Оглянись, уходя, оглянись! - глава семнадцатая

article287091.jpg
 
      Палата была небольшой, но очень уютной, смотрелась по-домашнему. Геннадий не сразу узнал жену. На кровати, в розовом халатике сидела девочка-подросток, со стрижкой под мальчика. На бледном лице выделялись огромные глаза, внимательно разглядывающие вошедшего.

     - Простите, я ошибся! Думал это палата жены, - извинился он на английском языке.

     - Ты не узнал меня...

     - Лиза? Ты так исхудала, что стала похожа на девочку-подростка. Я действительно не узнал тебя, - дрожащим голосом произнёс Геннадий. - Прости!

     - Наконец-то ты прилетел. Это хорошо, не надо будет приезжать в Москву. Старые вещи мне не нужны, ты их просто выбросишь в мусоропровод. Врачи временно запретили мне летать. На пару месяцев пригласил твой брат, а к ним я легко смогу добраться и поездом. Исаак приедет за мной, как только врачи завершат лечение, так он сказал, улетая. Не удивляйся, но я решила развестись с тобой и уехать из Москвы навсегда в Карелию. Квартиру, к счастью, я не продала, там много родных и доживу свои годы без волнений. Я не смогу тебе простить связь с бывшей соседкой. Сразу из Болгарии уеду к себе домой.

     - Признаться, не ожидал услышать такие слова, но приму твоё решение. Наш брак не был счастливым, Лиза. Во многом я виноват. Только позволь мне самому тебя отвезти к брату, а потом в Карелию. Я теперь свободный человек, мне дали первую группу инвалидности, сердце подкачало. Те сбережения, что у нас с тобой были, позволят жить нам обоим безбедно, мы разделим их поровну. Я сейчас живу в гостинице, недалеко от дома семьи Мартелли. Дождусь твоего выздоровления и поедем. Заодно брата навещу. Не возражаешь?

     Лиза утвердительно кивнула головой, не успев ответить. В палату вошла Аглая и сообщила, что врачи изменили своё решение и разрешили Лизе уехать домой, подразумевая свой дом.

     Вначале они подвезли Геннадия к гостинице. Их встретила Габриелла-дочь. Геннадий простился, пообещав навестить Лизу на следующий день.

     - Попомни мои слова, девочка, у них будет бурный роман, - рассмеялась Лиза, как только они отъехали от гостиницы. - У них так горели глаза при встрече.

     - Лиза! Как ты можешь так спокойно относиться к изменам своего мужа? - спросила удивлённо Аглая.

     - Он скоро перестанет им быть, дорогая. Я подаю на развод, но пока не надо это рассказывать нашим. Происшедшее со мной поменяло мой взгляд на жизнь. Надо любить себя, а я была лишена такого чувства. Моя жертвенность ничего хорошего не принесла ни мне, ни ему. Остаток жизни хочу прожить среди родных людей, которые меня всегда любили и там, среди них, моё место. Теперь я понимаю твою маму, Аглая. Она правильно поступила, разведясь с Геннадием. Женщина для него просто приложение к жизни. Мне жаль его. Он не любил в своёй, уже не короткой, жизни.

     Светила яркая луна, освещая им дорогу. Окружающий пейзаж казался сказочным. Дома никто не спал, все ждали их. За впемя жизни в семье Мартелли Лиза не переставала удивляться единению семьи. Они дорожили каждым мгновением, даря друг другу любовь и заботу. Она вспомнила своих родных, также стремящихся жить одной большой семьёй. Как же ей всегда было хорошо среди них в дни приезда в Карелию.
Вот и сейчас, среди неродных ей людей, она испытывала такое же чувство восторга.

     А тем временем Геннадий и Габриэлла сидели на террасе, тихо ведя беседу, попивая лимонад. Все номера в гостинице были заняты, но ни одна душа не потревожила их уединение. Габриелла первая узнала о предстоящем расставании Лизы и Геннадия. Он спешил выговориться, иногда переходя на русский, не замечая этого. 

