Тени Бездны. Часть 8.

16 апреля 2017 — анатолий махавкин

                                      ДАВАЙ ДРУЖИТЬ

 

 

            Самая главная, из всех змей подколодных, осторожно обошла всех девушек, лежавших рядом со мной, потом переступила ногу бойца, украшенную окровавленной марлей и в некотором замешательстве остановилась, осматриваясь. У двери, которая спасла нас от жуткой погибели, тихо посапывал Лис. При этом он с такой нежностью прижимал к себе автомат, точно собирался предложить оружию руку и сердце. У каменной головы второй часовой вольготно разбросал руки и ноги в стороны забросив автомат под голову. Как испытавший то же, только раньше, могу подтвердить: после произошедшего – далеко не худшая подушка. Последний, из уцелевших воинов, калачиком свернулся у родника, если эту штуку продолжать называть привычным словом.

            Диана с подозрением во взоре изучила дальний угол, подняла с пола крохотный камешек и бросила. Снаряд угодил в один из огромных грибов, судя по всему смущавших женщину и спокойно скатился на пол. Грибы тоже совершенно индифферентно отнеслись к подобной наглости и не стали бросаться на обидчицу. Никто даже не зарычал, что в общем-то странно. А впрочем, может они затаились?

Всё это время я, позёвывая, наблюдал за телодвижениями главной сволочи этого похода и размышлял, какого чёрта ей нужно. Нет, сначала туда я её и хотел послать, но стало любопытно, с какого перепугу наша высокомерная прима снизошла до разговора с «быдлом», как она именовала меня прежде и «лабораторным экспонатом» в статусе которого я, к сожалению, так и продолжал оставаться. Распроклятая богатырская силушка возвращалась, но очень медленно и неохотно. Видимо организм опасался, что его вновь начнут ширять иголками.

Диана завела меня в самый угол, ещё раз опасливо покосилась на фиолетовые, с прозеленью, шляпки и таки решилась присесть у стены. Я предпочёл оставаться на ногах, рассматривая спутанные волосы и огромный шишак, торчащий наружу. Интересно, когда это она успела так приложиться? Больно, наверное… Жалости я не ощущал.

- Первым делом я хочу принести свои, самые глубокие и искренние, извинения, - при этом в глаза мне смотрели так пристально и честно, что сразу становилось понятно: ни о какой искренности и речи быть не может. Да и столь кардинальное изменение тональности песен этой сирены вызывало скорее усмешку, - Всё, произошедшее ранее – огромная, почти непоправимая, ошибка.

Она и сама не понимала, до какой степени оказалась права. Впрочем, послушаем дальше. Я зевнул.

- Понимаю, что в свете произошедшего, - таким высоки штилем докладчица при мне общалась исключительно с Утюгом, когда просила муженька выделить очередную кучку бабла, - Мои извинения смотрятся запоздало и даже смешно, однако, прошу принять во внимание, что я – слабая женщина, которая нуждается в защите.

Угу. Вона, к чему мы выплыли. Пока у слабой женщины имелся батальон головорезов, разговаривала она совсем по-другому. Я так понимаю, что если количество бойцов сократится ещё, то разговор сведётся к расстёгиванию ширинки и получению удовольствия. То ли мне кажется, то ли реально, но бабы попроще имеют на порядок больше гордости и достоинства, чем эти бляди из высшего общества?

- Радость моя, - я ещё раз зевнул, - Во-первых, меня вполне устраивает твой обычный тон, так что нехер заморачиваться. А во-вторых, чего ты собственно хочешь? Если боишься, что спасая свою шкуру, брошу тебя на съедение серому волку, то можешь расслабиться: как бы это ни казалось заманчивым – не стану. Вон, видишь, храпят ещё трое таких же, не бросил же.

Того, что произошло дальше, честно говоря, просто не ожидал. Совсем.

Диана Станиславовна, образец рафинированной леди от кутюр, внезапно привстала и дёрнула меня за одежду. Поскольку, как уже было сказано, подобного перфоманса никто не ожидал, я повалился аккурат на женщину, нуждающуюся в защите.

Впрочем, в данный момент, судя по действиям, Диана нуждалась совсем в другом. Иначе с какой стати одновременно расстёгивала верхнюю часть своей одежды и нижнюю – моей. Причём, получалось так ловко, словно женщина долго и целеустремлённо тренировалась. Кстати, теперь-то стало понятно, почему мы так долго и внимательно выбирали место для беседы. Беседы, ха! Походу, долго разговаривать никто и не собирался. Разросшиеся грибы полностью скрывали нас от посторонних взглядов, а мягкий мох ощущался не хуже ортопедического матраца.

Спустя минуту выяснилось сразу несколько очень важных вещей. Во-первых, это – самое важное – огромные сиськи оказались совершенно натуральными. Во-вторых, Диана была очень умелой любовницей. А в-третьих, чёрт возьми, я снова изменил жене! Оставалось пенять на место. Нет, ну сами подумайте, стоит угодить в Бездну и сразу начинается это безобразие.

Место виновато, отвечаю.

Продолжалось всё не очень долго и обошлось без поцелуев и признаний в вечной любви.

Как выяснилось, моя новая любовница умела одеваться куда быстрее. Чем разоблачаться. В общем, очень даже полезное умение для супруги криминального босса, которому она регулярно наставляет рога. Как будто несчастному Утюгу и так мало проблем в его быстро завершающейся жизни.  Если он вообще ещё жив.

- Ну и? – спросил я, пытаясь попасть ногой в ускользающую штанину, - Если ты не торопишься признаваться во внезапной любви и просить жениться, то нахрена всё это? Только не говори, что ощутила безумное желание слиться в огне страсти. Да ещё и со мной.

- Знаешь. – Диана вынула из кармана золотой портсигар, украшенный блестяшками и достала оттуда странную зелёную сигарету. Закурила и я тут же ощутил аромат конопли, - Успокаивает. Так вот, в твоей башке иногда, очень редко, но мелькают настоящие просветления. Когда я тебе сказала, что ты был бы последним на земле, с кем бы переспала, то соврала. Да, ты и в подмётке не годишься Паше и ещё…Неважно. Однако, мордаха у тебя приятная, тело – тоже и всовывать умеешь.

- Но дело ведь совсем не в этом? – я таки поймал непослушную одежду и овладел ещё и ею.

- Нет, - она ухмыльнулась и сделала затяжку, - Будешь? Ну, как знаешь. Причин тут несколько. Наш специалист составил твой психологический портрет и вот в нём указано, что у тебя – высокий порог ответственности за близких людей. Родных, знакомых, друзей и любовниц. Судя по тому, что ты таскал за собой этих трёх дур, даже когда подступала полная задница, мозгоправ не ошибся. Дальше, если мы выберемся и ты вздумаешь болтать языком о том, что я тут болтала или делала, я просто расскажу своему, что ты меня трахнул. – она ухмыльнулась ещё шире, - Петя знает, что его жена – редкостная блядь, но это не мешает ему закапывать любовников в лесополосе за городом. Есть ещё одна причина, но я тебе пока про неё не скажу.

- Дороговато с тобой трахаться, - я застегнул ширинку и поднялся на ноги, - Не боишься открывать карты заранее?

