Искушение страстью. Часть 3."Оковы порочного соблазна". Глава 2

8 октября 2017 — Вадим Песегов
article272869.jpg

Глава 2 

Переваливаясь по ухабам бесчисленных сугробов, автомобиль Lada Granta постепенно преодолевал неровности дикой местности. Лес был окутан толстым одеяло зимы, все было окружено толстым покровом снега, даже укатанная дорога, по которой двигалась машина, подобно короблю преодолевающему волны в океане, была посыпана вновь падающим на него снегом. В лесу сложилась гармоничная атмосфера дикой природы, шум бора, был просто волшебным, гулом упоительной страсти ветер завывал над всей тайгой. В воздухе чувствовалась запах выпавшего снега, который легкий порыв метели подхватывал и кружил в воздухе. Погода, несмотря на падающий снег была ясной, небо над долиной было голубое, яркие лучи восходящего солнца, ослепительной белизной оказывали своё влияние, заставляя крупинки выпавшего снега светиться миллионами искорок.

— Не знаю, что там произошло между вами и Романовыми — уверял Нечаев, умело управляя автомобилем, направляясь вдоль укатанной дороге среди дикой лесистой местности — Но между нами Оксана Владимировна ничего не может быть общего мы с вами просто друзья

— Как странно вы быстро переменили своё решение

Ухмыльнулась Оксана обворожительной улыбкой безупречных алых губ, после чего поправив белую шубку, положив ногу на ногу, облокотилась на спинку кресла.

— Я думала, вы со мной не захотите после того — рассказывала Оксана, выказывая черное платье, что украшало силуэт её тела, скрываясь за белой шубкой — Что произошло в кабинете у Романовых, а вы сами приехали ко мне, умолять меня поехать с вами

— Это служебная вечеринка на закрытой территории Романовых в лесу

Предупредил Нечаев, набирая номер, ерзая пальцем по сенсору сотового телефона, что была закреплен рядом с приборной панелью

— И господин Романов, в виду сложившийся ситуации почему-то настоятельно просил меня взять вас с собой — пояснил Нечаев, бросив недовольный взгляд в сторону Оксаны

— Но я вам как друг да? — уточнила Оксана, мило улыбнувшись собеседнику

«Ничего Нечаев, пока может быть как друг, но скора, ты быстрой поймешь, как сам склонишься передо мной, я заставлю тебя сама это сделать, нет, тебе даже будет это в радость», размышляла Оксана, скрывая за фальшивой улыбкой, мерзкие отвратительные чувства.

— И понимаю серьёзность моего положения

Говорила Оксана, наблюдая, раскрыв полную силу лазурные голубые глаза за природой покрытых снегом пышных сосен, огромного кедра и лог в который спускался автомобиль. Укатанная дорога вела прямо до самого деревянного дома Романовых, выстроенного из бруса, двухэтажное строение и прилегающая к нему обстановка дикой местности находилась за закрытой охраняемой территорией частного заповедника. Рядом находилось такое же двухэтажное строение, дымоход, на крыше которого дымил столбом белого дыма. На улице кто-то из мужчин жарил шашлыки, не смотря на зимнюю и дикую обстановку местности погода была по настоящему тёплой. Некоторые женщины в полуобнаженном виде, прикрытые лишь полотенце, тела которых были покрыты ярким красноватым заревом, как после сауны, придавшиеся жару алкогольной страсти весело смеялись, забавлялись с мужчинами. Кто-то из сотрудников полиции, отдела Нечаева, стрелял в воздух из ружья, окруженный облаком дыма сгоревшего пепла, создавший звук выстрела, что ураганом распространился по округе, поднимая лес, дремлющих в нём животных.

— Не знала как ваши люди умеют отдыхать — забавляясь выстрелу ружья, выразила Оксана своё впечатление после того как автомобиль Нечаева медленно спускался в лог

— Серёга ну где ты там — обратился голос коллеги к Нечаеву — Анка уже всех нас замучила, расспросами, когда же ты приедешь

— Уже еду — уверял Нечаев, медленно притормаживая на спуске, понизил передачу — Просто заехал забрать своего товарища

— Какого еще товарища — возмутился другой из его сотрудников — Нечаев, ты что у нас и так тут с бабами в обрез, ты еще кого-то там везешь

— Уверяю — заверил Нечаев, оспаривая мнение своего подчинённого — Он вам не доставит никаких проблем

— Ты кого там везешь? — поинтересовался второй его сотрудник — Мы своими девками с ним делиться не будем

— Ха…. Как бы вам самим не пришлось с ним делиться — рассмеялся Нечаев, весело подмигнув Оксане, что скрываясь в тишине, не выдавала своего присутствия

— Ну уж нет я не голубой — задорно рассмеялся этот мужчина, выразил свой протест шуткой, всё же высказал возмущение пьяным тоном голоса — Водкой будешь поить своего друга сам и спать он будет…..

— О… не волнуйся — оспорил Нечаев — Я сам прослежу за своим коллегой

— Он что тоже мент? — поинтересовался второй его собеседник, что участвовал в разговоре по громкой связи

— Не совсем — застенчиво улыбаясь, ответил Нечаев — Скорее смежная профессия, но тоже поверьте не менее важная

— Сережа — послышался голос какой-то женщины — Где ты я уже тебя заждалась, ты обещал, что скора приедешь, мужики тут наши уже почти все напились

— Ты я вижу тоже Анна — ухмыльнулся Нечаев — Извини, пришлось долго ждать своего товарища

— Что?! — сделав вид, что возмутилась женщина, по состоянию звучания голоса чувствовалась особая некая ревность, что выражалась пьяным аккордам нот писклявого голоса — Ты не один, я думала, мы чисто знаешь, своим коллективом будем отдыхать

— Поверь, мой друг нам никак не помешает

Заверил Нечаев эту женщину, судя потому, как он с ней общался, Оксана поняла, что у него на стороне была некая служебная интрижка с одной из девушек его отдела.

— Тем более это ему я так глубоко обязан — рассказывал Нечаев, смутил Оксану своим рассуждением — Помнишь ту фуру, забитую с мясом

— Это ты про тех бритоголовых, что утроили погром в нашей деревне — рассмеялся один из сотрудников Нечаева

— И про Ольгу Петрову тоже — продолжил рассказывать Нечаев — Мы с моим тайным напарником, были в том борделе, где меня подставили, обвинив в убийстве

— Я всегда знал, что у тебя есть какой-то козырь — с усмешкой в голосе подметил другой его собеседник — Буду рад познакомиться с ним

— Ну что тогда поговорим в бане — предложил другой мужчина — Нечаев тебе и твоему другу я налью водки

— О…. нет, мой товарищ — возразил Нечаев — Будет пить только вино

— Но вино ведь для девчонок — оспорил мнение своего начальника второй собеседник, что участвовал в разговоре

— Не волнуйся — успокоил Нечаев своего коллегу, задорной улыбкой улыбнулся Оксане — Романов пожелал целый погреб вина ради моего друга, без присутствия которого эта вечеринка могла бы не состояться

— Да что за там друг у тебя такой?! — хитро составив беседу, поинтересовался второй собеседник, что участвовал в разговоре с Нечаевым

— Скора узнаете — уверял Нечаев — Я бы даже бы сказал легенда нашей деревни

— Легенда деревни — рассмеялся другой его коллега — Ну что же ладно, поговорим, когда вы приедете

— Я тоже так думаю — согласился Нечаев, коснулся экрана сотового телефона, разрывая связь телефонного разговора

— Ваши друзья майор Нечаев — ухмыльнулась Оксана, забавляя услышанной беседы — Так и не знают кто я женщина или мужчина?

— Я хочу, чтобы это было сюрпризом — заверил Нечаев

— Не знала, что у вас есть интрижка на стороне от жены — решила подловить Оксана таким замечанием, пытаясь раскрыть чувства в Нечаеве

— После того как я узнал что вы выходите замуж за Коновалова — рассказывал Нечаев, проезжая мимо мангала с шашлыками, остановившись напротив дома из трубы дымохода которого шёл дым

— Свадьба которая не состоялась — уверяла Оксана, мило улыбнувшись растрогавшегося чувствами собеседника — Вы ведь сами понимаете Коновалов был на редкость скотиной

— Но всё же вы любили его — возразил Нечаев, заглушив двигатель автомобиля

— Ой… да что там — рассмеялась Оксана открывая дверь автомобиля, ощущая влияние прохладного холодка, что будоражащим потоком проникала в салон машины — Какая любовь, вы издеваетесь

— Тем не менее, вы наметили свадьбу — оспорил такое пустое заявление Нечаев, открывая дверь следом за Оксаной

— Что я вижу — была поражена Оксана таким заявлением, выгибая спину, покинула автомобиль Нечаева, одевая на голову пышный белый капюшон — Господин Нечаев, да вы ревнуете

— Отнюдь нет Орлова — пытаясь скрыть чувства, возразил Нечаев, хотя Оксана, состроив хитрое выражение лазурных глаз, посмотрела на него недоверчиво

— Нет, вы ревнуете

Рассмеялась Оксана, вдохнув глоток свежего лесного морозного воздуха, ощутила всю проницательность холода, что старательно пыталась проникнуть за грань её белой шубки.

— Не стоит скрывать свои чувства майор — предлагая взять себя под руку, говорила Оксана, возмутившись, нахмурила губы от того как Нечаев холодно ответил, прошёл мимо неё

«Ну сука Нечаев, я заставлю тебя склониться передо мной, ты блядь у меня на коленях будешь ползать, молить чтобы присягнуть наверно мне и только мне», прикусывая краешек губы, размышляла Оксана, желая подчинить себе волю Нечаева.

— Тем более — уверяла Оксана, поправляя сумочку, что висела у неё на плече, подошла к открытой двери дома, что держал для неё Нечаев — Мне будет лестно посмотреть, с кем вы закрутили роман

— Это не ваше дело Орлова — возразил Нечаев, выказывая недовольство тоном сурового голоса

— Отнюдь посмею возразить

Вошла в дом Оксана, переступая порог открытой двери, ступила каблуками черных туфель на деревянный пол, ощутила ярко выраженный древесный тёплый запах сауны.

— Я же сказал

Упорствовала Оксана, пытаясь выразить перед Нечаевым свою волю характера, чувствуя витавший вкус мяса шашлыка в воздухе на фоне блеклой дымки пелены, что веяла с сауны, откуда слышалась задорная беседа служащих полиции.

— Мне интересно — повторила Оксана своё требование, заметив развешанную одежду на крючках и лежащие трусики женщин на древесных лавочках у гардеробного уголка

— Я думаю, вам стоит усмирить свой интерес — возразил Нечаев — Тем более вы ведь не знаете, как отдыхают органы охраны правопорядка

— О…. я хочу узнать — заявила гордо Оксана, расстегивая пуговицы белой шубки снимая с себя капюшон, вдыхая теплый древесный воздух, пропитанный изобилием вкуса сауны — Как отдыхают менты

— Так вот значит твой какой друг — показалась на входе темноволосая девушка укутанная белым полотенцем — Я значит, тебя жду, а ты тут с девицами возишься, тебе что меня мало?!

Девушке на вид было лет двадцать пять не больше, её сексуальное тело, было обвернуто белым махровым полотенцем, волосы были чуть мокрыми, словно после бассейна. Тело девушки было пропитано прекрасным цитрусовым запахом тропических фруктов геля для душа. Находясь в пьяном состоянии, девица выказывала ревностные чувства на появление Оксаны и присутствия её в компании с Нечаевым.

— Что эта за женщина Нечаев? — строгим голосом обратилась она к своему кавалера к которому подошла, одарив его лицо жгучей пощечиной

— Ого, Нечаев! — появился неожиданно, пока Оксана наблюдала за драматичной сценой ревности, мужчина, судя по всему из отдела Нечаева, его пояс был обвернут белым полотенцем — Ты не сказал, что привезёшь сюда еще девушку

— Анна успокойся — схватил Нечаев девушку за кисть руки, которой ударила его девушка, другой рукой протирая щеку от нанесённой ему раны — Саня я всё сейчас объясню, это не просто девушка, я отвечаю за неё головой перед Романовыми

— За кого ты там отвечаешь головой? — поинтересовалась темноволосая девушка, с презрением и недовольством посмотрела на Оксану

— Анна успокойся

Повторил еще раз своё требование Нечаев, наблюдая краем взгляда, как Оксана сняла с себя белую шубку, повесив её на крючок для одежды.

— Это девушка мне просто друг не больше — уверял он, пока Оксана с милой улыбкой расправляла золотистые пряди пышных волос

«Хм… Нечаев нашел себе какую-то малолетнюю ревностную сучку, пожалуй, стоит показать ей, кто по-настоящему должен занять её место рядом с майором», выражая прелесть красивой улыбки, Оксана мило выразила её красоту красивой формой скул.

— А можно я вот так же разденусь? — спросила Оксана, указывая, состроив выразительный взгляд кошки, на девушку что стояла в компании с Нечаевым

— Ну что же — продолжая столь же ревностно выказывать чувства, ответила девица Нечаева — Это ведь твой друг и товарищ, вот сам за неё и отвечай

— Оксана Владимировна — обратился Нечаев, обвивая талию своей темноволосой ревностной девушки — Раздевайтесь и пойдёмте я вас представлю своим коллегам, ведь господин Романов хочет, чтобы вас оберегали

— Хорошо — играя в любезную застенчивость, мило улыбнулась Оксана, снимая с себя черное платье, нежная материя шифона которого нежно скользила вверх, завораживая приятным трением

— Зачем ты привёз сюда эту блондинку — продолжая выказывать возмущение, обратилась девушка к своему спутнику — Тебе, что меня мало или что?!

— Анна ну хватит — упрекнул Нечаев на зависть непокорную девицу — Ты что мне будешь весь вечер мозг выносить, Оксана Владимировна мне просто друг и верный товарищ

— Тогда почему

Коснулась пьяная брюнетка, пальцами подбородка Нечаева, отворачивая его взгляд от Оксаны, когда она с восхищением наблюдал за тем, как она сняла с себя платье.

— Ты так на неё смотришь? — недоверчиво спросила она, стараясь посмотреть в глаза своему кавалеру

— Как я на неё смотрю Анна? — возразил Нечаев — Оксана Владимировна мне просто друг и хороший товарищ

«Друг и хороший товарищ, ну сейчас блядь я тебе покажу», ухмыльнулась Оксана, выказывая безупречной красоты форму улыбки алых губ, обернулась и посмотрела на Нечаева.

— Вы ведь не будите против — ухмыльнулась Оксана, оставаясь стоять в одном нижнем белье, ощущая влияние теплой атмосфера и легкой дымки пара, что сочилась из сауны до самой прихожей — Если я сниму лифчик?

— Это же твой друг — психанула брюнетка, направляясь в гостиную сауну, дверь которой была приоткрыта и откуда так вкусно, аппетитно пахло шашлыками — Сам решай

— Делайте, что хотите Орлова — холодно ответил Нечаев, нахмурившись, выражая злобу проследовав за своей суженой — Анна послушай…..

— Оксана Владимировна

Привлёк к себе внимание сотрудник Нечаева, обращаясь к Оксане, когда она, стоя в углу у гардероба, заведя руки за спину, коснулась застёжки черного кружевного бюстгальтера.

— Вас будет рады приветствовать весь наш отдел — словно любовался он пикантной сочной формы тела Оксаны, когда она стояла спиной к своему собеседнику

— Можете оставить меня ненадолго — мило улыбнулась, обернулась Оксана, разомкнув оковы бюстгальтера, что сковывали её груди безумными путами — Я сейчас скора, к вам ко всем присоединюсь и да я буду рада познакомиться со всем отделом майора Нечаева

— О….. давай-давай — послушался мужской восторженный будоражащий голос из гостиной, после чего послышалась музыка, по ритму звучания напоминала шансон или что-то подобию ему

— Давай-давай Машка — слышались восторженные крики мужчин

— О…. Танька решила присоединиться — послышался другой восторженный голос из мужчин, судя по которому тоже был выпившим — Давайте девчонки

— Это безумно

Тихо прошептала Оксана, обворачивая своё тело полотенцем, стукая каблуками по брусчатому полу, аромат дерева был наполнен как палитра художника другими древесными запахами.

— Но блядь, мне это нравится — выражаясь почти шепотом, Оксана подошла к гостиной, из которой слышались задорные крики мужчин и смех женщин

— Господа

Обратился Нечаев, к своим коллегам пытаясь перекричать мужчин и женский смех, на фоне праздничной атмосферы органов правопорядка, что устроили застолье.

— Так ребята послушайте меня — повторил еще раз своё обращение Нечаев, в тот момент, когда ему удалось привлечь к себе внимание — Прошу вам представить моего друга и незаменимого помощника которому я обязан своим званием

Девушки что танцевали стриптиз в центре стола были абсолютно обнаженными, женщины, что были в сауне тоже были голыми, а так же те, кто сидел за столом со своими кавалерами тоже были без одежды. Мужчины, кто был без нижнего белья, кто был по пояс укутан полотенцем, другие были красными покидавшими сауну, выпуская из её дверей потоком жаркого пара. Бесчисленное изобилие блюд украшали стол, мяса в виде шашлыка, запеченный картофель и конечно же овощи консервированного производства. Выбор алкогольной продукции умело сочетался с праздничным банкетом, что устроили сотрудники полиции, безмерно наливая водку и винодельные напитки, проливая капли на стол и пол гостиной.

«Да тут просто оргия нудистов, все голые, хм…. ну не буду же я отделяться от коллектива, ну и что тут такого, я ведь тоже могу и хочу расслабиться», подумала про себя Оксана, выбрав для себя решение, показать своё тело, как это делали девушки.

— Друзья хочу вам представить Оксану Владимировну — уверял Нечаев, когда все его сотрудники, включая танцующих откровенный танец на столе девушек — Местный кардиолог, врач высокой категории, спасший жизни десяткам своим пациентов

— Оксана проходите не стесняйтесь — ответил, обращаясь к Оксане, обнаженный мужчина, что сидел на лавочке — Вам налить вина или может быть чего покрепче

— Николаевич — сделав замечание, обратился Нечаев к своему коллеге — Это мой друг и она находится под моей опекой, так что слюнки подбери

— А что такого я ничего такого и не сказал ведь — сделав вид что как будто ничего такого и не сказал, ответил этот мужчина — Проходите, пожалуйста, Оксана

— Да Нечаев ты не рассказывал нам о своём красивом друге — упрекнул в шутку другой мужчина, пытаясь высмеять Нечаева — Оксана проходите, конечно же

— Так мужики — обратился другой мужчина чуть более трезвый — Быстро уступите даме места, Оксана чего желаете, вина или может быть за встречу водочки?!

«Пожалуй, это идеальный шанс приревновать Нечаева, я знаю он любит меня, надо просто немного подтолкнуть его к этому», размышляла Оксана, перешагивая порог открытой двери вошла в гостиную.

— Я думаю — говорила Оксана, прошла по гостиной, покачивая прелестью роскошных бёдер, подошла к столу, где один из мужчин стул с высокой спинкой — Что если господин Нечаев не будет против, я бы не отказалась от стопочки водки

— Оксана Владимировна?! — сразу же возразил Нечаев — Я за вас головой отвечаю, так что нет, обойдётесь вином

— А вы лучше это своей девице говорите — огрызнулась Оксана — Вы же теперь её ухажер, так что принимайте за неё решение, а ко мне не лезьте

— Правильно говорит твой друг — поддержал тут же один из мужчин что сидел за столом — Следи лучше за своей Анкой, а к нормальным женщинам не лезь

— Петрович — оспорил такой довод Нечаев — Тебе за Оксану Владимировну голову оторвут, ты не боишься, причем сам Романов

— Беспокойтесь лучше о своей голове — возразила Оксана, отобрав у мужчины наглым образом гранённый наполовину наполненный самогонкой стакан

— Правильно — выразил согласие другой из мужчин — Пускай Оксана расслабится в обществе ментов

— Между прочим — прикусывая краешек губы, Оксана желала поставить Нечаева в неловкое положение, скрывая свою ревность к нему и стараясь не придавать значения, как девушка что была укутана полотенцем, лелеялась в его объятиях — Ваши коллеги майор, дело говорят

Залпом Оксана осушила стакан с самогонкой, закусив смачным куском шашлыка, улыбаясь при этом коварством блистательной улыбки в отместку.

— Слушали бы их — ухмыльнулась Оксана, чувствуя, как по всему телу прокатилась волна жара крепости алкоголя и сладкий вкус апельсина, чем была настояна самогонка

Продолжительный час Оксана просидела в компании сотрудников Нечаева, позволив себе за это время выпить лишь бокал, предложенный ей вина. Мужчины из отдела Нечаева весело смеялись, задорно рассказывали случаи из жизни, не переставая при этом выпивать, постоянно придумывая всё разные и разные тосты. Две девушки обнаженными продолжали танцевать для своих кавалеров на столе, притягивая к себе внимание к естественной женской красоте тела. Ощущая раскованность во всём теле и в разуме от количества спиртного, а так же смачный сок маринада от шашлыка, Оксана, смачно облизывая губы, больше не могла смотреть на то, как Нечаев назло ей обнимал свою темноволосую сотрудницу. Чувства ревности взыграли в сознании Оксаны не былую ревность и желание отомстить Нечаеву.

— Я могу себе позволить — уверяла Оксана, опираясь на поручни кресла, в котором сидела, встала с него — Одну небольшую наглость

— Оксана Владимировна лучше не стоит — возразил Нечаев, обвивая бёдра свое искусительницы, что сидела у него на коленях — Не надо, сидите спокойно

— Я буду решать — гордо заявила Оксана, согнув ногу в колено, наступая каблуком черных туфель на лавочку, после чего пользуясь рук поддержки двух мужчин держась за их пальцы, умело забралась на стол — Что мне можно, а что нет

— Оксана хочет для нас исполнить танец — выразил желание посмотреть, поделился своим мнением один из сотрудников Нечаева, поправляя кепку на голове

— Да — согласился другой из мужчин — Давайте посмотрим, Оксана станцуйте нам, пожалуйста

— Девушки — обратился мужчина, помогая двум дамам слезть со стола уступая полное право Оксане привлечь к себе внимание — Оксана прошу, продолжайте

Начиная медленно вращать бёдрами, Оксана искусно вырисовывала сочную красоту тела, начиная танцевать стоя на столе. Подобию пластичности королевской кобры, Оксана демонстрировала красоту собственного тела, искушая собравшихся гостей прелестью завораживающего топазного лазурного голубого взгляда. Закрывая медленно глаза, Оксана, вращая тазом, касаясь пальцами пышных золотистых волос, словно приворожила к себе внимание всех мужчин, что так пленённым взглядами наблюдали за её танцем. Продолжительное время, Оксана искушала зрителей своим танцем, эротическими жестами, сгибая сексуально ноги в колено, выражая прелесть эластичной бархатистой кожи. Медленно заводя руки за грань полотенца, Оксана, вращая бёдрами, коснулась пальцами резинки черных надетых на ней трусиков, раскрывая в полную силу красоту глаз. Начиная медленно плавно стягивать с себя трусики, пленяясь нежности ласки их трения, Оксана шикарным изгибом раскрыла алые губы, делая так, чтобы трусики сами теперь уже скользили по её ногам, падая на стол, на котором она танцевала. Феноменальном жестом завершения танца послужило, то что Оксана, повернувшись спиной к зрителям, и лицом к входу в сауну, медленно, продолжая вращать бёдрами, подобно змее во время танца страсти, развернула на груди свёрнутое полотенце. Задержав его в раскрытом виде, разводя руки в стороны и держась за его кончики, Оксана, вращая бёдрами, плавностью движения чуть присела и потом столь же медленно привстала, отпуская белую ширму махрового полотенца назло Нечаеву продемонстрировала обнаженную красоту собственного тела.

— Это просто бесподобно — выразил впечатление один из мужчин, наблюдая, как Оксана аккуратно взявшись за пальцы другого кавалера, подобно ангелу сошла с пьедестала для богов

— Вау… это супер — был под ошеломительным восторгом, другой мужчина — Оксана вы молодец, такой горячий танец я прям завёлся

— Оксана Владимировна! — упрекнул Нечаев — Вы хоть отдаёте себе отчёт, что вы в конце концов то делаете?

— Вы мне не муж майор — гордо заявила Оксана, проходя мимо лавочки, завораживала взгляд мужчин на своём обнаженно теле — И не имеете права меня упрекать, я развлекаюсь, как хочу

— Да перестань ты Нечаев — возразил один из его коллег, заступаясь за Оксану — Что тут такого, это всего лишь танец

— Ты на член свой посмотри — рассмеялся Нечаев — Я вижу, что Орлова сделала со всеми вами, вы как мальчики сломились перед её чарами обольщения

— Могу я выпить еще бокальчик вина? — поинтересовалась Оксана, покачивая обнаженной упругой прелестью бёдер, подошла стулу, с которого встала

— Орлова я сказал нет! — возразил Нечаев суровым тоном голоса — И на этот раз вы меня послушаете

— Нечаев да ты, что в самом деле указываешь не своей бабе? — возмутился один из мужчин, то сидел с краю за спиной у которого был вход в сауну — Вот Анке своей лучше указывай

— Василий — возразил Нечаев, мужчине с короткой очень стрижкой — Я за неё головой отвечаю перед Романовыми, если с Оксаной Владимировной что-то, хоть что-нибудь тут случиться, я не знаю, что я тут с вами со всеми сделаю…..

— Серёжа?! — возмутилась темноволосая девушка, что сидела на коленях у Нечаева

«Так говорят люди не которые боятся за свою жизнь, а которую не представляют свою жизнь без тебя, что же Нечаев я тебя послушаю и даже более того сдержу твои чувства в секрете», сделала застенчивый взгляд лазурный взгляд топазных глаз Оксана, выражая румянец на щёчках.

— Можно мне тогда бокальчик вон того апельсинового сока — с жаждой искушения обратилась Оксана к мужчине что сидел напротив неё — Раз уж мой покровитель не разрешает мне напиться…

— Оксана вот возьмите — протянула бокал вина темноволосая девушка, что сидела на коленях у Нечаева — Пейте и не слушайте вы Нечаева

— Орлова я сказал нет! — повторил еще раз своё возражение Нечаев более отчетливо и убедительно

— Нечаев?! — возмутился другой мужчина — Да дай ты, в конце-то концов, Оксане выпить и расслабиться в компании ментов

— Орлова идите в сауну — указал Нечаев, куда только что зашла шатенка, впуская в гостиную, что была сделана по типу предбанника клубы плотного теплого обвораживающего пара — Мне нужно с глазу на глаз поговорить с коллегами

— Интересно, почему мне-то уйти?! — возмутилась Оксана, нахмурив обиженно губки, покорно встала со стула, на котором сидела, укутывая тело предложенным белым махровым полотенцем

— Нечаев, почему ты ей указываешь?! — возмутилась темноволосая девица, недоверчиво посмотрела на Нечаева — Так чувство, будто не я, твоя девушка, а она

— Орлова — уверяла Нечаев, взяв стопку водки в руку — Тут всё сложно, но поверь, люблю-то я только тебя, просто Оксана Владимировна мне как…..

— Младшая сестра — добавила рыжеволосая девушка, мило улыбнувшись, присаживаясь на колени к своему кавалеру

— Младшая сестра?! — возмутилась Оксана, обернувшись, посмотрела на серьёзное выражение лица Нечаева — Значит вот вы какого, обо мне, мнения

— Орлова да идите вы уже, наконец, в сауну — повторил своё требование Нечаев весьма сердито, после чего залпом осушил стопку водки и закусил малосольным огурцом — Потом отойдёте и я налью вам еще вина и спать

— Ну, знаете что — прошипела Оксана, прикрывая грудь скомканным полотенцем, стукая каблуками по деревянному полу, подошла к закрытой двери сауны — Знала бы, что вы так будите располагать моим обществом осталась бы дома

— Готов поспорить, что это вы со своим Романовым заварили эту кашу — высказывал возмущение Нечаев — Скажите спасибо, что я на неё так дешево купился

— Ах… вот как — была недовольна Оксана таким высказывание, открывая дверь сауны, ощутила объятия будоражащих оков пара — Ну знаете…..

Перешагнула быстро Оксана высокий порог, быстро закрыла за собой дверь, оказавшись в жаркой парилке, посреди которой стоял большой деревянный стол. Справа от входа была раскалённая печка, угли которой тихо щелкали за закрытой дверью, где больше всего было розовое свечение излучаемым жаром необузданного тепла. Слева от входа стояли лавочки у стены, на которых расположились две девушки, мило предаваясь нежностям мочалки и пены, девушки играючи покрывали свои обнаженные тела их восхитительной силой и нежности, что смачными сгустками скатывалась вниз. В воздухе стояла атмосфера древесного жаркого запаха, пропитанного изобилием влаги и чудесным стойким ароматом жасмина и лаванды. Дальше за девушками сидела влюблённая пара мужчины и женщины, что без всякого стеснения придавалась ласкам любви, сладко целуюсь в углу. В центре расположилась шатенка, девушка красиво полевала своё обнаженное тело водой из ковшика, капли которого пленительно скатывались, повинуясь изгибу её сочной неровной поверхности.

«А что почему бы и нет, могу я порадовать мальчиков Нечаева, своей прекрасной сценой любви с этой милой девочкой», ухмыльнулась Оксана, отодвинув от себя полотенце, повесила его на крючок, рядом с закрытой дверью.

Медленно направляясь к столу в центре сауны, Оксана, стукая каблуками черных туфель, привлекла к себе внимание девушки, что красиво поливала грудь ковшиком воды. Скидывая туфли с ног, Оксана, наблюдая за взглядом карих глаз девицы, медленно подошла к ней, завораживая её сознания притягательностью лазурного голубого взгляда. Оживлённым взглядом, шатенка смотрела на Оксану, что подобно царице, гордо подошла к ней. По внешнему выражению глаз этой девушки, Оксана поняла, что она слегка была выпившей из её сладких манящих к себе губ, приятно пахло стойкой сладостью вина.

