ОЗ. Часть 21

7 октября 2017 — анатолий махавкин

Переход во внутренний двор оказался большой прозрачной трубой, за стенами которой находилось что-то типа тропического сада. Экзотический растения с огромными листьями, свисающие спирали лиан и множество ярко окрашенных птиц. Настоящая идиллия, если не обращать внимание на труп охранника, лежащий посреди прохода. Два пулевых в спину. Очевидно тащили свои, пока концы не отдал. Самое интересное, что у этого таки заработала система маскировки, так что на полу виднелась лишь голова да два красных пятна.

- там, в конце, будет что-то типа небольшого вестибюля, - пояснил Лесоруб и проверил оружие. – С будкой охраны и мощной дверью. Если наши не справятся, только лоб зря расшибём.

- Справятся, - уверенно возразила я. Ну, почти уверенно.

Как выяснилось, впереди нас ожидала не только дверь, но и остатки выживших охранников. Стоило приблизиться и они начали стрелять. Впрочем, стреляли явно наугад и совершенно беспорядочно. Пули расколотили стеклянную стену и стал слышен дикий ор испуганных птиц. Мы же спрятались за стеной у входа и терпеливо ожидали, пока прекратится свинцовый дождь.

Дождались. Я осторожно выглянула из-за поворота. Смешно, перед засранцами захлопнули дверку и не торопились открывать. А учитывая, что спрятаться тут особо негде…

- Эй, придурки! – крикнула я и Лесоруб удивлённо уставился на меня. – В живых остаться хотите? Ваш-то хозяин на вас, по ходу, забил.

- Ты что задумала? – спросил товарищ, понизив голос, но я только отмахнулась, прислушиваясь.

За углом принялись бубнить. Кто-то ругался, точно маленький ребёнок – ну, совершенно неприличными словами. Кто-то тонко взвизгивал.

- Что ты предлагаешь? – наконец-то послышался чей-то дрожащий голос.

- Бросайте оружие и валите отсюда, - Лес сделал большой глаз и покачал головой. – Клянусь, если не станете гнать волну, то больше никого не трону. Мы тут не по вашу душу.

И вновь торопливый шепоток, повизгивание и ругательства. Кто-то злобно шипел, что он не станет ложиться под бабу, кто-то бормотал о каких-то деньгах, а кто-то визжал, что хочет жить. Очень, кстати, разумная мысль. Хорошенько подумав эдакое, можно даже забить на деньги и лечь под бабу. Честно, честно.

- Какие гарантии? – тот же голос.

- Да никаких! – я рассмеялась. – Просто бросайте пушки и валите нахрен. Могу дать гарантии, что больше таких предложений не будет. До трёх считать или не станем играть в детский сад?

Играть не стали. Послышалось бряканье падающих Вумпов и матерный шепоток. Потом из-за поворота показалась совершенно серая физиономия, покрытая огромными каплями пота. Охранник зачаровано уставился на оружие в моих руках, а я качнула стволом: вали, мол. Мужчина с поднятыми руками пропятился мимо, а потом повернулся и показал, как быстро он может бегать. Тотчас появились ещё двое, такие же испуганные. Бегали они все гораздо лучше, чем сражались. Последние тащили на плечах раненого товарища, который непрерывно ругался и обещал: «вернуться и всем показать».

Лес сказал оставаться на месте и осторожно вошёл в освобождённую комнату. Потом подал знак, и я последовала за товарищем. Он показал на дверь. Ну да, такую махину и взрывчаткой не взять! Я подошла и стукнула кулаком по синей плите. Тотчас глухо заурчал механизм, мигнула лампа под потолком, и плита поползла в сторону. Лес изумлённо уставился на меня.

- Как?!

- Магия, - я подмигнула ему и подняла с пола Вумп. – Учись, студент.

Он оторопело переводил взгляд с меня на дверь и вдруг до него дошло. Чёрт, мой товарищ опять улыбнулся! Отмечу это в своём ежедневнике.

За отъехавшей плитой оказался ещё один коридор. В этот раз, абсолютно белый и абсолютно пустой. Странно, на месте хозяина я бы пригнала сюда ещё сотню-другую охранников. Впрочем, возможно нас ожидал зловещий-презловещий сюрприз.