- Не-а, - она с прогибом поднялась и оказалась совсем рядом, - В том же портрете было указано, что все угрозы и опасности ты воспринимаешься всерьёз лишь очень короткий промежуток времени. А потом – просто игнорируешь, словно ничего и не происходило. Да и что ты уже можешь изменить?

- Тоже верно, - я пожал плечами и пошёл было прочь, но Диана взяла меня за плечи и удержала, пытливо всматриваясь в глаза, - Чего ещё?

- Я могу быть благодарна. Очень, - внезапно она поцеловала меня по-французски, да так, что волосы встали дыбом на груди. Потом отпустила, - Береги меня.

- Одно тебе могу сказать, - я выдохнул, - Держись ближе. И поменьше надейся на своих дуболомов; сама видела: тут от них мало толку.

Когда мы выбрались из грибных зарослей, пахнущих почему-то мандаринами, выяснилось, что сонное царство перестало являться таковым. Череп изо всех сил делал вид, будто он охраняет (и охранял) памятник местного зодчества, Лис сосредоточенно изучал отстёгнутую обойму, а девушки толпились у Колодца Душ, используя магический артефакт в качестве заурядного умывальника. Причём, если Маруся с Катей сонно тёрли физиономии прозрачной влагой, то Валентина пытливо смотрела в нашу сторону.  Лис тоже, чересчур усердно делал вид, будто ничего, кроме обоймы его не интересует. Из поведения парочки становилось понятно, что наше соитие не осталось незамеченным. Хреново.

Те двое, кого я не упомянул, занимались раной на ноге, снимая засохшие бинты. Оба морщились, а раненый ещё и матерился. Ну, эти на нас точно внимания не обратили. И то хорошо.

- Есть планы, куда идти дальше? – поинтересовалась Диана и я пожал плечами, - Что, совсем никаких?

- Ну, вон туда, - я указал на каменную плиту, где сидел Лис, - мы точно не пойдём. Выходов тут всего два и если никто не собирается оставаться навсегда в пещере, то направление очевидно. Вы что, все тупеете, когда сюда попадаете?

- Может кто-то запамятовал, - палец Дианы упёрся в мой лоб и больно уколол ногтем. Ёлки, у неё маникюр уцелел! – Но местность за предыдущей дверью изменилась, после того, как её закрыли и снова открыли. Так кто тут тупеет?

- Хочешь обратно? – спросил я и змеюка покачала головой. Я убрал её палец, - Вопрос решён?

Решать правда пришлось достаточно долго. Чёртова каменная голова, казалось пустила корни в мох и упорно не желал освобождать проход. Упираясь плечом в каменные завитушки волос, я обливался потом и думал сразу несколько мыслей. Во-первых, откуда взялась эта башка, если по размерам она не проходила ни в одну, ни в другую дверь? Во-вторых, каких размеров был сам колосс, утративший столь важную деталь? И в-третьих, пожалуй. Самое важное, зачем потребовалось затыкать проход такой тяжёлой и массивной пробкой? Возможно, не стоит торопиться и…

Голова внезапно сорвалась с места и легко откатилась к стене, едва не отдавив ногу матюгнувшемуся Черепу. Лис громко и грубо захохотал. Кажется, эти двое просто созданы друг для друга.

Из тёмного проёма пахнуло свежестью и прохладой. Такое ощущение, будто впереди находилось большое открытое пространство. Угу. Проходили уже. А некоторые, ещё – нет. Катя радостно взвизгнула и попыталась прошмыгнуть вперёд. В самый последний момент перед побегом, я таки успел схватить девицу за куртку и дёрнул назад. С коротким взвизгом беглянка шлёпнулась на колени, после чего испуганно прижалась к земле. Диана посмотрела на неё, потом на меня, а потом пару раз хлопнула в ладоши.

- Отлично, - сказала она, - Кажется теперь я начинаю кое-что понимать.

Валентина очень внимательно изучила нас обоих и нахмурилась. Кажется, ей чем-то не понравилось изменение температуры наших отношений. Возможно она что-то знала. Или – чувствовала.

Лис пихнул одного из бойцов локтем в бок и понизив голос сказал:

- А ну, иди проверь.

Тот матюгнулся, однако спорить не стал. Кажется, азиат имел тут некий, совсем не маленький, авторитет. Поэтому громила с короткой волосяной щёткой на сплющенном черепе выставил вперёд оружие и очень медленно переступил невысокий каменный порожек, поросший чёрным, шевелящимся на сквозняке, мхом. Дальше шёл короткий коридор, в самом конце которого виднелся отблеск света, напоминающего солнечный. Оттуда же веяло свежестью и прохладой. Немудрено, что Катя ошиблась.

Не отрывая взгляда от разведчика, осторожно шагающего по гремящей гальке, я наклонился и поднял лежащую девушку. Она дрожала, но сопротивляться не стала.

- больше так не делай, - посоветовал я, - Обычно спринт в неизвестном направлении тут штрафуют мгновенной смертью. Обереги себя.

Тем временем, боец успел добраться до конца коридорчика и выглянул наружу. Покрутил головой и опустив оружие махнул рукой: идите, мол. Ладно, пойдём. Череп и ещё один головорез тут же ушли на зов, а Лис остался. Он с таким усердием делал вид, будто прикрывает отход товарищей, что я тут же заподозрил элементарную осторожность, на грани с трусостью. Это правильно: пока монстры успеют схарчить такую большую толпу, всегда можно что-нибудь придумать. Или попросту свалить.

Диана теперь старалась держаться вместе с остальными особями женского пола и это позволило мне ощущать себя настоящим султаном, выгуливающим любимых жён. И наложниц, чёрт побери!  Совсем не номинальных.

Чем ближе мы становились к источнику: «типа, солнечного света», тем всё более знакомым казался аромат ветра, скользящего по физиономии. Однако, где я прежде ощущал подобные запахи – память наотрез отказывалась подсказывать. Разведчики уже успели дружною толпою выбраться на открытое пространство и даже прекратили вращать головами. Теперь все они внимательно изучали что-то слева.

Впрочем, когда я преступал через продолговатую глыбу, выполняющую роль порожка, память сделал вид, будто напряглась и щедро поделилась уже бесполезными воспоминаниями. Теперь-то я сообразил, куда нас занесла нелёгкая и на что, собственно, смотрели охранники. Странно, а в тот раз я не заметил этого хода. Впрочем, не до того было.

- Ух ты! - сказала Валентина и опершись на мою руку, торопливо прошептала в самое ухо, - Нужно поговорить, срочно.

Я только кивнул, подхватывая женщин, выпадающих наружу. Все так усердно раскрывали клюв, что напрочь игнорировали чёртову каменюку, умело маскирующуюся в тускло-коричневой поросли стелющихся трав.

- У тебя такой вид, будто ты совсем не удивлён, - заметила Диана, а когда я согласно кивнул, тут же скорчила изумлённую физию, - Знакомое место?

- Угу, - подтвердил я и указал на самодельное строение, сложенное из гигантских каменных плит, - Вон в той норке должен жить огромный бородатый мужик, повёрнутый на религии. А ещё, он – очень быстрый и сильный, так что лучше иметь его в качестве союзника.