— Оу… простите, я вас не заметила — смутилась девушка, обратив на Оксану внимание только тогда, когда она вплотную подошла к ней

— Ничего страшного — коснувшись руки девушки пальцами, Оксана взяла из её рук пластиковый ковшик с остатками воды — Я просто подумала, может было бы неплохо — красиво поливая сочную, выраженную грудь водой говорила она, соблазняя девушку интонацией порочного голоса

— Было бы неплохо что? — взаимной страстью взгляда ответила девушка, разговаривая рядом с губами Оксаны, обжигая их пламенным порочным перегаром

«М… да она похоже пьяна в стельку и податлива исполнить мой любой каприз, так пусть Нечаев охуеет от того, как я оттрахаю его суку тут», ухмыльнулась Оксана хитрой порочной улыбкой, забавляясь взгляд карих глаз девушки.

— Нам с тобой — выронив из рук пластиковый ковшик, что в плавном падении упал на пол, говорила Оксана, завораживая девушку взглядом искушенной порочной страсти — Здесь придаться приятной усладе любви

— Ты это так называешь?! — ответив взаимной красотой улыбки розовых губ, выразила впечатление шатенка — А ничего что ты женщина?

— А ничего что я уже тебя трогаю — не выдержала Оксана, прикоснулась к груди девушки, делая шаг вперед, вынуждая её отойти назад, опираясь бёдрами на мокрый стол

— Вот как — ухмыльнулась шатенка покорно отошла назад, опираясь бёдрами на грань мокрого деревянного стола

— Именно так — продолжала завораживать взглядом свою искусительницу, Оксана вынудила её расположиться лежа спиной на столе

— Ты явно знаешь, чего добиваешься — продолжая улыбаться красотой блистательной улыбки, пьяная девушка, не отдавая себе отчет в происходящем

— Тш…. — возразила Оксана, прошипев рядом с губами девушки, заползая на мокрый деревянный стол, была подобна хищной кошке

Пленяя свою партнёршу прелестью искушенного лазурного голубого как топаз взгляда, Оксана дышала учащенным тактом ритма рядом с её раскрытыми губами. Предаваясь соблазну порочного влияния, Оксана слилась с губами своей искусительницы в пленяющей страсти поцелуя. Позволяя рукам девицы, в момент сладострастия поцелуя ласкать своё обнаженное тело, трение которых, так пленительно ласкало кожу. Тело Оксаны, воздыхало неистовым жаром, поры на её коже выделяли смачные капли пота. Каждая клеточка безукоризненной огнём полыхающей порочного соблазна плоти Оксаны, буквально желала получить ласку требуемой ей любви.

Сгорая в пучине головокружительного порочного соблазна Оксана, сладко целуясь с шатенкой, ощущала власть её приятных пальцев на своём теле. Смачно целуясь, Оксана повиливала своим языком во рту у девушки, нависая своим телом, стоя на четвереньках над нею. Выражая перед строптивой пьяной красоткой свою необузданность, Оксана, не отрываясь от губ шатенки, вращала телом, пытаясь пленительно её своей божественностью, не переставала стонать в момент горячей пылкости поцелуя.

— Ты такая крутая — похвалила девушка, когда оторвалась губ Оксаны, жадно хватая воздух ртом

— Без лишних слов

Возразила Оксана, ощущая дикий порочный голод, что окутал её сознание узами порочного влияния, всунула медленно указательный палец в рот девушки.

— Они нам сейчас не нужны — говорила Оксана рядом с губами девушки, продолжая держать свой палец у неё во рту

Подобно гордой самовлюблённой львице Оксана стояла над телом девушки, завораживая её своей красотой и требовательным влиянием. Продолжая держать палец во рту у девушки Оксана, словно царица, принуждала её к этому извращенному порочному жесту. Стенки влагалища Оксана от столь сладкой услады и забавы пропитались изрядным количеством влаги, желания искусить сока порочной любви, преобладало в ней выше верха всяких чувств.

«М…. блядь как же мне теперь хочется ощутить её язык или что по крепче внутри себя», думала Оксана, продолжала стонать, держа палец во рту у девушки.

— Хорошая девочка — медленно вытаскивая палец из-за рта девушки, Оксана изнемогала неукротимым желанием вкусить страсть сочной любви

— Я готова выполнить — говорила шатенка, смачно облизывая губы — Всё то, что ты только мне прикажешь

— М…. — ухмыльнулась Оксана распущенной улыбкой — Мне это нравиться, я могу ведь приказать, ой какие грязные вещи

— Ну почему-то я думаю — говорила шатенка, улыбаясь пьяной порочной улыбкой — Что это не составит для меня проблем — глаза девушки светились искорками взаимной сексуальной страсти

— Мы прям, на все согласны — говорила Оксана, сгорая жаждой секса, прикусила краешек губы

— Если только тебя это не смущает — еще раз повторила пьяная девица, что лежала перед на деревянном столе

— Аха….. — рассмеялся какая-то девица, когда дверь сауны открылась — Оу…. ты посмотри что творит подруга Нечаева

— Оксана — покусывая нижнюю губу, обратилась рыжеволосая девушка, что вошла в сауну со своей белокурой подругой — Вас Нечаев звал, говорит что хотел, чтобы вы пришли уже к нему в комнату

— Вот как — ухмыльнулась Оксана, нежной приятной лаской коснулась губ девушки, что лежала перед ней, оставляя на губах осадок сладострастия поцелуя — А где же ваши кавалеры или вы тут все предпочитаете лучше женщин, нежели чем мужчин?

— Нечаев запретил им сюда входить — пояснила белокурая девушка, тело которой начинало покрываться красным оттенком от жара — По крайней мере, пока вы тут

«Что блядь интересно он задумал, развлекался бы со своей девицей, я же ему не мешала», размышляла Оксана, присаживаясь на край стола, на котором стояла на четвереньках.

— Скажите ему — положив ногу на ногу, Оксана соблазнительно выразила упругость эластичных бёдер — Что я скора приду

— Он попросил немедленно — уверяла рыжеволосая девушка, снимая с себя полотенце, обнажило прекрасное белоснежное тело, что было покрыто легкой прелестью веснушек

— Я ему не девочка на побегушках — возразила Оксана, оставаясь сидеть на краю стола в парилке, мило с долей сарказма улыбнулась она девушкам

— Он сказал, что будет вас ждать в комнате на втором этаже — уверяла белокурая девушка, прошла по сауне в обнаженном виде — Возможно, он хотел вам сказать что-то личное

— Возможно — возразила Оксана, сползая с края стола, на котором сидела — Вы мои дорогие две суки суете свой нос не в своё дело

— Интересно все блондинки такие наглые — возмутилась, не принимая в серьёз обвинения Оксаны, высказала своё мнение рыжеволосая девушка

— Эй, я вообще-то тоже блондинка — возмутилась таким заявлением её белокурая подруга

— Сука ненормальная — грязно шепотом выругалась Оксана, обувая черные туфли на ноги, чуть нагнулась, посмотрев недовольно на рядом проходившую рыжеволосую девушку

— Я всё слышала — кокетливо сделала замечание рыжеволосая девушка, прошла мимо Оксаны, когда она обувала на ноги черные туфли

— Да мне как-то похуй — грубо выразилась Оксана, чем шокировала девушек своим ответом, когда они, раскрыв губки, не знали что и ответить после таких слов

Стукая каблуками черных туфель по мокрому деревянному полу сауны, Оксана ощущая объятия охватившего жара обстановки помещения. Пелена густого тумана словно молниеносной волной прокатилось по сауне, после того как одна из девушек, шатенка плеснула в печку ковш воды. Вдыхая глубоко этот древесный пропитанный смолой запах, со стойким содержанием влаги, Оксана подошла к закрытой двери, снимая белое полотенце с вешалки, прикрыла им грудь, скомкав его, зажав пальцами в руке. Открывая входную дверь сауны, Оксана выпустила из помещения жажду горячего потока воздуха вместе с влиянием пара в предбанник. Переступая его высокий порог, Оксана вошла в гостиную, где располагался большой стол в разгар самого праздника.

Медленно опустив голову, Оксана прошла по большой комнате, наблюдая косым взглядом за праздником. За столом у окна сидела влюбленная пара, мужчины и женщины, причем прекрасная шатенка сидела на коленях у своего кавалера. Держась одной рукой за голову, девушка выражала головную боль, прижавшись к своему мужчине. Неожиданно вставая с его колен, выказывая в движении «мозжечковую атаксию», координаторное нарушение моторики, обусловленное патологией мозжечка. Держа в руке бокал с вином, она отпила от него глоток, по внешнему признаку было видно, что у девушки была нарушена функция глотания.

— Что со мной? — неожиданно для всех произнесла шатенка, привлекая к себе внимание всех находившихся в гостевой комнате

Выронив из рук бокал с вином, девушка демонстрировала «мелкоразмашистый тремор», обусловленный вид гиперкинеза, проявляющийся кинетическим и постуральным дрожанием рук.

— Уйдите от меня — прокричала она, привлекая к себе всё внимание — Отстаньте, нет

— Настя в чем дело?! — заволновался её парень, вставая со стула на котором сидела — Настя успокойся всё хорошо

— Настя в чем дело? — испугалась проходящая мимо девушка, отошла от неё в сторону — Настя?!!

Вскрикнула она, когда шатенка, выражая приступ зрительных галлюцинаций, выбила у неё бокал с вином из рук.

— Да что с тобой?! — прокричала она на шатенку, после того как бокал с вином разбился упав на пол расплескав своё содержимое на ноги белокурой девушки, что пыталась успокоить шатенку

— Настя что с тобой — обеспокоенно крикнул парень, подбежав к девушке, что упала на пол

— Уйдите от меня — кричала она в истерики, подобно дьявол овладел ею — Прочь отстаньте от меня

Девушка вела себя не естественно, даже когда парень прижал шатенку к полу, держась за её руки, она пыталась вырваться кричала в истерике. После чего появился явный выраженный судорожный синдром и к удивлению Оксаны, выказывался симптом «джексоновская эпилепсия», отдельный вид фокальной эпилепсии, характеризующийся двигательными, сенсорными или смешанными пароксизмами. Девушка явно билась в агонии судорог пытаясь противостоять воли парня, что держал её, прижав к полу, в криках, поддавшись влиянию зрительных галлюцинаций, затем впала в обморочное состояние.

— Что это сейчас была? — поинтересовался один из мужчин, обращаясь к парню, что прижал свою девушку к полу

— Саня твою мать какого черта это сейчас было? — поинтересовался точно так же другой мужчина, вставая с лавочки на которой сидел

«Так, если собрав в кучу, что я видела, головная боль, мелкоразмашистый тремор, мозжечковая атаксия, зрительные галлюцинации, джексоновская эпилепсия, затем обморок», размышляла Оксана, встав у закрытых дверей входа в сауну, обворачивала себя белым полотенцем.

— Да вы что не видите скорую быстрее вызывайте — обратилась белокурая девушка, прокричав, поддавшись панике к мужчинам, что в полном недопонимании продолжали сидеть за столом

— Врача нужен врач срочно — была в паническом настроении рыжеволосая девушка, что сидела на коленях у мужчины на лавочке за столом

— Постойте, Оксана, правда, да? — возразил один из мужчин, обращаясь к Оксане будто спрашивая её имя — Вы же вроде как врач?

— Вы парень этой девушки? — обратилась Оксана подошла к парню, что продолжал сидеть рядом с телом девушки, что лежала в обморочном состоянии на полу гостиной

— Вы ведь врач? — ответил он, оборачивая голову, посмотрел на Оксану — Вы можете определить, что с ней?

— Я ведь блядь тебе не ясновидящая — ухмыльнулась Оксана подошла к лежачей на полу девушке, посмотрела на её тело — И уж точно не нейрохирург

— Нужен врач — не став дальше слушать выразил своё мнение другой мужчина, не принимая доводы Оксаны во внимание — Везите её срочно в больницу, пусть ей займутся

— Послушайте — уверяла Оксана, привлекая к себе внимание парня девушки — Вам любой врач скажет дальше, если вы проведете томографию головного мозга, что у вашей суженой рак мозга

— Рак?! — удивился он

— Не может быть? — возразил другой мужчина, что стоял с ним рядом — Настюха никогда бы…..

— Это рак головного мозга

Уверяла Оксана, коснувшись руки парня, придавая убедительность, тону собственного голоса, говорила она, поправляя кончик полотенца на груди.

— Опухоли уже разрастаются и времени больше ждать нет

Продолжила рассуждать Оксана, выражая всю серьёзность положения, взглядом лазурных голубых топазных глаз, прикусывая при этом краешек губы.

— В скором времени может произойти, в зависимости от локализации опухоли — пояснила Оксана, словно скрывая на мгновение взгляд глаз — Окклюзионная гидроцефалия, «сдавление головного мозга», разрыв сосуда с кровоизлиянием в субарахноидальное пространство

Субарахноидальное пространство — это расстояние между мягкой и паутинной (арахноидальной) оболочками головного и спинного мозга.

— Нет, это не рак! — возразил он, пытаясь выразить непокорность убедительным фактом, что привела для него Оксана

— Что здесь произошло?! — послышался голос Нечаева, обернувшись, Оксана заметила, как он спускался, со своей темноволосой женщиной, держась за руку, по ступенькам

— Настя?! — вскрикнула девушка Нечаева, быстро стукая каблуками белых туфель по ступенькам лестницы, сбежала вниз — Настя…. Настя…..?!!

— Да-да скорую быстро — говорил кто-то из мужчин по телефону, стоя у окна — Девушке плохо, скорее же, нет времени выяснять разберётесь на месте…..

— Оксана Владимировна что случилось? — подошёл Нечаев, к Оксане коснувшись согнутого локтя её руки — Что с Настей?!

«Возможно, это мой идеальный сейчас шанс поставить Нечаева передо мной на колени, сделать его своим рабом и самой стать для него белокурой королевой», ухмыльнулась Оксана, выражая застенчивость блеклым румянцем на щечках.

— Мне очень жаль Нечаев — говорила Оксана — Похоже, у вашей сотрудницы, предположительно рак головного мозга, судя потому, что я видела

— Нет — возразила темноволосая девушка, что сидела на коленях у обморочного тела шатенка, которая лежала на полу — Это не может быть рак

— Ну, если вы ясновидящий и можете сопоставить лучше то, что увидела я, только за несколько секунд её припадка и истерики — продолжая выражать улыбкой собственное мнение, говорила Оксана, положив руку на талию, выразила изящный изгиб формы бёдер

— Да кому ты веришь — возразил парень девушки, обращаясь к Нечаеву — И это твой высококвалифицированный специалист, которым ты так гордился нам тут, выносит какой-то абсурд, про рак мозга

— Ты что врач?! — поверив убедительности Оксаны, упрекнул Нечаев — Оксана Владимировна, мне кажется это типичный случай, как господином Королёвым, дядей Катерины, вы ведь помните?

— Да, но там была сифилитическая гумма — пояснила Оксана — Развивалась примерно пятнадцать лет после смерти его жены, а тут совсем молодая девушка, предположительно уж рак головного мозга

— Нет — возразил еще раз этот парень — Не знаю, что вы там себе выдумали, но у неё нет рака

— Нет-нет — уверяла рыжеволосая девушка — Я бы знала, Настя всегда со мной всем делилась, она бы сказала мне, что её что-то беспокоит

— Даже если это был бы рак головного мозга?! — ухмыльнулась Оксана, мило пожав плечами

— Оксана Владимировна — взявшись пальцами за предплечье Оксаны, Нечаев отошёл с ней к окну, сбавив тон собственного голоса, почти до шепота — Если вы возьмёте это дело, вы сможете его решить…..

— Я не онколог — возразила Оксана, посмотрев на серьёзное выражение лица Нечаева — Но тут явный признак опухоли мозга

— Вы решили проблему с Королёвым — уверял Нечаев, продолжая держать Оксану за руку — Вам тогда никто не верил и не хотел верить, но вы вопреки всем, совершили чудо, вы спасли то, что уже никто не мог спасти

— Чего вы хотите? — поинтересовалась Оксана, нахмурив обидчиво губки от настойчивости Нечаева, что никак не решался сделать к ней первый шаг на нежность

— Возьмитесь за это дело?! — шепотом спросил Нечаев

— Мне же никто тут не верит — оспорила Оксана такое мнение, отвернув взгляд от Нечаева, посмотрела в промёрзшее изморосью окно — С чего вы вообще взяли, что они захотят, чтобы я лечила её, ваши люди мне не доверяют и вообще выставили меня курам на смех

— Они может быть да — противостоял упорству Оксаны, говорил Нечаев — Но я видел вас в деле, я знаю, что вы даже когда в вас никто не верит, можете совершить невозможное чудо

— Тут рак мозга — прошипела Оксана, выражая порыв королевской кобры, была вне себя от убедительности Нечаева — Тут даже доказывать нечего опухоли уже локализируются по отделам её головного мозга и в скором времени одна из них может привести к сдавливанию коры головного мозга

— Возьмите своих врачей — словно не слушал, возразил Нечаев — Проведите тесты, сделайте всё, чтобы не выставить меня дураком, докажите всем что это рак

— У меня нет врачей — пояснила Оксана, оставляя свой взгляд на окне, провела по его прохладной пропитанной холодком поверхности коготком указательного пальца — Вся моя команда эта рыжая сука и всё

— В случае с Самойловой — возразил Нечаев — Вам ведь кто-то помог из Москвы

— Много хотите Нечаев — понимая, о чем он говорит, не согласилась с таким утверждением Оксана, посчитав это наглостью — Интересно всё же, что же от этого получу я?! — повернулась она к Нечаеву, посмотрев на него хитрой недовольной ухмылкой

— А чего вы хотите? — поинтересовался Нечаев

— Мои условия — коснувшись коготком указательного пальца руки Нечаева, сокрушающей лаской соблазна взгляда, посмотрела Оксана в глаза Нечаева — Остались неизменны, я хочу стать вашей королевой — прошептала она рядом с его губами

— Что?! — был удивлён Нечаев — Но…..

— Желаю удачи вам найти врачей для вашей девушки — ухмыльнулась Оксана, обратив внимание, как заколебался Нечаев, не мог сам принять решение — Надеюсь, онкологии, что проведут ей томографию мозга, найдут там хороший несколько зародышей убийц, что тихо с агонией боли разорвут ей блядь весь мозг!!!

— Оксана Владимировна! — сделала замечание Нечаев, успев схватить Оксану за руку, развернув её к себе — Что вы такое говорите?!

— А что я должна говорить?! — выразила Оксана красивой улыбкой милую застенчивость, умело скрывая возмущение от наглости, с которой мужчина схватил её за руку, повернул к себе

— Ладно, хорошо — вздохнул Нечаев, принимая условия Оксаны — Но вы сделаете всё возможное

— Смотрите, ваша девушка уже приходит в себя — заметила Оксана как девушка что лежала на полу, пришла в сознание

— Настя — взволнованно обратился парень, продолжая сидеть рядом с ней на коленях, держась за её руку — Настя дорогая, как ты…..

— Скорая помощь, уже едет — подошёл мужчина к ним, сбрасывая телефонный вызов — Этим дуракам пока всё объяснишь

— Пускай везут её в Москву — уверял парень, переживая за состояние своей возлюбленной — У меня там есть знакомый в онкологическом центре

— Нет — возразил Нечаев, твердостью и убедительностью командирского голоса, заставил Оксану вздрогнуть, посмотрев на него в ужасе — Настя поедет в нашу больницу, Оксана Владимировна займётся её лечением

— Что со мной было? — словно не понимая, спросила девушка, приподнимаясь, опираясь на локти

— А что если её отравили? — предположила рыжеволосая девушка, продолжая сидеть на полу рядом со своей подругой

«Хм…. такой вариант я почему-то сразу не учла», предположила Оксана повела губами, состроив задумчивый вид, подошла к ступенькам лестницы, что вела на второй этаж.

— В больнице проведу анализ крови — уверяла Оксана, наступая каблуками черных туфель на деревянную поверхность ступенек — И если окажется что это отправление, то тогда начнут работать именно в вашем отделе

— Вы куда Оксана Владимировна?! — обратился Нечаев, заметив, как Оксана медленно начала подниматься по ступенькам

— Пойду прилягу отдохну — заявила Оксана остановившись, мило улыбнулась оставаясь стоять на ступеньках лестницы, с изумлением коснулась деревянного бурса стен этого дома

— Вам тоже стало плохо? — поинтересовалась белокурая девушка, выражая опаску на лице

— Нет — возразила Оксана — Мне блядь просто мужика нормального не хватает

— Вы что не дождётесь приезда скорой?! — поинтересовался парень девушки, с которой случился приступ — Вы как врач могли бы им всё объяснить

— Я как врач — оспаривая такой довод, говорила Оксана, проводя пальцами по гладкому брусу стены этого дома — Могу собраться с мыслями и отдохнуть, пока вы дадите мне её карту, я хочу знать всё, где она лечилась, что принимала, с кем спала и что ела

— Майор — обратился взволнованно парень девушки — Вы уверены, что ей можно доверить Настю

— Что со мной произошло? — поинтересовалась, повторяя свой вопрос шатенка — Что вы так нам меня уставились?

— Настя послушай с тобой всё нормально? — спрашивая, обратился её кавалер, посмотрев пристально ей в глаза

«Банальная блядь драма, на которую жалко смотреть», продолжая подниматься по ступенькам на второй этаж, размышляла Оксана, с жалостью в глазах посмотрела на влюбленную пару, девушки которой пережила судорожный стресс и своим поведением поставила всех собравшихся людей в ужас.

 

***

Проводя пальцами по стеклу, покрытому слоем морозной измороси, Оксана стояла у окна, её обнаженное тело было укутано в белое махровое полотенце. В комнате пахло изумительным древесным запахом, даже подоконник деревянного окна, чей стеклопакет не пропускал холод с улицы, был поистине гладким и чуть шероховатым. Держа в руках бокал с вином, Оксана с хитрой ухмылкой на губах, наблюдала, как врач дежурной бригады из неотложки садился в газель скорой помощи. После чего машина, издавая механическое рычание двигателя, что было отчетливо слышно за закрытыми окнами в доме, медленно отъехала. Отпивая глоток вина из бокала, Оксана повернулась и посмотрела на Нечаева, что сидел на кровати с темноволосой девицей, которая расположилась на его коленях, обвивая обеими руками его шею. Дверь комнаты неожиданно открылась прервав тишину молчания и на пороге стояла девушка, держась за руку со своим парнем, они перешагнули порог открытой двери.

— Нет, меня всё же удивляет — ухмыльнулась Оксана, опираясь бёдрами на гладкий подоконник, почувствовала всю теплоту, этого нежного материла — Почему вы не поехали с ними?

— Они промыли ей желудок, ссылаясь на отравления — уверял парень вошёл в комнату вместе со своей девушкой, медленно закрыл дверь — А так же взяли кровь

— Значит, вы думаете, что это отравление, тогда — возразила, выказывая недоверие — Ой…. может быть я тоже отравлена — поставив бокал с остатками вина на подоконник, заявила она, состроив оскал дикой королевской кобры

— Оксана Владимировна! — упрекнул Нечаев, оставаясь сидеть на кровати, недовольно посмотрев в сторону окна комнаты, где стояла Оксана

— Судя потому, что я видела — оспаривая такой довод, отошла Оксана от подоконника, стукая каблука черных туфель по полу комнаты — Мозжечковая атаксия может быть причиной медленно растущей опухоли, как вы это объясните

— А врач, скорой помощи, сказал, что это просто атаксия — не согласилась с таким утверждением, девушка, поправляя розовое полотенце, под которым была скрыта красота её тела — Просто сказал, чтобы я не злоупотребляла алкоголем

— Но ты-то хоть не будь идиотом — возразила Оксана, обращаясь к парню этой девушки — Саша да вас зовут, я случайно услышала ваше имя от одного из ваших коллег внизу, когда всё это началось

— Оксана Владимировна была там, когда это произошло? — удивился Нечаев, положив ладонь руки на бедро девушки, которая сидела у него на коленях

— Александр Каленов — представился он перед Оксаной, продолжая стоять посреди комнаты держась со своей девушкой за руку — Всё же я думаю, что это просто отравление алкоголем

— Опухоль может быть еще пока операбельной — возразила Оксана пытаясь упорствовать на своём, твердо занимая позицию своего уверенного мнения — Советую прямо сейчас везти её в больницу, пока признаки того что я видела не стали более пагубными

«Блядь да что она к нему так лезет, хочет проверить мои чувства, так это ей удалось, да я ревную, но попытаюсь себя не выдавать», размышляла Оксана, с презрением наблюдая, как темноволосая девица, что сидела на коленях у Нечаева, лаской ладоней ласкала ему лицо.

— Ладно послушайте — ревностно выказывая чувства, Оксана не могла сдержать себя от того как брюнетка коснулась губ Нечаева лаской поцелуя — Может быть мы сможем с вами как-то договориться, я могу заверить, что я сама буду наблюдать за вашим обследованием

— Я не больна — уверяла девушка с изумительным оттенком цвета волос сена — Это просто отравление

— Вы тоже так думаете? — обратилась Оксана к её кавалеру

— Возможно, Настя выпила некачественное вино — предположил он, отвечая на вопрос Оксаны

— Тогда возможно и я его пью сейчас — возразила Оксана, с усмешкой выказывая недоверие на доводы этого парня — Возможно и мне станет дурно да, может и мне заранее скорую вызовут и промоют попусту желудок?

— Чего вы хотите?! — возмутилась девушка, что держалась за руку со своим мужчиной — Отстаньте вы о нас уже

— Вы сами пришла в эту комнату — продолжала сохранять прелесть красивой улыбки, ответила Оксана, отошла от подоконника окна, рядом с которым стояла

— Мы пришли чтобы сказать майору — уверяла девушка, словно запинаясь через каждое слово, выказывая в момент разговора легкое подергивание в пальцах — Что со мной всё в порядке и больше мне ничего не угрожает

— Вы тоже так думаете? — обратилась Оксана к парню этой девушки

— Я думаю, что сейчас Насте хорошо — ответил он, словно смутившись голубого лазурного взгляда которым пронзала его Оксана, демонстрируя ненависть — Не думаю, что теперь ей может что-то угрожать, скорее всего, она могла отравиться чем-нибудь во время застолья

— И вы готовы рискнуть её жизнью ради того чтобы доказать что вы правы? — уверенно говорила Оксана направляясь к этому парню, выражая взгляд хищницы

— О чем она говорит?! — возразила девушка, обращаясь к своему кавалеру

— Не о чем — успокоил он холодным ответом свою возлюбленную отошёл на шаг назад, словно испугался взгляда лазурных глаз Оксаны

— Так вы готовы поставить жизнь этой девушки на кон — повторила свой вопрос Оксана медленно подошла опять к ним до тех пор пока они не подошли к закрытой входной двери комнаты — Ради того чтобы кому-то что-то доказать или то что я ошибаюсь

Продолжала убедительно говорить Оксана, медленно подошла к парочке парню и девушки, когда они отошли к закрытой двери.

— Потому что если я окажусь права — Оксана медленно наклонилась, касаясь пальцами ручки входной двери, легким нажатием открыла дверь — У этой девушки времени осталось даже меньше чем она думает

— Не верь ей — уверяла шатенка своего парня — Она всё врёт, нет у меня никакого рака

— Настя послушай — по всей видимости, парень поверил убедительности Оксаны — А что если так, если это вдруг опухоль, ты посмотри, у тебя даже сейчас руки дрожат

— Но шанс еще есть, пока есть — ухмыльнулась Оксана вновь обворожительной улыбкой, оставаясь стоять рядом с открытой дверью — Не упустите его, еще всё можно попробовать исправить

— Ладно, чего вы хотите? — согласился на убеждения Оксаны, ответил кавалер этой девушки

— Так бы и сразу — мило вновь одарила Оксана своих собеседников улыбкой — Я свяжусь со своей коллегой в больнице, она приедет сюда и заберёт вас

— Я могу сам отвезти Настю в больницу — возразил он, отказываясь от предложения Оксаны

— Саша?! — возмутилась девушка, прикрывая грудь розовым полотенцем — Ты, что ей теперь уже веришь, мы же пришли сюда, чтобы доложить майору, что со мной всё хорошо

— Настя…. — потерялся он с ответом, будто не зная, что и ответить — Настя я не знаю, а что если Оксана Владимировна права и у тебя там опухоль

— Ладно, я поеду с тобой в больницу — согласилась она — Но есть одно условие

— Это ваша девушка — возразила Оксана, пожав открытыми плечами, мило улыбнулась парню, что вопросительно на неё посмотрел — Сами и разбирайтесь

— Они будут лечить меня от отравления — уверяла она своего кавалера о своём предпочтении

— Это просто трата времени — недовольно повела губами Оксана, не соглашаясь с таким утверждением, посмотрела на парня этой девушки в надежде, что он удовлетворит её ответом

— Вы ведь можете провести анализы — обратился этот мужчина к Оксане — Сможете выяснить, было ли это отравление или нет

— Если только она ляжет в больницу — заверила Оксана прошла мимо этого парня, покачивая упругой красотой бёдер, продолжая ревностно смотреть на Нечаева со своей подружкой

— Хорошо — согласилась, удовлетворив Оксану ответом — Но вы лично будите наблюдать за моим лечением

— Именно поэтому я вас и уговариваю — ухмыльнулась Оксана, медленно стукая каблуками по деревянному полу, направлялась к окну, на подоконнике которого оставила бокал с вином

— В таком случае — ответила шатенка, словно переводя дух, посмотрев в ожидании на своего парня, что так и стоял продолжать молчать — Саша отвезёт меня в больницу

— Я предупрежу медсестёр — говорила Оксана, когда подошла к подоконнику окна, взявшись за тонкую ножку бокала с остатками вина — Чтобы вас там встретили и оформили в палату к моим пациентам

— Спасибо вам Оксана Владимировна — вышел парень со своей девушки из комнаты/, поблагодарив Оксану, после чего закрыли за собой дверь

— Я всего лишь делаю

Тихо выразила Оксана собственное мнение, посмотрев, выражая ревность на Нечаева и то, как словно назло эта девушка, что сидела у него на коленях нежно целовала его в губы.