     Слушая его рассказ, она ликовала в душе, сама не понимая почему, не перебивая. Многое не совсем понимала, но видя его волнение, не переспрашивала.
В её, почти чёрных глазах, было столько нежности и любви, что скрыть их было невозможно. Несколько часов знакомства и вдруг такое сильное чувство, вспыхнувшее к незнакомому человеку.

     Я приму его любого, - подумала Габриэлла, вслушиваясь в рассказ Геннадия. - Мне нет дела до его прошлой жизни. Пусть всё там будет хорошо. Сказав вслух:

     - Звонила Мария Мартелли, они пригласили нас всех завтра на обед. Особое приглашение тебе, Геннадий. Завтра утром прилетают Алонсо и Бенвенуто. Я давно знакома с твоими детьми. Выросли прекрасные люди. В семье Мартелли им живётся хорошо. Твой сын красивый парень, даже очень. Моя племянница, завтра ты с ней познакомишься, влюблена в него. Ей всего семнадцать, но темперамент! Нас здесь шесть человек. Мои родители, ты их видел. Мой старший брат Андреа, его жена Кьяра и их дочь Джулия. Они отвечают за питание наших постояльцев и чистоту в номерах.
Андреа прекрасный повар. Кьяра хорошая хозяйка, а Джулия - им добрая помощница. На мне все покупки, приём гостей, учёт и отчётность. Родители сейчас отошли от дел, но без них здесь всё развалится. Не знаю зачем, но хочу тебе сказать, что я никогда не была замужем. Так случилось, мне никто не сделал предложение. Завести роман с кем-нибудь из постояльцев тоже не было возможности. Мои родители - люди строгих правил. Я очень удивлена сейчас их молчанием. Они ещё не спят в это время, а я сижу и веду беседу, с практически незнакомым мужчиной. Мама не разрешила мне даже накрыть вам обед, всё сделала сама, никого не пустив в столовую. Пора ложиться спать. Завтра мне вставать очень рано. Прошу, не спеши уезжать. Ты крещён?

     - Нет, Габриелла, нас не крестили родители. Тогда это было не принято. А вы католики? Вот и мои дети приняли эту веру. Но почему ты спрашиваешь об этом? - с удивлением спросил Геннадий.

     - Мне не разрешат выйти замуж за не католика, - ответила Габриэлла, поспешив к своему дому через лужайку.

     - Значит я стану католиком, - тихо проговорил Геннадий и вздрогнул от скрипучего мужского голоса, прозвучавшего над его головой.

     - Да уж, сеньор, вам придётся либо стать католиком, либо не морочить голову моей сестре, - сказал мужчина, возвышаясь над сидящим Геннадием в позе разъяренного быка. Он был огромного роста, брат Габриэллы, с пышной седой шевелюрой и крупными чертами лица. - Глупышка влюбилась в вас с первого взгляда.
Я слушал вашу исповедь из окна кухни. Не всё, правда, понял, но одно уяснил - ваша жена решила расторгнуть с вами брак. Она поступает правильно. Мне вы не нравитесь. Очень уж вы похожи на павлина. Жена в больнице, а вы спешите приодеться в модную одежду. Понаблюдал за вами во время обеда. Да, кстати, меня зовут Андреа. Чем чёрт не шутит, вдруг станешь зятем. 

     Мужчина пошёл вразвалочку к семейному дому, не простившись. Его переход на "ты" говорил о многом.

     Какое-то средневековье, - подумал Геннадий и оглянулся, боясь, что произнёс это вслух.

     Кто-то рассмеялся за деревом. Голос был звонкий, задорный. Потом, в свете луны, он увидел молодую девушку, бегущую к дому. Она оглянулась, помахала ему рукой и крикнула: - До завтра, сеньор. Меня зовут Джулия.

Продолжение следует...

© «Стихи и Проза России»
Рег.№ 0287091 от 8 июня 2018 в 20:56


Другие произведения автора:

Люблю я маки огневые...

Нежность...

Не корите...

Это произведение понравилось:
Рейтинг: +1Голосов: 130 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!