- Он тебя знает? – спросил Лис, чья хитрая морда слегка высунулась из тоннеля и водила раскосыми глазами из стороны в сторону. Получив согласный кивок, смуглый боец выбрался-таки наружу и ухмыльнулся, - Так что же ты стоишь, дорогой? Иди к своему знакомому, сообщи, пусть принимает гостей дорогих!

- Логично, - согласилась Диана и похлопала меня по плечу, - Действуй.

Нет, ну надо же! Какое, б…дь, доверие мне оказали. Остальные тоже, с напряжённым вниманием уставились на меня, точно ожидали, будто я без задних ног рвану вперёд. При воспоминании о бородатом психопате я ощущал, как мурашки у копчика выстраиваются в ряд и ожидают команды: «На старт». Мало ли чего у здоровенного дуралея замкнёт в его бородатой башке? Вобла тогда получила вполне себе нехилый тычок, а Швед так и вовсе отрубился.

Впрочем, кого я обманываю? Пойти самому – реально уменьшить риск для всех и для себя, в том числе. Если кто-то шмальнёт из автомата по большой и страшной обезьяне, то Казимир не станет разбираться, знает он кого-то, из этих дебилов, или нет.

            Наступило полное молчание. Все так напряжённо смотрели, что начало казаться, будто их совокупный взгляд вот-вот материализуется и отвесит мне мощный пинок. Наверное, именно так себя чувствовал несчастный учитель из предыдущего похода, когда его отправляли отпирать последний замок.

Ловушек тут не имелось. По крайней мере очень хотелось в это верить. Однако же, дом громилы-проповедника почему-то выглядел каким-то неухоженным, если не сказать больше – нежилым. Коричневая поросль у входа казалась нетронутой, словно никто давным-давно не топтал её ногами. Честно говоря, это немного настораживало. Или Казимир со своим братцем, сменил место жительства? Зачем, спрашивается?

- Ты идёшь? – вкрадчиво выдохнул в ухо Лис, отчего я едва не подпрыгнул. Что за конченная привычка? – Оружие дать?

- В задницу себе засунь, - так же тихо ответил я и пошёл к чёрному проёму входа.

Около самого строения аромат свежести начал мало-помалу отступать, сменяясь менее приятным запахом. Вроде бы напоминало смрад разложения, и он определённо исходил из недр строения. Возможно Казимиру не удалось откачать Теодора и тот отбросил копыта? Всё может быть…

Внутри, как и прошлый раз, полумрак разделялся тонкими лучиками света, проникающими через незаметные щели в потолке. Под ногами что-то зашелестело и присмотревшись я обнаружил на полу кусочки тёмных листов. Кажется, именно на таких местный отшельник записывал свою историю битвы с легионами преисподней. Да, вот и буквы можно различить. Кто-то изорвал писанину на мелкие ошмётки и разбросал вокруг. Писатель что, окончательно тронулся рассудком?

Каменный стол в жилой комнате оказался вдребезги разбит и на лопнувшей плите остались отпечатки, точно кто-то бил о её поверхность огромные сочные помидоры. Здесь вонь стала особо ощутимой так, что даже пришлось спрятать нос под воротник одежды. Защитив обоняние, я продолжил осмотр.

М-да, неизвестный вандал постарался на славу! Расколотили не только стол, но и все табуреты с лежаком. Причём ломали так яростно, словно разрушитель взбесился или вовсе слетел с катушек. Стоило обойти огромную кучу хлама, оставшуюся от мебели, и я получил некоторые ответы и ещё больше вопросов.

Итак, на помощь Казимира, как и на его противодействие рассчитывать не стоило. От слова: совсем. Большое обезглавленное тело, лишённое всей одежды, лежало на полу. Правую руку почти оторвали, а левую ногу прокрутили несколько раз, так что она напоминала жуткую спираль. По всему мускулистому телу рассыпались пятна кровоподтёков, а высохшая лужа на мягком покрытии пола просто намекала, что крови тут вылилось немало.

Я бы ещё мог посомневаться, чьё тело обнаружил, если бы не голова. Оторванная башка стояла в само углу и пялилась на меня тёмными провалами, оставшимися на месте вырванных глаз. Рот, в спутанных волосах грязной бороды, оказался открыт, словно покойник кричал перед самой смертью. Между зубов что-то лежало. Я присел и всмотрелся, сдерживая рвотные позывы. Ага, а вот и пропавшие глаза.  Теперь мне стало совсем хорошо.

Проглотив липкий ком слюны, я поднялся и тут же увидел надпись на стене. Похоже, что некто макал пальцы в кровь убитого и писал корявыми косыми буквами. «Я не сторож брату своему» - вот, что там оказалось намалёвано. Кажется, это – какая-то хрень из Библии. Просто очаровательно! И недвусмысленно намекает на личность преступника. Похоже, что крыша уехала совсем у другого брата.

Уже покидая столь гостеприимное жилище, я последний раз посмотрел на оторванную голову и вдруг вспомнил ещё одну, такую же. Голову несчастного Лаврова, который пострадал у самого выхода из Бездны. И ещё – тёмный силуэт на фоне дыры, во время моего падения. Теперь мне казалось, что я точно опознал убийцу. И тот рёв, в нём явно звучали знакомые нотки! О-ох…

На выходе меня встречала целая делегация. Не хватало только музыки и цветов.

- Есть хорошая новость и несколько плохих, - сообщил я, выслушал нервные смешки и фыркнул, изгоняя вонь из носа, - Итак, хорошая: большой нервный религиозный фанатик на нас не нападёт. Его убили. Теперь, плохие: помочь он нам тоже не сможет. По той же причине. Совсем плохие: кажется, грохнул его брат и при этом совершенно шизанулся. А ещё мне кажется, что он следит и следует за нами.

Пока все пытались переварить новые сведения, я осмотрел пещеру и тут же обнаружил знакомый выход. Теперь он оказался совершено заурядным проходом в стене. Другой вопрос: стоит ли туда идти? Если - да, то нас ожидает встреча с каменными истуканами и няшкой-Фениксом. С другой стороны, Бездна непрерывно меняла конфигурацию своего устройства, так что всё ещё могло измениться. Пока не сунешься – не узнаешь.

- Нам – туда? – спросила Диана, проследив за направлением моего взгляда, - И что там?

- Если осталось так, как было, - я покачал головой, - То – ничего хорошего. Надеюсь, в этот раз карта ляжет по-другому.

Пока мы переговаривались, Лис и Череп нырнули внутрь осиротевшей постройки, но очень быстро вернулись, обмениваясь короткими ёмкими репликами. Что-то, про аппетит. Или его отсутствие.

Все собрались на короткое совещание и я вкратце обрисовал возникшие проблемы и возможные перспективы. Никто, естественно, не обрадовался, но и не очень огорчился: Бездна хорошо учила привыкать к неприятностям. То, что многие спутники уже успели привыкнуть насовсем, никого особо не смущало; пришло время позаботиться о сохранности собственной шкурки. А люди, есть люди. Покойников они оплачут потом. Если выживут.

Вече постановило проверить указанный мной ход. Если там обнаружатся каменные истуканы, то пойдём искать другую дорогу.

К несчастью для всех нас, повелители Бездны, если таковые реально существовали, а не привиделись в кошмаре, обладали весьма извращённым чувством юмора. Или у них шло какое-то реалити-шоу.  Типа, «Преисподняя - 2». И в этот раз не помогла даже осторожность Лиса, который продолжал плестись у всех за спинами.