— То, что должна — уныло вздохнула Оксана, издавая нежный стон желания, поднося бокал с вином к раскрытым алым губам — Так ведь господин Нечаев

— Серёжа она, что будет спасть с нами? — возмутилась девушка, заметив ревность в глазах Оксаны, с ухмылкой, специально назло еще раз коснулась губами подбородка Нечаева

«Как же меня порой бесит эта сука», глотая остатки вина, размышляла Оксана, ощущая сладкий вкус его будоражащей крепости алкоголя, что градусов необузданной страсти разжигало в ней порочную стихию огня.

— Скажу даже больше — выражая коварство в блистательной красоте улыбки, Оксана заметила взгляд порочного желания в глазах Нечаева — Я буду спать именно на той кровати, на которой вы с майором Нечаевым сидите

— Что?! — возразила спутница Нечаева — Серёжа, нет!

— Майор Нечаев — выражая упреком, власть над этим мужчиной Оксана поставила пустой бокал на подоконник окна рядом с которым стояла, оставляя на его гладком стекле прелесть будоражащей красоты алого оттенка страсти губ — Объясните, пожалуйста, своей девушке, или если можно выразиться бля…….

— Оксана Владимировна! — упрекнул Нечаев, не давая договорить Оксане желаемое — Следите, пожалуйста, за своим языком, а я позабочусь о том, чтобы для вас были все удобства

— Мне не кажется — встала подруга Нечаева с его колен, выражая обиду дико нанесённых ей душевных чувств, с размаху влепила ему пощечину, что как хлыст ударила ладонью по его щеке

— Вау….. — ухмыльнулась Оксана, обрадовавшись происходящему, заметив как девушка, что ударила Нечаева, выражая слёзы и обиду, быстро направилась к выходу

— Анна стой! — вскочил как ошпаренный Нечаев, хотел пойти за ней следом — Анна……

— Пускай себе идёт

Уверяла Оксана, словно светившись от счастья, когда девушка, что выбежала из комнаты, в плену дикой истерики женских капризов и рьяной ревности, с грохотом закрыла за своей спиной дверь.

— Нам с вами и вдвоём тут есть что обсудить — говорила Оксана, направляясь к Нечаеву, выражая жажду страсти в лазурных, радостных, голубых глазах, подобно камню топаза

— Надеюсь теперь вы, безмерно рады — возразил Нечаев, явно был недоволен происходящим, потирая щеку после раны нанесённой ему женской ладонью пощечины

— О… поверьте, я рада — согласилась с таким ответом Оксана, поддаваясь власти алкоголя, что охватила её разум, подошла, стукая каблуками по деревянному полу к Нечаеву — Теперь нам ведь никто не помешает правда ведь?

— Вы змея Оксана Владимировна — схватившись за руки Оксаны, не согласился с таким доводом Нечаев, не давая ей себя обнять — И я уже до смерти натерпелся вашего яда

— Да ну

Сморщив губки, не приняла утверждением Нечаева на свой счёт, говорила Оксана, разговаривая рядом с губами мужчины чуть наклонившись к нему, позволяя ему держать свои руки в оковах.

— Что-то мне кажется, что еще нет

Нежностью пленительного искушения голоса пояснила Оксана, продолжая разговаривать, наклонившись к Нечаеву, выражая во взгляде лазурных глаз естественное сексуальное желание.

— Мне почему-то кажется

Искушающей интонацией голоса рассуждала Оксана, вдыхая глубоко поток порочной страсти аромата, что впитала в себя коллекция парфюма «Abercrombie & Fitch Fierce», стойкость запаха которого сочетала в себе такие ноты, как экстракт розовое дерево, дубовый мох и мускус.

— Что не достаточно еще — раскрыв алые губы в ожидании поцелуя, Оксана с трепетным дыханием и нежным стоном уже напрямую намекала мужчине взять её

— Угомонитесь Орлова — оттолкнул он от себя Оксану как ненужную вещь, вынуждая её упасть на кровать — В жизни не только все должны склоняться перед вами, вы не центр этой вселенной

— Вот как — рухнула Оксана на кровать, когда в момент падения белое полотенце, что скрывало прелесть её обнаженного тела, случайно раскрылось, обнажая сексуальную красоту — Ну и катитесь Нечаев, катитесь и в конечно итоге

Вскочила Оксана, сидя находясь в постели на коленях, прикрыла белым полотенцем грудь, сжимая его белую махровую ткань крепостью пальцев.

— Всё равно — уверяла Оксана, шипела подобной дикости королевской кобры, считая себя отвергнутой, когда Нечаев направлялся быстро к закрытой входной двери — Я заставлю вас склониться передо мной, вы мой Нечаев!!!

Прокричала Оксана, выражая на лазурных глазах слёзы обиды, что потоком будоражащих ожогам ранимой боли любви стекали по её щекам, падали на былую пропитанную теплом тел простыню.

— Только сами еще не поняли этого — прошептала Оксана, оставшись за закрытой дверью, одной в комнате, выронив из рук полотенце, что в падении приоткрыло прелесть её обнаженного тела

 

***

Располагаясь лежа на кровати, Оксана, придав своё тело оковам полотенца, с телефоном в руке вела беседу. Свет ярких лучей заходящего за горизонт солнца, неистово проникал в комнату, озаряя обстановку. Всё такой же древесный, приятный запах в обстановки комнаты сбивал все сторонние запахи. Постель, на которой лежала Оксана, была пропитана нежным ароматами цветочных растений в сочетании с прекрасным мыльным запахом и теплом тел. На поверхности подоконника, деревянного окна, располагался пустой бокал, стекло которого сохранило отпечаток алого оттенка помады. На столике рядом с окном стояла запечатанная бутылка красного вина, спинку кровати на которой лежала Оксана украшала материя черного платья девушки Нечаева.

— Оксана Владимировна — уверяла Валентина, весьма встревоженным голосом — У нас значительно не хватает людей, а вы берёте пациентов, кто будет заниматься их лечением

— Я думаю — потешаясь озорной кошкой в постели, с хитрой ухмылкой на губах, возразила Оксана, забавляясь тому, как высказывала возмущение её рыжеволосая собеседница — Что ты почему-то справишься сама

— Мне не хватает рук — оспаривая мнение Оксаны, говорила Валентина, напряженным тоном голоса — Я не смогу следить за пациентом и проводить каике-то процедуры

«Блядь мне действительно не хватает команды врачей, после того как Ларионовы и Марина Викторовна покинули меня, мне стало сложнее заниматься пациентами», подумала про себя Оксана, размышляя располагаясь на всю кровать, раздвинула ноги, согнув их в колени.

— Я займусь вопросом людей — уверяла Оксана, вминая голову в пышную подушку, ощущая стойкий запаха жасмина которым она была пропитана — Послушай, осмотри пациентку и оформи её немедленно

— Вы её знаете? — спросила Валентина

— С чего ты взяла? — ухмыльнулась Оксана, отдвигая телефон от уха, большим пальцем коснулась экрана сенсора, включила громкую связь

— Потому как удачно вы позвонили — предположила Валентина, высказывая собственные доводы, создавая хитрый тон голоса — Буквально, в то время как я направлялась в приёмный покой подыскать нам дело, как поступил звонок……

— Ладно, послушай — возразила Оксана, положив телефон на рядом стоящую тумбу со светильником, что была расположена рядом с кроватью — Проведи анализы крови, узнай какой яд она принять, чтобы вызвать симптомы аналогичные тем, что я видела

— Если бы вы Оксана Владимировна — уверяла Валентина — Пояснили бы мне о каких конкретно симптомах идёт речь, мне было бы легче начать работу, зная откуда…..

— Судя по всему, что я видела, возможно, я могу предполагать, что это могла быть мозжечковая атаксия

Прерывая пустые слова своей собеседницы, Оксана свесила ноги с кровати, касаясь каблуками черных туфель пола комнаты, поправляя белое махровое полотенце на груди.

— Джексоновская эпилепсия — продолжила перечислять Оксана симптомы, девушки вставая с кровати на которой сидела — Мелкоразмашистый тремор

Рассуждала Оксана, покачивая упругой прелестью бёдер, медленно подошла к окну, стекло которого было покрыто тонким слоем измороси.

— Да и обрати внимание, как мне показалось, девушка страдает головной болью — предупредила Оксана, касаясь пальцами холодного стекла окна, рядом с которым стояла

— Вы сказали эпилепсия? — уточнила Валентина, задавая вопрос на который сосредоточила своё внимание

— Да после, которой девушка в судорогах впала в обморок — пояснила Оксана, разговаривая задумчивой интонацией голоса

— Может быть отравление — вынесла собственное предположение Валентина — Ведь все ваши симптомы подходят под отравление

— Тогда могут быть у нас проблемы — заявила Оксана, повернувшись к окну спиной, опираясь оголённой прелестью бёдер на подоконник, чтобы почувствовать всю нежность его теплоты

— Почему? — поинтересовалась Валентина

— Потому что никто другой — уверяла Оксана, состроив милую застенчивую улыбку, что отразилась в зеркале комода — Включая и меня не отравился

— Постойте вы тоже там были? — была недовольна Валентина такими подробностями

— Формально я почетный гость — рассказывала Оксана отошла от окна, стукая каблуками черных туфель по полу — На этой вечеринке коллег Нечаева?

— Коллег Нечаева?! — переспросила Валентина, выражая удивление от услышанного — Вы, что развлекаетесь с органами правопорядка

— Ну я взяла заслуженный отгул на неделю — смутилась Оксана интонации голоса своей собеседницы, с которой она задала её вопрос

— А я значит, одна тут должна всё разгребать? — высказывая недовольства, спросила Валентина

«Блядь она права, думаю стоит задействовать к этому делу еще и Серова, в прошлый раз он здорово мне помог с Самойловой, так что я думаю и с этим делом он мне охотно поможет», предположила Оксана, покачивая эластичной прелестью открытых бёдер подошла к комоду.

— Возьми пока анализы — распорядилась Оксана, отдавая указания своей коллеге — Я что-нибудь сейчас придумаю…..

— Что вы можете придумать — продолжала возмущаться Валентина — У вас же нет команды, как вы собираетесь заняться лечением пациентки, если…..

— Я же сказала тебе — прерывая Валентину и не давая её договорить, возразила Оксана — Я вот прямо сейчас подключу к этому делу еще одного

— Надеюсь, что его руки мне помогут — всё же высказывая недовольства, ответила, пробурчав Валентина

— Руки, может быть, не знаю — ухмыльнулась Оксана, прикусывая соблазнительно краешек губы, встав перед зеркалом стоящего в комнате комода — Но голова может быть

— Голова?! — продолжала высказывать сторону возмущения, не согласившись с таким утверждением, резко ответила Валентина — Зачем мне его голова, кто будет делать всю эту грязную работу

— Я думаю, ты и сама знаешь ответ — рассмеялась Оксана — Просто сделай, что я попросила и отнеси кровь девочкам из лаборатории, я во всё разберусь

— Надеюсь — высказывая несогласие, ответила Валентина — Это ваше поведение, не продлится уж слишком долго — разрывая телефонный разговор, высказалась рыжеволосая собеседница

— Я тоже на это надеюсь — шепотом произнесла Оксана, оставаясь стоять рядом с комодом и смотреть в своё отражение зеркала

— Оксана Владимировна — послышался голос мужчины, после чего дверь комнаты приоткрылась, на пороге стоял мужчина по пояс обвернутый белым полотенцем, его мускулистая кожа была покрыта красным оттенком, как после сауны — Просто хотел спросить, не составите ли вы нам компанию

«Хм…. а почему бы и нет, не гнить же мне тут одной, зато может, заставлю приревновать Нечаева, я знаю, что у него есть ко мне чувства», хитрой улыбкой, улыбалась себе Оксана в отражение.

— Да конечно — мило улыбнулась, обернувшись, ответила Оксана — А то что-то знаете, я тут заскучала

— Я думаю, что наше общество ментов — уверял мужчина, оставаясь стоять на пороге открытой двери — Не даст вам там скучать

— Скажите

Направляясь к тумбе, на которой лежал сотовый телефон, Оксана пленительно демонстрировала прелесть упругих ягодиц, что скрывались под белым махровым полотенца. Взяв телефон, что лежал на её гладкой лакированной поверхности, Оксана, прикусывая краешек губы, выразительно раскрыла лазурные, голубые, топазного цвета глаза.

— А кто вас за мной прислал?! — испытывая чувство, услышать желаемый ответ, Оксана медленно направлялась к открытой двери, зажав крепко телефон пальцами в руке

— Анна Филатова — столь же мило в ответ улыбнулся мужчина — Девка Нечаева, посчитала, что вам одной тут будет скучно

«Нет, я всё же пойду, но этому самцу ничего сегодня не обломится, я хочу, чтобы эта Анна у меня охуела», размышляла Оксана, когда подошла к открытой входной двери, соблазнительно сгибая ногу в колено, переступила её высокий порог.

— Значит девушка Нечаева — соблазнительно говорила Оксана, выказывая перед мужчиной эластичную красоту бёдер, подошла к лестнице, что вела вниз — Хочет, чтобы я присоединилась к вашему празднику там внизу?

Касаясь каблуками деревянных ступенек лестнице, Оксана ощутила запах, что веял с сауны, насыщенный влагой и неистовым изобилием пара, в котором особо чувствовался вкус дерева.

— Тогда в таком случае

Игриво проводя пальцами по перилам лестницы, Оксана ощутила на себе страждущий взгляд самца, что спускался сзади, на своих бёдрах.

— Не могли бы вы составить на этот вечер компанию

Уверяла Оксана, используя сексуальную интонацию собственного голоса, выразительно вырисовывала красоту пикантного изгиба, сочной формы бёдер, перед идущим сзади мужчиной.

— А может быть даже и на ночь — ухмыльнулась Оксана, остановившись на площадке, между лестничными пролётами — Если вы конечно не будите возражать от моего присутствия

— Нет что вы — посчитав это словно удачей, согласился мужчина

— Тогда не позволяйте этому негодяю Нечаеву — подошла Оксана к нему, выражая лживую страсть в глазах — Испортить мне этот вечер

— Уверяю вас Оксана Владимировна — поддавшись влиянию чар со стороны Оксаны, заверил мужчина — Майор Нечаев больше вас не побеспокоит

— Вот и славно — злорадно улыбнулась Оксана, взяв своего кавалера под руку — А теперь, если вам не трудно будет, можете оказать мне услугу?

— Я готов выполнить для вас всё то

Мужчина вёл себя, словно согласился на любой каприз со стороны Оксаны, особенно когда она обвила его крепкую руку, прижавшись к его жаркому пылкому телу.

— Чего вы только попросите Оксана Владимировна — сгорая в пучине порочного желания, посмотрела он в раскрытые голубые глаза Оксаны

— Я отойду ненадолго позвоню по работе — уверяла Оксана, спускаясь по ступенькам лестницы, снизошла на первый этаж, гордо поднимая подбородок к верху — А вы пока нальёте мне бокальчик красного вина

В гостиной на первом этаже, не смотря на произошедшее событие, веселье сотрудников полиции продолжилось. На большом столе в центре всё так же танцевали две девицы, по внешнему виду и тактике ритмичности их жестов было видно, что они изрядно выпившие. Поддавшись плену алкоголя, другая семейная пара сладко целовалась, обвивая руками, тела друг друга, мужчина и женщина нашли утешение между собой, расположившись у окна в углу. Нечаев сидел со своей спутницей, заметив появление Оксаны в гостиной его девушка, чтобы приревновать её чувства, специально слилась с ним губами в едином поцелуе. Две девушки, полу красные выбежали из открывшейся двери сауны, выпуская собравшийся там клубами жаркий пар, что усилил палитру древесного вкуса и без того заполнившую большую часть атмосферы запахов этого дома.

— Валерий Валентинович — отошла Оксана, направляясь к выходу из гостиной, после того как череде затяжных гудков вызова, прекратилась — Это Орлова

— Оксана Владимировна — удивился Серов, но всё же был приятно рад этому звонку, по тону его голоса — Чем обязан такому звонку, вы что-то, если честно уже зачастили

— Валерий Валентинович — говорила Оксана, покидая гостиную, стукая каблуками по деревянному полу, переступила высокий порог — Мне снова нужна ваша помощь

— У вас, что нет команды? — выражая сомнение в голосе, проявил интерес Серов

— Вся моя команда врачей — уверяла Оксана, прошла по прихожей, подошла к окну — Состоит из меня и моей рыжеволосой подопечной

— Зачем же вы тогда берёте дело? — с усмешкой подметил Серов — Если у вас не хватает рук, чтобы проводить анализы и делать соответствующие процедуры

— Вообще-то — прикусывая краешек губы, ответила Оксана, встав у окна, касаясь пальцами его чуть прохладного деревянного подоконника — Я рассчитывала на вашу именно помощь в этом деле и буду рада любому содействию с вашей стороны

— И так чего же вы тогда от меня ждёте? — проявляя интерес, спросил Серов

— Девушка лет двадцати пяти — говорила Оксана — Признаки атаксии, страдающая головной болью, мелкоразмашистый тремор, Джексоновской эпилепсии, что проявляют себя судородными припадками, после которых последовал обморок

— Эти симптомы — поделился мнение Серов — Могут быть причиной отравления, она что-нибудь пила или ела

— Но почему-то больше выражают себя — возразила Оксана, оспаривая мнение Серов — Как опухоль головного мозга

— Я думаю, что анализ крови — уверял Серов — Покажет вам явную причину отравления

— Почему вы считаете, что это может быть отравление? — возмутилась Оксана, покусывая краешек губы, прислонила тёплую поверхность ладони к стеклу, ощущая его промёрзший холод рукой

— Не думаю что это рак — повторил своё утверждение Серов — Но если бы вы мне передали материалы этого дела, я всё же попытаюсь вам помочь

— Я как раз это хотела от вас и услышать — ухмыльнулась Оксана, повернувшись спиной к окну, прислонила коготок указательного пальца к жарким алым губам

— Вам не кажется — сделал замечание Серова — Что вы уже стали нуждаться в моём внимании к вашим делам с пациентами?

— Я думаю

Уверяла Оксана, чувствуя легкую тягу к алкоголю и стихию порочного влияния охватившего её разум, услышав, как мужчина с девушкой из гостиной разговаривал соблазнительным шепотом, стоя рядом с входом в прихожую.

— Будет лучше вам позвонить моей рыжеволосой коллеге — пояснила Оксана, кусая соблазнительно губу, продолжая внушительно взглядом порочной раскованности смотреть на влюблённую парочку, что стояла у входа — Она вам всё подробно объяснить в деталях

— Тогда может, просто скинете мне её номер — поинтересовался Серов — Раз уж вам так необходима моя помощь, я готов вам помочь с этим делом

— Я буду вам очень признательна — заверила Оксана — Я сейчас вам перешлю номер Львовой Валентины Владимировны — рассуждала она, после чего проводя пальцем по сенсору телефона, разорвала телефонный разговор

«Что же, то что Серов хочет мне помогать это только мне на руку, возможно, может он еще и захочет работать на меня, надо только его к этому подтолкнуть», размышляла Оксана, передавая СМС сообщением Серову номер Валентины.

— Оксана Владимировна — на пороге у входа в гостиную стоял мужчина с бокалом вина в руке, он выразил улыбкой свою признательность к Оксане — Вот ваш бокал вина, вы хотите присоединиться к празднику

— Это было бы сейчас очень кстати — ухмыльнулась Оксана, оставив телефон на подоконнике окна, отошла от него, стукая каблуками черных туфель и красиво в каждом шаге ставив ноги крест накрест — Как и этот бокал вина, что вы мне предлагаете

— После того случая с Настей — делился впечатлением мужчина, передавая в руки Оксане бокал с вином, когда она с хищной улыбкой страсти, подошла к нему — Можно сказать ком в горло не лезет

— Вы знаете — уверяла Оксана, поднося бокал с вином к губам, выразила она собственное мнение, играя с самцом красивым лазурным, голубым взглядом глаз — Я не верю, что это могло быть отравление

После чего задержав немного стекло бокала с вином у алых губ, Оксана начала испивать из него сахарный вкус вина, что крепостью алкоголя багровой жидкостью стекал с края стекла ей в рот. Его стойкий градус разогревал тело Оксаны с новой естественной силой, подталкивая поддаться влиянию порочного искушения. Капли вина, сочно скатывали с губ Оксаны, огибая подбородок, падая на упругую грудь, завораживая прелестью касания, скатывались по бархатистой коже, пропитывая белое полотенце, что скрывало красоту её обнаженного тела скрывавшегося под ним.

— Это просто божественный напиток — похвалила Оксана, оторвавшись от бокала, задыхаясь в пучинах охватившей разум похоти, выразительно посмотрела на мужчину, что стоял с ней рядом

— Давайте перейдём в гостиную — предложил он, мило улыбнувшись Оксане с изумлением наблюдая за дорожками сахарной прелести вина, оставленными после потёков на её сочной груди

— О…. это было бы очень замечательно — согласилась Оксана, взяв под руку кавалера, перешагнула вместе с ним порог, вошла в гостиную, где продолжался праздник

«Как же я хочу, чтобы Нечаев начал ревновать, как я хочу увидеть в его глазах зависть, что я буду сидеть на коленях у другого, а не у него, хотя я прекрасно знаю, как он этого хочет», уверяла себя, размышляла Оксана, переступая порог, вошла в гостиную.

Атмосфера волны пара волной необузданного потока просочилась из открытой сауны, как только от туда вышли две девушки, их обнаженные, покрыты красным оттенком кожа тел, была скрыта под полотенцами. В воздухе помимо искушающего древесного аромата пахло запахом пара, что сочился из открытой двери сауны, парфюмом женских и мужских тел, дико несло алкоголем, водкой и вином, что словно водопадом разливалось по бокалам. Не смотря на произошедшую несколько часов ужасающую сцену, сотрудники полиции из отдела Нечаева, развлекались, словно как уже ни в чем не бывало. Разговоры о том, что случилось с девушкой все еще ходили между мужчинами и женщинами, но происходили они почти шепотом, кто-то делился своим мнением, а кто-то просто высказывался. Девушка Нечаева, что являлась на этой встрече его любовницей, прикрывшись полотенцем, сидела у него на коленях, заметив Оксану, как она прошла за спинами, сидящих за столом людей, выказывая ревность во взгляде.

— Оксана я так рада, что вы соизволили к нам присоединиться — выказывая коварство, хитрым голосом, заявила подруга Нечаева

— Оксана Владимировна — обратился один из мужчин, за спиной которого Оксана только что прошла — Присаживайтесь в центре на стул, он как раз свободен

«Хм… как эта блядь смотрит на, но я же всё-таки знаю условия, которые выдвинул Романов о моём присутствии здесь, похоже стоит мне уже действовать и чуть надавать на Нечаева», размышляла Оксана, чувствуя раздражение от того как на неё смотрит, женщина Нечаева.

— Пожалуй — ухмыльнулась Оксана, выражая ту же холодность и безразличие, что и Нечаев, решила сыграть на его чувствах — Пускай мой кавалер решит с кем и где, я должна сидеть

— Орлова садитесь туда, куда вам сказали — суровым голосом распорядился Нечаев, даже не посмотрев в сторону Оксаны

— А я не про вас говорила майор Нечаев — гордо заявила Оксана, поднимая подбородок к верху

— Садитесь туда, куда вам сказали — оторвав своё внимание от девушки что пыталась привлечь его внимание к себе, возразил Нечаев, повысив слегка тон голоса

— А что это вы мне приказываете — возмутилась Оксана, надувшись подобию королевской кобры, чувствовала опаску в интонации тона голоса Нечаева — У вас ведь есть пара на этот вечер и ночь, могу и я найти себе того, кто мне будет по душе

— Оксана садитесь лучше туда куда вам сказали — советовала девушка, что сидела на коленях у Нечаева — Нам и так на сегодня хватает паники и несчастных случаев

— Нечаев, а по какому праву ты вообще тут командуешь — высказал недовольства один из мужчин, что сидел напротив Нечаева за большим деревянным столом — Оксана как оказалась свободная женщина и вольна выбирать сама, с кем ей провести ночь

— Только не в то время, когда я за Орлову отвечаю — возразил Нечаев, оспаривая мнение своего подчинённого — Головой!

— Да о чем ты говоришь — возмутилась девушка, что сидела на коленях у Нечаева — Никто за Оксану не отвечает, она уже большая девушка и сама знает как себя вести

— Так хватит! — возмутилась рыжеволосая девушка, ударив ладонью по столу, как только быстро подошла к нему — У нас уже достаточно за сегодня произошло, кто знает как там Настя, кому удалось до неё дозвониться или до Саше?

— Я тоже считаю это отравление — тихим шепотом поделилась впечатлением брюнетка, разговаривая со своей белокурой подругой шепотом на лавочке, мимо которой прошла Оксана

— Да с чего вы взяли? — оспаривая такое решение, возмутилась Оксана, поставив на стол пустой бокал, что держала в руке — Это не похоже на отравление…..

— У Насти нет рака — возмутилась, рыжеволоса девушка, которая стояла у стола, недовольно посмотрев на Оксану — Мы бы все знали

«Ёбнутая дура, да закрой свой рот», посмотрела Оксана, возмутившись таким вмешательством и скорым выводом на рыжеволосую девушку.

— Майор Нечаев — пытаясь сдерживать эмоции при себе, обратилась Оксана — Можно вас на пару слов буквально

— Я пойду с тобой — изъявила желание спутница Нечаева, как только он пересадил её с колен на лавочку

— Анна сиди здесь — возразил Нечаев, вставая с лавочки — Я скора вернусь

— Ну, Серёжа — нахмурив обиженно губы, выражая обиду, хотела оспорить она мнение Нечаева

— Я же сказал, сиди здесь — повторил уже более недовольно своё требование Нечаев — Я скора вернусь и мы пойдём в комнату

— О…… — радостно выказывая удивление, заохал какой-то из мужчин, пытаясь создать обстановку радости в коллективе

— Я подожду вас в прихожей — мило улыбнулась Оксана, заметив как Нечаев, с легкостью упрекнул свою спутницу, после чего она стала покорной

Покачивая упругой красотой бёдер, Оксана обошла стол, игриво касаясь его поверхности коготками, вдыхая ворвавшийся пар в гостиную, когда кто-то из девушек выходил из сауны.

— Так о чем вы хотели со мной поговорить? — поинтересовался Нечаев, пропуская Оксану первой войти в прихожую, переступая вновь высокий порог

— Я знаю, вы мне не верите — говорила Оксана, выказывая специально бархатистую кожу ягодиц, перед мужчиной, что шёл за ней сзади — Полагаете, что я опять могу ошибаться

— Я вам верю — сделав шепотом собственную речь, убедительно заверил Нечаев

— А что если я вам докажу?! — не став слушать бесполезное мнение Нечаева, обернулась Оксана, встав у стены, рядом с входом в гостиную — Что если я докажу, что там опухоль

— И чего вы от меня хотите Орлова? — не понимая к чему клонит, спросил Нечаев

— Я хочу чтобы вы встали передо мной тогда на колени — гордо заявил Оксана — И наконец, признали меня своей королевой — переходя на тихий тон голоса, говорила она рядом с Нечаевым

— Что?! — был возмущён Нечаев, столь подобным заявлением

— В против случае — специально выражая безразличие, Оксана отвернула взгляд к закрытой входной двери — Пускай девка умрёт, мне как-то знаете всё равно, но вот ваши……

— Ммм….. — промычал он недовольно как бык — Как же с вами тяжело договориться

— Я бы даже бы сказала — игриво касаясь груди Нечаева коготком, заявила Оксана — Что в вашем случае это почти что невозможно

— Ладно хорошо — неожиданно уступил Нечаев, заметив серьёзность во взгляде Оксаны — Один вопрос можно?!

— Я ведь не кусаюсь майор — ухмыльнулась Оксана проводя столь же ласково коготком указательного пальца по груди Нечаева — Спрашивайте, что хотите

— Зачем вам это?! — поинтересовался Нечаев, схватившись за кисть руки Оксаны, остановив её продвижение вниз — Что вы от этого получите

— Я просто хочу принадлежать — заявила Оксана, состроив невинный и в тоже время ангельский взгляд лазурных голубых глаз, говорила она нежным тоном голоса — Любимому человеку, засыпать в его объятиях просыпаться с ним рядом и знать лишь то что ему нужна только я

— Вы можете со своей внешностью любого склонить перед собой — уверял Нечаев, не давая Оксане к себе прикоснуться, всё так же держал её руку, продолжал говорить шепотом — Почему именно я, что во мне такого особенного?

