Оглянись, уходя, оглянись! - глава четырнадцатая

article285856.jpg
 
     С первой минуты появления дочери в сердце Геннадия пришла тревога. Весь уклад жизни, выстроенный им, рушился на глазах. В некогда тихой квартире, звучал голос Аглаи, распевающей отрывки арий из разных опер. Они с Лизой не любили оперу, вернее, не любил он, а жена поддержала и всячески оберегала его покой. Теперь она со страхом ожидала его взрыва, понимая, что рано или поздно он не выдержит и неизвестно чем это закончится. И потом, эти бесконечные рассказы Аглаи о их жизни в другой стране. Она говорила без умолку.

     - Мы только последние три года стали жить спокойно, после гибели твоей визави в тюрьме, папа. Она погибла в банальной драке, может и к лучшему, поскольку ей грозил новый срок после организованного покушения на папу Алонсо. 
Не удивляйся, я его так зову с первого дня его женитьбе на маме. Добрый человек. Он абсолютный ровесник мамы, а красавчик, каких не сыскать. У него хороший бизнес. Он декоратор и его работы весьма востребованы во всём театральном мире. Имеет собственную фабрику, а эскизы все только сам готовит. Венуто, так мы зовём брата, во всём ему помогает. Он, конечно, ничего не делает руками, бережёт их, как все музыканты, но зато исправно ведёт все счета и переписку с заказчиками, получая хорошие деньги от папы. А наш младший братишка, Антонио, подрос и очень похож на своего отца. Мама счастлива в браке, потихоньку восстанавливается голос, но прежним он уже не будет...

     От всех этих рассказов сердце Геннадия наполнялось гневом, он не переносил её рассказы и часто просто уходил из дома, чтобы отдохнуть от них. Однажды, сам того не замечая, оказался в старом дворе и сразу наткнулся на Софью. Она сидела на знакомой скамейке со спицами в руках и клубком ниток на коленях.

     - Доброго вам дня, Геннадий! От нечего делать вяжу шарфы, а моя соседка их продаёт в своём магазинчике, - смущаясь, пролепетала Софья.

     - Вы в прошлый раз мне предлагали выпить чаю, вот я и зашёл. Поднимемся?

     - Конечно, дорогой Геннадий! У меня испечена прекрасная шарлотка. Мне помнится, она вам раньше очень нравилась. Милости прошу. Летом у друзей на даче варила варенье для их семьи и немного себе сварила из вишни. Страсть как люблю вишнёвое! Изумительный цвет получился, а вкус и того лучше, - разволновавшись, произнесла София, быстрым шагом направляясь к подъезду.

     Как и прежде, квартира блистала чистотой и порядком. Запах яблочной шарлотки он почувствовал ещё на площадке. Они ели шарлотку, запивая крепким чаем со сливками. Такой вкусный чай он пробовал только здесь, в этом райском уголке. Неожиданно Софья предложила выпить по рюмочке коньячка в честь его прошедшего юбилея, он согласился. Она моментально загрузила стол разными деликатесами, выставив бутылочку армянского коньяка. После первой рюмки, они выпили ещё несколько. Геннадий разговорился и поведал о всех перипетиях своей жизни. Софочка внимательно слушала, изредка тихо вздыхая и покачивая головой. За окном стало темно. Софья предложила остаться у неё, чтобы не тащиться через всю Москву в ночное время. Он позвонил домой и сказал Лизе, что остаётся у друзей на даче.

     Софья постелила ему в гостиной на очень неудобном диване. Он никак не мог уснуть, ворочаясь с боку на бок, но потом решительно встал и открыл дверь в спальню. Софья не спала. Она ждала...

     Утром она подала ему новенькую рубашку, его любимого тёмно-синего цвета.
Его здесь ждали и готовились к приходу. Лицом Софья не красавица, но с лица воды не пить, с красавицами он уже пообщался в своёй жизни. Софья не требовала от него развода с женой, она просто наслаждалась тем, что досталось. Для неё это был журавль в высоком небе.