- Я вперёд, - пояснил Лес. – Проверю перекрёсток и дам сигнал. На всякий случай; поворот налево ведёт к лабораториям, направо – к жилым помещениям.

- Угу, - кивнула я. – Сам потом покажешь.

Пока великан крался вперёд, я на всякий случай зашла внутрь. Мало ли, сработает какая-нибудь тревога и друг окажется в одиночестве.

Когда Лес дошёл до середины прохода, то остановился и наклонил голову, точно прислушивался. Что такое? Я сделал шаг вперёд и тоже услышал звук торопливых шагов. Словно, невидимая отсюда, к нам спешила женщина. Определённо женские шаги. Неужели…

Лес шагал, точно пьяный: пошатываясь и опустив оружие. Я хотела окрикнуть его, призвать не терять осторожности, но тут увидела её…Она выбежала из-за поворота и замерла, рассматривая тяжело идущего здоровяка. Прижала руки к груди и даже открыла рот. Та самая, с фотки.

- Спокойно, сука! – в затылок упёрлось что-то твёрдое. – Стой молча и не шевелись.

- Смотри и наслаждайся, - хихикнули, с другой стороны. – Хозяин сказал, что ты обязательно должна это увидеть.

- Кстати, чтоб ты знала, - засмеялся первый, - меня зовут Димон.

- А меня – Жора. Да ты смотри!

Я покосилась направо, потом – налево. В стенах коридора открылись две потайные двери, откуда, собственно и вылези эти двое бородатые ушлёпки. На смуглых лицах – широкие ухмылки. Да чему они так радуются?

Лес отбросил оружие и подбежав к девушке, взял её на руки. Поднял и покрутил вокруг себя. Я видела, как человеческая часть лица товарища светится от счастья. А вот у девушки…Маска изумления сползла с её физиономии и теперь лицо казалось равнодушным и даже презрительным, словно у исследователя противных червей. 

В голову точно молотом ударило, когда я вспомнила предупреждение о том, что здесь возможно убедить кого угодно в чём угодно. Даже заставить убить собственную мать. У Чародея была целая прорва времени, чтобы очистить голову возлюбленной Леса и вложить туда нужные ему мысли. Например, заставить верить, будто бывший любимый – её злейший враг.  

Я хотела закричать, предупредить и плевать, что меня пристрелят. Но опоздала. Рука девушки к опустилась на грудь Лесоруба и тот вдруг закачался, ноги подломились и гигант растянулся на полу. Девица подняла руку с батарейкой, показала мне и ухмыльнулась.

И тут меня натурально замкнуло. Точно что-то взорвалось внутри. Я ударила затылком о дуло автомата и упала на пол, пнув ногой второго урода. Очередь прошла над самой головой, но я уже палила во все стороны, даже не пытаясь целиться. Очнулась, когда опустели магазины. Дима и Жора пропали, успев спрятаться в своих норах, а со стороны перекрёстка доносилось громкое бульканье и протяжный хрип.

Казалось, будто воздух сопротивляется, пружинит под нажимом тела и секунды бега тянутся бесконечно, превращаясь в часы.

Они лежали рядом, только Лес – неподвижно, а девица ещё подёргивала ногой. В груди и животе у неё кровоточили несколько дыр. Куда ты дела батарею, мать твою?! Дай сюда! Дрожащими руками я вставила пластину в грудь товарища, и он тут же зашевелился, повернул голову и недоуменно уставился на меня. Потом повернул голову и увидел умирающую подругу.

- Что случилось?

- Попали в засаду, - пояснила я и в общем-то, ничуть не соврала. Внутри понемногу отпускало. – Ты отключился, а её подстрелили. Извини, но…

- Никаких «но», - он казался предельно сосредоточенным, когда подхватил раненую на руки. – Тут есть отличные реаниматоры, её точно восстановят. Прости, но дальше тебе придётся самой.

- Я понимаю, - приходилось сдерживать кривую ухмылку. - Лес, когда она очнётся, тебе придётся заново объяснять, кто она такая и, кто ты ей. Улавливаешь?