— Вы мне нравитесь — ухмыльнулась Оксана, протирая кисть руки, пальцами другой руки, после того как Нечаев отпустил её — И я сделаю всё, чтобы мы с вами были вместе

— Вот что — заверил Нечаев, выставив указательный палец перед Оксаной, будто хотел сделать замечание в ответ на её привязанность — Докажите что у Анастасии Спиридоновой опухоль головного мозга, только тогда мы обсудим с вами условия нашей дальнейшей любви

— Только на этот раз — прошипела Оксана протирая руку за которую держался Нечаев, после того как он покинул прихожую оставляя её одну стоять рядом с окном — Всё будет по моим условия

«Вот сука Нечаев, я заставлю тебя за это заплатить, ты будешь как мой ручной зверёк бегать за мной, только лишь бы я обратила на тебя внимание», прикусывая краешек губы, размышляла Оксана, оставаясь одной стоять, повернулась к окну, скрывая обиду душевных, ранимых чувств.

— Оксана Владимировна

Обратился мужчина, привлекая к себе внимание Оксаны, после нескольких минут проведенных в одиночестве наполненной личной злобой.

— С вами всё в порядке? — поинтересовался он, переступая порог гостиной, вошёл в прихожую, где стояла Оксана

— Да просто господин Нечаев — прошипела Оксана, стараясь скрыть недовольство перед мужчиной который только что вошёл в прихожую — Позволяет себе слишком многое

— Он к вам пристаёт — взволнованно поинтересовался он — Вы нам только скажите, у него и так тут есть уже Анна, а он и вас еще хочет……

— Как раз наоборот — уныло вздохнула Оксана — Он меня презирает и сам ушёл от меня — выражая грусть отчаяния, ответила она, посмотрев мужчине в глаза

— Да ну его — предложил незнакомец, которого Оксана не знала — Пойдёмте лучше к нам

— Если только на бокал вина — ухмыльнулась Оксана, взяв под руку своего кавалера

— Бокал? — выразил удивление мужчина, направляясь вместе с Оксаной, когда она держала его под руку — Разве этого будет достаточно

— Оу…. для меня будет достаточно — мило улыбнулась Оксана, мило улыбнулась, вошла в гостиную, переступая высокий порог, согнула ногу в колено, чтобы отразить перед мужчиной, который шёл сзади, прелесть упругих бёдер — А то я еще могу позволить себе лишнее

— Я думаю — столь же взаимно играя в любезности, улыбнулся кавалер — Что сегодня вы сможете себе позволить абсолютно всё что захотите здесь

— Вы так щедры

Рассмеялась Оксана, с изумлением наблюдая за пьяными девицами, что продолжали танцевать на столе, пока другие с визгом выбегали из сауны, открыв дверь, выпуская покров пара.

— Но боюсь, мои мысли могут оказаться, слишком порочны

Уверяла Оксана, прошла за спинами мужчин, что сидели на лавочках рядом с большим столом и девушек, которые сидели у них на коленях.

— И грязны — взяв с краю стола стоящий чужой бокал, Оксана прошла, покачивая бёдрами в каждом шаге вырисовывая их эластичность, продвигаясь к свободному стулу

— Это же мой бокал — хотела возразить какая-то из женщина, что сидела на коленях у мужчины, когда Оксана прошла за их спинами, аккуратно и наглым образом взяла бокал предложенный ей

— Ничего страшного — успокоил мужчина, у которого она сидела на коленях — Я тебе налью новый

— Интересно — ухмыльнулась Оксана, подошла к свободному стулу, поправляя свободной рукой, полотенце на груди, расположилась на нём — Тут есть, хоть кто-то, у кого тут есть реальные жёны, ведь я заметила несколько мужчин, у которых кольца на пальцах

— Кольцо на пальце — рассказывал кавалер, с которым Оксана в гостиную — Еще не показатель

— Оксана Владимировна — обратился мужчина, что сидел напротив, у которого расположилась на коленях рыжеволосая девица, прижимаясь к его мощному могучему торсу — Вы знаете вы так красиво танцуете, может исполните для нас еще один танец?

— Да Оксана Владимировна — послышался голос другого мужчины, что сидел, справа от стула, на котором расположилась Оксана — Мы бы с радостью еще посмотрели на это…..

«Блядь что им ответить я больше не хочу раздеваться перед ними и вообще я хочу к Нечаеву, а он такая сволочь убежал со своей девкой в комнату», размышляла Оксана, не зная, что и ответить на предложенную ей просьбу.

— О….. дорогие — возразила Оксана, обращая внимание на то, как обстановка стала больше похоже на интимную сферу — Пока я не допью этот бокал с вином я никуда не пойду

Скрывая своё нежелание, исполнять еще раз танец с раздеванием, Оксана спрятала свой лживый взгляд лазурных голубых глаз за стеклом бокала, начиная жадно глотать из него вино. Сладкая завораживающая крепостью алкоголя жидкость с гордым потоком страсти вливалась в рот Оксане.

— М…. какое вкусное вино — оторвавшись от бокала, оставляя на его стекле алый след помады, от прикосновения губ, выразила своё мнение Оксана, чувствовала как градус этого алкоголя, крепостью и насыщенностью разогревал в ней пламя порочной любви — И такое крепкое

— Станцуете нам теперь? — в нетерпение спросил мужчина, что сидела справа от Оксаны

— Если не возражаете — удивилась Оксана как девицы, что сидели на коленях у своих кавалерах, скинули с себя объятия полотенца, обнажив красоту своих тел перед всеми — Я бы хотела бы подняться к Нечаеву

— Что вот так быстро уходите от нас? — выразил огорчение один из мужчин, что сидел за столом

— Да я думаю — ответила Оксана, оставив бокал на краю стола, встала со стула, на котором сидела

— Мы думали вы останетесь с нами — уговаривал другой мужчина, что сидела напротив

— Да я просто думаю что тут и без меня — уверяла Оксана прошла за спинами, сидящих на скамейках людей, направляясь по большой комнате — Вам тут неплохо

— Ну, если майор Нечаев вам надоест — прокричал вслед Оксане один из мужчин, когда направлялась по залу к лестнице, ведущей на второй этаж — Вы к нам спускайтесь

«Этот Нечаев трахает там эту тварь, хотя я прекрасно знаю, что стану его женой, я не могу себе позволить больше обнажаться в компании его сотрудников, а уж тем более вступать в интимную связь», размышляла Оксана, направляясь к ступенькам, чувствовала как жар алкоголя, пронизывает всё её тело.

Поднимаясь по ступенькам, деревянной лестницы на второй этаж, Оксана коснулась деревянного бруса стен, ощущая их стойкий запах смолы, что естественным образом, обладал волшебным природным эффектом аромата. Легкая сумеречная тень, с окон окутала весь второй этаж этого дома, за окнами едва слышалось, как гудел шелестом лес, завывала зимняя вьюга, которая играла песнь тайги. Древесный запах на этом этаже был еще более естественным и выражен, словно какая-то пропитка стен и пола этого дома усиливала его стойкий эффект. Тени качающегося хвойного дерева, вырисовывали танец страсти, оттенками своих веток, по стенам этого дома. Стукая каблуками черных туфель по деревянному полу, Оксана прошла между закрытых дверью отдельных комнат, подошла к комнате, где расположился Нечаев.

Открывая дверь комнаты, издавая легкий скрип, Оксана обнаружила что и в комнате сложилась обстановка легкой тени. Всматриваясь лишь в очертание предметом обстановки этой комнаты, Оксана перешагнула порог, не заметив никого в постели, закрыла тут же за собой дверь. С улицы за закрытым окном комнаты, слышалась песнь шелеста леса, что звучанием такта ритма, возбуждала в Оксане естественной силы порочный эффект. Облокотившись на закрытую дверь спиной, Оксана не могла рассмотреть ничего в комнате, чувствуя лишь головокружение и чувство полной расслабленности.

— Анна это ты? — послышался голос Нечаева, распознав который Оксана смогла предположить, что он лежит на постели один и слегка пьяный

«Нечаев лежит на постели абсолютно один и пьяный, возможно, это мой шанс овладеть им, пока его сука где-то ходит», подумала про себя Оксана, спуская туфли с ног, легкой поступью шага, ставя ноги крест-накрест, направилась к кровати.

— Тебе не кажется — говорил Нечаев, после того как не услышал от Оксаны ответа — Что я слишком строг с Орловой

Продолжил рассуждать он, мужчина был явно пьян, расположившись на кровати, он был укрыт легким одеялом, которое оголяло его торс, покрытый мускулами, силуэт этого голиафа притягивал к себе Оксану.

— Она ведь поехала сюда из-за меня — откровенничал Нечаев — Ты знаешь, возможно, ты права, возможно, я и правда неровно дышу к Оксане Владимировне, может это, потому что я……

— Тш…. — прошипела Оксана, скидывая с себя белое полотенце, оголяя обнаженную красоту собственного тела, согнув ногу в колено, наступила коленом на теплом пропитанную постель

— Я наверно хочу чтобы Орлова была здесь — продолжал выказывать чувства, говорил Нечаев, явно не понимая, что происходит — Я люблю Оксану Владимировну

«Вау….. вот это удачно я зашла на огонёк, ну раз ты так отвечаешь, что же придётся мне использовать тебя в своих грязных целях», размышляла Оксана, не ожидала таких откровенных речей, поддаваясь пылу охватившей разум страсти, коснулась легким касанием губ лежащего перед ней на постели мужчины.

Сливая в порочной стихии поцелуя, Оксана прижалась к жаркому пылающему огнём раскрепощенного пламени любви, телу мужчины. Обвивая пальцами торс мужчины, Оксана чувствовала жар исходящей от его тела прижимаясь к нему, ведя себя порочной дикой кошкой, выказывая перед ним непокорность, желала каждой клеточкой своей плоти, чтобы он её обуздал.

— Постой — возразил он, обвивая лицо Оксаны, оторвал её от своих губ — Тебя, что не смущает что я люблю Оксану Владимировну

Сгорая от таких откровенных признаний, Оксана не могла сдержать в себе пыл порочной страсти, что охватил прочными путами её рассудок.

— Тогда можно я буду тебя называть — продолжая держать ладонями, лицо Оксаны, говорил Нечаев, смотрел в её глаза и не понимал кто перед ним — Оксаной?!

— Дорогой — лаской пленительного голоса ответила Оксана, была безмерно рада тому, как Нечаев сгорал по любви о ней — Я буду, рада тому, как ты будешь меня называть, продолжая при этом желать меня

— Спасибо Анна — смутил он ответом Оксану — Ты удивительная женщина, я знал, что ты поймешь мои чувства к Оксане Владимировне

«Как же мне хочется сказать ему что это и есть я, но я боюсь, это испортит всю страсть, что начинает разжигаться перед нами», предположила Оксана, лучше оставить это в секрете.

Оголяя торс мужчины, Оксана начала его жарко целовать губами, смачно оставляя на его пылкой коже алые покровы губной помады. Опускаясь всю ниже, Оксана терзала тело самца трением ладоней по его плоти, спуская ниже одеяло, что скрывало его достоинство. Обвивая пальцами крепкий стебель самца, Оксана, выражая хищную сексуальную похоть, оголила его пульсирующую мокрую головку, заметив, как его гениталии желали вкусить прелесть её алых губ.

Вытаскивая медленно язык из алых пылких жаром любви губ, Оксана коснулась трепетным терзанием головки мужского пениса, встав над его телом выгнув спину кошкой, покорно смотрела в глаза самца. Забавляясь тому, как мужчина получал удовольствие, от скольжения кончика языка Оксаны по его головке пениса, она игриво смочила его пульсирующую поверхность слюной. Аккуратно раскрывая алые губы, Оксана, наблюдая за реакцией мужчины, коснулась алой прелестью губ головки его члена. Смачно начиная её обсасывать, Оксана продолжала смотреть на своего кавалера искушенным взглядом. После чего медленно начиная скользить губами по стеблю пениса мужчины, Оксана была безумно рада тому, как пленила к себе расположение Нечаева.

— Анна ты просто потрясающе это делаешь — выразил похвалу Нечаев, смутив Оксану этим именем, заставляя скользким движением губ, покинуть член мужчины обитель её рта

— Мы же кажется договорились

Ухмыльнулась Оксана, заползая хищной кошкой на тело мужчины, она желала, чтобы она овладел всем её телом и разумом.

— Что ты будешь называть меня Оксаной

Прислонившись всем своим телом к телу мужчины, Оксана чувствовала пылкий трепет его страждущего дыхания, что всей своей порочностью желал её так же.

— Прости дорогой — прикусывая краешек губы, чарующей лаской аккордом секса говорила Оксана, касаясь пламенных губ самца — Я просто хочу уважать твои чувства и буду такой, какой ты скажешь

— Анна — сгорая в агонии порочного желания, мужчина обвил руки Оксаны, схватившись за предплечья, ловко перевернул её на спину, сам оказался сверху

— Оксана — выразительно Оксана посмотрела в глаза Нечаеву, повторив еще раз своё требование

— Я люблю тебя Оксана — коснувшись пальцами подбородка Оксаны, нежным шепотом выразил впечатление Нечаев, прикоснувшись головкой крепкого члена к её горячим половым губам

— Повтори это еще раз

Потребовала Оксана, раскрывая лазурную голубую красоту, подобно топазу красоту глаз, ощущая при этом, как головка пениса самца чуть надавила на половые губы, принуждая их раскрыться.

— Я хочу это услышать вновь — подобно воли королевы вынуждала Оксана повторить желанные для неё слова

— Я…. — говорил он, медленно всовывая член в Оксану, крепость которого была подобно раскалённому нефриту, что жаром плотской любви обжигал по мере трения по её половым губам

— М…… — прикусывая краешек губы, простонала Оксана, вцепившись когтями в простынь под собой, что словно пламя необузданной любви обжигала спину, собирая её буграми, она скрестив ноги за спиной самца — Я же не кусаюсь, скажи это мне под ухо шепотом

— Я люблю тебя Оксана — столь сильным завораживающим слух шепотом произнёс Нечаев под ухо Оксане желанные слова, что от выразительного аккорда она испытала сразу же мгновенный оргазм по мере проникновения в неё члена мужчины — И всегда буду любить только тебя одну

Водоворот бурных чувств, потоком необузданной силы прокатился по сознанию Оксаны, принуждая её выплеснуть из себя всю накопленную мощь на член мужчины, что проникал в неё, неистовой крепостью, растягивая стенки её влагалища. Жар подобно пламени охватывал всю тело Оксаны, когда она извивалась под телом мужчины, чувствую всю теплоту, исходящую от тела самца, поры на её коже раскрывались, выпуская обильно пот, пропитывая постель его заурядным ароматом розы. Чувства были на пределе, взгляды Оксаны и Нечаева сошлись воедино, хоть и мужчина и не понимал что происходит, никто не хотел прерывать трепетность порыва дыхания сексуальных стонов этого пылкого момента. Обвивая бёдра Оксаны крепкими мужскими пальцами, мужчина медленно вводил в неё поступательными движениями член, чьё проникновение вынуждало её метаться дикой кошкой, извиваясь в объятиях порочной любви.

— Ах…. — нежной чувствительностью сексуального тона голоса, стонала Оксана, чувствуя, как зверь подобно неистовству проникал в неё убедительной крепостью

Ритмика таких порочных движений кружила голову Оксаны водоворотом страсти, столь нежное утонченное чувствами проникновение возбуждало с новой естественной силой. Понимая, что сейчас попка находятся на коленях самца, Оксана скрестила за его спиной ноги, поддавшись влиянию его угнетающей сексуальной власти. Кусая от сильного нахлынувшего верха возбуждения чувств, краешек губы, Оксана сгорала в предвкушении сильной порочной любви, что лишала её сил, проникая внутрь снова и снова, терзая стенки влагалища свой прочной настойчивостью. Прижавшись к телу мужчины через какое-то время, Оксана сидела у него на коленях, обвивая руками его крепкие плечи, ощущая жар воздыхания, что трепетом порочного голода исходил от него.

С диким порочным голодом Оксана слилась с губами самца, ощущая как секс, по мере проникновения в неё члена мужчины, лишал её остатка сил. Страсть всё продолжала расти в теле Оксаны, принуждая её к порочному влиянию необузданной стихии порока. Играя бёдрами, строптиво и непокорно вырисовывая изгибы собственного тела, Оксана извивалась, находясь сидя на коленях мужчины, чувствуя, как власть его члена покоряет её. Слыша утонченностью аккорда звука, трепетное возбуждённое дыхание мужчины, Оксана не могла сдержать в себе всю власть, что подобно прорвавшейся дамбе сочилась из неё потоком неудержимой силы.

— Ах…. — издавая насыщенный сексуальной нотой стон, Оксана откинулась, отпрянув от тела мужчины, падая спиной на простыню постели, что пропиталась потом и жаром порочной страсти

— Ты так прекрасна

Признался Нечаев, расположившись рядом с изнывающим в стонах телом Оксаны, что лежала, задыхаясь собственными стонами, хватая воздух на постели, после пережитого оргазма.

— И ты моя — поцеловал он Оксану нежным касанием в губы

— Твоя — издыхая измученным стоном, лишённым остатком сил, ответила Оксана, словно растаяв от пленительного прикосновения губ Нечаева к своим губам

— Тебе принести вина? — поинтересовался Нечаев, положив ладонь на живот Оксаны

— Это было кстати — изнывая в собственных стонах, Оксана, лишившись последнего остатка сил, осталась лежать на постели, когда Нечаев покинул её, укрыв предварительно одеяло

— Я скора вернусь — направляясь по комнате, едва держась сам на ногах, Нечаев в пьяном бреду поднял полотенце, что лежала с краю кровати — Не скучай……

Полумрак этой комнаты озарила блеклая золотистая дорожка света, что просочилась, как только Нечаев открыл дверь. Задержав на мгновение, длящиеся в несколько секунд, свой взгляд на Оксане, мужчина перешагнул порог открытой двери, закрывая её за собой, погружая комнату в царство ночного мрака. Продолжая изнывать в собственных сексуальных стонах, Оксана смотрела некоторое время в потолок, на котором тени качающегося за окном лиственного дерева вырисовывали танец страсти. После продолжительных мучительной нехватки воздуха, Оксана, не имея сил от такой сильной порочной игры, потеряла сознание, так и оставаясь лежать на постели, под покровом зимнего одеяла в постели пропитанной теплотой и стойкой влагой излившейся на неё любви.

 

***

Яркие лучи утреннего солнца стремительно проникали в комнату через промерзшее изморосью стекло, озаряя своей естественной силой комнату. По стенам комнаты всё же играли тенистые оттенки качающегося за окном дерева, тень которого охватывала стены и потолок, вырисовывая строптивые жесты непокорности танца с ветром. Воздух в комнате поразительно сохранял стойкость древесного, природного аромата, полностью исключая из атмосферы любой сторонний запах. Постель, на которой лежала Оксана, пропиталась сказочным теплом, простынь была смята буграми ночной пережитой страсти. Тепло постели и смятой простыни с изумительным вкусом аромата дамасской розы, изумительная непокорность запаха которого принадлежала коллекции «Rose Sauvage», искушающей палитре вкуса духов, которыми пользовалась Оксана.

Звуки сексуальной страсти, вынудили Оксану открыть глаза, имея легкую раздражительность от женских стонов и шлепков во время полового акта. На полу посреди комнаты, среди постеленной одежды и какой-то белой простыни, лежал Нечаев со своей темноволосой спутницей, поддавшись порочной силе любви, они оба отдали себя этому чрезмерно интригующему занятию. Не обращая на Оксану никакого внимания, влюблённая парочка, не переставая ублажала себя радостным увлечением в объятиях порочных оков и сладострастия поцелуя.

«Сука ты Нечаев, после того что произошло прошлой ночью, ты всё еще предпочитаешь эту блядь нежели чем ублажать и радовать меня, свою истинную королеву», нахмурила Оксана недовольно губки, обращая внимание на секс влюблённой пары на полу.

Продолжая лежать так некоторое время, Оксана, ощущая жар по всему телу, скинула с себя объятия одеяла, которым она была накрыто. Обращая внимание на тумбу, что стояла рядом с кровью, Оксана заметила там свой телефон, который случайно забыла его внизу в гостиной на первом этаже. По полу комнаты были разбросаны вещи и полотенца, в пылу охватившей разум страсти, влюблённая парочка не смогла даже соорудить себе нормальное постельное ложе, поддавшись утехи на полу в безобразной скиданной куче вещей. Порочные стоны и ритмика движений, которых возбуждала частотой меняющегося такта.

— Обязательно этим заниматься на полу — тихо Оксана, повернувшись на живот в расправленной постели — Будто другого места не нашли

Некоторое время Оксана лежала в постели, не желая помешать объятиям порочной силы любви, Нечаева и его спутницы, которые устроились на полу. После чего, Оксана, поднявшись, спустила ноги с кровати, касаясь теплого деревянного пола голыми ступнями. Вставая с постели, выразила красоту упругих ягодиц и изящную формы груди, что сказочно смотрела в отражение зеркала.

— Майор Нечаев — подошла Оксана, покачивая бёдрами к Нечаеву, что ублажал свою девушку в объятиях порочной любви — Я вам не мешаю?! — прошептала она под ухом

— Орлова? — неожиданно быстро отпрянул он от брюнетки

— Вы меня разбудили своими — указала Оксана игриво указательным пальцем на гениталии мужчины — И очень сильно огорчили тем, что мне пришлось увидеть, но вы понимаете, о чем я

— Ты же меня уверял, что твой друг еще спит — возмущённо брюнетка высказала своё мнение, выползая из-под тела лежащим на ней мужчины — Да и какое тебе вообще дело до того, чем мы тут занимаемся?

«Какая же ты сука после этого Нечаев, мне такие слова говорил ночью, а сама трахаешь эту потаскуху», подумала про себя Оксана, в тот момент, когда Нечаев и его девушка так на неё выразительно и вдумчиво смотрели.

— Мне?! — ответила Оксана, немного помедлив с ответом — Да если честно никакого

— Тогда, если ты не возражаешь — заявила брюнетка, проводя пальцем по груди Нечаева — Не могла бы ты нас оставить тут одних, спустись вниз, выпей вина и сходи к девчонкам в сауну

— Вообще-то, если ты не против — возразила Оксана, стараясь сохранять хладнокровие играющих в ней эмоций ревности, что раздирали её душу как кошки когтями — Я бы хотела поговорить с майором с глазу на глаз, он ведь всё-таки обещал отвезти меня в больницу к вашей сотруднице

Выразительным голубым, подобно камню топаза взглядом посмотрела Оксана на Нечаева, выказывая в мимике лица раздражение и неутолимое чувство ревности.

— Вы ведь помните Нечаев — пояснила Оксана, оставаясь стоять над влюблённой парочкой, положила ладонь теплой руки на выставленное бедро — О чём мы с вами договорились?

— Анна оставь нас — распорядился Нечаев весьма суровым голосом, чувствуя при этом выразительную неуверенность и растерянность в том неловком случае

— Серёжа?! — возмутившись, брюнетка хотела оспорить мнение своего кавалера

— Я сказал, оставь нас — повторил Нечаев своё требование, еще больше выказывая недовольство

— Да, пожалуйста — фыркнула она недовольно, посмотрев выражая ненависть на Оксану, медленно вставая с пола — Развлекайся со своим так называемым другом, да кого ты обманываешь Нечаев, она тебе больше чем друг

— Это всё

Спокойным, но всё же едва сдерживающим темпераментом голоса, пояснил Нечаев, после того как его любовница с грохотом захлопнула за собой дверь, покидая комнату, оставляя их одних.

— Очень некрасиво получилось — говорил Нечаев, оставаясь сидеть на полу

— О…. я согласна с вами — выказывая возмущение, ответила Оксана, поджав от обиды губу, выказывая ранимую влагу слёз на лазурных голубых глазах — Это просто пиздец как некрасиво

— Послушайте Орлова — уверял Нечаев, вставая с пола

— Орлова?! — демонстрируя недовольство, сразу же ответила Оксана — Прошлой ночью вы называли меня по имени, когда трахали, говорили что безумно любите меня и только меня

— Я понимаю — пытаясь найти себе оправдания, ответил Нечаев — Я был пьян и сначала не понял кто со мной, я думал, это была Анна….

— Вы просили называть меня моим именем

Соглашаясь с такой идей, пояснила Оксана, выказывая влагу ранимых слёз, что текущей сочной стихией стекали с глаз, обжигая щёку, завораживающей силой скольжения.

— Вы трахали меня — повысив тон голоса, говорила Оксана — И просили называть меня Оксаной, говорили, что любите меня и только меня одну….

— Я знаю Орлова — довольно холодно ответил Нечаев, задев тем самым чувства Оксаны

— Хватит!

Не сдержала Оксана эмоции при себе, влепила ему крепкую жгучую пощечину, чувствуя обиду и дикую душевную боль после того как этот мужчина этим утром растоптал её чувства.

— Я устала от вашей лжи

Прокричала Оксана, выражая приступ ненависти, ярость в мимике лица, продолжая при этом со злобой, терзающей любовной мукой смотреть в глаза этому мужчине.

— Скажите мне хоть раз правду — продолжала кричать Оксана на него, требуя немедленного ответа, потирая ладонь руки, которой обожглась во время пощечину о щеку мужчины — Будьте, в конце-то концов, уже мужчиной, мне уже заебала ваша ложь

— Мы же с вами условились быть друзьями — уверял Нечаев, потирая щеку после ранимого удара пощечину от ладони Оксаны — И после этого вы выказываете ревность

— Друзья не трахаются вместе — оспаривая мнение мужчины, говорила Оксана, едва сдерживая порыв сексуальной ревности, что охватил её сознание — Друзья не говорят друг другу, как сильно они любят друг друга, что не представляют своё ебаное существование без него

— Я был пьян Орлова, что вы от меня хотите?! — прокричал в ответ Нечаев, пытаясь найти себе оправдания — Вы просто вчера воспользовались положением

— Воспользовалась положением?! — прокричала Оксана, не сдержав при себе эмоций, как мужчина этими словами унизил её чувства, влепила со всей силы ему еще одну пощечину

— Да хватит уже — высказывая ненависть, ответил Нечаев, потирая щеку, по которой пришёлся удар, выказывая перед Оксаной осознание своей ошибки

— Хватит?! — вопросительно и с тем же порывом возмущение, посмотрела Оксана на него, когда слёзы неконтролируемой волей потока стекали с её глаз, обжигая щеку — Я только начала

— Чего вы от меня хотите?! — спросил Нечаев с опаской получить от Оксаны еще одну пощечину

— Что если бы вы меня застали, как я трахалась с другим мужиком?! — поинтересовалась Оксана, терзая сознание чувством неутолимого любопытства

— О… чем вы? — не понял вопроса Нечаев

— Как бы вы отреагировали — пояснила Оксана — Если бы узнали, что я потрахалась с одним из ваших коллег вчера

— Но вы ведь, так не сделали?! — выказывая ревность и чувство привязанности, спросил Нечаев

«Как же хочется сказать, что мне очень хотелось устроить оргию с двумя, нет с тремя его офицерами, я но, по крайней мере, испытываю к себе чувство уважения», продолжая выказывать невинность в глазах, размышляла Оксана, продолжая смотреть на Нечаева презирая его.

— Нет, я так не сделала — ответила Оксана, вздохнула, переводя дух — Я верна только вам и хочу заниматься любовью только исключительно с вами, мне больше никто не нужен

— Это ваш телефон там вот звонит? — спросил Нечаев сразу же, как звук мобильного телефона, прервал их ссору

— Это не имеет значения — возразила Оксана, отстаивая свою позицию — До тех пор, пока вы мне не ответите?

— Вдруг это из больницы?! — выказывая волнение, предположил Нечаев — Что если состояние Насти ухудшилось?

— Моё блядь состояние ухудшилось — возразила Оксана, не придавая значения входящему вызову на сотовый телефон — Ответьте мне сейчас же

— Что вам ответить?! — повторил свой вопрос Нечаев

— Вы любите меня? — поинтересовалась Оксана, раскрывая голубую красоту глаз в полную силу, выражая очертанием скул, невинность во всей в этой ссоре — Вы хотите, чтобы я была вашей и только вашей белокурой королевой?

— Но там же телефон…..

— Мне плевать сейчас на телефон — заявила Оксана, гордо поднимая подбородок к верху — Я хочу знать, я для вас хоть что-то значу?

— Да я люблю вас Орлова — ответил, явно выказывая волнение Нечаев — Теперь возьмите, пожалуйста, телефон, вдруг это из больницы

«Хм…. а какого еще ответа я ожидала от него услышать, для начала меня и этот устроит, пускай даже хоть и он обращается ко мне до сих пор по фамилии», подумала про себя Оксана, состроив в ответ, милую улыбку.

— Ладно, я возьму трубку — ухмыльнулась Оксана, чтобы скрасить напряжение неловкого момента подошла к мужчине, положив руки к нему на плечи, чуть коснулась его жарких губ своими

— Что это сейчас было? — не понял намёка Нечаев, спросил он, удивлённо посмотрев на Оксану, что умело, вырисовывала перед ним застенчивость, играя с его чувствами, как хищная кошка

— Меня порадовал ваш ответ — продолжая сохранять красоту улыбки, ответила Оксана — Но когда я решу дело с вашей подчинённой, я сама лично назначу дату, нашей с вами, свадьбы

— Свадьбы?! — был поражен таким резким доводом Нечаев

— Да майор свадьбы — убедительно пояснила Оксана, отошла от него на несколько шагов обернулась, встав боков, положила ладонь на выставленное бедро — А теперь, если вам не трудно, оставьте меня одну, я хочу поговорить процедуру дальней диагностики с моей коллегой

— Да-да конечно — поспешно Нечаев направился к выходу из комнаты

— Вот и славно — направляясь к тумбе, где разрывался в такте динамического ритма вибрации, сотовый телефон Оксаны

— Оксана Владимировна?!

Услышала Оксана, возмущенный голос Валентины, после того как взяв телефон, провела подушечкой большого пальца по его сенсору принимая входящий вызов.