Стоило нам про1йти по узкому проходу и оказаться в круглой пещере с бурым наростом и дырой в полу, как позади послышался глухой шум и треск. Естественно всё тут же бросились вперёд. Причём так энергично, что Катя едва не улетела в отверстие. Раненый боец схватил её и отшвырнул в сторону.

Спустя минуту-другую грохот затих, а под ногами медленно поползли пылевые облачка. Глухо выругался Череп и нервно захихикала Валя. В принципе, я почти ожидал новой подляны, поэтому совсем не удивился, увидев позади заваленный проход. Причём его завалило настолько основательно, что и следов былого пути не осталось.

- Кажется нам предлагают и дальше следовать именно по этому маршруту. – голос Дианы слегка дрогнул, точно женщина находилась на волосок от новой истерики.

- Угу, - согласился я и склонился над тёмной дырой, - Фонарика ни у кого не найдётся?

Странное вообще-то дело; та пещера, где находились мы, оказалась освещена не хуже, чем предыдущая, а вот под ногами царила непроглядная тьма. И начинался мрак аккурат по уровню пола, словно я смотрел в глубокий водоём. Впечатление оказалось настолько сильным, что я не удержался и опустившись на колени, потрогал рукой. Ничего. И ладонь просматривалась абсолютно отчётливо. А вот дальше – темень.

Кто-то стал рядом и включил фонарик. Голубой луч упёрся в пол, пробежался по кускам разбитого истукана и остановился на пустой нише. Лис. А это оказался именно он, повёл световой указкой дальше, выхватывая из мрака нишу за нишей. Все – пустые. Это не могло не радовать. Тем не менее ещё оставалась запертая дверь, ключей от которой у меня просто не было.

- Нужно посмотреть, - сказал я и подробно объяснил, что именно, - Да и всё равно, другого пути нет.

- Можно вернуться!  - Маруся кивнула на завал, - Если как следует постараться, думаю за сутки…

            Кто-то глухо и очень злобно заревел. Там, за осыпью. Бойцы тотчас вскинули автоматы, направив оружие в сторону нехорошего звука. И вновь рычание, только теперь тише, словно неизвестный ворчал сквозь зубы. Внезапно завал вздрогнул и мелкие камешки посыпались вниз. Тварь, с той стороны, кажется желала выйти на эту.

- Можешь начинать, - сказал я Марусе, - Думаю, на середине встретитесь. Верёвка имеется?

Верёвки не оказалось, поэтому торопливо связали рукавами несколько курток и наспех проверив прочность получившейся хрени, сбросили её в темноту. Странно, но теперь от желающих стать разведчиками отбоя не было. Возможно, это как-то связано с тем, что рычание неизвестной твари очень быстро приближалось? Не знаю, не знаю…

- Свети, - сказал я Лису и пополз по курточной лестнице. Узкоглазый идиот то ли прикалывался, то ли отвлекался на звуки, но луч фонаря постоянно лупил по глазам, так что в основном я наблюдал ослепительные вспышки и тьму. Оставалось материться и надеяться на то, что во мраке не притаилась очередная бука.

Бабайки не оказалось. Плюс ещё одна неожиданная радость: мощная каменная дверь почти вывались наружу, оставив щель, вполне пригодную, чтобы туда прополз человек средней толщины. Короче, я точно пролезу.

- Давайте вниз, быстро! – крикнул я и осторожно приблизился к двери, вглядываясь в мягкое сияние за наклонившейся плитой.

Пока кто-то громко пыхтел и ругал всех на чём свет стоит, я заглянул в щель, обнаружил там чёрные стены, обугленный череп и больше ничего. Не думаю, будто Феникс сумел бы так долго удерживаться от своих ободряющих возгласов. Ругательства за спиной сменились глухим стуком и я обернулся.

В этот раз Лис рискнул пойти одним из первых, начисто презрев поговорку о дамах, которых всегда следует пускать вперёд. Впрочем, дама, если её так можно именовать, уже размахивала своими длинными ногами под самым потолком. Самые хитрые уже успели сообразить, в каком направлении следует бежать крысам. Рёв, кстати, стал ещё громче и судя по встревоженным возгласам, даже до самых тупых дошло, что приближается какая-то пакость.

- Что там? – спросил Лис и не дожидаясь ответа, начал протискиваться в дыру, - Надо бы проверить…

Надо бы свалить – так и скажи. Где только Диана насобирала этих хитровыделанных? Впрочем, те, что попроще, уже усели порадовать местных повелителей.

Я помог Диане Станиславовне устроиться на планете и кивнул на разрушенную дверь, где энергично двигалась задница азиата. Кажется, он застрял.

- Топай туда, - она кивнула, - И смотрите там, во все четыре, - женщина прищурилась, - Мы залезли на территорию, где шастает птица Феникс – огненная тварь, обожающая зажигать. В смысле, превращать человека в головешку. Летает быстро и ни хрена не устаёт. Единственное, что может помочь, эта пакость всегда громко кричит, - Диана выругалась и снова кивнула.

- Кажется, я не на того поставила, - пробормотала она и пробежалась к застрявшему Лису. Пинок получился вполне профессиональный: боец вылетел точно пробка.

А я тем временем уже ловил повизгивающую Катю. Никогда раньше не видел такого нежного серого оттенка у человеческой кожи, а судя по размеру глаза, девушке срочно нужно в туалет. Не говоря ни слова, я отправил её следом за Дианой и приготовился встречать следующую, едва не стукнувшую предшественницу ботинком по башке. Маруся оказалась поспокойней и посообразительней; ей не пришлось объяснять, в какой стороне находится выход.

Сверху послышался протяжный грохот, звук осыпающегося камня и злобный рёв приобрёл торжествующие обертоны. Кажется, всех тех, кто задержался наверху, сейчас начнут немного кушать. Ну, или просто убьют.

Валентина слетела с такой скоростью, что едва не сбила меня с ног. Поскольку дальше должны были сыпаться здоровенные мужики, я схватил девушку за руку и отбежал к щели, где ещё виднелись подёргивающиеся Марусины пятки.

- Быстрее! - рявкнул я и обернулся на звуки автоматных очередей, - Да шевели же жопой, мать твою!

Валя рыбкой нырнула в проход. Вниз слетел боец и с неприятным хрустом растянулся на полу.  Судя по виду свёрнутой ноги – перлом или сильный вывих. Мужчина застонал и сделал попытку подняться. Сверху взревело так, что у меня заложило уши и на пол плюхнулся Череп. Если я прежде поразился окраске физиономии Кати, то у неё появился конкурент с рожей цвета натурального мела. Ударила длинная очередь и торжествующий рёв сменился недовольным ворчанием.

Пока ошалевший Череп вертел головой, я пополз по обломкам камней, искренне надеясь, что неведома зверушка не успеет укусить меня за ягодицу. Когда голова оказалась снаружи, сзади наподдали так, что я едва не врубился в стену коридора.

Как выяснилось, штопором поработал Череп. Он оставался таким же бледным, как прежде, а в глазах его…Чёрт, не знаю, как такое назвать. Страшно было бойцу. Страшно, до усрачки.

