ИГРА НА БИС (+16)

10 февраля 2019 — Valery Rakitjanski



...Нет, Оксана не любила город. Иногда он просто пугал её, становился душным, отталкивающим и слишком большим. В нём так много суетливых людей, вечно спешащих куда-то, озабоченных, всегда — в себе. Они становились однородной лавой, где вчерашние лица ничем не отличались от сегодняшних. Нескончаемый рёв машин угнетал её. Прохладный дождь уже через несколько секунд становился горячим из-за раскалённого асфальта и бетонных стен многоэтажек. Она терялась в городе, он утомлял и сбивал её с мыслей. Оксане хотелось уединиться, спрятаться или вырваться, наконец, из него, чтобы солнце принадлежало не всем, а только ей, как это бывает в поле, и она искала повод, чтобы сделать этот шаг, чтобы убежать от этого запаха, от этой гари и надоевших звуков!

Никому ничего не сказав, она пошла на вокзал.
«Пусть эта дорога приведёт меня в небольшой, уютный рай! Пусть не надолго, но я этого так хочу!» — убеждала она себя, но сомнения всё ещё дышали ей вслед, пытались неслышно перемещаться за нею, давили, душили, хотели прилечь ей на плечи обрывками мыслей. Она понимала, что одной не справиться с депрессией, ей нужна была встреча с кем-то совершенно незнакомым, но ЕЁ человеком. Это ожидание, вопреки неуверенности, ласково шептало: всё будет хорошо!
Она знала всё, она помнила, как было нелегко, как она много раз убегала, и столько же раз возвращалась обратно, не в силах прожить без него, без города...

Дорога и попутчик.
Оксане нужен был попутчик, но свой.
Она купила билет и села в купе пассажирского поезда.

***



— Город, в котором долго живёшь, наполняется памятными отметинами. Там, на углах домов, в каждом проулке приколочены воспоминания… А каково это — смотреть сны с тысячами горожан! Как в переполненном кинозале... Я, признаюсь, очень устаю от людей, когда их много и каждый день... Что ещё я могу добавить? Пожалуй, всё сказала, — так Оксана размышляла, наблюдая за соседом по купе, который, как показалось девушке, умел слушать, и ей хотелось доверять ему. — Мою жизнь можно сравнить с поездом. Бывают времена, когда мне кажется, что я, словно машинист, мастерски управляю этими сцепленными вагонами. Но наступают и такие моменты, когда я оказываюсь обычной пассажиркой, и подчиняюсь движению со всеми вместе. А иногда, — Оксана сделала паузу, — ... иногда я совершенно ясно понимаю, что лежу на рельсах.
— Да-а-а, история...
— Валера-а-а, — Оксане хотелось видеть рядом не только слушателя, но и интересного собеседника, — ты, наверное, замечал такую забавную вещь, когда многие боятся показаться странными.
— А потом, с годами, всем вдруг хочется изменить себя, — оживился мужчина, — стать эдакими неожиданными, неординарными. Да мне и самому хотелось побыть другим. Особенно, если думаю об этом ночью. Днём такие мысли не возникают... Но как же необычно прозвучало моё имя от тебя! Так мягко меня давно не называли. Честно. Даже захотелось стать другим. Я уже другой! Ты будто похитила мою душу...
— Тебе показалось! — Оксана хитро улыбнулась. — Но будь осторожен, имена имеют власть над самостью.