     С этой ночи их встречи стали еженедельными. Он говорил, что уезжает к друзьям на дачу. Лиза уже не верила, но молчала. Его выдавал запах духов, таких же, какие он дарил ей однажды. Она знала, где их можно было купить, но цена её очень испугала. Поговорить с мужем не хватало смелости. Подходила к зеркалу, рассматривая себя, сильно огорчалась. Так располнела. Лицо всё в морщинках, мешки под глазами. Геннадий не терпел запаха кремов и она отказалась от них.

     Аглая, почувствовав неискренность отца, сняла себе уютную квартирку рядом с университетом, в средствах она не нуждалась, брат и отчим обеспечивали ей безбедную жизнь. С Лизой они изредка перезванивались. Чаще звонила Лиза, будто ища у неё защиты. Аглая подбадривала её, иногда приглашала к себе, угощая гостинцами из Италии. Она и стрижку изменила своей мачехе, купила ей несколько недорогих нарядов и Лиза преобразилась. В дни, когда Геннадий оставался "у друзей", она с большим удовольствием ходила с Аглаей по театрам, не отказываясь и от оперы. Аглая ей очень нравилась своей открытостью. Лиза чувствовала себя с ней моложе на несколько лет. Ей она и рассказала о своей болезни. Врачи отказывались оперировать, считая болезнь запущенной.

     В один из вечеров, возвратившись домой, Лиза увидела мужа сидящего с недовольным лицом на кухне.

     - И где тебя носит? Жрать не приготовлено, в спальне гора шмоток на кровати. Куда так спешила, что не удосужилась прибраться? Кто это тебя на такси подвёз? - наседал на жену Геннадий, нахмурив брови.

     - Ты же отзвонился, что остаёшься у своих друзей. С чего вдруг столько вопросов? Ходили с Аглаей на оперу, слушали "Кармен", она и подвезла к дому. Это что-то меняет? Не приготовила...А зачем? Тебя нет, мне и кефира с булочкой хватает, а то и без булочки, - ответила Лиза и ушла в спальню.

     - А стрижку и макияж тебе тоже Аглая сотворила? Есть я, или нет меня, хочу чтобы в моём доме всё было готово к моему приходу, - произнёс Геннадий, входя в спальню и остановился, увидев, как жена укладывает в чемодан свои вещи. - Ты собралась уходить? Вот так, сразу, от пары моих вопросов?

     - Не ухожу, а улетаю, Геннадий! У меня нашли онкологию в запущенной форме.
Аглая позвонила родителям и они пригласили меня в Милан, обещают оплатить обследование и операцию. Я отказывалась, но они настояли и я лечу. Надеюсь, ты спокойно проживёшь пару месяцев у своей любовницы...

     - О любовницах поговорим позже...Мне непонятно, зачем тебе лететь в Милан?
Неужели здесь, в столице нашей с тобой Родины, нет врачей, способных сделать подобную операцию? Ты это мне назло решила просить помощь у моей бывшей? И почему я последний узнаю о твоей болезни? Уточни, онкологию чего у тебя нашли? Смотришься ты прекрасно, - настойчиво расспрашивал жену Геннадий.

     - Тебе всё последнее время было не до меня. Думаю, мой диагноз тебе тоже не нужен. Зачем тебе лишние хлопоты. С твоей бывшей, как ты выразился, я рассчитаюсь. Вчера на продажу выставила родительскую квартиру, этих денег мне хватит. Не мешай собраться, скоро подъедет Аглая, девочка сопровождает меня, так захотела она сама, - ответила Лиза, закрывая чемодан.

     Геннадий стоял у окна, видел, как подъехало такси, Аглая забежала в подъезд, потом они вышли с Лизой, быстро сели в машину и уехали.

     Вряд ли они вернуться в Москву, - подумалось Геннадию. - Снег сошёл, наступает весна пятьдесят первого года его жизни.

Продолжение следует...

       


 

© «Стихи и Проза России»
Рег.№ 0285856 от 6 мая 2018 в 18:35


Другие произведения автора:

Дом на семи ветрах...

Он полюбил, увидев один раз...

Журавли, журавли! Вы опять растревожили душу!

Это произведение понравилось:
Рейтинг: +1Голосов: 1119 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!