- Что там? – спросила Диана, пока девочки помогали мне подняться.

Череп непонимающе уставился на неё, нервно хихикнул и отполз в сторону, прижимая автомат к животу. В дыре, откуда он выпал, послышалось натужное пыхтение и постанывание. Потом показалась физиономия мужчины, повредившего ногу при падении.

- Помогите! – прохрипел он и протянул руку, -= Помо…

Под аккомпанемент торжествующего воя, бойца дёрнули назад с такой силой, что он мгновенно скрылся с глаз. За каменной плитой послышался треск, хруст, а потом кто-то принялся визжать так, словно там происходил забой щенков.

- Ноги, - почти спокойно сказал я и почесал по коридору в том же направлении, куда мы убегали прошлый раз. Под ногами оказался обугленный череп и судя по хрусту, в этот раз несчастным останкам сильно не повезло.

Наученный горьким опытом, в этот раз я оглядывался, поэтому мог видеть, что все последовали моему совет и сделали ноги.

Впрочем, как вскоре выяснилось, нас никто и не думал преследовать. Последний злобный рык донёсся откуда-то из переплетения тоннелей и потерялся, рассыпавшись на отрывистые всхлипы. Я остановился, прижавшись спиной к тёплой влажной стене. Постепенно подтянулись остальные. М-да, немного вас осталось.

Если Череп и Лис выглядели более-менее прилично; всё же сказывалась подготовка и то, что это – пара здоровенных мужиков, то девичий квартет в полном составе повалился на пол. Все оказались багровыми и мокрыми, словно только что посетили баню. Кстати, температура реально оказалась выше, чем в прошлый раз. То ли тоннель вывел нас в другое место, то ли Бездна вновь развлекалась.

- Что дальше? – спросил Череп, нервно постукивая пальцами по автомату, - Сизого увалили, Лётчик, походу, тоже навернулся. Кто следующий?

Мне вспомнился сон и объяснение Оксанки. Видимо не стоило говорить спутникам, что все они – обречены. Или кто-то займёт моё место. С этим, пожалуй, не соглашусь я.

- Никто, - хрипло выдохнул я, - Нужно искать речку. Оттуда можно выбраться на свободу.

            - Когда выберусь, - Лис повернулся к Диане, - Я тебя, паскуда, изнасилую, а потом – зарежу. Или – наоборот.

- Сначала – я, - угрюмо возразил Череп.

- Пользуешься спросом, - заметил я и Маруся тут же захихикала, но под моим тяжёлым взглядом быстро заткнулась, - Насиловать и резать друг друга станете после, а пока слушайте пару ценных советов. Здесь, главная опасность – огненная птичка, сжигающая человеков нахрен. Главная, но – не единственная. Ещё имеются здоровенные пауки. Что они делают с человеками – понятия не имею, но проверять не рекомендую. Ну и ещё говнюк, который идёт по нашим следам.

- И кто это? – Валентина начала подниматься и я подал ей руку, - Мне показалось или он реально похож на человека? Есть предположения?

- Имеются, - неохотно ответил я, - Я же говорил про сбрендившего братца. В прошлый раз Феникс здорово его поджарил, но парень успел побывать рядом с Огненным Потоком, поэтому иммунитет у него – будь здоров. Думаю, что убить его будет совсем непросто.

- Маньяк и чудовища. – Диана отказалась от помощи и сама поднялась, бросив злобный взгляд на Лиса, - Хорошие новости сегодня будут?

- Если найдём реку, то есть шанс свалить по-быстрому, - это им понравилось. Правда, Валя тут же нахмурилась. Видимо вспомнила, что я уже такое говорил и даже нашёл реку. Безрезультатно.

- Чего тянуть? – Череп встрепенулся, но тут же поморщился и начал тереть ляжку, - Ноги ноют, бляха-муха! Сука, скоро ходить не смогу.

Откуда-то, из глубин лабиринта, донёсся тихий, пока, крик. Все замерли, вопросительно уставившись на меня. Этот приглушённый вопль ничем не напоминал тот, с которым нас преследовал психопат-убийца, но легче от этого не становилось. Ёлки-горелки, передышка будет или нет?

- Феникс? – с надеждой на отрицательный ответ, спросила Валя и я кивнул, - Просто зашибись.

- Да, - согласился я и подтолкнул Диану, - Пока не очкуем, идём спокойно и внимательно слушаем. Кто определит, откуда летит воробушек – получит приз.

- Какой? – спросила доверчивая Катя.

- Плюс пять к скорости передвижения, - захохотал Лис и пошёл вперёд, - Главный приз тут – остаться в живых, дура.

Все топали так, словно и не было недавней пробежки. Однако Валентина замедлила шаг и придержала меня, взяв за локоть. Диана обернулась, посмотрела на нас, но ничего не стала говорить или делать.

- Ты совсем с катушек съехал? – прошептала спутница в ухо, - На кой хер ты вы…бал эту суку? У неё это – коронный номер, чтобы залезть мужику на голову. Если бы это могло помочь, она бы раздвигала ноги перед каждым монстром этой дыры!

- Тебе что, завидно? – спросил я, потому что, по сути, отвечать было нечего

- Ой, дурак! – девушка всплеснула руками и Диана ещё раз обернулась. Недоброе у неё было лицо. – Эта сука успела сменить четырёх мужей, пока не добралась до нынешнего. И каждый, после развода, оставался с голой жопой и большими ветвистыми рогами. Впрочем, назвать этот прибор сукой, значит здорово ей польстить. Сука у нас – Маруся, а это - автомат, для получения денег. Не знаю, что она тебе наплела, но запомни: придёт время и Дианочка Станиславовна спустит нового ненаглядного в унитаз и даже не вспомнит, что такой существовал вообще.

- Да я как-то и не сомневался, - Валя приподняла бровь, - Она в общем и не скрывала, что собирается меня использовать и даже объяснила, как. Типа мужу настучит или ещё чего.

- Объяснила? - Валя покачала головой, - Вообще-то на неё не очень похоже. Но ты не расслабляйся и держи ухо востро.

- Стараюсь, - сухо ответил я и остановился, прислушиваясь, - Слышала?

Отдалённые вопли Феникса внезапно смешались с трескотнёй автоматных очередей. Стреляли тоже очень далеко и было абсолютно непонятно, откуда идёт звук. Кажется, вторая группа мало-помалу продвигалась в нашем направлении и скорее всего чёртова птичка наткнулась на них. С внезапной тревогой я вспомнил про жену и тут же ощутил жгучий стыд. Со всеми своими неприятностями, я как-то позабыл, что в этот раз по Бездне блуждает Ольга и не факт, что ей удастся выбраться живой.

- Ты – красный, - сообщила Валя, - Всё в норме?

- Какого хера тут вообще что-то может быть в норме? – буркнул я и кивнул, - Пошли, пока остальных не потеряли. Тут заблудиться, как два пальца…

Зря беспокоился. Нас решили подождать, переговариваясь и рассматривая разветвление ходов. Хм, нехилый такой перекрёсточек, аж из пяти ответвлений. Наши стояли на круглом пятачке, посреди которого возвышался нарост, чем-то напоминающий оплывшую свечу двухметровой высоты. Впрочем, если присмотреться, то каменная хренотень начинала походить на статую человека с уродливым наростом в районе груди. То ли чужой выползает, то ли птица выклёвывает сердце.