— Скажи, а твоё имя... Оксана... оно совпадает с твоей сутью? Насколько я знаю, имя Оксана – славянское, оно отлично сочетается со смелостью, окружено романтикой, а сама обладательница ни дня не может прожить без риска.
— Добавлю, что с греческого моё имя переводится как «гостья, странница», и мне это нравится.
— В красивом имени твоём достаточно не только простоты, но и звучности, и хорошей энергетики. В нём таятся открытость, доброта, и в то же время, настойчивость и умение постоять за себя. Но характер, насколько я знаю и потому могу сравнивать нескольких своих знакомых Оксан, у его обладательниц далеко не ангельский.
— Не ангельский, да! Я могу быть резкой в суждениях и прямой в высказываниях, но... но всё же, я бываю сентиментальной. Да-да, бываю... Однако, я научилась скрывать терзания души... Просто делаю вид, будто мучения мне не знакомы.
— А радость? Тебя устраивает показное веселье?
— Нет. Но я могу демонстрировать беззаботность. Зато у тебя — ммммм! Валера — то, Валера — сё! Талантлив во всём.
— Ага! — засмеялся попутчик. — Но Валерий бывает настойчив, требователен и притязателен даже к себе. Ну ещё импульсивен и вспыльчив. Так что...
— Не запугаешь! Твои преимущества: общителен, в компаниях чувствуешь себя уверенно. Ты запросто можешь стать как дипломатом, так и лидером!
— А душой компании?
— И душой. Но главное, ты по гороскопу Лев! Тебя не пугают те, кто оказался сильнее тебя. Как раз наоборот, это раззадоривает.
— Удивительно! Ты обо мне знаешь больше, чем я о себе.
— Всё закодировано в имени каждого. Плюс — гороскоп. Я могу добавить к твоему имени, что практически каждый Валерий не планирует заранее своих интимных связей, а его сексуальная активность носит спонтанный характер, — здесь Оксана пригрозила пальчиком и улыбнулась. — Но вот в сексе ему не хватает нежности и вдохновения! Да-да! И не нужно отмахиваться! Звёзды говорят об этом.



— Ну раз разговор перешёл в такую плоскость, которая взбудоражит любого, то я хочу предупредить: интим не предлагать, а то соглашусь! — Валерий сказал это открыто рассмеявшись, будто дурачился, но было видно, он разволновался и слегка обескуражен.
— Конечно! Обстановка такая! Глянь: мы вдвоём, мужчина и женщина, не муж и не жена, поезд раскачивается слегка, в купе — полумрак, за окном — вечер... И беседа «на эту тему»! Продолжим? А ещё я знаю, что все носители имени Валерий пытаются извлечь для себя из близости с женщиной как можно больше радости и наслаждения. Знающие люди утверждают, — Оксана склонилась к мужчине совсем близко и заговорщицки зашептала: — с каждой новой женщиной у вас всё по-разному, потому что Валеры не любят шаблонных ситуаций...
— Это правда! — перешёл на шёпот новый приятель. — Мне не интересен секс по регламенту...



— Погляди, какая красота за окном! — сбила создавшееся напряжение Оксана.


— Невероятная! Что-то проглядывается в этом вечере, но многое скрыто от глаз. Так же, как у тебя.
— Хм... Желаешь поговорить обо мне ещё?
— Не скрою, я увлёкся и мне интересно с тобой, — от внезапной неловкости Валерий так растерялся, что снова перешёл на серьёзный тон. — Мы уже полдня едем вместе и я узнал немного тебя из историй и рассуждений, которыми ты поделилась. По ним и сужу о тебе. И вот какой вывод я сделал: уверен, что любовь для тебя является насущной, ежедневной необходимостью, порой она бывает даже неосознанной.
— Так неожиданно! Ты попал в точку! Я хочу и могу быть нежной, но нежность эта почему-то получается у меня обременительной, к сожалению. А забота может показаться навязчивой и даже угодливой.
— Но ты, тем не менее, пребываешь в уверенности, что всё делаешь правильно. Потому и требуешь всегда адекватной реакции на свои поступки — восхищения и благодарности. И ещё: ты легко уязвима, мнительна и обидчива, часто приходишь в состояние раздражения без видимых причин. А при длительном отсутствии партнера «в пределах досягаемости» тебя посещает ощущение заброшенности, неуверенности в том, что ты счастлива. Всё, что тебе на самом деле нужно — это найти человека, которому будут по душе и твоя трогательная привязчивость, и твоя самоотверженная преданность. Тогда наступит гармония!
— No! No-no-no! Это уже не про меня! — Оксана замотала головой. — Да, можно очень легко и просто запутаться в собственных мыслях и в своих желаниях, бывает, что идёшь на ощупь, вслепую, по краю, не зная направления, но я никому не разрешу рвать свою душу! А нежность моя... Ну что ж! Она в осязаемом воздухе, она так и останется разбитой на микрочастички, похожими на эдакие килогерцы, но чтобы в каждой клеточке мозга! До спазмов дыхания буду искать гармонию — да! С этим согласна. Кто же откажется, чтобы тебя понимали и принимали такой, какая ты есть!