Он нахмурился. Потом просиял и умчался в сторону лабораторий. А ведь ему ещё собой нужно заняться. Совсем забыл, чучело железное.

Ладно, к делу. Теперь можно ни от кого не скрываться, и я таки улыбнулась. Ну что, говнюк, очередная твоя гадость пошла к дьяволу. Скоро туда отправишься и ты сам. Клянусь! Охранников жилого блока оказалось немного, но подготовлены они были на порядок лучше олухов из наружной охраны. И защитные костюмы у них работали, как надо. Впрочем, я ожидала чего-то подобного, поэтому не пропустила тот момент, когда воздух впереди пошёл рябью, искажая узор на стене.

Проблема заключалась в том. Что все эти сильные тренированные и опытные мужланы допускали одну и ту же критическую ошибку: они видели перед собой худощавую рыжеволосую девицу, симпатичную и даже (конечно же!) красивую. И никто из них не мог предположить, что означенная девица уже дважды занимала должность заместителя начальника внутренней разведки и по диверсионной деятельности. И добилась этого места я сама. Причём, когда вернулась после смерти близких, отбор производили в два раза строже. Теперь, когда память вернулась окончательно, я могла показать, у кого тут на самом деле яйца.

Итак, воздух задрожал, а я тут же метнулась в сторону, выстрелила и немедленно прыгнула обратно. Ещё выстрел, кувырок, короткая очередь по двери, где подозрительно помутнело пространство. Пару раз прокатиться по ковру, пнуть лёгкое кресло и разрядить автомат в направлении возгласа из воздуха. Ползком улизнуть за диванчик, принявший на себя несколько пуль и прицелившись между ножек, поразить последнего засранца, притаившегося за журнальным столиком у окна.

Некоторое время я лежала и слушала тишину. Кто-то хрипел, но всё тише и тише, пока не умолк. Из-за двери доносился тихий шум ветра и шелест листьев. Потом раздался голос Чародея:

- Все твои обезьяньи ужимки тебе не помогут. Потому что ты, сука, меня натурально достала, понимаешь? Я всё-таки постараюсь взять тебя живой и уж тогда подумаю, как сделать твою смерть максимально жуткой.

- Семь пятниц на неделе, - зубовный скрежет подонка не притупил моего внимания, и я аккуратно прострелила ещё две полупрозрачные фигуры, пытавшиеся проскользнуть внутрь. Ха, гад пытался отвлечь меня, ну, ну, - Слушай, если бы у самцов было что-то, типа климакса, ты был бы его явным обладателем. Мужиком не называю – не заслужил.

И тут мимо меня промчался огромный серый зверь с оскаленной пастью. Не останавливаясь он исчез за дверью и там сразу застрекотали автоматы. Следом за хищником - ещё один. И ещё. Целая куча лохматых зверей, подобных тем, что пытались сожрать нас в охотничьем посёлке. Я услышала приближающееся карканье и оскалилась: авиация подоспела!

Одна из зверюг остановилась, чтобы бросить мне аудиогарнитуру и тут же умчалась. Похоже, можно немного расслабить булки. Я надела наушники и тут же услышала знакомые голоса. Рамина и Баст выясняли отношения, не стесняясь в выражениях. Ого, а я и не знала, что мыши умею матерно выражаться!

- Девочки, - сказала я, с сожалением прерывая длинную и очень колоритную фразу, - давайте, ссориться будем после. Что у нас по делу?

- Элли, - обрадовалась Баст, - можешь урезонить свою хвостатую протеже? Она…

- Баст, дорогая, - строго сказала я, - ты же у нас – богиня, а жалуешься на какую-то мышь. Несолидно это. Так что у вас?

- Город под контролем, - пропищала Рамина и по её самодовольному голосу так и виделся показанный оппонентке язык. – Берём последние казармы и помещения дворца. Враг почти перестал оказывать сопротивление.

- Да они обосрались! – презрительно вклинилась Баст.

- Точно! – мышь захихикала. Ну, хоть в чём-то эти две солидарны. – Мы высадили десант и взяли под контроль все точки доступа к сети. Осталась только закрытая зона в центре дворца. Похоже, Чародей прячется именно там.