Этого места я не помнил, хоть убей. Значит, пути-дорожки вывели нас в неизвестную область и радовать это не могло аж никак. Особенно, в свете того, что паломники ожидали от меня по крайней мере одну скрижаль с заповедями. Заповеди-то имелись, но все, как одна, матерные и малоинформативные. С такими хрен спасёшься.

- Куда? – спросил Лис и принялся тыкать стволом автомата, - Оттуда несёт какой-то дохлятиной; оттуда – трещит, типа палки ломаются; там – тихо и спокойно, а вон там – сыростью воняет и шумит. Куда?

Ход, воняющий мертвечиной, отпадал сразу, хруст палок навевал недобрые воспоминания о знакомстве с паучками, а шум воды – об исполинском водопаде, куда улетела Вобла. Оставался вариант с тихим тоннелем, однако стоило мне представить, как мы идём по этому пути и начинало недобро ныть сердце.

Может вернуться? Я обернулся и тут же услышал вопль огненной пташки. Уже – намного ближе и без аккомпанемента автоматной трескотни. То ли нашим пришёл полный гаплык, то ли им удалось отпинаться от назойливого соловья. Ясно одно: вольготно шастать по лабиринту нам никто не позволит. Следовало выбирать и побыстрее.

- Пошли, - я первым двинулся по проходу, рассматривая волны зелёного сияния, скользящие по гладким стенам.

- У тебя – неуверенный вид, - сообщила Диана, словно невзначай оказавшись рядом.

- Может это потому, что я не уверен? – огрызнулся я, - Думаешь тут знаю все чёртовы коридоры? Этой дороги я не знаю, так что можно ожидать любой фигни. Нахрена я тебе это объясняю, вообще? Чтобы ты могла дома написать мемуары: «Как я провела каникулы в Бездне»?

Пол содрогнулся. Раз, другой. Третий толчок оказался настолько мощным, что меня сшибло с ног и покатило вперёд. Однако прошло ещё несколько секунд, прежде, чем до меня дошло: качусь я ещё и по той причине, что коридор перестал быть горизонтальным и всё больше напоминает трубу аквапарка. Что, опять? Когда уже прекратятся эти сраные сюрпризы?

Наклон увеличился ещё больше и мои коллеги по несчастью ожидаемо принялись вопить. По большей части – нецензурно. В прошлый раз нас ожидала встреча с речной, а что теперь? Яма с шипами? Огонь? Мама!

Я попытался ухватиться руками хоть за что-нибудь, но тут же понял, что местная администрация подобных фокусов не допускает: стены и пол оказались гладкими словно полированное дерево и максимум, чего я достиг – немного замедлил скольжение. Так я смог пропустить вперёд Марусю с Катей и Черепа, запутавшегося в ремне автомата. Потом Диана попыталась ухватить меня за причинное место и мы оба покатились вперёд с удвоенной скоростью. В другое время я был бы только рад потискать женское тело, но не сейчас же, блин!

Гладкие стены тоннеля всё же имели один плюс: скольжение (или – качение, как получалось) происходило ровно и без задержек. Внутри всё сжималось, как в детстве, когда я летел по ледяной горке на дорогу и отчётливо видел подъезжающий автомобиль, под колёса которого уверенно стремилась моя картонка Короче, появилось ощущение неминуемого и неотвратимого пи…деца.

А потом все мы хлопнулись в ледяную воду и некоторое время я ничего не соображал, пытаясь добраться до поверхности, а заодно отцепить от себя долбанного осьминога, вцепившегося в меня руками и ногами. Сумев-таки избавиться от ошалевшей Дианы, я вынырнул на поверхность и принялся отплёвываться и шумно фыркать носом. Жив. Опять. Хорошо.

Осмотреться никак не удавалось, потому что рядом бил руками, поднимая фонтаны брызг, моя новая очень близкая знакомая. Ещё она истошно орала, заглушая все остальные звуки, поэтому единственное, что я понял – здесь светло. Потом к нам подгрёб Череп и с видимым удовольствием хлестнул хозяйку по перекошенной физиономии. Сам я не решался на этот шаг исключительно из опасения уйти на дно. Всё же мокрая одежда – не самый лучший костюм для хренового пловца.

Когда Диана перестала орать и лупить по воде всеми имеющимися конечностями, боец деловито схватил её за волосы и поплыл к берегу. А, кстати, тут и пляжик имеется. Там, на россыпи камней, уже шумно дышали несколько тел. Пора к ним присоединяться.

По пути я понял одну вещь: упади мы десятком метров ближе и запросто повторили бы подвиг несчастного Тарана. Глубина резко сошла на нет и очень скоро я шагал по острым камням, с трудом удерживаясь от падения. Воздух теплом не радовал, так что после купания в ледяной воде, я зубом на зуб не попадал.

Все остальные, судя по звукам, чувствовали себя ненамного лучше. Кроме, пожалуй, Лиса и Черепа, которые торопливо сбросили мокрое шмотьё, словно собирались загорать. Но нет, они лишь выжали свои тряпки и уложили их на плоском камне. Череп продемонстрировал шикарную татуировку пылающей черепушки на груди, а вот Лис мог похвастаться лишь рядом давно заживших пулевых отверстий. Когда-то боец был не таким осторожным, как сейчас.

Сообразив, что в увиденном имеется весьма рациональное зерно, я тоже разоблачился.

- Автомат прое…ал? – деловито осведомился Лис у Черепа и когда тот угрюмо кивнул, горестно добавил, - Я – тоже. Вот же голимое место!

- Типа они вам раньше сильно помогали? – я пытался изобразит сарказм, клацая зубами, точно щелкунчик.

- Э-э, брат, не скажи, - Лис лукаво ухмыльнулся и погрозил мне пальцем. Такое ощущение, что он холода не ощущает! – Стрельбу слышал? Кто-то жив ещё. А если встретимся, как я без автомата объясню, что в моих словах правда есть? С автоматом – совсем другое дело.

- Если Семёныч нас найдёт, - Череп задумался, подбирая подходящие слова, - Пи…дец, короче.

- Точно, - согласился Лис и подмигнул мне.

Значит, у этих двух имелось на одну проблему больше.

Потирая плечи ладонями, я принялся за осмотр местных достопримечательностей.

Таковых оказалось просто офигительно дофига. Настолько, что я даже забыл, в каком виде и где нахожусь. Значит так, наш пляжик тянулся в обе стороны на очень значительное расстояние. На такое, что я даже не видел, где он заканчивается. И по всей протяжённости оказались натыканы невысокие, чуть ниже меня, статуи, самого что ни на есть неприветливого вида. Сгорбившиеся гоблины, с головами, втянутыми в плечи, угрюмо смотрели на водоём. Впрочем, на это действительно стоило посмотреть

Озеро, куда мы плюхнулись, оказалось совсем не озером, а скорее – заводью. Тонкая полоска воды, отделённая каменным барьером от водопада, больше напоминающего исполинскую стеклянную стену. Странно, что мы не слышали никаких звуков, даже самых тихи. И ещё, кажется я уже видел это распроклятое чудо, только глядел на него с другого ракурса. И тогда мне было вовсе не до наблюдений. Именно эта срань сожрала Воблу.