— Вы не слишком-то спешили ответить — продолжая высказывать недовольства, говорила Валентина, напряженным тоном голоса

— Анализ на самые известные яды, не дал результатов — пояснила Валентина — Только зря потратили реагенты, Тихонов в ярости если честно

— Ему-то что злиться? — нахмурила губки, Оксана подошла к постели, согнув ногу выразительной эластичностью бёдер в колено, наступила на кровать, ощущая теплоту пронзающей материи

— Если ваши друзья из полиции, что изъяли бутылку вина — говорила рассудительно Валентина, весьма поспешной интонацией — Смогут предположить что за там яд, из той бутылки, то мы сразу же сможем начать лечение

— Это не яд — возразила Оксана, располагаясь на постели — Я думаю, что у девочки, кора головного мозга словно покрыта форпостами вражеских опухолей, что разрастаясь, проводят новый захват территории, постепенно блокируя функции мозга

— Если это рак — уверяла Валентина, высказывая своё предположение — Тогда ей нужно срочно в онкологический центр, здесь мы ей ничем не сможем помочь

— Что показал анализ крови? — поинтересовалась Оксана, не придавая никакого значения, жалобным словам Валентины

— Анализ крови? — выражая удивление, спросила Валентина

— Ты ведь умная девочка Валюша — рассуждала Оксана, теша себя нежностью в постели располагаясь на ней спиной — Ты ведь знала, что если анализ на яды в крови девушки не даст результатов, ты сама лично проведешь биохимию крови

Биохимический анализ крови, показал увеличение СОЭ 22 мм/ч, так же увеличение числа эозинофилов 9%, холестерин 7 ммоль/л, значительно отклонялся выше нормы. Коагулограмма крови выявила, что все активные факторы, отвечающие за свертываемость крови, были, в процентном содержании, значительно выше.

— Типичная реакция организма на стороннее проникновение среды извне

Предположила Оксана, после того, как внимательно выслушала доклад от Валентины, согнув ногу в колено, подняла её над головой, ласкаясь в теплой постели.

— Организм пытается бороться — рассуждала Оксана — Выдвигая танки, тяжелую механизированную пехоту, чтобы сломить сопротивления врага, но иммунная система в нашей жизни устроена так, что у организма человека не хватит сил противостоять повстанцам, оккупировавшим мозг этой девушки

— У нас нет нейрохирурга — возразила Валентина, понимая, к чему клонит Оксана — Мы не можем проводить такого рода операции, мы просто потеряем её на операционном столе

— Но мы можем провести КТ — уверяла Оксана, утопая головой в мягкой подушке — Это поможет нам выявить локализацию фортификаций этого врага и в конце-концов, есть много объяснений на тему опухолей головного мозга

— Да как ваша сифилитическая гумма да?! — предположила Валентина, сразу же подхватывая мысли Оксаны

— Можно и так назвать — смутилась Оксана, вспоминая случай с Королёвым

«Догадливая рыжая сука», повела недовольно губками Оксана, оставаясь при этом лежать в теплой постели, продолжая смотреть в потолок.

— Ладно, послушай — привстала с кровати, отрываясь от подушки, заявила Оксана — Подготовь должным образом нашу пациентку к КТ

— Я думаю, это не составит труда — согласилась Валентина

— Тогда я выезжаю — ответила Оксана, спуская ноги с постели, касаясь ступнями теплого деревянного пола

— Вы даже не спросили — возмутилась Валентина, выказывая недовольство — Как я себя чувствую

— А что с тобой что-то тоже случилось? — поинтересовалась Оксана, вставая с постели, выказывая эластичные формы сочного обнаженного тела

— Я не спала всю ночь — продолжала недовольно говорить Валентина — Проводила ваш анализ на яды, если бы только у меня была та бутылка с вином, которую вы отдали полиции

— Я отдала?!

Не согласилась с таким утверждением, возразила Оксана, остановилась, нагнувшись напротив зеркала комода, обувая на ноги черные, лежащие на полу, туфли.

— По-моему, меня тут

Пояснила Оксана прошла по комнате, стукая каблуками черных туфель, покачивая выразительно в каждом шаге оголённой красотой эластичных бёдер.

— Даже и не спрашивали — говорила Оксана с ухмылкой на губах, забавляясь над раздражительностью, своей собеседницы

— Вы могли повлиять на это — утверждала Валентина, оспаривая мнение Оксаны

— Как?! — поинтересовалась Оксана, когда подошла к закрытой двери, касаясь пальцами её теплой металлической, блестящей ручки

— Имея в руках яд — рассуждала Валентина — Я бы быстро провела анализ и уточнила с достаточной точностью его

— А что если это не яд — возразила Оксана, сняла с вешалки у входа белое махровое полотенце, прижав его плотно к груди, открыла дверь, держа другой рукой, телефон возле уха

— Тогда у неё нет шансов — предположила Валентина — Судя потому, что я видела и то какие симптомы вы описали, то рак близок к последней стадии, даю ей несколько месяцев

— Вот как?! — ухмыльнулась Оксана, вышла в коридор, ощущая легкую знойную прохладу воздуха, которая скопилась в этом помещение за ночь

Лучи восходящего солнца, ярым потоком света проникали через окно в коридоре, освещая лишь часть этого помещения, пока другая его половина была заполнена качающейся тенью, растущего за окном дерева. Игра света и теней в этом помещении коридора, второго этажа, выдала больше интригу страсти, изысканные оттенки света при попадании на брус, из которого были сделаны стены этого дома, как бы подсвечивали его. Легкая обворожительная прохлада обдала необузданной силой потока тело Оксаны, когда она прошла по коридору, подошла к лестнице, что вела на первый этаж. В доме была умиротворённая тишина, лишь с улицы за окном было слышно, как свистел ветер, раскачивая деревья, что щекотали пышными лиственными ветками, брус дома. На первом этаже, было слышно, как кто-то спорил, весьма тихой интонацией голоса. Мощные перила деревянной лестницы, украшало чье-то белое полотенце, пропитанно искушающим ароматом лаванды в сочетании с жасмином. В воздухе чувствовался легкий древесный запах, пропитанный влагой и обворожительным теплом, подобно, как в сауне.

— Пока рано что-то выяснять

Оспорила Оксана такую точку зрения, спустившись в предбанник гостевой комнаты, заметила Нечаева, что стоял у окна, одевая на себя, белую рубашку

— Но я думаю — ухмыльнулась Оксана, заметив поначалу его могучий торс без покрова белой шелковой материи, что подобно парусу, облегало тело этого голиафа — Что КТ прояснит нам всю ситуацию — подобная нагота мужского тела Нечаева, возбудила порочную силу голода

«Блядь как же всё-таки этот Нечаев красив, я прям начинаю течь, видя его обнаженное сексуальное тело», размышляла Оксана, спускаясь по ступенькам, снизошла на первый этаж, выразительным голубым искушенным взглядом смотрела в сторону окна, где стоял Нечаев.

В гостиной, где одевался Нечаев, встав у окна, остался так и неубранный накрытый стол, после вчерашнего застолья. Из закрытой двери, что вела в сауну, слышался женский смех и чей-то столь не разборчивый пьяный голос, принадлежащий какой-то из девиц служащей в полиции. На деревянной лавочке лежали чьи-то женские черные кружевные черные трусики, такого же фасона покрова лежал на краю деревянного стола бюстгальтер. Половина бокалов, что была оставлена из всей массы посуды с содержащимися на ней продуктами, содержали на своём гладком стекле прелесть смачного оттенка помады, смеси алого и розового. Дверь сауны, когда спускалась Оксана по ступенькам лестницы, медленно открылась и под смех женской пьяной речи из сауны, выпуская пар наружу, вышли две девицы. Тела девушек были укутаны объятием белого полотенца, а их бархатистая кожа, капли влаги, которые в сочетании пота и воды пленительно стекали вниз, имели розоватый оттенок. Их пьяный смех, как и пошатывающаяся походка, после бурной будоражащей ночи страсти, выказала больше отвращение в глазах Оксаны, чем любезности их видеть.

— Вон смотри подружка Нечаева идёт — снизив тон голоса, прошептала рыжеволосая девушка под ухо белокурой девице, когда они подошли к ступенькам лестницы, по которым спускалась Оксана

— Да мы вчера с ней неплохо развлеклись в сауне

Говорила кашемировая девица, таким же шепотным тоном речи, своей подруге, застенчиво состроив глазке Оксане, когда она спустилась, прошла мимо них, не обращая на них внимания.

— Она такая горячая штучка — похотливо начиная откровенничать, продолжила рассказывать шатенка, когда прошла мимо Оксаны, шепотом рассказывала под ухо рыженькой красотке

«Просто какие-то пьяные бляди, не стоит придавать этому никакого значения, хотя и не спорю, в сауне мне было с этой белокурой сукой хорошо», размышляла Оксана, когда прошла мимо пьяных девиц, спустившись со ступенек, снизошла в гостевую комнату.

— Если это опухоль — уверяла Валентина, пытаясь придать убедительность своим словам — Мы не сможем её удалить, по крайней мере, не у нас в больнице, нужен серьёзный онкологический центр

— Мы удаляли кисты у нас в больнице — возразила Оксана, разговаривая шепотом, начиная дышать учащенно, продолжая смотреть на спину стоящего у окна мужчины

— Вы кардиохирург — пояснила Валентина, уверенным твердым голосом — Но никак не нейрохирург, у вас нет такой специфики

— Кто сказал, что это именно буду делать я?! — поинтересовалась Оксана, прикрывая телом другой рукой, прошла по гостевой комнате, стараясь не привлекать к себе внимание Нечаева

— У вас есть кто-то — говорила Валентина с усмешкой в голосе — Кто сможет провести операцию на головном мозге, удалив опухоль хирургически?

— Я знаю, как ты мне не доверяешь

Говорила шепотом Оксана, ускоряя шаг, направляясь к выходу, стукала каблуками по деревянному полу, вынуждая Нечаева обернуться.

— Я тебе перезвоню — смутившись внимательного взгляда мужчины, Оксана скинула быстро телефонный разговор, положив телефон на тумбу у входа в прихожую — Майор, хм…… я вас тут совсем не ожидала увидеть

— Оксана Владимировна — удивился Нечаев, застегивая пуговицы белой надетой на нём рубашки, что отлично сочеталась с его джинсами — Не хотел вас тревожить

— Вы и не потревожили — ответила, мило улыбаясь, Оксана, оставаясь стоять у входа в гостевую комнату — Просто я уже закончила разговор с коллегой

— Что-нибудь известно о Насте? — выказывая волнение, поинтересовался Нечаев, пронизывающим любопытством взгляда посмотрел на Оксану, как она, сжав полотенце в руке, прижала его к груди

— Только то

Пояснила Оксана, обворачивая полотенцем, взявшись за его грань обеими руками всё своё обнаженное тело, сковывая жаркую пылающую огнём похоти объятиями оков нежной ткани.

— Что пока её состояние стабильно — уверяла Оксана, забавляясь с каким искушением мужчина, которого она желала, смотрит на неё — Но это ненадолго

— Почему? — продолжая строить интригу в разговоре, Нечаев, пытался не выдавать своего пылкого рвения к Оксане — Ей что-то угрожает

— От места локализации опухоли и по мере её разрастания — говорила Оксана, опираясь бёдрами на каркас арочного входа в гостевую комнату — Симптомы могут проявить себя фатальным образом для неё

— Понимаю — уверял Нечаев, опустив голову, стараясь не смотреть на гордый самовлюблённый взгляд лазурных голубых глаз Оксаны

— Что показал анализ изъятой бутылки вина? — поинтересовалась Оксана, чувствуя как огонь пылкого сексуального желания, охватил её разум, испепеляя властью похоти

— Я не могу пока вам сказать ничего — уверял Нечаев, ловко увиливая от ответа

— Это еще почему? — была возмущена Оксана подобной скрытностью эмоций со стороны своего собеседника — Ваша девушка там умирает и моё самое явное предположение, либо это ваш яд, что в бутылке, либо опухоль что по мере разрастания задавит её весь мозг

— Ответ еще не пришёл из лаборатории — шепотом, снизив тон голоса достаточно низко, направляясь к Оксане, пояснил Нечаев — Я не могу пока всем тут говорить, что у Насти рак, понимаете, люди слишком резко реагируют на некоторую суть вещей

— Даже если это угрожает им их жизнью?!

Удивилась Оксана, замечая в мимике лица взаимную симпатию, спросила она, наблюдая за мужчиной, что словно лев, хищной походкой, направлялся к ней.

— Просто скажите мне, когда анализ будет готов — уверяла Оксана, продолжая искушать собеседника прелестью пленяющего лазурной красотой голубого взгляда, безупречных глаз

— Не думаю, что это мог быть яд — согласился Нечаев, вошёл следом за Оксаной в прихожую

— Странно — ухмыльнулась Оксана, обращая внимание, как мужчина внимательно смотрит на то, как она эффектно покачивала бёдрами — Вы стали уже со мной соглашаться

— Просто уж слишком часто, вы Орлова — уверял Нечаев, подошёл вместе с Оксаной к вешалке с одеждой гардеробного шкафа с крючками — Оказываетесь правы

— Уже хорошо — хотела Оксана коснуться черных кружевных трусиков, что висели поверх её черного платья — Что вы…..

— Я просто хочу вам помочь — уверял Нечаев в ответ на возражение Оксаны, коснувшись её руки, когда она взялась за трусики — Вы ведь позволите?

— Вы спятили! — рассмеялась Оксана тихим смехом, прикрывая кончиками пальцев губы

— Просто хочу за вами поухаживать — пояснил Нечаев, предварительно оглянулся и посмотрел через арочный вход в гостиную, после чего присев на одно колено перед Оксаной — Вы ведь, кажется, хотели выйти за меня замуж

— Оу…. даже так — согнув одну ногу в колено, Оксана переступила через трусики, после чего согнув так же другую переступила, позволяя рукам мужчины, надеть на себя нижнее белье

— Вы ведь хотите стать моей белокурой королевой?! — столь же пленительным шепотом говорил Нечаев, держась за резинку трусиков Оксаны, завораживающим трением скользил по её бёдрам

— Я всегда….. — раскрыла Оксана алые губы, предвкушая тонкость момента, как теплые, обворожительные мужские руки, держась за резинку трусиков, проникла за грань её полотенца

— Не понимаю, конечно, каким чудом мне так повезло — откровенничал шепотом Нечаев, аккуратно закрепляя резинку черных трусиков на талии Оксаны, после чего убрал руки

— Потому что я — коснувшись пальцами одной руки подбородка Нечаева, поднимая его взгляд на себя, лаской упоительного нежного шепота, ответила Оксана — Я выбрала вас, вы теперь просто обязаны стать моим

— Вы ведь помните наш уговор?

Возразил Нечаев, вставая с колен, коснулся лица Оксаны нежными теплыми ладонями обеих рук, посмотрел в её полные жаждой искушения глаза.

— Сначала уточните диагноз Анастасии Смирновой — повторил условия Нечаев, продолжая при этом взаимной страстью смотреть в глаза Оксане

«Ну и сука же ты после этого Нечаев, ничего я придумаю, как тебе отомстить, ты у меня блядь на коленях будешь возле меня ползать», размышляла Оксана в тот момент, когда её сознание, раздирало злостью от наглости Нечаева.

— Ах… вот значит как — отпрянула Оксана от Нечаева, возмутившись что он выдвигает ей требования — Тогда после того, как я решу вашу задачу, я буду выдвигать вам требования, которые вы просто обязаны будите для меня исполнить

— О…. поверьте, Орлова! — заверил Нечаев, снимая черное короткое платье с крючка, обернулся в тот момент, когда Оксана коснулась его руки — Я выполню ваше требование

— Я вам верю — возразила Оксана, вцепившись когтями, одной руки в материю черного платья, прикусывая от волнения краешек губы — А теперь оставьте меня

— Оставить вас? — удивился Нечаев

— Вы ведь пока ней муж — заявила Оксана, повесив платье на согнутую в локоть руку, другой рукой коснулась края полотенца, что скрывал в оковах, сочную грудь — Так что будьте так добры, больше не смотреть на меня голой, пока им не станете

— Вот как?! — был поражен таким заявлением Нечаев, отошёл на шаг от Оксаны, когда она подобно дикой королевской кобры на него смотрела

— Да вот так — повторила убедительно Оксана своё требование, повернувшись к собеседнику спиной — И если вы уж трахаете девок, тогда и я имею право заниматься сексом с тем, с кем сама захочу — обернувшись, состроив выразительный злобный оскал, пояснила она

— Я думаю, я что-нибудь для вас решу — уверял Нечаев, явно выдавая себя перед Оксаной, после такого заявления с её стороны в качестве ревнивца

— Да уж блядь постарайтесь

Грязно выругалась Оксана, разворачивая полотенце на груди одной рукой, позволяя его нежной махровой материи завораживающим трением скользить по её телу.

— А то, кто знает, когда и с кем я захочу потрахаться

Злой улыбкой улыбнулась Оксана, обернувшись стоя к Нечаеву спиной, одевая на себя, черное платье, материя шифона которого так пленительно, лаской трения прошлась по её коже.

— И это не обязательно должна быть женщина — специально вынуждая Нечаева на ревность, говорила Оксана, встав напротив зеркала в прихожей, расправляла одетое платье на бёдрах

— Умеете вы Орлова зацепить за живое — в голосе Нечаева было хорошо слышно, как его выворачивало от переполняемой ревности

— Как же иногда просто приятно знать — ухмыльнулась Оксана, сняв с крючка гардеробного шкафа белую шубку — Что я вам не безразлична — одевая её на себя, говорила она, сохраняя прелесть коварной улыбки

— Разве вам не нужно? — пояснил Нечаев, указывая на лицо пальцем

— Приведу себя в порядок в машине — заверила Оксана, обращая внимание, на то, как смутился Нечаев — О…. поверьте, когда мы с вами подъедем к больнице, я буду выглядеть, как королева

— Да я в этом, не сомневаясь — снял с вешалки коричневую кожаную куртку, согласился с этой мыслью Нечаев

— Еще бы вы в этом сомневались — ухмыльнулась Оксана, повесив сумочку на плечо, одевая на голову пышный белый капюшон

— Ну что можем идти? — спросил Нечаев подошёл к закрытой плотной деревянной двери, от которой веяло будоражащей прохладой зимы

— Я думаю что можем — ответила Оксана, когда Нечаев открыл перед ней дверь, медленно подошла к темному тамбуру, в котором скопился холод зимней стужи

Переступая высокий порог, Оксана вошла в темный тамбур, подошла к закрытой уличной двери, толкая её от себя, взявшись за деревянную гладкую ручку, ощутила пронизывающий холод, что морозным утренним влиянием охватил всё тело объятием воздушных рук. Мелкими крупинками, снег сразу же ударил по лицу, его колкость обжигала холодом кожу лица Оксаны. Легкий ветер, что поднимал снег, кружил его в воздухе, словно в танце танго, обворожительным влиянием проникал за грань белой шубки Оксаны, обволакивая прохладой ноги.

Лес, что окружал деревянные постройки имения Романовых, словно гудел хором естественной природной музыки, аккорд которой завораживал тонким звучанием шелеста. Белоснежная пелена одеяло покрывало покровом снега деревья, крыши домов, машин и колодца, машины, скопившиеся во дворе, были окутаны одеянием покрова снега. Тонким влиянием снег, посыпал каменную плитку, что вела к входу одного из домов, расположив между тропинкой две небольшие кучи сугробов, что были аккуратно убраны еще вчерашним днём. На улице было видно как забавляясь, не взирая на плохую погоду, две девицы, в шубах бросали друг в друга с нег, продолжая при этом весело смеяться. Кто-то из мужчин продолжал жарку барбекю в мангале в центре двора, сдувая собравшийся дым картонкой, другой рукой покрывал сочное запеченное мясо каким-то соусом из бутылки. Двое других мужчин сидели в беседке на деревянной лавочке, взявшись за стопки с водкой, прикрывши красные тела, после сауны мужскими шубами, расслабляясь, беседуя между собой. Воздух был пропитан дымом с мангала, запаха готовящихся там шашлыков разыгрывал аппетит. С трубы дымохода дома, белым клубом валил плотный дым, большие пластиковое окна, стекла которых были покрытым тонким слоем морозной измороси.

— Нечаев, а ты куда Оксану от нас увозишь? — поинтересовался один из мужчин, что стоял у мангала махал картонкой сгонял дым с шашлыков

— Думаю если я останусь — говорила Оксана, направляясь вместе с Нечаевым в черной машине, шептала своему спутнику под ухо — Не о каком КТ для вашей Смирновой сегодня и наверно и завтра не может быть и речи — пояснила она, взявшись нагло этого мужчину под руку

— Я всё понимаю — ответил Нечаев, выражая тихую интонацию голоса — Семёныч нам нужно срочно в больницу, Анастасию проведать, да и Оксана Владимировна назначена её лечащим врачом

— Вот оно как — повёл челюстью полноватый мужчина, поправляя черную шапку на голове — Ну вы тогда не задерживайтесь, езжайте скорее, раз такое дело

— Как же вы мне своей манерой конспирацией нравитесь Нечаев

Выразила собственное мнение Оксана, подошла к черной Ладе Гранта, касаясь её капота кончиками пальцев, стряхнула легонько лежащие крупинки снега на его поверхности.

— Вот прям пиздёж — грубо выразилась Оксана выражая красоту улыбки, очертанием прекрасных скул — У вас в крови — открыла она переднюю дверь с пассажирской стороны, после того как Нечаев, нажал на кнопку брелка

— Оксана Владимировна — сделала замечание Нечаев, открывая дверь с водительской стороны

— А что я такого сказала? — ухмыльнулась Оксана, поправляя капюшон на голове, аккуратно заползла в салон, располагаясь на переднем пассажирском кресле

— Работа у меня такая Оксана Владимировна — пояснил Нечаев, после того как залез в салон машины, закрыл тут же за собой дверь

— Я это уже поняла — сохраняя красоту улыбки, ответила Оксана, закрывая за собой дверь, прекращая поток бурной будоражащей прохлады, что стремительно проникала внутрь машины

— Да я про ваш язык — выразил мило возмущение Нечаев, вставляя ключ в рулевую колонку, легким поворотом запустил двигатель под черным капотом отечественного автомобиля

— А что с ним не так? — ухмыльнулась Оксана, открывая молнию сумочки, что положила себе на колени, спросила она, не понимая упрёка со стороны Нечаева

— Любите вы сквернословить — поделился впечатлением Нечаев, включая дворники, что легким и плавным движением стряхнули выпавший снег с лобового стекла

— Это я еще не пьяная — продолжая состроить ироничную ухмылку, поделилась впечатлением Оксана, доставая из сумочки помаду

— О…. лучше мне знать — смутился Нечаев, тому, как хитро и весьма кстати ему улыбнулась Оксана, выдвигая кончик помады, провела им по губам, оставляя на них оттенок алой страсти

— Я тебе блядь дам сейчас не знать — вновь грязно выразилась Оксана, состроив возмущение в мимике собственного лица — Ты как мужем моим собираешься быть майор, если не будешь знать меня такой, какая я есть на самом деле

— Давайте не будем загадывать — дождавшись пока температура двигателя достигла нормы, Нечаев выжал сцепление, включил первую передачу — Всякое может случиться

— Не для вас — возразила Оксана — Вы куда собрались, машина ведь не прогрелась

— Она и не успела остыть — уверял Нечаев, выжимая педаль газа, отпуская педаль сцепления, тронул машину с места

— То есть как? — не поняла ответа, Оксана посмотрела, выражая удивление на Нечаева, положив ногу на ногу — Она же всю ночь тут стояла

— Мы с Анной ездили кое-куда ночью — пояснил Нечаев

— Вы с Анной?! — выказывая ревность во взгляде лазурных голубых глаз, Оксана с трудом сдерживала при себе эмоции

«Опять эта сука, похоже, всё сложнее, чем я думала, я быстро устраню её, стряхну её как муху со своего рукава, она не помеха», размышляла Оксана, чувствуя, как сознание раздирает дикая лютая ревность, с которой она сама не могла совладать.

Распознала Оксана этот странный запах, что сразу же напоминал коллекцию духов «L'Air du Temps Nina Ricci», сочетавшие в себе палитру изумительных оттенков, такого вкуса, как ирис, впитавший в себя силу жасмина и бесподобным ароматом розы. На заднем сиденье лежали белые кружевные трусики, впитавшие в себя запаха женского тела.

— Я чего-то не знаю?! — подводя аккуратно помадой губы, спросила Оксана, посмотрела на Нечаева, выказывая недовольства

— Только то, что вам удалось увидеть утром — уверял Нечаев — Разве у вас есть причина, на что еще злиться? — поинтересовался он, поднимая вверх по крутому холму машину, проезжая промеж хвойных деревьев, что качая ветками, стряхивали снег

— Ну, господин Нечаев — возразила Оксана, прикусывая от дикой ревности краешек губы — Для вас лучше, что я не смогла разобраться с делом Смирновой

— Почему еще? — удивился Нечаев, вел круто машину, что от неровной дикой местности и сугробов, машину штормило, подобно кораблю, попавшему в шторм

— Потому что тогда

Заверила Оксана, продолжая смотреть в окно пассажирской двери, в тот момент, когда её нижняя губа дрожала от ненависти, вызванной пороком неконтролируемой ревности. Продолжая смотреть через стекло окна пассажирской двери, Оксана не могла перебороть чувства, что терзали её сознание, после сцены пережитого утра.

 

***

Мелкими хлопьями, кружась в воздухе снег, падал на дорожное покрытие израненной асфальтированной дороги. Лучи дневного солнца рьяно пытались пробиться через пелену падающего снега, насыщая его белизну еще более усиленно ярким отблеском. Всё было укутано зимним одеялом снега, крыши домов, машин, деревья, заборы частных домов, даже крыша крытого деревенского рынка, напротив которого проезжала черная Lada Granta. Рядом с деревенским рынком стоял автомобиль УАЗ полицейской постовой службы, дым из его выхлопной трубы, при работающем двигателе, выходил плотным белым клубом. В такой снежный день, деревенские жители, ходили по улицам, кто-то выгуливал собаку, вольно переходя проезжую часть по пешеходному переходу, большая часть людей была на рынке. Ребятня лепила снеговик, пока пробегающая мимо дворняга, с визгом загоняя кота на деревянный забор, не пронеслась в пучине ярости, разнося снег детской постройки в пыль. Стая голубей поднялась ввысь над крышей крутого рынка, как к ним подбежал какой-то мальчик, пытаясь поймать одного из них, стремительно побежав к месту их своры.

— Нет, всё же — возразила Оксана, аккуратно карандашом завершая силуэт черной подводки глаз, поинтересовалась она — Почему вы не хотите мне открыться, так как спокойно общаетесь со своей Анной?!

— Орлова это не ваше дело — уверял Нечаев, не желая вести беседу, направляя машину к въезду в больничный дворик, значительно снизил скорость, переезжая через лежачий полицейский

— Ах…. вот теперь как — возразила Оксана, нахмурив щедро накрашенные алые губки — Так вот это теперь не моё да?

— Да вот так получается — уверял Нечаев, остановив машину напротив ступенек главного крыльца больницы, на поверхность которых, медленно кружась в воздухе, падал снег

«Ну ты и сука Нечаев, трахнул и думаешь можно так со мной поступать, я тебе не какая-то дешевая блядь, чтобы со мной так можно было обращаться», выражая недовольство, Оксану словно раздирало чувство отверженности с которой к ней относился мужчина.

— Вы что не идёте в больницу?

Удивилась Оксана, в тот момент, когда Нечаев остановил машину напротив крыльца, оставив двигатель в рабочем состоянии, во всём внимании продолжал на неё удивлённо смотреть. За стеклом машины кружился в воздухе снег, плавно падая на стекло и поверхность корпуса автомобиля. Из выхлопной трубы, выходящий угарный газ, белым паром окутывал заднюю часть машины, нависая над ней плотным облаком.

— Она ведь ваша сотрудница — убеждала Оксана, испытывая скрытое желание удержать рядом с собой этого самца — Вам, что до неё никакого нет дела?

— Я просто пока припаркую машину вон там, на стоянке — указал Нечаев взглядом на въезд на стоянку, через который выезжала белая иномарка

«Он просто не может и мгновения побыть без своей Анны, чем только эта сука его приворожила, почему он так на меня внимания не обращает», размышляла Оксана, поджав от дикой раздирающей чувства ревности, нижнюю губу, посмотрела на мужчину, вызывая жалость в глазах.

— И сразу же поднимусь в палату к Насте — придавая убедительность своему голосу, ответил Нечаев, продолжая на Оксану так любознательно, изучающим взглядом смотреть

— Езжайте блядь к своей Анне!

Не сдержав наворачивающую влагу слёз в лазурных, подобно камню топаза глазах, прокричала Оксана в лицо мужчине, испытывая нежелание находиться больше в его окружение.

— Давай валите к ней, она ведь лучше чем я, я ведь просто для вас Орлова — открыла Оксана быстро дверь, впуская поток прохлады зимы в прогретый теплый салон машины

— Оксана Владимировна! — упрекнул Нечаев, успев схватиться за кисть руки Оксаны, когда она хотела поспешно покинуть его автомобиль

— Да блядь что?! — сохраняя высокий тон голоса, прокричала на него Оксана, когда мужчина продолжал держать её за руку

— Иногда не всё бывает правдой — придавая уверенность собственному голосу, рассуждал Нечаев, смотрел в лазурные влажные голубые глаза Оксане — И то, что вы видите, может……

— Хватит — возразила Оксана, пытаясь освободить руку от крепкой мужской хватки — Я уже вдоволь натерпелась вашего вранья, отпустите меня немедленно — продолжала она разговаривать высоким тоном, привлекая к себе внимание спускающихся девушек по ступенькам крыльца

— Ладно-ладно — смутился Нечаев удивлённого взгляда двух девушек, что застыли в ожидании на ступеньках крыльца, наблюдая за ситуацией — Я сейчас остановлю машину вон там на стоянке

— Тогда почему бы нам не прогуляться вместе? — поинтересовалась Оксана, продолжая выказывать недоверие, возмутилась тому, как уклончиво Нечаев вёл беседу

— Потому что вы слишком легко одеты — ответил Нечаев, обращая внимание на то, как была одета Оксана и то, как кожа, цвета спелого персика, быстро на морозе приобрела блеклый вид

«Возможно, феноменально будет, если я сыграю сцену ревности, прямо на глазах людей, я хочу знать, что я не безразлична ему и то, как сильно я ему нужна», убеждала себя Оксана, продолжая смотреть в глаза мужчины, выдала себя коварной улыбкой.

