Война разведок ч. 1 гл.32. Сочинение Клаузевица

11 сентября 2018 — Владимир Винников


 

Патриоты всегда говорят о готовности умереть за отечество, и никогда - о готовности убивать за отечество.

                                        Бертран Рассел

 

Евгений вспомнил, как академик Мясов в своих беседах с генералом Гомаровым, говоря о войне, часто вспоминали высказывания Карла Клаузевица, причисляя его книгу к фонду стратегических исследований общего характера.

Олег Олегович Гомаров ставил книгу Клаузевица в один ряд с такими образцами стратегического мышления, как трактаты Сунь-цзы, Никколо Макиавелли.

 

Грундман заинтересовался этими теоретиками прошлого после того, как прочитал страницы дневника Гелена, присланные в Центр его бабушкой - Эльзой Штейнберг в 1953 году.

«Государь» Макиавели считался характерным сочинением.      Из этой книги ясно видно одобрительное отношение Никколо Макиавели к деспотизму, находящемуся в разительном противоречии с традиционными моральными нормами. В исследовании «Государь» были предложены чрезвычайные меры в чрезвычайной ситуации. При этом явно видно отвращение Макиавелли к полумерам, а также тяга к эффектной подаче своих идей. Противопоставления Никколо приводят к смелым и неожиданным обобщениям.

Макиавели считал политику искусством, которое не зависит от морали и религии. Макиавелли утверждал, что такие правила обнаруживаются в истории и подтверждаются современными политическими событиями.

Евгений выделил для себя целую ночь, чтобы глубже познакомиться с исследованиями Макиавелли и Карла Филиппа Готтлиба фон Клаузевица, прусского офицера и военного писателя, который своим сочинением «О войне» произвёл переворот в теории и основах военных наук.

Евгений Владимирович узнал, что в 1812 году Клаузевиц перешёл на русскую службу. К этому времени относится составление его записки об опасности союза России с Францией.

 Сам Клаузевиц придавал составу российского военного руководства первостепенное значение. В отличие от своего отца, сражавшегося в Семилетней войне против России и тяжело раненного в одном из сражений, он полагал, что Пруссия ни в коем случае не должна выступать против России на стороне наполеоновской Франции.

 Книга Клаузевица была итогом многолетнего изучения военных походов и кампаний, произошедших с 1566 по 1815 год. Книга оказалась востребованной не столько военными тактиками, сколько политиками и лидерами отдельных государств. Исследовав суть, цели и причины войны, Клаузевиц приходит к следующему выводу: «Война, в которую втянуты несколько народов – прежде всего просвещенных, всегда возникает из-за какого-либо политического обстоятельства и по причине политической. Следовательно, война – это политический акт».

 

 Теории Макиавелли нашли своё продолжение в работе Клаузевица, на которого ссылался в своём дневнике Гелен: «Мысленно возвращаясь назад, видишь, что было бы совсем неплохо, если бы Гитлер более подробно познакомился с положениями Клаузевица и соразмерял свои действия с его учением. Как это делал Ленин, оставивший многочисленные пометки на полях книги «О войне», которую написал великий стратег.

Клаузевиц задает вопрос: что же такое война? И отвечает: «Война – это акт насилия, чтобы заставить противника подчиниться нашей воле». И далее: «Насилие берет на вооружение все новые открытия в области искусства и науки, чтобы дать отпор другому насилию.

Незаметные, порой не стоящие упоминания ограничения, которые насилие само себе устанавливает, прикрываясь международным правом и традициями, составляют его суть, нисколько не ослабляя его силы.

Насилие, понимаемое только как физическое действие, ибо морального государство и закон не признают, – это средство для того, чтобы достичь цели, подчинив противника своей воле.

А чтобы наверняка добиться этой цели, противника следует обезоружить. Вот что, собственно, и является целью войны. Здесь цель подменяет смысл, отбрасывает его как нечто к ней не относящееся.

Война, словно мина, которая взрывается под воздействием заложенного в нее часового механизма, не реагируя на любое вмешательство извне».

 

Читая страницы дневника Гелена, генерал Грундман не удивился подобному выводу.

Гелен подчеркивал, что тот вопрос так трактовался до пятидесятых годов двадцатого века. Поскольку недостаточная взаимосвязь между политикой и войной приводила к такой оценке. Однако такое представление, по мнению Гелена - абсолютно ложно.

Война в действительности вовсе не такое чрезвычайное событие, которое возникает и устраняется лишь одним способом. Тут действуют несколько различных сил, развивающихся неравномерно и неоднородно.

И все же политика пронизывает весь военный конфликт и оказывает на него постоянное влияние.

Таким образом, подчёркивал Гелен, война – не только политический акт, но и действенный политический инструмент, продолжение политической деятельности другими средствами. Что остается присущим войне, так это – своеобразный характер её средств. Одно ясно: политические намерения являются целью, война же – средством, а средство никогда не может быть без цели».

 

Прочитав книгу Карла фон Клаузевица второй раз, Евгений ещё раз сделал отдельные пометки на полях книги.

Потом генерал Грундман достал из своего сейфа папку, на корочке которой было написано «Ход с чёрного хода».

Это был засекреченный план ЦРУ США, составленный в пятидесятых годах прошлого века и предназначенный для активизации работы разведки Америки по проникновению в систему государственной безопасности социалистических стран. К разработке деталей этой крупномасштабной операции  ЦРУ привлекла сотни специалистов различных профилей, а в реализацию плана были вовлечены десятки тысяч агентов.

Большинство пунктов этого плана были реализованы.

Это польская «Солидарность», «народные восстания» в Румынии, Венгрии, распад СССР, бомбежка и расчленение Югославии, Ливия и Иран, «Арабская весна», «цветные революции», Украина, Сирия.

 

 

© «Стихи и Проза России»
Рег.№ 0291739 от 11 сентября 2018 в 06:23


Другие произведения автора:

Перед судьбой поставлю я вопрос

В горном племени

Колымские истории 4. Хитрый

Рейтинг: 0Голосов: 026 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!