Право на выбор ч. 5 гл. 24. Эти звёзды 9

13 августа 2017 — Владимир Винников


 

    И вот, через две недели, они ехали с Володей на метро к Киевскому вокзалу.

    Лида вспомнила стихотворение, которое написал её муж два дня назад:

 

Сестре двоюродной давно ведь обещала,

Вот из альбома фотографию достала,

Такими были сорок лет назад,

На них обоих простенький наряд.

 

На лицах их улыбки так похожи,

Глаза раскосые у Вали тоже.

На голове вижу копну волос,

И возникает у меня вопрос.

 

А почему у всех нас так бывало?

Всё времени для встречи не хватало.

Служил Володя, её муж, на Кубе,

Я у Амура, скоро рядом будем.

 

На Украине скоро побываем,

По Киеву немного погуляем.

 

    Лиду удивило, что при входе на вокзал, при наличии многочисленной охраны и сотрудников полиции, никого не было видно у входа.

    Похоже, здесь были уверенны, что ничего плохого никогда не случится. Какие там террористы, да вокзальные воры. Здесь тишина и покой.

 

    Но что это?

 

    Ожидающий ночного поезда пассажир, который дремал в дальней части зала ожидания, неожиданно закричал.

    - Часы, у меня сняли с руки часы!

    Володя оглянулся, рядом с пассажиром никого, только толстый охранник выбежал из ларька, дожёвывая свою булку.

    Он оглядывался по сторонам и что-то говорил по рации. Появилось два сержанта полиции, которые вели подростка лет двенадцати.

 

    Володя и Лида услышала:

    -Как ты нам надоел, тебя же вчера отправили в Орел?

    -Н-е-е-т! Это моя фамилия, Орёл, а жил я в Рязани! Но я убежал из дома. Мамка очередного хахаля привела, оба пьют и бьют меня.

 

    Сержант достал из кармана мальчишки часы, показал их пассажиру:

    -Ваши? Заявление писать будете?

 

    Посмотрев на немытое лицо мальчишки, пассажир отрицательно качнул головой.

 

    Поезд отправился вовремя.

    Плацкартный вагон был полный, но кондиционер не работал, дышалось тяжело, пришлось открыть окно. Вот она, долгожданная прохлада!

 

    Лида застелила нижние полки, её муж лег, вытянув ноги. Однако проходившие в туалет пассажиры, постоянно цеплялись за его длинные ноги, не давая уснуть.

    Так продолжалось минут сорок и Володе это надоело.

    Он и раньше никогда не мог уснуть в поезде и в самолёте, а после того, как  у него стала сильно болеть спина, вообще не мог долго лежать на полке. Вот и пришлось ему сидя ожидать прибытия к границе.

 

    В двадцать два часа проводница разнесла пассажирам миграционные карты и просила их заполнить. А в три ночи,  заходят таможенники, проверяют паспорта, задают вопросы.

    Простояли час, наконец, поехали, а через час снова остановка, на этот раз украинские пограничники.

    И вот они за границей, на Украине! Так и ночь прошла.

    На станции Конотоп, в вагон ворвался разбитной паренёк и стал предлагать за пятьдесят гривен «сим» карты, или поменять рубли, из расчета один к пяти.

    Проснувшийся на второй полке паренёк, спустился и громко, на русском языке произнёс:

    -Да им красная цена пять гривен! Они все «серые»! и курс ты завысил.

    Продавец быстро ретировался.

 

    Разговорились с попутчиком, оказывается он едет из Омска. Часто бывает на Украине, у него невеста живёт в Жмеринке, к ней и едет, скоро свадьба.

 

    Парень замолчал, а потом говорит:

    -Я хочу на ней жениться, она согласна и предлагает переехать жить к ней, я на это согласен, - парень помолчал, потом, глядя в глаза Лиде добавил, -  а вот кто тогда кредит в Российском банке выплачивать будет?

    Не хочу, чтобы меня за это всю жизнь искали. Наверно придётся повременить с переездом.

 

    Лида посмотрела на мужа, она ему читала письма Валентины, о её сыне, Сергее.

    Володя задумчиво смотрел в окно, потом перевел глаза на неё, потом на попутчика и кивнул, соглашаясь с его словами.

 

    В это время поезд стал притормаживать на какой-то станции. Вдоль вагонов бежали продавцы, предлагая высовывающимся из открытых окон вагонов пассажирам, крупную черешню, клубнику, малину, огромные мягкие игрушки.

    Скоро поезд тронулся, из окна можно было увидеть березки, такие же, как в России, такие же маленькие домики, большие поля. Вот только садов здесь было больше. Всё, как в России. Но это уже было чужое государство! А ведь когда-то мы были одной великой страной!

                                                        10

    Проехали посёлок Зворич, с его зернохранилищами, они такие же, как в Тульской области. Только здесь они в полном порядке, стены и крыши целы, а там…

 

    Лида услышала, как Володя прошептал слова Великого Кобзаря:

    -Как умру, похороните на Украйне милой…

 

    Когда поезд подходил к Киеву, Лида с мужем стояли у окна и увидели на высоком берегу Днепра, огромную скульптуру Родины матери.

 

    Поезд стал медленно останавливаться, проводники открыли двери вагонов, стали протирать чистой тряпкой поручни.