— Ну и вали ты к своей Анне

Прокричала на него Оксана, выхватив из крепкой хватки свою руку, быстро покинула машину, вдыхая прохладу зимнего воздуха, что жутко пронизывало тело холодом.

— Давай катись — продолжала кричать Оксана, не давая сказать своему собеседнику ни слова, резко захлопнула за собой дверь — Уёбок блядь — специально на глазах девушек, что застыли в удивление, закатила сцену ревности

— А я всегда знала, что все мужики козлы — говорила белокурая девушка своей каштановой собеседнице — Вот так можно……

— Да блядь — прошипела Оксана, наступая каблуком черных туфель на покрытую снегом ступеньку, оставляя на неё след от подошвы — Вот так вот можно

— Вы не переживайте — обратилась шатенка к Оксане, когда она стукая звонко каблуками по бетонной поверхности ступенек, выражая специально истерику — Он еще не знает, что может потерять, а когда опомниться, вы уж не сразу его простите, чуть дайте время помучиться

— Я как-нибудь

Возразила Оксана, не желая слушать советы этих девушек, продолжила подниматься по ступенькам, чувствуя, как выкатившая слеза с глаза, обжигала жгучим трением щеку.

— Сама разберусь — выражая независимость, ответила Оксана, поднявшись по ступенькам, взошла на крыльцо, сразу же подошла к закрытым деревянным большим дверям

Чувствуя обворожительную, пронизывающий прохладой холод, Оксана быстро открыла дверь, взявшись за деревянную ручку в форме большого шара, потянула её на себя. Поток приятного теплого воздуха их тепловой завесы рядом с входными дверями тамбура, тут же окутал Оксану прелестью воздушных рук. В этом помещение играла гармония спутанная палитра вкусов жасмина и герани, тонкость изумительных аккордов которых захватившую власть атмосферы запаха напоминала больше женский парфюм. Переступая быстро высокий порог, Оксана при свете светодиодных светильников, стукая каблуками по тамбуру, подошла к другой двери. Потянув за ручку двери, Оксана прищурила чуть глаза от белизны света вестибюля больничного здания.

Белые оттенки стен, тюлей занавесок на пластиковых белых окнах, даже белый мраморный пол, при проникающем дневном свете и ослепительной белизны снега за окном, ярко в светлых тонах освещал столь большую приёмную площадь больницы. В фойе находилось несколько пациентов, что расположились на лавочках в зоне ожидания, да две медсестры, что проходили по помещению, звонко стукая каблуками туфель. Кто-то смотрел телевизионную панель жидкокристаллического телевизора, что свисала на кронштейнах с потолка, молодые парни и девушки что тоже были в холе, не отрываясь от своих телефонов, ерзая пальцами, перелистывая странички открытых на экране интернет сайтов. Уборщица, что тряпкой мыла пол, придавая почти зеркальный оттенок полу, выложенному из мраморных плит. Дежурный врач, что общался с кем-то по телефону, не переставая вести спорную беседу, прошёлся по вестибюлю в сторону массивной лестницы, что вела на второй этаж.

— Оксана Владимировна — послышался голос, Валентины со стороны регистратуры, где собралось несколько пациентов, ожидая своей очереди

Рыжеволосая девушка была одета в белый длинный халат, эффектно скрывающий выраженный под ним силуэт прекрасного тела, белоснежная кожа которого была покрыта прелесть изрядного ряда веснушек. Огненный оттенок волос, что подобно пламени, красиво переливался при свете, подобно строптивой гармонии огню. Изысканный оттенок кашемирового дерева, сразу же насытил гармоничность воздуха, благодаря коллекции «Azzaro Club Women», тонкость запаха которого внушала легкую порочную интригу. За гранью белой материи халата скрывала взывающий порочной страстью голод, кружевной красный бюстгальтер, краешек которого выглядывал при каждом шаге за счет открытого декольте в каждом шаге девушке, когда она прошла по помещению, стукая каблучками красных туфель.

— Вы не спешили то появляться — высказывая возмущение, начала разговор Валентина, когда подошла к Оксане, покачивая шикарной упругой прелестью бёдер

— Возникла небольшая проблемка личного характера — прикусывая краешек губы и вдыхая изысканную страсть парфюма рыжеволосой красотки, ответила Оксана, утаивая от неё взгляд

— Которая как мне кажется, была связана с майором Нечаевым да? — поинтересовалась Валентина, сжимая в раках красную папку, словно хотела о чем-то поговорить

— Что бы там тебе не казалось

Возразила Оксана, стукая каблуками черных туфель по мокрому мраморному полу вестибюля, прошла она к большой лестнице, которая вела на второй этаж.

— Поверь мне — обернулась Оксана, положив руку на бедро, выражая хитрую форму усмешки — К тебе это ну совершенно никакого отношения не имеет

— Тогда может, поговорим о нашей с вами пациентке — хитро сменила тактику ведения разговора Валентина, проследовав следом за Оксаной — Которая как оказывается, служит в полиции

— То кем она работает — возразила Оксана, когда подошла к ступенькам лестницы, наступая на одну из них каблуками черных туфель — Никакого отношения к её болезни не имеет

— А что если её отравили?

Высказывая своё мнение, утверждала Валентина, выражая убедительность, тону собственного голоса, продолжая подниматься следом за Оксаной по ступенькам лестницы.

— Что если пока мы ищем загадочную опухоль — уверяла Валентина, быстро настигнув Оксану, стукая каблучками красных туфель по ступенькам — В это время её убивает какой-то неизвестный нам яд, ведь версию с отравлением пока исключать нельзя

— Бутылка с вином, из которого она пила — оспаривая такую теорию, говорила Оксана, касаясь пальцами массивного деревянного перила лестницы — Находиться у оперативников, если это отравления, я постараюсь сделать так, чтобы мы узнали об этом первыми

— Честно сказать её парень весь на нервах — пояснила Валентина, поднимаясь следом за Оксаной по ступенькам лестницы

— А что её родители? — поинтересовалась Оксана, поднявшись на второй этаж, пропустила к ступенькам лестницы, двух медсестёр, что о чём-то весело смеясь, общались между собой

— Вчера вечером мать приехала из Москвы — ответил Валентина, направляясь следом за Оксаной по коридору из голубых окрашенных, краской стен

— А её отец? — поинтересовалась Оксана, стукая каблуками по линолеуму, направлялась по больничному коридору при свете светодиодных светильников над головой

— Её отец приехал сразу же, как только узнал — рассказывала Валентина, передавая карту пациентки в руки Оксане

Показания наблюдения за пациенткой, выявило усиление головной боли, нарушение речи, расстройство зрения (пятна, мушки, двоение, туман). Онемение конечностей, девушка уже почти утратила чувствительность ног, это означало то, что данная угроза в её организме, начинает прогрессировать. Судорожные припадки не перестали беспокоить пациентку, так же как шум в ушах, приступы тошноты, рвоты, а так же неоднократное обморочное состояние.

— Значит, опухоль начинает развиваться — предположила Оксана, делая вывод из прочитанной карты — В скором времени это может привести к сдавливанию головного мозга

— Почему вы сразу исключаете возможность отравления? — возразила Валентина, оспаривая мнение Оксаны

— Потому что кому и зачем убивать госслужащего — пояснила Оксана, подходя к дверям, входа в стационар — Даже при неисполнении служебных обязанностей

— Но всё же нельзя исключать возможность воздействия яда из целого ряда известных нам симптомов — упорствовала Валентина, продолжая стоять на своём, пропуская Оксану первой войти в отделение

— Ну, хорошо

Уныло вздохнула Оксана, прищурив глаза от яркого проникающего света, лучей солнца через окна в отделении в вестибюле, где был расположен пост дежурной медсестры.

— Назови хотя бы один из них — обернулась Оксана, встав у входа дверей в столовую отделения стационара, пропуская сначала войти туда санитарку, что с кастрюлями вкатила туда тележку

— Ботулотоксин — предположила Валентина

Ботулизм — это серьезное заболевание, приводящее к параличу, вызвано ботулотоксином, которое вырабатывает бактерия Clostridium botulinum. Этот яд вызывает повреждение нервной системы, остановку дыхания и смерть в ужасных муках. Симптомы могут включать тошноту, рвоту, двоение в глазах, слабость лицевых мышц, речевые дефекты, трудности с глотанием и другие. Бактерия может попасть в организм вместе с едой (как правило, плохо консервированные продукты) и через открытые раны.

— Или например тетродотоксин

Этот смертельный яд содержится в органах рыб рода иглобрюхих, из которых готовят известный японский деликатес "фугу". Тетродотоксин сохраняется в коже, печени, кишечнике и других органах, даже после того, как рыба была приготовлена. Этот токсин вызывает паралич, судороги, психическое расстройство и другие симптомы. Смерть наступает в течение 6 часов после попадания яда внутрь. Известно, что каждый год несколько людей погибают от мучительной смерти при отравлении тетродотоксином после потребления фугу.

— Хотя да — согласилась Валентина, заметив возмущенный взгляд на лице Оксаны — Возможно, что прошло достаточно много времени, да и ей всё-таки сделали промывание желудка, возможно яд остался в организме, только в малых недостаточных для смерти дозах

— Умная девочка

Ухмыльнулась Оксана, после того как Валентина тут же поправила себя, допустив нелепую ошибку в дифференциальной диагностике.

— Что-нибудь еще есть, ну хоть что-нибудь, из твоих так называемых ядов, которые могут быть, даже после промывания желудка нашей пациентке

Направляясь дальше по коридору, Оксана прошла напротив поста медсестры, за которым, не обращая внимания на их с Валентиной беседу, продолжала стучать по клавишам клавиатуры компьютера.

— Остаться всё еще в её крови и оказывать влияние на её организм? — поинтересовалась Оксана, вновь остановившись и удивлённым взглядом, посмотрела на Валентину

— Их достаточно, чтобы вы сосредоточили на них своё внимание — уверяла Валентина, придерживаясь своего мнения

— Хорошо

Допустила Оксана такой вариант, после чего вздохнула, понимая, что настойчивую собеседницу так легко не переспоришь.

— А какой из этих твоих ядов, может вызвать опухоль головного мозга — продолжая столь выразительно голубым лазурным взглядом смотреть на Валентину — Которую мы обнаружим, когда проведем КТ головного мозга нашей пациентке

— Она еще не готова к такой сложной процедуре — возразила вновь Валентина, проследовав следом за Оксаной по отделению, проходя между закрытых дверей, медицинских палат — Организм девушки сильно ослаблен

Уверяла Валентина, выражая пикантность, стройной фигуры, эффектно выказывала красоту бёдер, скрытых за белой материей надетого на ней врачебного халата.

— И любого хирургического или иного вмешательства может просто не перенести — пояснила рыжеволосая красотка, когда подошла вместе с Оксаной к закрытой одной из дверей палаты

— Так подготовь её к этой процедуре — прошипела Оксана, чувствуя как эмоции ревности и пережитой скандальной сцены с Нечаевым, стали её докучать — Это твоя работа, так что действуй и не испытывай лишний раз моё терпение

Нажимая пальцами на пластиковую ручку двери, Оксана открыла дверь, другой рукой расстегивала пуговицы белой надетой на ней шубки. Переступая порог открытой двери, Оксана вошла в палату, оставляя за собой дверь открытой. Легкая атмосфера качающегося за окном снегом укатанного тополя, вырисовывала строптивый танец страсти игры света и тени по стенам палаты, окрашенных на половину голубой краской, а после белоснежной побелкой. Голубые длинные шторы, что украшали интерьер пластикового закрытого окна, были слегка задвинуты, пропуская в палату лишь половину дневного света, что стремился попасть через промерзшее изморосью стекло. В палате тихо урчал обеззараживатель воздуха, его вентиляторы тихим шумом, создавали приятную гармонию в этой больничной комнате, быстро растворяя весь сторонний запах в атмосфере помещения.

Девушка, шатенка, которая являлась пациенткой, лежала на кровати, в белой больничной женской сорочке, прикрытая наполовину одеялом. Рядом с её кроватью сидел парень, держа за руку свою возлюбленную, о чем-то шепотом с ней разговаривал. У окна стояла женщина, одетая в черное длинное платье, внешний возраст которой был около сорока пяти лет, расположилась спиной к открытой двери, держа кончики пальцев на подоконнике, женщина с каштановым оттенком волос, что были сплетены в клубок сзади. Мужчина с сединами на висках, был одет в представительский серый, скорее даже пепельного цвета костюм, сидел в кресле, напротив кровати, повернутой спинкой к окну, лицом к входу, положив ногу на ногу, он приободрился, когда открылась входная дверь палаты.

— Оксана Владимировна — обратился сразу же парень, обратив внимание, как Оксана, переступая порог открытой двери, вошла в палату

— Значит, вы и есть тот врач — встал мужчина кресла, вынув платок из кармана своего пиджака, протёр их лысину на лбу — О вас тут достаточно хорошо отзываются

— Достаточно хорошо

Обернулась женщина с весьма недовольным видом, выражение её лица и видные морщины скорее говорили о тяготы душевной раздирающей болью сопереживания за свою дочь, чем о её немолодом возрасте. Черное платье, весьма выразительно сидело на ней, облегая материей шифона, стройный, хорошо сохранивший силуэт тела, что скрывался под его тонкой материей, места даже плотно прилегающей к коже. Декольте v-образной формы, подчеркивало шикарную, весьма взывающую грудь, объём которой завораживал своей упругостью. Осиная талья этой женщины, демонстрировала пикантный изгиб, за счет пояса с блестящей металлической бляшкой, красиво подчеркивал эластичную форму бёдер. Подол черного платья этой гордой женщины, был до пола, скрывая форму скрывавшихся под ним ног, а так же выказывая будто специально высокий каблук её черных туфель.

— Что позволяет себе входить в палату к моей дочери, не раздевшись

Выказывая во взгляде карих глубоко посаженных глаз, неприязнь говорила женщина с каштановым оттенком волос, отошла от окна.

— Выйдите, пожалуйста, отсюда и разденьтесь, а после этого входите в палату — продолжала высказывать недовольства, указала она на открытую дверь, через которую вошла Валентина

— Боюсь это — возразила Оксана, расстегивая пуговицы, прошла по палате, снимая медленно с себя белую шубку, наглым образом передала её в руки Валентины, даже не обернувшись — Я пока не осмотрю вашу дочь, никуда не смогу выйти

— Что же — поджала от обиды нижнюю губу женщина в черном платье, которая являлась, матерью пациентки — Тогда пускай ваша подчинённая вынесет отсюда вашу верхнюю одежду

— Валентина ты слышала — обернулась Оксана, состроив милую выразительную красоты улыбки, благодаря очертанию прекрасных скул — Занеси одежду в мой кабинет

— Вы прошлись в ней по всей больнице, вошли в отделение — демонстрируя несогласие, говорила Валентина, нахмурив розовые, пропитанные помадным блеском губы — А теперь вошли в палату пациентки, я не думаю, что несколько минут нахождения здесь вашей одежды……

— Валентина! — возмутилась Оксана, посчитав это оскорблением со стороны Валентины — Просто сделай то, что тебе говорят

— Ладно, Оксана Владимировна — мимика лица рыжеволосой девушки, словно перекорёжило от переполняемой ненависти — Как скажите — под стук каблуков, красных туфель, Валентина покинула палату пациентки, выражая красивый силуэт скрытых под белым халатом бёдер

— Почему вы исключаете версию с отравление — подошёл к Оксане отец пациентки, протянул правую руку, в знак приветствия — Вполне возможно, что Анастасию, хотят отравить

— Дорогой вы мой — обратилась Оксана, делая акцент, на то, чтобы мужчина представился ей, пожала ему руку

— Александр Викторович — пожимая руку Оксане, представился мужчина, догадавшись намёка молчания и взгляда ожидания голубых, подобно лазури топаза, её глаз

— Так вот Александр Викторович — уверял Оксана, отпуская руку мужчины, прошла по палате, покачивая в каждом шаге, скрытой под тонкой материей шифона упругой красотой бёдер — Если бы вашу дочь хотели бы убить, я так думаю, зная несколько самых опасных ядов, то она бы уже была мертва

— Господи — ужаснулась мать пациентки, заметив холодное и уверенное в себе выражение лица Оксаны, прижала кончики пальцев к собственным губам — Да как вы такое можете вообще говорить

— Мама — возразила пациентка, девушка едва оторвала голу от подушки — Оксана Владимировна права — уверяла она, выказывая страдания утомляемостью

— Ты как будто знаешь — была недовольна замечанием дочери, женщина в черном платье, так удивленно посмотрела на Оксану, когда она подошла к кровати пациентки

— Можно мне вас осмотреть? — поинтересовалась Оксана

— Да-да конечно — привстала, находясь в кровати пациентка, когда её парень придержал за руки, помогая сесть

— И вы не могли бы выйти — предложила Оксана, присаживаясь с краю у пациентки, поправила черное платье на коленях

— Вообще-то я ей мать — возразила темноволосая женщина, встав рядом с кроватью

— Людмила! — видимо не сдержался супруг этой наглой самодовольной женщины — Хватит, позволь врачу работать

— Я тоже подожду в коридоре — ответил парень девушки, отошёл от постели

— Вы можете остаться — тихим шепотом произнесла Оксана

— Нет — возразила пациентка, самокритично выражая упорство — Иди, попей кофе, ты уже и так тут всю ночь со мной сидишь

— Хорошо — покорно, согласился он с убеждением своей девушки — Я буду снаружи

— Это ваш парень — удивилась Оксана, заметив как девушка, что сидела перед ней на кровати, так выразительно на неё посмотрела

— А я и ничего не говорю — мило улыбнулась, ответила пациентка, пожав плечами, дотронулась руками до бёдер, выражая, словно какое-то неудобства в ногах

— Позволите осмотреть вас — закатала рубашку на спине девушке, обратилась Оксана

— Да-да конечно — помогая Оксане закатать у себя на спине белую медицинскую сорочку, говорила девушка шатенка — Еще эта мама со своим капризами, вы не представляете, как она меня бесит

Своим характером девушка продемонстрировала депрессивное состояние, привстав в постели, она выразила легкое головокружение и потемнение в глазах. Данная патология уже выказывала недостаточность мозгового кровоснабжения. Прижав кончики пальцев к виску, пациентка показала, что её беспокоят головные боли. Прикосновение пальцев Оксаны к позвонкам этой девушки, словно усиливало боль, однако межпозвонковой грыжи, травмы позвоночника и других новообразований визуально видно не было.

«Странно травмы позвоночника не было, может это действительно яд или всё-таки опухоль головного мозга», предположила, размышляла Оксана, состроив задумчивый взгляд лазурных глаз, убрала пальцы от тела девушки.

— Вы не знаете, кому и зачем вас убивать? — поинтересовалась Оксана, пытаясь придать тихий тон собственного голоса

— О чём вы? — выказывая обеспокоенность, задала встречный вопрос девушка, когда Оксана привстала с постели, помогла ей лечь головой на подушку

— Я говорю о том — высказывая собственное мнение, говорила Оксана, отошла от постели пациентки, подошла к белому креслу — Что действительно, это может быть яд

— А что теория о раке головного мозга уже отпадает? — спросила девушка, выказывая вялость голоса и дефект речи

— Если даже мы проведем вам МРТ головного мозга — уверяла Оксана, расположившись в кресле, положила ногу на ногу, придавала всю серьёзность лазурного голубого взгляда — И если там будет новообразование, то уверяю, вы миллион раз подумаете, что лучше бы это было отравление

— А что других вариантом нет? — испытывая надежду услышать разумный, устраивающий её ответ, спросила пациентка

— Есть — ухмыльнулась Оксана, потом тут же повела губами — Но я их только что исключила

— Скажите какие? — проявляя интерес, задала вопрос шатенка, что лежала на больничной койке

— Скажите, у вас травмы позвоночника когда-либо были — поинтересовалась Оксана — Или может быть, вы попадали в аварию?

— Не понимаю причем здесь это — удивилась девушка, не понимая, к чему клонит Оксана

— Так были или нет? — проявляя настойчивость, переспросила Оксана, оставаясь сидеть в кресле

— Я даже если честно…….

— Понятно — вставая с кресла, в котором сидела, ответила Оксана — Я распоряжусь, чтобы вам провели томографию головного мозга

— Значит, вы всё-таки уверены, что это рак?

Проявляя теперь оживлённый интерес, спросила девушка, опираясь на локти, привстала с кровати, после того как Оксана встала с кресла в котором сидела, направляясь к выходу.

— Ну же скажите же — вызывая к себе жалость, потребовала девушка, обращаясь к Оксане

«Эта сука меня доканает, ладно ради того чтобы склонить перед собой Нечаева, я готова потерпеть её нудные выходки», размышляла Оксана, когда подошла к закрытой двери палаты, стукая каблуками по линолеуму, красиво выражая упругость бёдер, ставила ноги крест-накрест.

— Я, конечно, могу допустить, что это отравление — ухмыльнулась Оксана, взявшись пальцами за пластиковую ручку закрытой двери — Но сама посуди, в карте указано, что тебе сделали промывание желудка и дали активированный уголь

— Значит, шансов у меня нет — продолжая выражать отчаяние, спросила девушка, словно питая надежду, услышать разумный и в тоже время радостный для неё ответ

— Шансы есть всегда — уверяла Оксана, вздохнула, хватая воздух ртом, нажимая пальцами на ручку закрытой двери, открыла её, потянув на себя

— И что вы так просто уйдёте? — спросила девушка, когда Оксана покидала её палату, переступая через порог открытой двери

— Послушайте вы офицер полиции — встав в коридоре отделения стационара, говорила Оксана, опираясь руками на каркас открытой двери — Просто пока у меня нет результатов анализов и МРТ я вам ничего, не могу обещать

— Тогда давайте проведём эту процедуру — словно цепляясь за соломинку, потребовала девушка, пациентка — Я ведь жить хочу, сделайте же что-нибудь……

— Я скажу своей коллеге, чтобы она вас сопроводила в кабинет томографии — заверила Оксана, состроив милую улыбку, прикусывая краешек губы, закрыла за собой дверь

— И это всё что вы можете? — прокричала, возмутившись, девушка

— Ну блядь извините — грязно выразилась шепотом Оксана, отошла от закрытой двери — Я вам тут не волшебник — разговаривая тихим тоном голоса, высказала она впечатление

— Оксана Владимировна — послышался голос отца пациентки — Вам что-нибудь удалось узнать

Обернувшись, Оксана заметила, как мужчина в пепельном дорогом костюме, направлялся к ней, держась под руку со своей женой.

— Прошу скажите — уверяла женщина, мать пациентки, ведя себя более сдержанно — Что вы разберетесь, накажите виновников, отравившись мою дочь

— Я конечно врач — возразила Оксана, чувствовала, как эмоции раздирались от чувства неприязни к этой женщине

«Наглая самодовольная сука, думает, что всё можно купить деньгами, только вот в чем проблема, мне твои деньги, нахуй не нужны», размышляла Оксана, прикусывая краешек губы, чувствовала, как в ней играли, подобно шторму в океане, чувство ярости.

— Виновных наказывать будет ваша дочь — сдержала себя Оксана в руках, пытаясь не сорваться, укрощая в себе свой пыл — Я постараюсь выяснить причину её болезни

— Разве это не отравление? — была удивлена эта женщина, навязчивым вопросом

— Послушайте — уверяла Оксана, коснувшись ладонью собственного бёдра — Я попрошу коллегу, чтобы провела МРТ, жаль, конечно, что катетеризацию сосудов головного мозга, я пока не смогу провести……

— Скажите, а эта ваша процедура она эффективна? — поинтересовался отец пациентки, прерывая рассуждения Оксаны

— МРТ? — спросила Оксана, медленно отошла в зону фойе отделения

— Нет, та вторая — пояснил он, чем вызвал удивление и жажду влечения к этому делу у Оксаны, заставив её обернуться и посмотреть на него

— Вы хотите, чтобы я провела КТ вашей дочери? — переспросила Оксана, оставаясь стоять напротив поста дежурной медсестры

— А она даст вам результат? — спросил отец девушки

— Она поможет мне увидеть всю картину — уверяла Оксана, скрывая восхищение улыбкой, повернулась спиной к родителям пациентки — Что происходит у вашей дочери в голове

— Если эта процедура вам действительно может помочь — уверял мужчина, оставаясь стоять в коридоре, держась за руку с женой — Тогда почему бы вам её не провести

— Вы что серьёзно? — была удивлена Оксана, выражая восторг, милой улыбкой безупречных алых губ — И вы готовы на этом поставить жизнь своей дочери? — начиная манипулировать родителями пациентки, придавая всю серьёзность голосу, спросила она

«Я так и знала, что он блефует, стоит только чуть надавить и вы уже начинаете колебаться в выборе принятия решения», размышляла Оксана, заметив как лицо матери пациентки быстро переменилось в ужасе, после того, как она задала вопрос.

— Дорогой ты серьёзно? — обратилась жена этого мужчины, выказывая страх на лице — А если вдруг, во время процедуры, что-нибудь случиться, она тебе это никогда не простит

— Я бы даже вам лучше скажу — ухмыльнулась Оксана, выражая прекрасное очертание скул, подошла к посту дежурной медсестры — Она вам просто физически уже никогда уже не сможет сделать, если возникнут осложнения в момент или после исследования

— Вы знаете….. — колебался мужчина в выборе принятия решения, провела кончиками пальцев по седине своих густых черных висков — Нам нужно с женой подумать

— Только знайте — предупредила Оксана, пытаясь придать всю серьёзность выражения лица, высказывала своё мнение — Пока вы думаете, вы тратите время, её время

— Да-да я знаю — шепотом, ответил он, пока его жена была в ужасе и не могла принять сама решение — Но всё же нам вас рекомендовали как лучшего специалиста в своей области

— Я кардиолог

Пояснила Оксана, обошла пост медсестры, покачивая упругой красотой бёдер, подошла к одному из двух белых мягких кресел, что стояли спинкой к окну.

— Занимаюсь лечением сердечнососудистых патологий

Говорила Оксана, расправляя кончиками пальцев, платье на талии, села в свободное кресло, облокотившись на его мягкую спинку, положила ногу на ногу.

— Но даже если, предположим, опухоль мозга, пускай даже на такой стадии, она будет операбельна

Придавая всю серьёзность выражения лица в момент разговора, выражая голубой лазурный взгляд, подобию царице, восседающей на троне.

— Я вам не нейрохирург, способный провести эту операцию на головном мозге — уверяла Оксана, положив ладони обеих рук на подлокотники мягкого кресла

— Я так и знала — словно переменившись, заявила мать пациентки, отпуская руку супруга, подошла к Оксане на пару шагов, встав напротив её кресла — Дорогой я так и знала, что эта молодая неопытная, которая все считают специалистом, нам может тут помочь

«Да блядь, если честно, мне как-то похуй, что ты там думаешь, швабра, на которой даже платье сидит словно мешок из-под картошки», подумала про себя Оксана, умело скрывая раздражительность и стараясь проявлять сдержанность по отношению к этой женщине.

— Людмила успокойся — возразил мужчина, упрекнул свою жену, подошел к свободному креслу справа от Оксаны — Так значит, вы Оксана Владимировна, нам не сможете помочь

— Да к кому ты обращаешься — не соглашаясь с мнение своего мужа, женщина начала еще больше высказывать недовольства, встав напротив кресла Оксаны — Нам вас тут расхваливали, говорили, что вы лучший врач, что наша дочь не пострадает, пока вы её будите наблюдать и лечить

— Я врач — заявила Оксана, легкостью трения коготков процарапала поверхность кресла, в котором сидела — И знаю своё дело

— Но нам вас рекомендовали как специалиста — уверял мужчина, не обращая внимания на истерики своей жены — Человека который знает, как решить проблему

— Специалист это не тот, который всё знает!

Прикусывая краешек губы, Оксана встала с кресла, в котором сидела, выказывая взглядом лазурных, голубых глаз недовольство.

— А тот, который знает, куда нужно в первую очередь посмотреть — отошла Оксана, от кресла обернувшись к своему собеседнику, посмотрела на него и на его жену, выражая возмущение

— Умеете вы Оксана Владимировна убеждать — согласился с мнением Оксаны отец пациентки, вставая с кресла, в которое недавно присел — Сделайте всё для нашей дочери….

— Дорогой?! — возразила жена этого мужчины, что протянул руку в знак содружества Оксане — Ты, что серьёзно собираешься доверить лечение нашей дочери этой молодой девке?

«Неугомонная ты сука и почему мне вечно попадаются вот такого рода пизданутые мамаши, блядь как же меня это всё достало», размышляла Оксана, стараясь не придавать значению возражению женщины, гордо пожала руку отцу пациентки.