Я повернулся и поднял голову. Закрыл рот, тщательно удерживая челюсть на месте и глухо кашлянул. Нет, просто интересно, кто всем этим тут занимался? Сами Повелители Бездны? Или у них есть специальные гастарбайтеры, которые возводят статуи километровой высоты? Отсюда я не видел ничего, выше живота, но кажется, изваяние поддерживало руками невидимый потолок пещеры.

Подошла Диана и клацая зубами, кивнула головой.

- Знакомые места?

- Нет, - честно признался я и покосившись на женщину, посоветовал, - Разделись бы. Так и заболеть недолго.

- Не дождётесь, - Валентина щелкала челюстями совсем не хуже, - Так высохнет. Что дальше делать будем? Кажется, твой план опять обломался.

- Обломался, - согласился я, наблюдая, как Череп и Лис колотят друг друга. Потом всмотрелся в тёмный участок между ногами каменного исполина, - Мне кажется, или там – что-то, типа ворот?

Трясущиеся головы, как оказалось, не сильно мешали наблюдению, поэтому обе собеседницы подтвердили, что тоже видят огромные створчатые ворота. Судя по размерам, дверцы спокойно могли пропускать слоновьи упряжки, причём слоники могли шагать, стоя на задних лапках. Интересно, там какой-нибудь механизм имеется? Вручную такое открывать…

Нашего полку прибыло. Маруся и Катя прижимались друг к другу, напоминая потерявшихся котят. Если бы один котёнок не пытался пустить меня на запчасти, я бы их даже пожалел.

- Можем погреть, - крикнул Череп и сделал неприличный жест. Катя тут же стала пунцовой, а Валя хрипло рассмеялась, - Надумаете – только позовите.

- Хорошая, кстати, идея, - согласилась Диана и посмотрела на меня. Валя хихикнула.

- Вот мне интересно, - против своей воли я ощутил возбуждение. И чёрт побери, скрыть этого не мог, ну – никак! – Почему, стоит людям угодить в Бездну и начинается натурально блядство?

- А ты, как будто недоволен? – Валентина продолжала смеяться, а вот Диана начла хмурить тонкие бровки.

- Хробан что-то такое упоминал, - сказала она, - Типа, Бездна извлекает из человека самоё тёмное, что у него таится в глубине души. Извлекает и заставляет осуществлять.

- Почему-то я совсем не желаю прыгать на чей-то хер, - злобно откликнулась Маруся.

- Значит, у тебя в середине сидит пакость, похуже сексуальных желаний, - почти весело отозвался я и заработал недобрый взгляд Маруси, - Что скверно для молодой женщины. Ладно, какие у нас пошли сложные разговоры. Так и до философии докатимся, Канты – шманты.

- Если успеем, - заметила Валя, - нужно проверить, что там за ворота и можно ли через них куда-нибудь попасть.

К этому моменту одежда успела немного высохнуть и морщась от прикосновений влажной материи, я натянул на себя всё барахло. М-да и в этом неожиданном купании тоже имелся один плюс: вся грязь, что мы успели насобирать за время путешествия, смылась к такой-то матери. Теперь путешественники выглядели, почти как в начале путешествия. Ну, если ещё убрать синяки, царапины и разрывы ткани.

- Мы тут побудем, - Лис покачал головой, - Пообсохнем ещё немного. Посмотрим, что там у вас получится, - когда Диана посмотрел ан него, смуглый боец продемонстрировал её средний палец, - Диана Станиславовна, идите, будьте так любезны, в жопу. Под вашим чутким руководством, нас стало так много, что я уже сильно сомневаюсь; увижу ли свой любимый домик. Черепушка, тот вообще, собирается здесь корни пустить. А что – хорошее место: рыбки можно наловить, девчонок пожарить.

Оба расхохотались, а упомянутые девчонки постарались, чтобы расстояние между ними и бойцами увеличилось до относительно безопасного. Сопровождаемые грубым хохотом пары глоток, мы почти бегом устремились в сторону загадочных ворот.

Впрочем, я-то особо не торопился, ибо опасаться за сохранность собственной задницы не имел ни малейших оснований, поэтому лениво трусил в хвосте группы бегунов. А потом и вовсе замедлил шаг, всматриваясь в местного колосса. Одна его ступня оказалась величиной с пятиэтажный дом, поражая, как величиной, так и совершенством форм. Неведомый мастер изобразил даже ногти и кровеносные сосуды на подошве. Всё, что выше, казалось огромным каменным столбом, вздымавшимся вверх до…Гм, эту часть матер тоже не поленился забацать и становилось понятно: над нами нависает мальчик.

Потом густая тень исполина накрыла нас и казалось, что прохладный ветерок тут же окреп, заметно снизив температуру воздуха. Да нет, он точно стал холоднее и дул определённо от ворот, куда мы направлялись. Женская часть экскурсии уже не торопилась, осторожно приближаясь к титаническим створкам, каждая – с девятиэтажку высотой. Даже не знаю, каким инструментом пришлось орудовать, если бы потребовалось открывать дверцу старого шарманщика.

Но этого и не потребовалось. Одна створка оказалась приоткрыта. Именно из-за неё дул тот самый ледяной ветер.

- Всё это – бессмысленно, - вдруг сказала Валя и стукнула кулаком по толстому металлу двери, - Никто даже не вспоминает, зачем мы здесь, почему носимся по проклятому лабиринту.

- Главное – спастись, - откликнулась Маруся.

- Ага. Точно. Знаешь на что всё это похоже? Напоминает, как мы запускали лабораторных крыс в испытательный полигон, - невесело хмыкнула Валентина, - Они тоже, наверное, так думали и поражались нагромождению непонятных препятствий.

- Мне кажется, нужно поискать другую дорогу, - пискнула Катя, оказавшаяся ближе остальных к открытым воротам, - У меня – дурное предчувствие.

- У меня, кстати, тоже, - неожиданно поддержала её Диана и её передёрнуло. – Словно оттуда смотрит какая-то хрень, которая собирается нас сожрать.

Я было хотел с ними согласиться: предчувствия в Бездне – совсем не та штука, которую стоит игнорировать, но не усел сказать ни слова. Как выяснилось, хрень, готовая нас сожрать, находилась совсем не впереди.

Сзади послышался оглушительный всплеск и обернувшись я увидел огромный фонтан воды. Кто-то большой упал в нашу заводь и теперь оживлённо барахтался в прозрачной жидкости. Череп и Лис, начавшие одеваться, замерли, рассматривая нового гостя. Потом Лис что-то сказал и его товарищ, успевший натянуть одни штаны, медленно двинулся к воде.

- Быстро за дверь, - сказал я, подталкивая Диану и Валентину, - И пофиг, что вы там ощущаете.

- А что? – спросила Катя, распахнув свои наивные глазёнки.

- А ничего, - появилось сильное желание отвесить ей хорошенького пинка, - Ничего нового – обычная жопа.

Водная поверхность казалась теперь гладкой. Словно стекло. Точно туда и не падало ничего. Может оно утонуло? Я лелеял эту мысль, хорошо понимая, насколько она маловероятна. Сейчас Череп подойдёт к самой кромке прибоя, а притаившаяся бяка выскочит и оторвёт ему лысую башку. Вон, с какой скоростью застёгивается Лис, тоже чует.