- Скоро можно будет выпустить уроду кишки! – кровожадно ухнула Баст. Это же надо, сколько народу тянется к шее нашего визави. Действительно, хоть в очередь становись.

- Кто такая Стелла? – спросила я и в эфире сразу воцарилось молчание.

- А ты это почему спрашиваешь? - - очень осторожно осведомилась Баст

- Настоятельно просила передать ей Чародея целым и невредимым. Ну, по крайней мере – живым, - я посмотрела на дверь. Автоматных очередей не слышалось, только рычание и клёкот. – Обещала всякие плюшки.

- Ну, я бы подумала, - протянула Баст и Рамина одобрительно пискнула. – Стелла управляет мощнейшим исследовательским центром биологии. Я – очень хороша, но по сравнению с ней…Говорят, она открыла секрет бессмертия и способна восстанавливать человека по образцу ДНК. Причём, с тем запасом памяти, который имелся на момент смерти.

- Круто, - тихо сказала я, ощутив, как сердце ухнуло в пятки. Да, этой Стелле было, что мне предложить.

- Э-э, тут такое дело, - вмешалась Рамина. – Прежде, чем делить шкурку нашего медведя, неплохо бы его вытащить из берлоги. А тут ещё и осложнения.

Ну, обычное дело. Я уже привыкла.

- Что там?

- Незадолго до отключения охранной системы, периметр города прорвали. Сначала дроны уничтожили ПВО, а после на прорыв пошли боевые андроиды во главе с кем-то в бронированном экзоскелете. Как раз в этот момент, они штурмуют дворец с противоположной стороны.

- Это ещё что за?..

- Ты с Зинкой последний раз давно болтала? – спросила Баст. – Ну, с той, что себя Волшебницей кличет? То-то и оно. Видимо распереживалсь за сынулю и совсем с катушек слетела. Если она первой доберётся до бывшего муженька, вопрос со Стеллой отпадёт сам по себе.

- Значит, займёмся делом, - я поднялась, подобрала с пола автомат «невидимки» и проверила обойму. – А вы постарайтесь не отвлекаться по пустякам.

За дверью прежде находился настоящий рай с аккуратными деревьями, озерцами, водопадиками им речечками, синеющими среди изумрудной травы. Кое где, точно грибы, росли маленькие, почти кукольные, домики. Теперь повсюду валялись тела растерзанных охранников и расстрелянных волков. Вот только во время схватки хищников оказалось много больше, и они победили. Теперь огромная стая окружила хрустальный купол в центре местного парадиза, а вороны кружили над ним в небе. Хм, а снаружи и не скажешь, что внутри можно найти так много всякого разного.

- Получили доступ, - прошелестела в ухе Рамина. – Кажется верхушка этой штуки должна открываться, а ещё…Вот чёрт!

С противоположной стороны купола бабахнуло и в небо поднялся столб чёрного дыма. Земля под ногами подпрыгнула, но тут же успокоилась. Спустя мгновение верхняя часть сооружения действительно разделилась на сегменты и спряталась внутри. В стенах открылись проходы. Лохматые и пернатые мгновенно бросились вперёд. Тут же послышались звуки очередей, а Рамина принялась изощрённо ругаться.

- Система безопасности! – почти рычала она. – Западню он задумал устроить. Фиг тебе! Отключаем, по секторам: второй, пятый, первый…Элли, вперёд, иначе андроидам достанется главный приз.

Очереди умолкли, а я побежала к открытой двери купола. Мимо меня то и дело мелькали серые тени: воинство Баст продолжало прибывать. Похоже, богиня решила идти ва-банк, постаравшись раз и навсегда разобраться с более сильным конкурентом. Чёрт, мне позарез нужно добраться до Чародея и взять его живым! Если Стелла способна на все те чудеса, которые ей приписывают…

В этот раз горячка сыграла со мной дурную шутку. Я так сосредоточилась на грядущем столкновении с врагом, что потеряла бдительность. Белый коридор впереди казался совершенно пустым и лишь чей-то пушистый хвост мелькнул далеко впереди. Не ожидая подвоха, я рванула вперёд, но тут же упала, покатившись по гладкому полу. Твою мать, мне сделали элементарную подножку! И тут же навалились, заламывая руки.