— Я назначу процедуру — распорядилась Оксана, мило улыбнувшись стервозной подавляющей улыбкой его жене — Хотя бы будем знать, с чем конкретно мы будем иметь дело

— У меня есть хороший знакомый врач в Москве — уверяла темноволосая женщина, обращаясь к своему супругу — Давай перевезём её туда в лучшую клинику, там хорошее медоборудование и персонал опытный, не то, что эта вертихвостка

— Давай дадим Оксане Владимировне шанс — уверял мужчина, стараясь не придавать капризам жены никакого значения, вёл себя сдержанно

— Какой шанс?! — возразила тут же госпожа Смирнова — Угробить нашу дочь?

— Людмила?! — вновь сделал замечание мужчина, упрекнул свою жену, привлекая к себе внимание пациентов проходящих по коридору отделения, медсестёр и дежурную медсестру, что сидела за постом — Оставь нас

— Оу… прошу, не стоит! — возразила Оксана, пытаясь как-то сгладить неловкость положения — Я буду у себя в кабинете, отправьте кого-нибудь, чтобы дать знать, когда вы надумаете, чтобы провести исследование катетеризации головного мозга

— Мы согласны — заверил мужчина, убедительно придавая серьёзность и уверенность своему твердому тону голоса

— Ты что?! — хотела возразить его супруга, господина Смирнова, отца пациентки, но заметив строгое выражение лица мимике лица мужа, тут же передумала

— Процедура понимаете не бесплатная — пояснила Оксана, чувствуя всю неловкость и так сложившегося положения — Так что вам придётся сначала заплатить в……

«Блядь что я несу, а что если они откажутся и заберут у меня пациентку и тем самым лишат меня всякой надежды быть с Нечаевым, ведь таковым было его условие», перевернула быстро в голосе исход положения, размышляла Оксана, не решаясь дальше продолжать разговор на эту тему.

— Если это поможет установить диагноз в лечение нашей дочери

Уверял мужчина, заметив как неловко себя начала чувствовала Оксана, смутившись своих утверждением выражая румянец застенчивости на щечках.

— Я готов заплатить указанную сумму — пояснил он

— Нет, посмотрите она еще и денег с нас требует — была возмущена супруга господина Смирнова

— Деньги не мне — возразила Оксана, сразу пытаясь убедить себя в своей правоте — Оборудование для диагностики это собственность больницы и за его использование вам нужно будет заплатить

— Да я лучше заплачу своему знакомому в Москве — оспаривая предложение Оксаны, говорила мать пациентки — Чем буду оплачивать неизвестно что какой-то проходимке в этой дыре

— Людмила?! — в который раз сделал замечание, супруг разъярённой женщина

— Что?! — не соглашаясь с позицией мужа, вскрикнула госпожа Смирнова — Ты что серьёзно намерен лечить нашу дорогую дочь у этой девки здесь, в этой дыре?

«Если они уедут, про Нечаева я могу забыть, неизвестно когда мне еще представиться такая возможность показать себя», размышляла Оксана, испугавшись потерять возможность сблизиться с человеком которого она желала.

— Ладно, я всё сделаю сама — скрепя зубами, уверяла Оксана — Вам не нужно будет ничего платить

— Нет, постойте! — оспаривая такое предложение, ответил господин Смирнов, встав между Оксаной и своей супругой, что с недоверием смотрела и презрением смотрела на неё — Если ваша диагностическая процедура сможет выявить опухоль

— МРТ сможет выявить опухоль — уверяла Оксана — Просто КТ поможет мне выяснить точнее структуру этого новообразования

— И оно как она тогда сказала, не является риском для жизни — пояснила Смирнова

— В таком случае, я приму любое ваше решение — ухмыльнулась Оксана, вновь чувствуя себя между супругами Смирновых, словно не в своей тарелке — Но учтите, если у вашей дочери новообразование в головном мозге, время не на вашей стороне

— Мы всё понимаем Оксана Владимировна — понимающе ответил Смирнов, стараясь не смотреть и не придавать значения возмущению супруги

— Я буду ждать в своём кабинете

Ответила Оксана, покачивая бёдрами, направилась к выходу из отделения, прикусывая краешек губы, ощущая внутри себя волнение, потерять возможность сблизиться с Нечаевым.

 

***

Высокий каблук черных туфель, звонко стукал по бетонному полу, пока Оксана направлялась по больничному коридору, проходя мимо замерзших изморосью стекол, на фоне которых колебались тенью по стенам и полу, тени деревьев, качающихся на улице. Белые занавески на пластиковых окнах, голубые окрашенные краской стены, запах средств антисанитарии, которыми производили уборку, пол после которых приобретал слегка зеркальный оттенок. Тишина этого помещения завораживала слух, лишь вначале коридора было слышна чья-то женская речь. За закрытыми кабинетными дверями, была слышна монотонная беседа, а за окном на улице было слышно, с гулом двигателя в больничный дворик въехала газель скорой помощи. Покачивая упругой красотой бёдер, Оксана подошла к закрытой двери своего кабинета, дверь которого была пропитана щедрым слоем лака, имела оттенок изысканного кофе.

Открывая дверь кабинета, взявшись за блестящую металлическую ручку, нажимая на неё пальцами, Оксана потянула на себя. Стойкой свежесть запах кофе насыщал атмосферу рабочего места секретарши, что сидела сто лакированным столом в шикарном черном кресле. Блондинка с пышной прядью белокурых волос, расположилась в кресле, не переставая сквозь стёкла очков, следила в монитор за набираемым на клавиатуре текстом. На краю её рабочего стола, лежала большая черная папка, листы которой были аккуратно скрыты за мультифорой. За спинкой черного кресла, был расположен книжный шкаф, вмещавший на своих полках бесчисленное количество папок с финансовыми отчетами, по работе отдела.

— Ах…. Оксана Владимировна

Мило улыбнувшись, выразила впечатление Валерия, приспуская кончиками пальцев очки с глаз, обращая внимание, как Оксана, согнув ногу в колено, переступила порог открытой двери приёмной.

— Рада вас видеть — сохраняя прелесть улыбки, алых губ, блондинка, отпила кофе с кружки, что держала в руке, поставив её на поверхность стола рядом с клавиатурой

— Я тоже — ответив взаимной улыбкой, Оксана вошла, закрывая за собой дверь, облокотилась на неё спиной, придав задумчивый выразительный взгляд, за счет красоты очертания формы скул

— Оксана Владимировна у вас что-то случилось?

Выказывая беспокойство, блондинка встала с кресла, расправляя белую блузку на талии, что придавала изумительную форму шикарной скрывавшейся за ней грудью.

— По вашему взгляду — уверяла Валерия, стукая каблуками черных туфель по линолеуму в кабинете, направилась к Оксане, когда она продолжала стоять у закрытой двери

«Эта сука Смирнова и правда меня зацепила, да еще этот Нечаев, он обещал же зайти, пойти со мной, любить только меня, а когда я в нём так нуждаюсь, его и след простыл», размышляла Оксана, выказывая некую порочную зависть, посмотрела на Валерию взглядом голубых лазурных глаз.

— Вас явно что-то беспокоит — медленно подобно хищной кошке, выразительная собой блондинка, искусно ставя ноги, крест-накрест подошла к Оксане

Феноменальностью образа Валерии по мере её короткой возбуждающей юбкой, что скрывала форму бёдер, выказывала спереди разрезом кружевной узор её черных чулок. Послужила коллекция возбуждающих духов «Pure Poison от Christian Dior», композиция которых впитала в себя запах апельсина, мандарина и бергамота. Белоснежная блузка, что выказывала сочную форму бюста Валерии, выражала за счет v-образной формы декольте красный кружевной бюстгальтер.

— Если расскажите, в чем дело может я смогу вам помочь? — поинтересовалась Валерия, демонстрируя в своём скрытом влечении удивительное чувство притягательности

— Да мать пациентки

Ответила Оксана, оставаясь зажатой у двери, подпустила к себе знойную блондинку, что по непонятным для неё причинам, оказалась сильно возбуждена. Запаха сладкой карамели исходил от её алых губ, манил к себе выразительностью сладкого оттенка вкуса.

— Эта дура не считает меня врачом — уверяла Оксана, смутившись такого желания со стороны Валерия, скрыла от неё возбужденный играющей порочной похотью взгляд

— Вас и раньше, из-за вашего молодого возраста

Рассказывала Валерия, по внешнему виду этой женщины, было видно, как её терзало сильное порочное чувство, которое она не могла в себе утаить.

— Я вижу, что проблема в другом

Коснулась Валерия кончиками пальцев подбородка Оксаны, направляя её застенчивый сгорающий по сексуальной страсти взгляд голубых лазурных глаз на себя.

— Если расскажите мне

Говорила пленительным шепотом Валерия, словно сгорая в пучине необратимого сексуального соблазна. По взгляду и выразительности глаз этой женщины, было видно, как её поглощало пламя страсти порочной любви.

— Может я смогу вам чем-нибудь помочь — разговаривала Валерия, едва касаясь губ Оксаны, понимая, как легко она захватила и пленила сознание её разума

«Нечаев трахал при мне какую-то суку, могу и я себе позволить немного расслабиться, в конце-то концов, я имею на это полное право», Оксана аккуратно, продолжая смотреть в глаза белокурой искусительнице, повернула рукоятку замка двери и закрыла дверь приёмной изнутри.

— Тогда может — уверяла блондинка, игриво касаясь кончиком указательного пальца носа Оксаны, продолжая искушать её сознание прелестью повелительного взгляда — Я смогу вам хоть как-то помочь, только скажите

«Всё это пиздец как заводит, но сначала я хочу посмотреть Нечаеву в глаза, я хочу знать, значу я для него хоть что-нибудь или нет», отодвинула Оксана взгляд от искушающей разум порочного влияния блондинки, отошла от неё в сторону.

— Мне просто нужно побыть одной — заявила Оксана, оставив возбуждённую блондинку одну, прошла по приёмной она, направляясь к двери закрытого кабинета

— Вы всё вечно держите в себе — возразила Валерия, не желая так легко отступать и сдаваться, проследовала следом за Оксаной

— Такая уж я — ухмыльнулась Оксана, открывая дверь, коснувшись ручки в форме шара, легким поворотом подала её на себя

— Я могла бы…… — уверяла Валерия, когда Оксана, переступая через высокий порог открытой двери, вошла в кабинет, сразу же закрыла за собой дверь

«Чокнутая сука, мне сейчас не до этого как ты не можешь это понять своим тупым блядским мозгом», облокотившись спиной, на поверхность закрытой двери, размышляла Оксана, прикусывая, сгорая от возбуждения краешек губы.

Игра гармоники света и тени, чудесно воцарилась в помещении светлого кабинета, жалюзи, на больших окнах которого были наполовину прикрыты, создавая некую темную интригу. Свежая обстановка запаха в кабинете, не имела никаких сторонних запахов, включая даже кофе, пластиковый стаканчик которого стоял на стеклянном столе в центре. На стеклянном столе, расположенном в центре кабинета, были разложены материалы по делу Смирновой, взятые анализы крови и мочи. Белый мягкий диван вмещал в себе клетчатый плед и подушку на поверхности которой осталась ямка от головы. Тихо урчал в углу системный блок компьютера, монитор которого был погашен. Поверхность рабочего стола Оксаны, сохранила в себе тюбик алой помады, а так же футляр теней, которые, по всей видимости, принадлежали Валентине.

— Я же сказала же Валерия — возмутилась Оксана, как только отошла от закрытой двери, почувствовала, как её вдруг кто-то открывает — Мне ничего от тебя не нужно

— Валерия?! — послышался голос Нечаева за открывающейся дверью — Это ваша секретарша, что чуть не сбила меня с ног, когда я входил в вашу приёмную?

«Нечаев, хм….. а почему бы и нет, уж теперь я не отпущу его из кабинета пока не добьюсь своего, он склонится передо мной», уверяла себя Оксана, терзая разум порочной фантазией.

— Господин Нечаев — ухмыльнулась Оксана, обернувшись, заметила, как мужчина что вошёл в её кабинет, тут же закрыл за собой дверь — Как раз вас я и ждала

— Вы меня ждали? — был удивлён Нечаев — Интересно, чем я удостоен такой чести?

— Почему вы так долго? — поинтересовалась Оксана, сгорая в пучине сексуального соблазна, уже не могла держать в себе порыв порочной страсти, что терзал её тело гормонами власти порока

— Нужно было уладить кое-какие дела — уверял Нечаев, легко пытаясь уйти от ответа

— Какие дела? — продолжая проявлять интерес, спросила Оксана, продолжая стоять у гардеробной вешалки с одеждой с изумлением и улыбкой наблюдала, как Нечаев прошел по кабинету

— Черт возьми, Орлова! — возмутился Нечаев — Я что перед вами теперь должен отчитываться?

— Да — гордо заявила Оксана, направляясь за ним следом, желала устроить ему сцену ревности, истерики и капризов — Или может вы забыли, кого вам нужно любить, так я могу вам напомнить

— Насколько я знаю — возразил Нечаев, направляясь к столешнице, с кофейными принадлежностями — У нас с вами Орлова лишь деловое соглашение

— Деловое соглашение? — стукая каблуками по линолеуму кабинета, Оксана прошла за мужчиной, что медленно подошёл к столешнице — Так это так теперь называется?

— Чем вы разозлили родителей Смирновой? — поинтересовался Нечаев, повернувшись лицом к Оксане, когда она, ускорив шаг, проследовала за ним, остановившись прям возле него

— Так это я разозлила да? — вспылила Оксана, специально выказывая сцену капризов перед этим мужчиной, желала получить окончание дикого секса

— Они хотят забрать свою дочь из вашей больницы — уверял Нечаев, придавая всю серьёзность в момент разговора

— Моя пациентка уже большая девочка — возразила Оксана, скрывая, не выдержала угнетающего психологически взгляда самца, посмотрела на пол — И сама должна уже за себя принимать решения

— А вы спросили ли себя — оспаривая такое мнение, говорил Нечаев — Какой пациент захочет у ас лечиться, когда вы ведёте себя как дура

— Как дура?! — прошипела Оксана, сжимая пальцы в кулак с ненавистью посмотрела на этого мужчину — Это я значит после всего того, что я для вас делаю, теперь дура да?

— За что вас так невзлюбила мать Смирновой? — поинтересовался Нечаев, наблюдая за тем как Оксану уже трясло от того как он легко её довёл

— Теперь и я должна перед вами отчитываться? — возмутилась Оксана, прикусывая краешек губы, желала каждой клеточкой своего тела, чтобы этот мужчина овладел ею

— Просто скажите, что произошла в палате у Анастасии Смирновой? — угнетал невыносимыми расспросами Нечаев

— Просто скажите мне — возразила Оксана, оспаривая мнения Нечаева — По какой такой причине вы так надолго задержались и не стали вообще со мной идти вместе со стоянки машин

Эмоции в сознании Оксаны играли бурным ритмом страсти, подошла вплотную к своему собеседнику, выражая оскал хищной кошки, за счет прелести лазурных, подобию топаза глаз.

— Вам что я противна? — вошла в раж Оксана, пытаясь вывести из себя этого мужчину, вынуждая его закатить и устроить скандал — Или может быть, вы стесняетесь меня?

— О чем вы Орлова? — поинтересовался Нечаев, не понимая, к чему клонит Оксана

— Орлова?!

Возмутилась Оксана, посчитав это оскорблением и принимая специально на свой счет, поджав от обиды нижнюю губу, умело демонстрируя влагу на глазах.

— Значит я для вас просто Орлова? — была вне себя Оксана, провоцируя этого мужчину, влепила не сдержав себя крепкую жгучую пощечину по его лицу, обжигая ладонь от удара

— Да хватит……. — возмутился мужчина, прислонив руку к щеке, по которой пришёлся удар, Нечаев сдерживал с трудом порыв ярости, что взыграл в нём после такого акта агрессии

— Хватит?! — возразила Оксана, надувшись подобию королевской кобры — Я только начала и хочу сейчас, да блядь Нечаев расставить между нами все точки над и…..

— Хорошо

Уступил Нечаев, заметив с каким подавляющим гнётом, на него смотрит Оксана, положив обе ладони своей руки на бёдра, словно демонстрировала ему взять её тело силой.

— Что вы хотите знать? — растирая щеку, спросил Нечаев, опасаясь вновь получить от Оксаны удар по самолюбию

«Нет блядь он, что издевается или действительно такой тупой, ну хотя бы пусть скажет то, что я и так жду от него услышать», размышляла Оксана, внимательно изучая взглядом влажных, покрытых слезами глаз мужчину, стоящего перед собой.

— Скажите просто

Пояснила Оксана, сжимая вновь пальцы в кулак, умело демонстрируя злобу и чувство обиды, терзающих её к этому мужчине чувств. Пленительная страсть оттенка его одеколона «Abercrombie & Fitch Fierce», завораживающей палитрой. Запахом искушенной страсти манила к себе вкусом розового дерева, впитавшего в себе такие тона, как дубовый мох и мускус кружили разум изысканностью утонченной силы аромата. Всё в этом мужчине от его одежды, до полкости и трепета его дыхания, каждое его слово, словно подобию сильного влечения мощнейшего магнита, тянуло к себе Оксану, путами необузданной любви сковав её разум в оковах порочных чувств.

— Что я для вас что-то значу — схватившись за воротник его черной куртки, Оксана словно прилипла к телу этого мужчины, ощущая жар манящего огня дыхания от его Нечаева — Скажите то, как вы сильно любите меня, что я для вас не просто Орлова

— Да это так — согласился Нечаев, с таким утверждением поддаваясь чарам и упорству пленительного влияния Оксаны — Но тут не всё так просто, сами понимаете…….

Не давая договорить Нечаеву, Оксана впилась в его губы, позволяя его рукам обхватить свои бёдра, ловким и наглым образом оказалась на руках самца. Сливаясь в горячей гармоничной страсти поцелуя, Оксана находилась на руках кавалера, обвивая обеими руками его шею, чувствуя, как убедительность его пальцем сжимали её бёдра. Дикость неподвластному разуму порока, словно вырывалась из Оксаны фонтаном неконтролируемых чувств, подобию неутолимого голода она пыталась насытиться поцелуем сексуальной страсти от губ мужчины. Начиная тяжело и с трепетом, выражая через каждый выдох стон, Оксана, словно королевская кобра, выказывала перед мужчиной свою необузданность, демонстрируя изгибами находясь у него на руках, красоту и доступность для него своего тела. Вкус его слюны, как и танец языка, что он умело, вытворял в момент поцелуя во рту у Оксаны, пленяли рассудок ритмичностью порочных независимых и умелых движений.

— М….. господин Нечаев — простонала Оксана, оторвавшись от губ мужчины, задыхаясь властью порочного сильного, подобию стихии водоворота сокрушающих разум чувств — Это просто бесподобно, вы блядь так искусно целуетесь

— Очень рад что вам понравилось — ухмыльнулся радушной улыбкой Нечаев — А теперь если вы не возражаете, я бы хотел выпить чашечку кофе

— Возражаю — нагло заявила Оксана, держась за воротник черной куртки мужчины — И не вздумайте меня ставить на пол, мы еще не закончили

— Простите — удивился такой логике Нечаев — Не закончили что?!

— Радовать свою королеву

Шепотом необузданной страсти, прошептала Оксана, специально играя на звериных чувствах мужчины, простонала, раскрывая алые губы рядом с его пылкой трепетностью губ.

— Только после того, как я охуею от счастья — говорила Оксана, игриво указывая на расправленный диван кончиком указательного пальца — Я сама лично сделаю вам кофе, договорились?

— Вы мне условия ставите Орлова? — удивился столь наглой требовательности Нечаев

— Я их вам навязываю — гордо заявила Оксана, опрокидывая голову назад, выставляя шикарную сочную грудь прямо в лицо мужчине

— Навязываете? — ухмыльнулся Нечаев, медленно отошёл, держа Оксану за бёдра на руках от столешницы, рядом с которой стоял

— Вам просто придётся их выполнить — с гордостью подобающей королеве ухмыльнулась Оксана, чувствуя себя владычицей искушающей властью порока и любви сердце этого мужчины

— И у меня нет выбора? — заигрывая с Оксаной, создавая интригу пылкого порочной любви разговора, спросила шепотом упоительной похоти рядом с её губами

— А разве вам нужен выбор? — поинтересовалась Оксана, ощущая, как мужчина чуть наклонился, опуская её страдающее в стонах порочной власти любви, тело на диван

— Вы мне его просто не оставляете — положив Оксану спиной на расправленный диван, оказавшись стоять на четвереньках над её телом, говорил Нечаев, опираясь коленом на диван

— Значит он вам и не нужен — ухмыльнулась Оксана, сгорая в пылу сексуального соблазна, издыхая стоном порочного желания, искушению подобающей сексуальной страсти

— Вы решаете теперь уже за других? — выразил взаимной улыбкой Нечаев, заметив как Оксана вцепилась в застежку его куртки, медленно потянула её

— Исключительно только за вас — ощущая жар пылких ладоней мужчины у себя на бёдрах, ответила Оксана — И вообще я должна вас наказать за антисанитарные нормы

— Какие еще? — удивился Нечаев, заметив хитрую ухмылку на губах Оксаны

— В верхней одежде — полностью расстегнув, лежа спиной на подушке, куртку мужчину, говорила Оксана, игривой кошкой заигрывая с самцом — В больницу вообще нельзя, а вы по отделению тут у меня везде как барин расхаживаете

— Так вы хотите теперь меня за это наказать?

Продолжая выражать восхищение, выражая восторг, спросил Нечаев, как Оксана, с хищной страстью вцепившись в его куртку, села на колени, перед ним, находясь на диване.

— Интересно посмотреть, как это будет выглядеть

Продолжая восхищаться пластичностью тела Оксаны, когда она сидела перед ним на диване, находясь на коленях, медленно расстегивала замок его черной зимней куртки.

— Надеюсь, для меня это будет наихудшим образом — предположил Нечаев, заигрывая с Оксаной легко поддавшись её чарам обольщения

— Я могу просто позвать охрану — придавая всю серьёзность мимике лица в момент разговора, предложила Оксана, срывая с плеч мужчины черную зимнюю курку — И вас просто выведут из здания здравоохранения за несоблюдение правил санитарной гигиены

— Вот как — ухмыльнулся Нечаев, позволяя Оксана самой снять с него куртку — Тогда я могу попросить от вас еще одну наглость?

— Вы сейчас ничего не можете просить

Уверяла Оксана, взглядом лазурных голубых глаз, подобающих царице смотрела на мужчину, скинув его черную куртку с дивана на пол.

— Сейчас могу требовать только я

Вцепившись в пуговицы белой рубашки на Нечаеве, убедительной лаской шепота говорила Оксана над его ухом. Находясь у него на коленях, Оксана чувствовала власть теплоты мужских ладоней у себя на бёдрах. Тонкость трения пальцев которых завораживала по мере того как подол короткого платья на Оксане, начинал подниматься оголяя бархатистую прекрасную кожу.

— И требую от вас — гордо говорила Оксана, издыхая стоном порочного желания рядом с губами мужчины, пристально, взглядом королевы смотрела в глаза Нечаева — Мне повиноваться

— О…. даже так

Удивился Нечаев, с каким рвением Оксана разорвала на его торсе белую надетую на нём рубашку, так что пуговицы, пришитые к её материи, посыпались на диван и потом на пол.

— А вы не думали, что они мне могут пригодиться? — спросил Нечаев, после того как Оксана рвением бурной играющей в её теле страсти разорвала ткань белой рубашки, одетой на нём

— Пригодиться вам — уверяла Оксана, коснувшись игриво кончика носа мужчины, начала медленно закатывать платье на бёдрах, поднимая его вверх — Могу сейчас только я — оголив своё тело перед самцом, она скинула платье на пол где лежала черная его крутка

— Вы всегда решаете за других Оксана Владимировна?

Спросил Нечаев, восхищаясь телом Оксаны, когда она сидела перед ним на коленях, позволяя жарким и трением пальцев прикоснуться к груди. Продолжая сохранять молчание, Оксана, искушая самца прелестью исходящего с алых губ стона, скользила медленно ладонями обеих рук по его жаркому торсу пропитанному мышцами и выделяющихся на руках вен. Медленно наклоняясь, искушая взглядом развращенной страсти мужчину, Оксана остановилась между ширинкой мужских джинсов, словно спрашивая разрешения, знаком таинственного молчания, раскрыть их сомкнутые молнией ширинки путы. Сострив невинный насыщенный порочной извращенностью взгляд мужчине, Оксана, медленно сохраняя прелесть распущенной улыбки алых губ, медленно потянула за язычок собачки молнии ширинки. Расстегивая пуговицу на джинсах, Оксана искушала мужчину, на которых они были надеты, прелестью порочного распущенного взгляда, приподнялась, вновь встав рядом с ним на колени.

— Вы требовательны — восхитился Нечаев, когда Оксана легкостью прикосновения указательного пальца потребовала его лечь на диван

— Тш…. — прошептала Оксана, находясь над телом мужчины, стоя перед ним на четвереньках

Развернувшись, стоя над телом самца, Оксана ощутила, как пальцы кавалера вцепились в резинку черных кружевных трусиков, что были одеты на ней. Спуская медленно джинсы с мужчины, Оксана, освобождая его член из-под нижнего белья, обвивая пальцами его крепкий стебель, чувствуя всё напряжение момента, раскрыла алые губы. Пленительной завораживающей страстью резинка черных кружевных трусиков скользила по бёдрам Оксаны, завораживая и тоже время, предвкушая моментом трения порочное сильное желание. Момент пленительной сексуальной страсти настал, когда Оксана, переступая через трусики, играя с мужчиной, расположилась с боку, от него прижав ягодицы к ногам. Покрывая головку напряженного члена самца жаром порочного дыхания, Оксана коснулась его развращенной пылкой горячей поверхностью, ощущая губами всю пульсацию желания. Плавностью трогательного скольжения, Оксана прошлась губами по стеблю пениса мужчины, чувствуя поверхностью языка, как кровь в жилах его пениса, играла ритмикой порочного искушения.

Приподнимаясь, выгибая спину кошкой, Оксана скользила губами по стержню члена мужчины, чувствуя во рту вкус выделяемой с головки смазки. Пальцы мужских рук, прикоснулись к поверхности половых губ Оксаны, жажда которых насытила стенки влагалища неутолимой сексуальной влагой. Играя губами по стеблю пениса самца, Оксана закрыла глаза, чувствуя с какой прекрасной для неё нежностью подушечки его пальцев прикасались к её влагалищу, разводя нежно её половые. Раскрывая неожиданно лазурные голубые глаза, Оксана почувствовала, как пальцы мужчины наглым проникновение, вошли в неё. Волей принуждения, мужские пальцы, растягивая стенки влагалища Оксаны, силой необузданного трения затрагивала каждую клеточку её тела пульсацией ритма сокрушать разум властью порочного желания, искушенной нежной песнью стонов.

— Ах….. — отрываясь от стебля напряженного крепостью члена мужчины, Оксана не выдержала в себе накопившуюся мощь энергии, что выливалась из неё фонтам будоражащего желания

— Вы прекрасны Оксана Владимировна — уверял Нечаев, медленно вытаскивая пальцы из Оксаны

— Я хочу быть вашей — уверяла Оксана, поворачиваясь к своему искусителю лицом — И только вашей королевой — шептала она рядом с его губами, искушая его прелестью развращенного взгляда желания

— Тут не так всё…..

«Блядь как ты уже заебал, только не в этот раз, я возьму тебя, чтобы ты мне не говорил, ты мой и только мой и я не хочу тебя делить не с какой сукой», возразила мыслями Оксана, сливаясь с мужчиной в жаркой страсти поцелуя, не давая ему договорить.

Играя пластичностью своего тела, в момент сладострастия поцелуя, Оксана искушала сознание мужчины прелестью своего тела. Чувствуя жар, исходящий от тела мужчины и сладость поцелуя мужской слюны, власть его языка у себя во рту, Оксана изнемогала нежной нотой стонов сгорая вкусить плод любви этого самца в себе. Лаской завораживающего тонкостью момента трения, Оксана скользила продольной поверхностью губ по стеблю пениса возбуждаясь от столь колкого чувствами, затрагивающим душу трением.

— М…. — господин Нечаев — отрываясь от губ мужчины, разрывая связь пламенной страсти поцелуя, ухмыльнулась Оксана — Вижу, вы сами сгораете, чтобы вкусить меня

— Вы же сами сказали, что вы моя королева — положив жар пламенных ладоней на выставленные ягодицы Оксаны, обжигал огнём дыхания он её алые раскрытые губы

— А вы мой подданный — нагло заявила Оксана, насаживаясь на стебель пениса мужчины, раскрывая алые губы в развращенной форме порочного искушения

Насыщенный крепостью член самца, медленно проникал в Оксану, принуждая её нежные стенки влагалища растягиваться, проникая внутрь раскаленной мужской силой. Опираясь руками на его крепкие плечи, Оксана раскрыла лазурные голубые глаза, изнывая песнью стонов, чувствовала, как мощь пениса мужчины медленно проходила в её обитель. Прижимаясь к телу мужчины, Оксана истязала себя стонами, перед его жаркими пленительными губами, сгорая в ритме сексуального желания. Руки мужчины ласкали тело Оксаны, лаской приятного трения, завораживая тонкостью и настойчивостью властью пальцев, сжимая медленно одной рукой кожу бёдер, другой рукой терзая грудь. Подобно пластичности королевской кобры, Оксана извивалась над телом мужчины, чувствуя в себе проникающее влияние его пениса.