- Там снег, - сообщили из-за двери. – и очень холодно. Мы можем замёрзнуть.

Почему я не отпустил ей пинка? Ведь хотел же…

- В чём проблема? Сбегай за шубой, - посоветовал я, не спуская глаз с бойца, которому предстояло сделать последние шаги, - И за санками, заодно. А пока начинайте лепить снежную бабу.

- Здесь очень светло и подъём наверх. – Валя сообщила более ценную информацию.

Лис натянул истерзанный броник и припустил в нашу сторону. Череп что-то возмущённо заорал вслед товарищу.

Как такая огромная туша могла переместиться в прозрачной воде к самому берегу и при этом остаться незамеченной опытному солдату – ума не приложу. Но, чёрт побери, я же знал: так и произойдёт! Громадная чёрная хренотень выпрыгнула на берег и утробно урча нависла над бойцом. Тот отпрыгнуло назад, едва не поскользнувшись на камнях и принял защитную стойку.

Мимо промчался Лис и не задерживаясь удрал в открытые ворота. Кого-то мне его поведение напоминало. Блин, да это же моя собственная тактика! Походу, чел должен выжить.

Тёмный гигант переступил с ноги на ногу и повернув голову посмотрел в нашу сторону. В этот миг я понял, если это – наш загадочный преследователь и убийца Казимира, то я зря грешил на его братца. Но этого я тоже знал. Мало того, я его и убил. Зверь, мать его, собственной персоной! Только теперь великан почернел, словно обугленное дерево. Блеснули жёлтым светом огоньки глаз и даже на таком расстоянии, я сумел разглядеть широкую ухмылку на черном безумном лице. Меня тоже узнали. Очень мило.

Нет, ну это просто пи…дец какой-то, товарищи! Это говно и при жизни могло кого угодно скрутить в бараний рог. Представляю, на что он стал способен после неведомой трансформации.

При всём при этом, я особо не торопился, потому как предполагал, что сначала пришелец расправится с Черепом, а уж потом бросится за остальными. Судя по подгибающимся ногам Черепа, тот думал точно так же.

Наши ожидания не оправдались. И наверное лысый этому очень обрадовался. Я же просто охренел, когда чёрная мускулистая фигня вдруг перестала урчать и рванула прямиком в мою сторону. Звук, который в этот момент вырвался из моей глотки, вряд ли сумел бы расшифровать даже самый опытный лингвист.

В общем, у меня оставались считанные секунды до того, как Зверь доберётся до ворот и начнёт здороваться. Путаясь в собственных ногах, я юркнул за металлическую створку, против воли отметив её невероятную толщину.

По другую сторону действительно оказалось очень светло. То ли оттого, что сверху били едва ли не прожекторные лучи, то ли оттого, что они отражались от снежного склона. Горка уходила именно туда, откуда изливался слепящий свет, поэтому я видел лишь смутные тени на фоне абсолютно белого. Потом за спиной раздался взбешённый рык и я забыл обо всех красотах сосредоточившись исключительно на быстром беге. Ещё бы, сейчас от моих спринтерских способностей, зависела жизнь спортсмена поневоле.

Проклятущий склон оказался скользким, точно тут катались тысячи противных мелких спиногрызов. Кроме этого, воздух реально обжигал сильным морозом и влажная одежда мгновенно превратилась в ледяные доспехи, что не делало бег более комфортным. Изо рта вырывались облачка белого пара, а волосы на голове превратились в спутанную проволоку. Класс!

Оскальзываясь я бежал следом за тёмными силуэтами. Сквозь шум и толчки крови в ушах. я слышал возбуждённые крики спереди и рёв ярости – позади. Невыносимо тянуло обернуться и посмотреть, как далеко находится Зверь, однако остатки здравого смысла подсказывали: стоит нарушить ритм бега, и я тут же улечу вниз.

Ощущение холода давно сменилось огненным жаром. Такое уже было, как-то, когда я учился в школе и сваливал от местной гопоты. Тогда можно было остановиться, получить в нос и спокойно возвращаться домой. Но в кармане лежали деньги, с которыми я собирался повести в кафе одну симпатичную девчонку, поэтому приходилось нестись по тёмным пустым улицам, скользким от подтаявшего льда.

Гопники меня так и не догнали. Девчонка сходила со мной и после кафешки мы долго целовались в её подъезде. Надеюсь, нынешний забег тоже принесёт что-нибудь приятное. Например, я останусь в живых.

Потом пошёл чистый гололёд и я буквально полз вверх по крутой горке, цепляясь за наслоения сияющего льда ломающимися ногтями. От каждого взрёвывания меня точно подбрасывало вперёд на метр-два, но рычание приближалось намного быстрее

А потом я упёрся головой в стену.

Натуральную стену из прозрачного льда, за которым медленно перемигивались огоньки, точно я воткнулся лбом в окошко высотки, над ночным городом. Я посмотрел вправо - стена, насколько способен видеть взгляд. Налево – та же фигня. Мама!

- Сюда! – завопили от куда-то сверху и только теперь я догадался поднять голову.

Небольшое круглое отверстие, откуда торчала рука Лиса и его же голова. На смуглой физиономии застыл испуг и смотрел боец совсем не на меня. Да и руку он протягивал как-то неуверенно, словно боялся, что её могут оторвать. Не дожидаясь, пока спасатель передумает, я подпрыгнул, оттолкнувшись от пола всем, чем только можно.

Ухватиться удалось одновременно; мне – за руку Лиса, а твари – за мою ногу.

- Отъ…бись! – завопил я и приложил свободной ногой нежданное отягощение. Хрустнуло и Лис едва не выпал наружу. За его спиной нарисовались испуганные физиономии Вали и Маруси. Видимо они держали Лиса за ноги.

- Отпусти! Отпусти! – завопил узкоглазый гад и я вцепился в его руку мёртвой хваткой. При этом я продолжал колотить Зверя ногой по башке или что там у него такое твёрдое, - Отпусти, сволочь!

- Пошёл на хер! – закричал я, в отчаянии и ударил так, что затрещали все суставы. Кому я собственно адресовал вопль – не знаю и сам, но помогло. Туша слетела, отпустив несчастную ступню, а мы улетели в дырку, словно нас подсёк неведомый рыболов, сумевший преодолеть сопротивление упрямой рыбы.

Сначала я вообще ничего не увидел, кроме плывущих вокруг размытых пятен. Потом пятна уплотнились и потемнели. Кажется, вокруг стояли люди…Только почему их стало так много? Или у меня в глазах двоится? Троится, четверится?

Кто-то шлёпнулся рядом, вцепился в мою одежду и принялся трясти, издавая некие, неразборчивые звуки.

- Ну что? – послышался насмешливый голос Виктора Семёновича Самойлова, - Давайте дружить? Снова?

© «Стихи и Проза России»
Рег.№ 0262835 от 16 апреля 2017 в 19:05


Другие произведения автора:

Последняя тень. Глава 5

ОЗ. Часть 15

Дыхание тьмы. Глава 6. Управление. Папа. Настя

Это произведение понравилось:
Рейтинг: +1Голосов: 196 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!