- Меня зовут Димон, не забыла? – наручники захлестнули запястья.

- Меня – Жорик, ещё помнишь? – лодыжки тоже сковали. – Попалась, сучка!

Меня затащили в потайную дверцу и тут же закрыли дверь. Потом, хихикая и подначивая друг друга, поволокли вверх по тёмной лестнице. Я дожидалась подходящего момента и пыталась выдернуть кисти из пластикового захвата. Тщетно, это – хорошая модель, липнущая к коже. Чёрт, надо же так вляпаться!

- Прошлый раз не получилось, - Жора даже подвывал от удовольствия, и его окладистая борода тряслась. – Нич-чё, в этот раз будет даже интереснее. К окну её!

- Тебе понравится! Честно, понравится, - кажется они были под кайфом, потому что глаза обоих ярко блестели, а в уголках ртов выступили клочья слюны. – Нет, ты только посмотри!

- Давай, башкой на подоконник. – Димон взвизгнул, - Вот так, пусть смотрит!

Комната, куда меня затащили, оказалась маленьким прямоугольным помещением, с высоким окном, откуда внутрь проникал солнечный свет. У стен стояли два небольших пульта с голографическими экранами. На каждом – изображения коридоров, комнат и залов. Кое-где я заметила бегущих волков. Кажется, меня притащили в операторскую охраны или типа того. А судя по недоеденным пиццам на сенсорных клавиатурах, Димон и Жора работали тут операторами. Приятно, что у Чародея не осталось в запасе никого, кроме этих обдолбышей и очень скверно, что им удалось меня схватить.

Пока меня волокли к окну, я успела увидеть пару автоматов у стены. К сожалению, слишком далеко, чтобы зацепить даже ногой. Я попыталась изогнуться и тут же получила ногой между лопаток. В спине хрустнуло, а в глазах зарябило. Ах ты, чёрт! Потом меня бросили подбородком на твёрдое и от клацнувшей челюсти в глазах появились мерцающие искорки.

- Смотри, смотри! – захлёбывался Димон над самым ухом. Кажется, урод жал на спину коленом. – Как он их!

За окном открывался вид на арену или что-то типа циркового манежа. Круглая площадка, покрытая чем-то жёлтым – то ли опилками, то ли песком. Вот только кресел или даже лавок не видно: просто круглое пространство с барьером по краю и несколькими выходами. Сейчас все двери оказались открыты. Жёлтое пространство покрывали пятна крови. Кое –где – совершенно свежие, - кое где – бурые, от времени.

У дальней стены валялись блестящие металлические обломки: всё, что осталось от боевых андроидов, вторгшихся во дворец Чародея. И по всей арене лежали тела мёртвых волков и воронов. Но, если роботы пали все, до единого, то звери временно отступили и теперь бродили у стен, очевидно поджидая подходящего момента. Вороны кружили в воздухе, не опускаясь ниже определённого уровня.

В центре стоял тот, кто приводил моих похитителей в состояние экстаза. Я знала, что это, поэтому ощутила приступ отчаяния: одолеть эту штуку будет очень сложно, если возможно вообще.

Следующая разработка Опытных Зон, после боевых экзоскелетов: шагающий биомеханический танк Голиаф. Особо опасен тем, что машиной управлял непосредственно человек, чей мозг напрямую подключали с компьютером машины. Недостатком являлось то, что обратного хода пока не существовало: если пытались нарушить связь, то оператор сходил с ума или вовсе умирал.

Если я всё правильно поняла, Чародей окончательно свихнулся от страха и решил спрятаться в Голиафе. М-да, обезопасить себя он обезопасил, вот только человеком быть престал. Впрочем, а был ли?

Сейчас боевая машина, напоминающая в движении жидкую ртуть, сжимала в лапе искорёженный экзоскелет. Внутри, насколько я могла рассмотреть отсюда, находилась измождённая брюнетка, стриженная под мальчика. Она слабо шевелилась, пытаясь поднять пулемёт, но шансов не оставалось. Голиаф бросил несчастную на песок и наступил ей на грудь.

- Ну что, дорогая, - загрохотал голос Чародея, - всё, как обычно? Я – сверху!