    Лида подумала: «Встретит нас Володя, ведь Валя уже три года из дома не выходит. Узнаю ли я его?»

 

    Виноградов спустился с сумкой из вагона первый. Лида ещё из тамбура увидела Трегудова и стала махать ему рукой. Быстро спустилась по лесенки и подбежала к нему. Они крепко обнялись, троекратно расцеловались.

    Лида оглянулась на мужа, тот подошёл к своему тезке, обнял,  как старый друг.

    На сердце у Лиды стало легче.

 

    Она смотрела на этих двух мужчин и думала, вот Трегудов и её муж, по тридцать пять лет отслужили Отчизне.

    Один побывал во многих странах, ветеран боевых действий, досталось ему лиха!

    А рядом её муж, который все эти годы служил на Дальнем Востоке.

    Она с ним вместе уже тридцать семь лет!

    И она не спала, когда он уходил по тревоге. Она очень хорошо знала, какая опасная была, эта его служба. И ей пришлось пережить немало.

    И вот они стоят рядом, такие разные и так похожи! Оба седые, высокие, не смотря на то, что обоим седьмой десяток, широкоплечие.

    До Белой Церкви добрались за полтора часа, вот тот дом, четвёртый этаж.

    Сидя на диване, их встречает Валентина, она без посторонней помощи передвигаться не может. Волос на её голове весь седой и в мелких завитках. Можно было заметить, что она полновата и во рту у неё меньше, чем хотелось зубов.

    Валя настороженно посмотрела на её мужа.

 

    Володя быстро разулся и подошел к Валентине, осторожно её обнял и поцеловал в обе щеки.

    Было слышно, как Валя с облегчением выдохнула, и уже широко улыбаясь своим беззубым ртом, радостно произнесла:

    -А мы опасались, приедет интеллигент, ничего при нём не сказать, ни сделать. А он самогонку пьёт?

 

    Володя, посмеиваясь в ответ, ответил:

    -Ридну украинску горилку? С салом? Да с удовольствием!

 

    Все рассмеялись.

 

    Утром после завтрака, Людмила, старшая внучка Валентины и Володи наметила план на день:

    -Посвятим четыре часа парку Олександрия.

 

    А парк этот совсем рядом, пройти всего сотню метров.

 

    Через пятнадцать минут они любовались развалинами «Водопада», прошли по тенистым аллеям мимо «Трёх сестёр», огромных елей. Посетили остров Святой Марии и любовались толстенной сосной и стянутым дубом.

 

    Заходили в музей, узнали, что это была усадьба графа Ксавелия Браницкого, мужа фрейлины императрицы Екатерины-Великой.

    Потом немного отдохнули на лавочке у озер с лебедями, прошлись мимо озер с разноцветными лилиями.

    И всё это с увлекательными комментариями Людмилы. У неё был такой милый украинский акцент. Люда свободно говорила на русском и на украинском языке.

 

    Володя поинтересовался у неё:

    -А в Киеве ты не сталкивалась с тем, что Россию ругают?

    Люда ничуть не смущаясь, ответила:

    -Мой парень с Западной Украины, он как-то раз начал говорить, что ненавидит «москалей», а я его прервала, говорю ему, что я сама наполовину русская, значит, нам с тобой не нужно встречаться.

    Он сразу извинился и никогда больше об этом при мне не заговаривал.

 

    Домой вернулись к обеду, остальное время посвятили разговору с Валентиной и ей мужем.

 

    На следующий день была прогулка по городу, очень устали и больше никуда не хотели идти.

    Но как же не посмотреть на реку Рось? Прошли к берегу, полюбовались спокойной красотой не широкой теперь, реки.

    Именно в этих местах и родилась Рось - Русь!  Отсюда началась история Украины и России.

 

    Вот и возникает резонный вопрос, а почему мы сейчас движемся врозь?

   А кого спросить, Лида не знала.

 

    Так пролетело три дня, вечером их поезд в Москву. Лида убедила Володю Трегудова поехать в Киев с ними. Ведь он, прожив  столько лет на Украине, по Киеву никогда не ездил с экскурсией.

 

    С Валентиной простились сердечно, по-родственному. Она так плакала, провожая их.

 

    И вот они любуются Софийским собором, Киево-Печорской лаврой.

    Проехали по мосту над Днепром, увидели Труханов остров. Заехали  в женский Свято-Флоровский монастырь.

 

    В это время их гид пожаловался, что раньше туристов у столичного железнодорожного вокзала обслуживало триста автобусов. А сейчас два, несмотря на то, что в городе проходит олимпиада, здесь проводят футбольные матчи, а гостей мало.

    Бояться люди ехать в гости на Украину, дожили! А посмотреть есть что, ведь Киеву тысяча пятьсот тридцать лет!

                                                       

    И тут гид неожиданно засмеялся, обратился к туристам:

    -Вы обратили внимание на нищенку у женского монастыря? 
© «Стихи и Проза России»
Рег.№ 0269603 от 13 августа 2017 в 06:07


Другие произведения автора:

Гимн женщине

Право на выбор 1. гл. 1 Шаг вперёд, или два шага назад 9

Я не надолго уезжаю

Рейтинг: 0Голосов: 081 просмотр

Нет комментариев. Ваш будет первым!