Оксана разгорячилась, а её мысли в этот момент стали пронзать воздух, она почувствовала привкус «грозы», её распирал кураж! Словно молнии вспыхивали её фантазии! Она с лёгкостью художника будто чертила линии на песке, она спешила, стирала их и чертила снова! Всё пространство вокруг Валерия было «исписано». И он увидел своё имя!
Оно стало главным для неё. Она говорила не переставая, и Валерий даже не заметил, как Оксана сбросила с себя одежду...



— Я закрываюсь. Не боишься? А игры любишь?
— Только сексуальные, в них нет проигравших...

Стук колёс смешался с грохотом в висках...



— Хочу, чтобы ты сейчас был со мной, чтобы во мне... Чтобы я распахнула своё сердце! Чтобы настежь! Чтобы светом пронзительным в моём сознании!..



— Я хочу! — и тут её голос дрогнул, она провела рукой по щекам побледневшего спутника. — Я очень хочу... Пусть вслепую, но чтобы я и ты! Слышишь?! Хочу породниться с тобой! Испытай сначала восторг, потом — забытье! Утоли мою страсть! Захоти меня! Пусть мои душа и тело станут для тебя важнее собственных! Почувствуй мою слабость!
— Я не верю в происходящее... Но мне нравится, что ты властная, настойчивая... Ты не слабая, ты — сильная! Я это чувствую, я знаю...
— Ну так стань для меня той каплей... нет! не ободряющего, а живого эликсира! Побудь сейчас таким, с которым мне не страшно идти по краю. Будь вольным! Я не хочу любви, пусть это будет что-то другое! Унеси меня туда, где не нужно совсем бояться желаний, где не хочется задыхаться от одиночества! Проникни в меня! Остуди моё горячее тело! Я — стихия, а ты — мощь! Преград не будет...



— Мне воздуха мало, — зашептала страстно Оксана. — И нужно совсем чуть-чуть, чуть больше... ещё немножко... Я хочу освободиться от полубредовых своих мыслей. Но, поверь мне, я не смогу воспринимать тебя, как мимолётного попутчика, я не желаю, чтобы ты стал для меня просто случайным... Иди ко мне! Расплавь мои линии жизни, раздвинь их!



— Приблизься же! Попробуй на вкус моё тело, Валера, разве ты не хочешь попутешествовать губами по мне? Пожалуйста, путешествуй! Придумывай сюжеты сумасшествий, оправдай их... Запутайся в моих волосах и в гранях сердца! Забудь всё! Только я у тебя сейчас! Нет ничего, лишь обо мне всё время... обо мне, про меня и со мной! Всё, что без меня — не имеет смысла! Без меня одни нули! Испей до последней капли! Задохнись! Взорвись во мне, милый!..

...И оборвалась та тонкая нить между нельзя и можно...
Ничто не удерживало их — ни страх внутри, ни внешние силы. Будто небо опрокинулось...
Его губы касались пальцев её ног, скользили выше к коленям, ласкали бёдра, искали пристанища...
Вдруг по лицу ударило тепло...
Он знал — жар там, между её бёдрами, там, где они соприкасаются...
Щекой ощутил капельки пота и попробовал их на вкус... Мелкая дрожь пробежала по её бархатной коже... Стало слишком жарко для того, чтобы держать ноги вместе…

Он проникал в неё, как вирус: в сердце, в кровь, в плоть, а она с лёгкостью впускала его в себя...
Он выжигал всё внутри, а она не могла надышаться, шептала: «О, Боже! Валера-а-а-а...»
Её голос срывался и превращался в пьянящий стон...

***

Ночь ускользала, такая неуловимая и недоступная теперь...



Пришло утро — враг ночных иллюзий. Оно беспощадно разбило остатки чуда.
В купе оставался только Валерий. Он только что проснулся и сидел на диване, разглядывая свёрнутый матрац на том месте, где ещё недавно лежала она, Оксана.



Она оставила о себе лишь воспоминания и ощущения, которые не сразу улетучатся...
И вдруг — ЗАПИСКА!!!
Валерий развернул листочек и его лицо засияло улыбкой — Фортуна именно так улыбается!
«Ты — невероятный! Ты — необыкновенный! Ты — незабываемый! Маэстро, мне понравилась твоя игра! Браво! Бис!»

© «Стихи и Проза России»
Рег.№ 0299756 от 10 февраля 2019 в 11:21


Другие произведения автора:

ЗВОНОК

Сиреневая герцогиня

Любовных треугольников не бывает

Рейтинг: 0Голосов: 041 просмотр

Нет комментариев. Ваш будет первым!