Что-то коснулось моих запястий. Что-то небольшое, четвероногое и хвостатое. Над головой истошно вопили, приветствуя своего повелителя, Димон и Жорик, а я постаралась ничем не выдать своих чувств. Даже не посмотрела на своих спасителей. На ногах тоже кто-то присутствовал и чем-то занимался. Вроде бы пилил оковы.

А спустя пару секунд я и сама забыла про нежданных помощников. Из ближайшего хода выскочили Страшила и Лев. Они тут же бросились к Голиафу, а я похолодела.

- Нет! – завопила я, но меня стукнули по затылку, и я на несколько мгновений отключилась.

Звучали очереди, кто-то рычал, а потом я услышала короткий вскрик и точно в замедленном воспроизведении увидела, как Страш отлетает в сторону и неподвижно замирает у стены. Лев увернулся от молниеносных ударов титана и даже сумел запрыгнуть на гладкий корпус танка. Его мать слабо ворочалась, почти погружённая в песок и пыталась ползти.

И ещё, часть меня, оставаясь холодным рациональным наблюдателем, заметила одну штуку. Сквозь стаю волков проползло нечто странное, напоминающее блестящего паука и бросилось к Голиафу.  Это был…Чёрт, это был тот самый андроид, что опекал Льва в паучьем царстве! Я узнала его по отметинам от пуль Секиры. Робот, осознавший себя разумным существом пришёл на помощь воспитаннику, который сражался с отцом, спасая мать. Как всё сложно. И Страшила не шевелится…

Я убью вас всех!

Чародей с диким рёвом сумел схватить паренька и бросил его вниз. Ударил ногой. И в этот миг «паук» взлетел в воздух и опустился на спине боевой машины. Я услышала вой, наполненный такой яростью, что становилось просто жутко. Мыши закончили свою работу, освободив запястья и лодыжки. Что-то продолжали вопить Жорик с Димоном, но я просто встала и свернула им обоим шеи. Потом подняла оружие и посмотрела на арену.

Голиаф сумел одолеть искалеченного андроида и бросил вниз. Но тот-таки разворотил кабину и вороны, дождавшись своего часа, чёрным клином обрушились в пробитую брешь. Чародей попытался отступить, но Волшебница и Лев вцепились в ноги танка и тот замер на месте, потом покачнулся и рухнул на землю. Тут же атаковали волки, завывая, как все духи преисподней.

Из недра боевой машины показалась лысая голова, в затылок которой уходил толстый полосатый провод. Лицо Чародея покрывали кровоточащие раны, а один глаз и вовсе вытек от удара клювом.

- Помоги! – Чародей протянул руку ко Льву. Уцелевший глаза полыхал страхом и жаждой жизни. – Помоги! Я – твой…

Я нажала на спуск. Во лбу Чародея появилась алая отметина и он исчез внутри кабины. Спустя долю секунды волки начали по кускам вытаскивать его наружу. Я видела, как Волшебница подползла ко Льву и взяла сына за руку. Зашевелился и сделал попытку подняться Страшила.

Я медленно сползла по стене у окна и заплакала.\

Прошло два дня.

Я сидела в кресле и наблюдала, как Зинаида-Волшебница, колдует над андроидом – воспитателем Льва. Сам парень тоже сидел здесь и хоть пытался не подавать виду, здорово переживал. Его семья, его НАСТОЯЩАЯ семья, в полном составе, находилась здесь, в этой лаборатории. Про умершего Чародея он даже не вспоминал. Единственное, чего погибший удостоился, так это: «Жаль, не я его». Думаю, мерзавец заслужил подобную эпитафию.

Страша я устроила в мягком кресле и внимательно следила, чтобы дуралей не шевелил сломанной ногой. Временами он улыбался мне, а я улыбалась ему. А ведь вчера чехвостила, на чём свет стоит, за то, что балбес подставился. Сама не знаю, как вырвалось: «Что бы я делала, если бы тебя убили?» Чепуха, какая-то…

Лес стоял в дверях и задумчиво грыз спичку. Десять минут назад он пришёл, чтобы сообщить, дескать, его Маша пришла в себя.

