла, она ушла, забыв о маленькой дочери. Почувствовав свою ненужность любимому человеку, отдала себе приказ на уничтожение. Не стала бороться за себя, за свою дочь, бросив её на произвол судьбы, доведя своим уходом девочку почти до безумия. Ведь она знала наверняка о своём родном дедушке, живущем рядом. Жертвенность была присуща и её бабушке, которая видела жизнь внучки с извергом, но ничего не сделала для её спасения, а узнав о болезни любимого, слегла и тихо угасла.
     
     Особым днём в жизни Ирины стал день их венчания с Егором. С утра солнце пряталось за тучами, но потом вынырнуло, озарив ярким светом всё вокруг. Ирина одевалась в спальне. Селену в праздничные одежды наряжала баба Зина. Сама она принарядилась с раннего утра, красиво заколов пышные волосы и приготовив шарф из вологодского кружева.
     
     Одевшись, Ирина вышла в гостиную, где в ожидании брачующихся находились Василий и Степан. Другие гости сразу поехали в церковь. В кабинете что-то упало. Ирина поспешила туда, а открыв дверь замерла, громко вскрикнув.
      
     Егор стоял в полный рост, держась одной рукой за стул.
      
     - Нечаянно уронил, Ириша, - смущённо произнёс он, показывая на разбитый графин для воды. - Хотел потренироваться перед венчанием, а оно вон как вышло. Не хочу идти под венец на инвалидной коляске. Я смогу простоять минут двадцать, засекал время, тренируясь.
     
     Вошедший в кабинет Степан был ошеломлён, увидев стоящего друга. От волнения он не мог произнести ни слова, лишь обнимал, похлопывая по спине. 
     
     Прибежавшая Селена обняла Ирину, стояла улыбаясь, заговорщически подмигивая деду.
     
     - Это наш маленький секрет с дедушкой. Ты на работу, баба Зина на кухне, а мы с дедушкой здесь. Ты не беспокойся, он ни разу не упал, - рассказывала Селена, с восторгом глядя на деда.
     
     Пошёл вызов по скайпу, Ирина ответила. Звонил Александр. Увидев отца в обнимку со Степаном, позвал Селену.
     
     - Маленькая моя, скажи, мне это не мерещится? Папа стоит? Это не сказка?
     
     - Вот глупенький! Конечно стоит! Он же не может венчаться в инвалидной коляске, - повторила она слова деда, рассмеявшись. - Ты когда прилетишь к нам? Я тебе расскажу много сказок.
     
     - О, какие сказки я тебе расскажу! Ты не поверишь! А к вам прилечу через три дня, - ответил Александр.
     
     Пришло время ехать в церковь, все заспешили, попрощавшись с Александром.  Василий обратил внимание на бабу Зину. Оглядывая её, произнёс:
     
     - Ой-ой! Сегодня в церкви кому-то нужна будет неотложка.
     
     - Кому? Мне? Не беспокойся! Я свою красоту сегодняшнюю перенесу, милок! - смеясь ответила баба Зина, набросив на голову свой любимый шарф, которому без малого было почти тридцать лет.
     
     Ирину, бабу Зину и Селену на джипе повёз Степан. Василий усадил Егора в микроавтобус. В церкви собралось много народу. Прослышав о венчании инвалида, пришли посмотреть на жениха и невесту. Егор проехал на коляске к первому ряду. Василий шёл рядом. Его родители сидели в первом ряду, разодетые в новые одежды. Жена Лидия сидела на втором ряду с сыновьями. Не обращая внимания на Василия, оглядывалась на вход.
      
     Боится пропустить вход невесты со Степаном, - подумал Василий. - Какая-то она другая стала. Всё больше молчит. Наряжаться стала, причёски каждый день у мастера делает.
       
     Баба Зина с Селеной сели рядом с Григорием и Клавдией. Пока они шли по проходу, взгляды многих были прикованы к ним. Маленькая Селена, одетая в платье нежно-голубого цвета, поверх которого была надета белоснежная шубка, смотрелась ангелочком. Кумушкам было интересно узнать, кем они приходятся брачующимся, на что особенно все обратили внимание. Девочка вошла в церковь, остановилась, перекрестила свой лобик, подошла к батюшке, попросив благословить её. Батюшка растерялся в первую минуту, спросив:

     - А ты крещена, дитя? И какой ты веры? В свой ли ты пришла храм получить благословение?

     - Крещена, батюшка. Православная, как и моя мама. Я знаю много молитв, - ответила Селена, прочитав без запинки:

Отче наш, Иже еси на небесех!
Да святится имя Твое,
да приидет Царствие Твое,
да будет воля Твоя,
яко на небеси и на земли.
Хлеб наш насущный даждь нам днесь;
и остави нам долги наша,
якоже и мы оставляем должником нашим;
и не введи нас во искушение,
но избави нас от лукаваго.
Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки.
Аминь.

     - Славно ты её прочла, без запиночки. Кто научил тебя этой молитве? - спросил Селену батюшка, очень удивившись. - О чём ты просишь Бога?

     - Учила бабушка моей мамы. А прошу я успокоения, и мира, и радости в семье нашей, счастья и здоровья моему прадедушке Егору и его жене Ирине...

     При этих словах двери храма открылись, все взоры были обращены на вошедших.
Степан вёл Ирину к алтарю медленно, без спешки. На Ирине было белоснежное платье, воздушная фата. Егор встал, приняв молодую из рук друга. Было видно, как трудно ему дались два шага, но он их мужественно сделал. Послышался шёпот по рядам. Батюшка всё понял и сразу приступил к обряду венчания. В храме установилась абсолютная тишина.

     По окончанию обряда Егора усадили в коляску. Ирина шла рядом, держась за плечо мужа. Народ выходил из храма, Лидия и Василий всем раздавали сладости, Григорий и Клавдия угощали разными наливками. Незнакомые люди подходили с поздравлениями к молодым. Селена сидела на коленях деда, прижавшись головкой к его груди.

     Баба Зина при выходе из храма столкнулась лицом к лицу со своим бывшим мужем. На обряд венчания он опоздал, но искал её среди прихожан.

     - Вот и свиделись, Зиночка, - тихо произнёс Потапыч, целуя руку бабе Зине. - Какая же ты красивая, время не изменило тебя. Не чаял увидеть, спасибо Василию. Болеть я стал сильно. Доживу ли до весны. Хотел прощения у тебя выпросить.

     - Давно я тебя отпустила. Не проклинала, не плакала, просто жила. А на старости послала мне судьбы Ирину. Наши-то детки тебе пишут? Мне уж года два писем нет. Я теперь в городе живу, в доме Ирины, заходи, рада буду видеть. Один не приходи, не нужон мне разлад в твоей семье. Береги себя, Миша. Пора мне, мы ещё покататься решили, природой полюбоваться. Пир не закатываем, только своей семьёй, - приветливо ответила баба Зина и пошла к микроавтобусу, где уже все собрались.

    - Придём, обязательно придём, - крикнул Потапыч ей вслед.

Продолжение следует:
© «Стихи и Проза России»
Рег.№ 0288698 от 11 июля 2018 в 13:39


Другие произведения автора:

Мы все когда-нибудь уйдём.

Вчерашний день...

Я русская? Да.Русская !

Это произведение понравилось:
Рейтинг: +1Голосов: 1110 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!