- Ничего не помнит, тут ту была права, - он вздохнул. – Но говорит, вроде бы моё лицо ей знакомо.

- Вот и отлично, - сказала я и не могла удержаться, чтобы не улыбнуться Страшу. Ну почему он такой придурок? – Покажешь фоточки, подаришь цветочки.

- А ещё сказали, что мои железяки можно заменить нормальными конечностями. И глаз, тоже.

- Придётся к тебе заново привыкать, - он усмехнулся. - Но это – ничего. Самое печальное – как был дураком, так и останешься.

- Великолепно! – сказала Волшебница и Лев тут же навострил уши. – Мозговая оболочка цела и начинка – тоже. Импульсы проходят в полной мере, а корпус мы поменяем на что-то, получше этого металлолома.

Она отошла от стола и присела рядом, похлопывая ладонью по металлу на ноге. Нижняя часть тела Волшебницы не работала, после той катастрофы, где едва не погиб Лев. Аварию подстроил Чародей, получив от жены ультиматум: вернуть Марию Лесорубу и вообще, прекратить заниматься глупостями. Устранив жену, Чародей совершенно слетел с катушек и запустил поле контроля.

В Опытной Зоне вообще мало кто знал, что поле, помимо снабжения энергией машин и оборудования, имеет ещё и такие функции. Но даже Чародей не подозревал, какие последствия принесёт долгое облучение. Когда люди начали превращаться в лишённых разума зомби, нечаянный узурпатор окончательно испугался ответственности и закрыл территорию ОЗа от пришельцев из внешнего мира. И вроде бы всё шло нормально, однако паранойя прогрессировала, и психопат решил спрятаться в Голиафе.

Что произошло бы дальше, усугубись безумие, трудно сказать. Но уже в нынешнем состоянии гад развлекался тем, что разрывал на куски людей и тварей, пойманных в окрестностях Изумрудного. Вроде бы, это его немного успокаивало.

- Что скажешь? – спросила Зинаида и отхлебнула кофе. – Недурственно повеселились?

- Да, неплохо так, - согласилась я. - Однако же, мне теперь следует вернуться и рассказать начальству что-то такое, чтобы вас после не решили немедленно забросать ядрёными бонбами. Поэтому, лучше всего, если к моему следующему приезду вы отключите поле к чёртовой бабушке.

- Уже работаем, - она потянулась и почесала за ухом у Льва, который положил лохматую голову ей на колено. – Когда Рамина и Баст не цапаются, они – очень даже неплохая команда.

- Ага, - сказала я и подмигнула Страшу. – Только случается эдакое чудо очень редко.

Лес потоптался и вышел. Кажется, он немного дулся за то, что я не оставила Чародея ему.

- Думаю, у нас всё получится. Но сложностей, - Зина покачала головой. – Одних только зомбаков отлавливать, да в чувство приводить! Если вообще получится.

- Получится, - я усмехнулась. – У такой непобедимой команды всё должно получиться.

 

 

 

                                               ЭПИЛОГ

 

            Я стояла перед зеркалом в ванной и внимательно изучала своё обнажённое тело. За прошедшие после моего визита в ОЗ пару месяцев на коже не осталось и следа об былых приключений. Видимых следов, если что. Я подняла белую полоску и ещё раз посмотрела на индикатор.

- Ты – бурундук, - сказала себе и не в силах удержаться, хихикнула. Потом пощекотала живот. – Как ты там, маленькое страшилище?

С будущим папашкой мы последний раз общались пару дней назад. Дел, если честно, невпроворот. Опытная Зона принимала караваны с медработниками и волонтёрами почти непрерывно. Большинство обитателей ОЗа, после отключения поля контроля впала в кататоническое состояние и их приходилось кормить едва ли не внутривенно. Однако Страш говорил, что ситуация, вроде бы, пошла на лад.

В этот момент у нас тоже бушевали нехилые страсти. Международная комиссия по контролю требовала немедленно прикрыть все ОЗы, до единого. Да и то, сначала экологическая катастрофа в Висконсине, потом – кризис в Руре и вот, теперь у нас. Концепция Опытных Зон, изолированных от внешнего мира, работала как-то неправильно.

Я ещё раз пощекотала животик, размышляя, говорить Страшу или обождать. А посмотрим, заслужит он или нет. Вошла в спальню. Ветка вишни помахала мне в окно, и я помахала ей в ответ. Тут же едва не подпрыгнула, услышав телефонный звонок.

Голос подал телефон, который я привезла из своего путешествия. Та самая многофункциональная штуковина, при помощи которой я общалась с Волшебницей и Чародеем. Он лежал на полке, рядом с высохшим букетиком цветов и в нём, чёрт побери, не было батареи! Но он продолжал звонить.

Я осторожно взяла тяжёлую трубку и поднесла к уху.

- Привет, Элли, - голос Стеллы казался отрешённым. – Или, Катерина, если не ошибаюсь?

Я отняла телефон от уха и проверила: точно, батареи нет. Потом вновь прижала к щеке.

- Привет. И да, ты не ошибаешься.

- Но всё же, позволь мне обращаться к тебе, как к Элли. Просто ты у меня во всех файлах уже помечена именно так. Не хотелось бы ещё раз всё менять.

- Хорошо, - я усмехнулась. Чёртово имя умудрилось за несколько дней прирасти так, что не отдерёшь. Временами ловила себя на мысли, что имён у меня – два и какое настоящее – чёрт его знает. – Чего хотела-то? Ты уж извини, но твоё предыдущее предложение…

- Остаётся в силе, - закончила она. – Не сегодня-завтра ты отправишься в ОЗ, поэтому не забудь прихватить этот телефон. Когда будешь внутри, я с тобой свяжусь и объясню, что делать дальше.

- Но, - начала я и обнаружила, что пытаюсь говорить в мёртвый прибор: тишина и ни малейших признаков световой индикации. Чертовщина!

О чём она говорила? Какие, блин «не сегодня-завтра»? По плану, согласованному с комиссией, в ОЗе сейчас – только международные наблюдатели и врачи. Всем силовикам наотрез запрещено даже приближаться к карантинной зоне.

Сработал сигнал вызова на терминале. Да что же это такое? Я раздражённо клацнула пультом и на стене появилось изображение из кабинета шефа – Георгия Васильевича Кутузова. Начальник казался встревоженным. Очень.

- Катя, - сказал он, вращая в пальцах блестящий Паркер. – У нас – проблема. Большая. Сядь, пожалуйста.

- Пугаете, Георгий Васильевич, - сказала я, но всё же присела, набросив на плечи домашний халат.

- Пропала связь с наблюдателями и врачами, посланными в Зону, - шеф зашипел и сломал ручку. – Нет картинки со спутников, а два посланных вертолёта исчезли с радаров. Связи с ними тоже нет. Прямо, как чёртово дежа вю! И ещё, - он замялся. – Мы получили короткое сообщение. Думаю, ты должна это видеть.

Экран стал мутным пятном, которое разрывали чёрные строчки помех. Потом из непроглядной мути выплыло лицо Страша. Правая бровь его оказалась рассечена и по щеке бежала кровь. Мужчина нервно оглянулся, и я услышала звуки далёких очередей. Шмаляли из чего-то тяжёлого. Сердце у меня упало. А Страш ещё больше наклонился к экрану и выдохнул:

- Беда! Срочно нужна помощь! Элли, помо…

Лицо любимого исчезло, и я вновь увидела кабинет Кутузова. Он смотрел на меня устало и как-то виновато.

- Катенька, девочка моя, - он развёл руками. – Нужно ехать.

- Нужно – значит нужно, - сказала я и склонив голову, тихо пробормотала. – Ну что, поможем папке?

Никто не возражал.

 

 

© «Стихи и Проза России»
Рег.№ 0272806 от 7 октября 2017 в 10:44


Другие произведения автора:

Пантера. Часть 19

Погонщица единорогов. Часть 3

Прайд. Книга 2. Пыль под ногами. Часть 2.

Это произведение понравилось:
Рейтинг: +1Голосов: 185 просмотров
Касатка # 13 октября 2017 в 20:05 0
Очень понравилось)
анатолий махавкин # 14 октября 2017 в 10:52 0
На здоровье.