Ловко мужчина перевернул Оксану на спину, оказавшись, словно могучий лев над её телом, сгибая повелением своей власти её ногу в колено, держась за бедро, медленно полностью ввёл в неё свой член. Жар, подобно пламени доменной печи вспыхнул по всему телу Оксаны, после того как мужчины прижался к её телу вводя в неё член, что словно крепости нефрита плавно и убедительно проникал в неё. Поры на коже тела Оксаны, выпустили обильными каплями пот, еще больше усиливая влияние вкуса духов, пропитывающих её плоть. Мягкая материя дивана, на которой происходила сцена порочной красоты любви, пропиталась потом и вагинальных выделений, что стекали с половых губ Оксаны, завораживая жгучим колким течением. Мужчина подобно власти короля и в тоже время могучего льва, сам нагло слился с губами Оксаны, прерывая песнь её искушенных сексуальных стонов.

— Оксана Владимировна — послышался голос Валентины, заставляя прерваться сцену любви — О…. господи Оксана Владимировна это же больница

Высказывала своё недовольства Валентина, когда Оксана продолжала лежать под телом мужчины, раскрыв от удивления широко лазурную голубую красоту глаз, оставаясь в едином слиянии с губами самца.

— Я хотела вам сказать — уверяла рыжеволосая красотка, вошла в кабинет, закрывая за собой дверь

— Вот ты не могла зайти чуть позже — выразила возмущение Оксана, отрываясь от губ мужчины, словно сгорала в пучине предвкушения оргазма и неконтролируемой злости — И нет, ты посмотри, она всё еще стоит в кабинете

— Ваша пациентка……

— Ну говори уже теперь — нахмурила Оксана обидчиво губки, после того как мужчина вытащил свой член из неё

— Вижу у вас с майором — говорила Валентина смущаясь — Возникла очень тесная связь

— Это не твоё дело — подобию злости королевской кобры, прошипела Оксана, чувствовала, как внутри всё разрывалось и тело требовало отдаться любви — Говори, зачем пришла или убирайся уже — была вне себя от сцены прерванной любви

— Мы можем провести МРТ — пояснила Валентина, стараясь не смотреть на напряженный член Нечаева, подошла стукая каблуками по полу к большому стеклянному столу

— МРТ?! — удивилась Оксана — Это позволит нам увидеть новообразование, но не саму структуру в оболочке её мозга и это самое большее, что ты смогла выпросить у них?

— Вы сами напугали их катетеризацией мозга — уверяла Валентина, присаживаясь на свободный стул спинкой к Оксане

— И я её проведу — заверила Оксана, оставаясь лежать на диване, искушая прелестью порочной улыбки самца, стараясь вновь заманить его во власть своих пут

— У вас нет разрешения — возразила Валентина

— Так достань мне его — прошипела Оксана, чувствуя, как гормоны словно разрывали её тело в предвкушении несбывшейся сексуального удовольствия

«Мне нужно провести КТ, так я смогу понять, с чем я имею дело, в противном случае я просто потеряю свою пациентку и упущу шанс притянуть к себе Нечаева», размышляла Оксана, прикусывая губами коготок указательного пальца.

— Вам ведь не нужно разрешение — ухмыльнулась Валентина, обернувшись в тот момент, как услышала звук застегивающейся ширинки джинсов Нечаева

— Что ты имеешь в виду? — поинтересовалась Оксана, нахмурив губки, понимая, что половая связь с мужчиной уже окончена

— Мы можем увезти её в кабинет, где проведем КТ — рассказывала Валентина — Если конечно майор не будет против

— Вы хотите обмануть родителей Насти? — удивился Нечаев, обернувшись, сначала посмотрел на Валентину, после чего на Оксану, когда она продолжала лежать на диване обнаженной

— Я хочу помочь вашей сотруднице майор — повела недовольно губами Оксана — Не залечь в гроб

— Фу…. как грубо — восхитилась Валентина уверенностью Оксаны

— Оксана Владимировна! — упрекнул Нечаев, сердитым взглядом посмотрел на Оксану — Как вы можете такое говорить?

— Майор — возразила Оксана, игнорируя упрёк со стороны Нечаева — Я, по-моему, вас не отпускала, как вы наверно поняли, мы с вами еще не закончили

Провела Оксана ладонью по поверхности пропитанной потом и сексуальной страсти, материи дивана, намекая мужчине вернуться на место. Пропитанная потом ткань обивки дивана и стойкостью вагинальных выделений, в сочетании с духами, изысканность и гармоничность которых туманила все сторонние запахи своим пленяющим разум ароматом дамасской розы.

— Насколько я понимаю…..

— Насколько я понимаю

Оспаривая сразу же мнение Нечаева, выразила противоречия, говорила Оксана, оставаясь лежать на диване, согнув соблазнительно ногу в колено, завлекая своего кавалера обратно в свои сети.

— Я вас никуда не отпускала — говорила Оксана, указывая взглядом наглых лазурных, безупречно голубых, как камень топаза глаз на диван — Так что прошу, вернитесь на место

— Но ваша коллега — уверял Нечаев, не решаясь пойти на уступки Оксаны — Наверно будет против того, чтобы у нас с вами тут что-либо было

— Плевала я на эту коллегу — грубо выразилась Оксана, располагаясь сидя на диване, поджав под себя ногу, выказывая злобный оскал дикой кобры — Вы должны и обязаны слушаться только меня

— Оксана Владимировна — возразила Валентина, вставая со стула на котором сидела — Как я уже поняла вы и майор уже вместе

— Это не совсем то….. — хотел уточнить Нечаев

— Это не твоё дело — возмутилась Оксана, прошипев подобию дикости кобры — Занимайся лучше тем, чем тебе говорят

— Я и пытаюсь спасти вашу пациентку

Возразила Валентина, выражая недовольство, продолжая стоять рядом со стулом, с которого только что встала, опираясь ладонью руки на выставленное бедро.

— Постоянно вам потакаю, иду как собачка у вас на поводу, даже……

— Да заткнись ты уже

Прошипела Оксана, скрепя от раздирающей злости зубами, прикрывая обидчиво грудь пледом в клеточку, взглядом угрызенья совести смутилась посмотреть в сторону Нечаева.

— И без тебя пока хлопот хватает, раз уж гражданин Нечаев хочет играть по правилам, я их ему устрою, только исход этой игры будет заканчиваться по моим правилам — продолжая шепотом говорить себе под нос, сидела Оксана, на диване укрывшись пледом

— Оксана Владимировна — возразил Нечаев, одевая на себя, черную куртку — Вы и так выдвигаете требования, которые я уже выполняю, но вы уж хотите много

— Я лишь хочу вас — уверяла Оксана, выказывая влагу в лазурных, подобно камню топаза глазах, чувства в которых бурлили актом искренней любви

— О…. господи майор — выказывая возмущение, уныло вздохнула Валентина — Прошу сделайте же что-нибудь, в этой больнице лишь у Оксаны Владимировны такой сильный опыт, чтобы провести эту процедуру

— Чего вы от меня обе хотите?! — Нечаев был на пределе собственного недовольства, оказавшись в этой ситуации, словно между двух огней

— Я нужна тебе Нечаев? — обиженно, поджимая нижнюю губу, спросила тихо Оксана

— Господи Оксана Владимировна — возразил Нечаев, вздыхая изнуренно, едва сдерживая терпение, приложив ладонь ко лбу, отошел медленно к окну — Это первое о чем вы сейчас спрашиваете в этот неподходящий момент?

— Так нужна или нет? — повторила вопрос Оксана, но уже чуть громче, оставаясь укрытой пледом в клеточку

— У вас с Оксаной Владимировной отношения не у меня — пожала плечами Валентина, мило при этом улыбнувшись, не собираясь как-то вмешиваться в этот спор

— А что если ответ вас пока не устроит? — предположил Нечаев, встав у окна не желая поворачиваться в сторону, где сидела Оксана на диване

— А что если вашей коллеге начать уже искать другого врача? — нахмурила губки, прошипела Оксана, испытывая крайнюю степень обиды

— Оксана Владимировна! — упрекнула сразу же Валентина — Вы уже ставите свои отношения превыше человеческой жизни

— Это несправедливо по отношению к Анастасии Смирновой — возразил Нечаев, обернувшись, в его лице было видно, как его корёжит от недовольства или беспомощности принять решение

— А справедливо ли вы поступаете по отношению ко мне? — упрекнула Оксана этого мужчину, опустив голову, не зная, что предложить, играла на его слабостях

— Я хотя бы не манипулирую жизнями людей в выгоду своим чувств? — признался Нечаев — Тем более теперь это ваша забота, я настоял, чтобы вы были лечащим врачом Анастасии Смирновой

— Когда я об этом вас не просила — тихо прошептала Оксана, прикусывая краешек губы

— Кроме вас ей больше некому надеяться — уверял Нечаев, пытаясь переубедить, отошёл от окна, рядом с которым стоял

— Её мать меня ненавидит — пояснила Оксана, нахмурила губки, сгорая от стыда посмотреть в сторону идущего к ней Нечаева

— Она вам не доверяет — возразил Нечаев медленно подошёл к дивану, на котором продолжала сидеть Оксана, укрывшись пледом

— Тогда как я могу помочь её дочери? — продолжая демонстрировать обиду, нахмурив губки, тихим шепотом говорила Оксана, стесняясь даже взглянуть в сторону Нечаева

— В конце концов — ухмыльнулась Валентина, вмешавшись в разговор, продолжая стоять у стула рядом со стеклянным столом — Её мать не центр вселенной, её можно и подвинуть?!

— Мне кажется — ухмыльнулась Оксана, выражая застенчивость перед Нечаевым блеклым румянцем на щечках — Мы уже это обсудили

— Тогда я немедленно доставлю пациентку — заверила Валентина, хотела уже направиться к выходу из кабинета

— Подожди — возразила Оксана, продолжая держать взгляд влажных, лазурных, голубых глаз направленным на собственные ноги — Мне нужно сначала посоветоваться с Серовым

— Это еще зачем? — удивилась Валентина

— Он специализировался на нейрохирургии головного мозга — пояснила Оксана, сгорая от стыда, за своё безрассудное поведение, когда рядом с ней, на диван, сел Нечаев — Кто сейчас как не он, поможет мне, провести КТ головного мозга

— Серов в Москве — выражая удивление, говорила Валентина, отошла от закрытой двери, покачивая упругой прелестью, скрытых за белым халатом бёдер — Как же он нам может помочь, ведь из Москвы сюда добираться несколько часов, а у нас с вами нет столько времени

— Но ведь Skype — оспаривая такой довод, уточнила Оксана, мило улыбнувшись мужчине, что сидел перед ней на диване — Еще ведь никто не отменял

— Вы хотите провести трансляцию

Выражая восторг, поделилась впечатлением Валентина, подошла к стеклянному столу вновь, коснулась его гладкой поверхностью кончиков пальцев.

— Прямо во время процедуры

Говорила Валентина, нежно царапая коготками гладкую поверхность стекла, по внешнему образу этой рыжеволосой девушки, было видно, как сильно ей не хватало развлечений, как сильно её терзало чувство внутреннего сексуального заточения.

— Умно — похвалила Валентина, девушка глядя на Оксану и Нечаева, в этот момент словно выказывала всю терзающую в муках её сознание, похоть

— Пока еще рано радоваться — возразила Оксана, прикрывая грудь пледом — Неизвестно что мы там можем обнаружить

— Да и для меня в вашем злобном плане найдётся роль? — сам вызываясь помочь, спросил Нечаев

— Я бы даже сказала — ухмыльнулась Оксана, выражая перед мужчиной прекрасное очертание формы скул — Что ваша роль будет самой главное

— Правда?! — недоверчиво Нечаев посмотрел на Оксану — И какая же?

— Вам удостоиться честь — уверяла Оксана, коснувшись другой рукой, руки Нечаева, что легла на её колени — Отвлечь внимания её матери от нас

— Не знай, я вас Орлова — высказывая недовольства, говорил Нечаев, продолжая сидеть на диване рядом с Оксаной — То мог бы подумать что вы сумасшедшая

— Ты мой Нечаев — коснувшись ладонью щетины мужчины, гордо заявила Оксана — Как ты можешь меня не знать

— Оксана Владимировна — отдёрнул Нечаев руку Оксаны, что нежностью ладони прошлась по его щетине — Угомонитесь!

— Вот как! — воскликнула Оксана, вскочив на диване резко, на колени, была шокирована таким заявлением

«Ну и сука ты после этого Нечаев, сначала трахнул меня, а теперь всё отвали да?!», размышляла Оксана, не успев схватиться за руку мужчины, что только что встал с дивана.

— Думаете я ради своего интереса спасаю вашу коллегу — поинтересовалась Оксана, выражая глубокую обиду, шипению подобающему аккорду королевской кобры

— Нет, я думаю, вы действительно змея Оксана Владимировна — уверял Нечаев, встав у дивана, поднял с пола лежащую черную куртку

— Ну а что в этом плохого? — поинтересовалась Оксана, не посчитав это оскорблением, прикрывая грудь пледом, что сполз с неё, когда она резко вскочила, оставаясь сидеть на диване

— А то что как я уже говорил — надевая на свой торс куртку

— Оу… прошу простить — возразила Валентина, почувствовав себя лишней в происходящей драматической сцене выяснения отношений — Я, пожалуй, пойду лучше займусь пациенткой

— Пожалуй — повела недовольно губами Оксана, чувствуя внутри, как раздирала всё ранимая душевная обида — Это будет сейчас лучшее для тебя

— Я пожалуй тоже пойду с вами — направился Нечаев следом за Валентиной, застегивая одетую на себе зимнюю куртку

— Ну и катись — прошипела Оксана, сквозь зубы, демонстрируя ненависть к этому мужчине, оставаясь сидеть на диване, прикрыла пледом грудь — Давай беги к своей темноволосой суке трахай её пока можешь

— Знаете Оксана Владимировна — возразил, упрекнув своим поступком Нечаев, встав в открытой двери — До ненависти, в вашем то положении сейчас безрассудно доходить — закрывая за собой дверь, говорил он, оставляя Оксану одну находиться кабинете

— Ёбнутый уёбок — продолжая выказывать неприязнь, шипела Оксана, состроив выразительный оскал королевской дикой кобры, оставшись одной сидеть на диване в пустом кабинете

 

***

Располагая ноутбук на одной из свободных столешниц в операционной, Оксана, встав под направленным светом операционных ламп, настраивала Skype, гудки которого означали исходящий вызов другому пользователю. Один из мониторов, что висели над операционным столом, выдавал трансляцию с камеры ноутбука. Воздух в операционном помещении был пропитан стерильным раствором, для уборки помещения, поэтому всё смеситель, кафельные белые стены и пол имели зеркальный оттенок. Створки на окнах в этой комнате были плотно закрыты, единственным освещением этой комнате служили местные герметичные светодиодные лампы и свет операционных ламп над столом для хирургических манипуляций.

Поставив ноутбук на столешницу, Оксана направилась к железной тележке, на которой располагался закопанный комплект для ангиографии сосудов головного мозга. В это время двери операционной раскрылись и Валентина закатывала каталку с лежащей на ней пациенткой, которая находилась в сознание. Девушка что лежала на каталке, была вялой, по внешнему виду было видно, что её мучали головные боли то, как она осматривалась по сторонам, было больше похоже, что у неё проблемы со зрением, что-то похоже туман или двоение перед глазами.

— Оксана Владимировна — послышался голос Серова, после того как затянувшиеся гудки перестали звучать — Вижу у вас уже всё готово

— А это кто еще? — унылым голосом, проявила интерес, спросила девушка, что лежала на каталке

— Валерий Валентинович моя пациентка

Уверяла Оксана, недовольно посмотрела через стёкла надетых на глазах очков на пациентку, что лежала на каталке, которую Валентина медленно подкатила к хирургическому столу.

— Выглядит весьма уныло и неподобающе — рассказывала Оксана, скрывая за стерильной марлевой повязкой на лице, прелесть алых губ

— Я спросила, кто этот мужчина? — повторила более будоражащим взволнованным голосом, пациентка свой вопрос

— А я Анастасия Александровна — рассказывал Серов — Консультант вашего хирурга, поскольку он считает, что у вас в мозгу новообразование, я хочу помочь ему, если это так конечно, отличить данную проблему от раковых опухолей

— А что разве сама Оксана Владимировна не сможет справиться? — спросила пациентка, медленно с помощью рук Валентины, переползла с каталки на операционный стол

— Одна голова хорошо — ухмыльнулся Серов — А две, сами понимаете лучше

— Таким методом — уверяла Валентина, располагаясь стоя у операционного стола, рядом с головой девушки — Оксана Владимировна решает сложные задачи

— Мене говорили, что Оксана Владимировна холодно относиться к пациентам — откровенничала пациентка, тем самым выражая недовольства

— Ну, блядь извините — возмутилась Оксана, прошипев алой прелестью губ, скрывавшихся за стерильной марлевой повязкой на лице — Что не могу подержать вас за ручку, когда вам плохо

— Оксана Владимировна! — упрекнул Серов — Это всё-таки пациент и он требует ответа, не такого, конечно же

«Это слишком охуевший пациент, но только лишь благодаря ей, когда поставлю ей диагноз и вылечу её, я смогу поставить Нечаева перед собой на колени, он склониться передо мной, как я этого и желала», уверяла себя Оксана, размышляя, переворачивая мысли в голове.

— Я как вы уже поняли — сдержала в себе свой пыл эмоций Оксана, обрабатывая распакованный катетер в миске с раствором хлорид натрия — Не специалист в нейрохирургии, а данная патология у вас в мозгу и поэтому Валерий Валентинович будет моим руководителем на момент этой процедуры

— Я исключительно в роли консультанта для Оксаны Владимировны

Пояснил Серов, убеждая пациентку, что лежала на операционном столе, когда Валентина укрывала её операционным синим бельем.

— И так я думаю Оксана Владимировна знает уже как начинать процедуру — говорил Серов, откашлявшись в руку — Прошу начинайте всё по стандартной схеме

— Валентина подготовь транквилизирующее средство — распорядилась Оксана, обрабатывая поверхность катетера в антикоагулянтом растворе

В области ниже шейного и верхнегрудного отдела позвоночника, Оксана накладывала индиферентный электрод, площадью 100 см (20х5), в тот момент пока Валентина подготавливала обезболивающее для пациентки. Электроды раздвоенного (одинариого) отрицательного полюса площадью 25-30 см располагают на синокаротидные зоны с обеих сторон.

Синокаротидная зона — рефлексогенная зона, расположенная в месте разветвления общей сонной артерии на наружную и внутреннюю, воспринимающая растяжение артериальной стенки и изменения концентрации кислорода и двуокиси углерода в крови; участвует в регуляции артериального давления и газового состава крови.

Производя пальпацию, Оксана отслеживала ход сосудистого пучка и определяют его пульсовые толчки, фиксируют сосуд II u III пальцами левой руки. Предварительно перед самой пункции, определив место, предполагаемого входа пункционной иглы, Оксана не обратила на состояние пациентки. Валентина подготовила транквилизирующий раствор и была готова уже ввести его содержимое через иглу шприца, что держала в руке.

— Что вы делаете! — неожиданно воскликнула пациентка, выбив из рук Валентины шприц с обезболивающим

— Что? — хотела возмутиться Валентина, после того как шприц упал на белый кафельный пол и прокатился по нему несколько метров

Не успев даже ничего возразить или понять пациентка, словно как озверевшая, впавшая в ярость выхватила железный поднос с приспособлениями для ангиографии, рассыпая всё его содержимое по полу, со всего размаху заехала им Валентине по голове. От сильного удара рыжеволосую девушку отбросило на пол. Падая Валентина, зацепила стоящий на столешнице ноутбук, тут же упал на пол, расколовшись напополам, после чего она на время потеряла сознание. Быстро вскочив, девушка уже сидела на операционном столе, буквально за доли секунд, напугав до ужаса Оксану, своей неожиданной тактикой агрессивных действий.

В глазах пациентки, что находилась под влиянием галлюцинаций, отражалась паника и естественный страх за свою жизнь. Девушка словно не отдавала отчёт своим поступкам, неся в себе угрозу своими действиями окружающими. Лицо агрессивно настроенной пациентки было наполнено злобой и неконтролируемым чувством паранойи.

— Отстаньте все от меня!!! — прокричала пациентка, выхватив ловко у Оксаны из рук иглы для пункции

— Стой, подожди — уверяла Оксана, испугавшись агрессивной реакции пациентки

— Вы хотите меня убить! — прокричала она в ненависти, на Оксану ловко скинув с себя операционное белье и наложенные электроды на тело

— Я врач — испугавшись, вскрикнула Оксана, отошла быстро на несколько шагов назад, споткнулась в спешке и упала на пол — Я хочу тебе помочь, ты не понимаешь то, что видишь……

— Ты врёшь — пациентка в ненависти навалилась на Оксану, размахиваясь в момент падения иглой для пункции

— А…. — прокричала в ужасе Оксана, находясь в шоковом состоянии

Отползая на полу к столешницам спиной, Оксана сидела на полу, пока пациентка подошла к ней с иглой для пункции в руке. По внешнему образу пациентка не отдавала себе отчет, поддавшись воздействию галлюцинаций, неясного генеза, считала угрозу для себя во всём окружающем. Подходя несколько шагов к Оксане, девушка потеряла сознание, упав на пол выронив из рук иглу для пункции.

Разваленные по полу приспособления для ангиографии, все лежало разбросано по полу, а так же разломанный наполовину ноутбук. Валентина так и оставалась лежать без сознания, рядом со смежной стороной столешниц. Пациентка находилась в коме, под действием галлюцинаций лежала на полу, удачно выронив иглу на пол для пункции, не зацепив себя при падении.

— Что здесь произошло? — послышался голос Тихонова, когда дверь операционной открылась

— Господи — удивился Нечаев, выражая страх, входя следом за Тихоновым в открытые двери операционной — Оксана Владимировна как вы?

— Еще бы чуть-чуть и она меня бы убила — тяжело вздыхая, чувствуя в себе неподвластную разуму панику, ответила Оксана — Дура блядь ебанутая

— Ну что доигрались — высказывая недовольства, прошёлся по операционной Тихонов, оценивая причиненный ущерб больничного оборудования — Я вам, что говорил господин Нечаев, что нужно было сразу обо всё докладывать мне

— Оксана Владимировна вы целы, не пострадали? — поинтересовался Нечаев, встав между лежащим на полу телом пациентки и Оксаны — Анастасия как, да и как вообще такое могло произойти?

— Так всё я отстраняю вас от дела — заявил Тихонов — С этого момента вы Оксана Владимировна больше не имеете права заниматься лечением этой пациентки

— Вы не имеете права — была возмущена Оксана, поджав от обиды нижнюю губу, согнула ноги в колени, оставаясь сидеть на полу, смотрела всё еще взглядом испуганной кошки

— Еще как имею и сделаю — распорядился Тихонов, подошёл к Валентине, что лежала у столешниц с другой стороны — Что с Валентиной она жива?

— Да вроде жива — прислонив пальцы к сонной артерии рыжеволосой девушки, убедился Нечаев, присев рядом с Валентиной на одно колено — Её вроде как вырубили

— Это я уже понял — возмутившись, ответил Тихонов, достав из отодвинутого ящика столешниц нашатырный спирт и вату — Что вы сидите Оксана Владимировна вы ранены?

— Да вроде как нет — вздохнула Оксана, опираясь о поверхность кафельного пола, поднялась на ноги, испытывая всё еще чувство тревоги — Повезло……

— Рано радуетесь — возмутился Тихонов, наклонившись, смочив ватку нашатырным спиртом, прислонил её к носу Валентины — Я даже не знаю, что вы будите говорить её родителям

— Что здесь произошло? — первое что спросила Валентина, с того момента как открыла глаза пришла в себя

— Это я у вас хотел тоже спросить? — отвечая на вопрос, пояснил Тихонов, убирая нашатырный спирт и ватку — Как себя чувствуете Львова?

— Оксана Владимировна? — уставшим, лишенным остатка сил голосом спросила Валентина — Вы в порядке? — поинтересовалась рыжеволосая девушка, опираясь локтями о поверхность пола, чуть приподнялась

— Оксана Владимировна в порядке! — выражая недовольства, ответил Тихонов — А сейчас если вы Львова можете идти

Уверял Тихонов, расстегивая пуговицы надетого черного пиджака, после чего снял сего с себя, положив на поверхность столешницы.

— Уходите со своим начальником быстро отсюда, сейчас сюда должны прийти родители пациентки и я бы не советовал бы вам обеим тут находиться

Рассказывал Тихонов, когда подошёл к каталке, что так и оставалась стоять у операционного стола, продолжая озираться по сторонам, оценивая весь ущерб, что лежал на полу.

— Господин Нечаев — вы мне не поможете, намекнул Тихонов на тело пациентки, что лежала на полу в бессознательном состоянии — Вы мне не поможете?

— Вы не можете отстранить меня от дела — возразила Оксана, подошла быстро к Тихонову, когда они вместе с Нечаевым положили тело пациентки на каталку — Я всё еще её лечащий врач

— Больше нет — пояснил Тихонов, накрывая вновь тело пациентки, что лежала в бессознательном состоянии на каталке операционным бельем — Идите домой, отдохните и завтра я обещаю, найду вам новое дело

«Ну уж нет, если ты думал, что я так легко отступлю, то ты очень глубоко заблуждаешься, поскольку я теперь не могу подойти к пациентке, мне придётся попросить кого-нибудь и в этот раз мне поможет моя рыжая бестия», ухмыльнулась Оксана, любезно делая вид, принимая требования Тихонова.

— Ладно — сохраняя красоту улыбки, ответила Оксана — В конце-концов, если никто не хочет, чтобы я занималась лечением этой бедняжки, кто я такая, чтобы перечить

— В самом деле? — возразила шепотом Валентина, когда Оксана медленно отошла от каталки, которую Тихонов сам покатил в сторону выхода из операционной — И вы так легко отступите?

— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовалась Оксана, обращая внимание на то, как Валентина неуверенно стояла на ногах

— Спасибо всё нормально — не давая к себе прикоснуться Оксане, чтобы поддержать, возразила Валентина, опираясь бёдрами на столешницу — И что теперь? — тихим шепотом спросила она, когда Тихонов с Нечаевым увозили пациентку из операционной

— Судя потому, что я видела — рассуждала Оксана, оставаясь стоять рядом — Это не просто обморок

— А что тогда? — проявляя интерес, спросила Валентина

— Это кома — ответила Оксана, уверенно распознав симптомы, после обморочного состояния девушки — Хотя конечно я могу и ошибаться, но в этот раз, она не очнётся через пятнадцать минут, по крайней мере, не в этот раз

— Нужно скорее предупредить Тихонова — выражая заботу, Валентина хотела отойти от столешницы, когда в этот момент пальцы руки Оксаны, крепко схватились за кисть руки рыжеволосой красотки — Они должны знать…..

— И что тогда? — уверяла Оксана — Как это может здесь помочь

— Нет — испугалась Валентина, отошла от Оксаны на шаг назад, заметив коварный, имеющий идею взгляд в глазах — Чтобы вы там не задумали я думаю, с меня хватит

— Послушай — уверяла Оксана

Субарахноидальные кровотечения и субдуральные гематомы, способствующие дислокации мозга и его сдавлению, развитию мозговой комы.

— В нашем случае

Рассуждала Оксана, пытаясь убедительно воздействовать на мнение Валентины, когда она, пошатываясь всё еще плохо себя, чувствуя, отошла от столешницы.

— Разрастание опухоли — говорила Оксана, поднимая тон своего голоса — Могло спровоцировать острую компрессию мозговой ткани, вследствие наличия в полости черепа объёмного образования

— Что вы там не задумали — возразила Валентина, встав боком к Оксане, держась одной рукой за голову, другой рукой ладонью прислонилась к пояснице — Это только навредит этой девушке

«Я не могу упускать свой шанс, поставить перед собой Нечаева на колени, этой мой единственный шанс, доказать себе, что я могу подчинить своей воли его разум», размышляя бредовыми мыслями, Оксана не думала даже о состояние здоровья пациентки, пользуясь лишь личными мотивами.

— Я пытаюсь ей помочь — убеждала Оксана последовала следом за Валентиной

— Вы уже помогли — через силу ухмыльнулась Валентина, встав у закрытых дверей операционной, повернулась в сторону Оксаны, когда она подошла к ней — И вот как это вышло

— Стой — уверяла Оксана, хотела схватить вновь Валентину за руку, но рыжеволосая девушка, первой покинула помещение операционной, не давая возможности её удержать

«Вот сука, ну ничего я найду к тебе подход, возможно, мне следует воспользоваться более радикальными методами», размышляла Оксана, нахмурив обидчиво губки, красота которых скрывалась за марлевой повязкой на лице, опираясь спиной на каркас одной из створок закрытой двери.

 

***

Проводя кончиком пальца по поверхности стеклопакета, окна в вестибюле больничного здания, Оксана пристально смотрела на то, как за макушками покрытых снегом деревьев, солнце постепенно заходило за горизонт. Смуглые оттенки сумерек охватывали зимнее небо над деревней, погружая всё за собой в объятие приближающейся ночи. Яркие, красные лучи заходящего за горизонт солнца, неистово проникали через стёкла фойе больничного здания, пытаясь пробиться через корку измороси узора, что покрывало лишь половину его стекла. Свет диодных светильников на потолке, белым свечением озарял помещение холла больничного здания, в котором почти не осталось посетителей больницы и персонала. Молодая парочка, которая сидела на подоконнике у окна, рядом с тем окном, у которого стояла Оксана, наблюдая за заходом солнца, мило шептались между собой, хихикая, не отрывая взгляд от сотовых телефонов. Проходящая мимо пожилая женщина подошла к закрытым плотным дверям входа в холл, открывая её со скрипом медленно, держа в руке трость, перешагнула высокий порог, после чего дверь плавно закрылась за её спиной всё с той же мелодией скрипа. Две дежурные медсестры, разговаривали между собой у стойки регистратуры, обсуждали, прошедший день в поликлинике, подавали третей медсестре, которая находилась за самой стойкой, принесённые карты.

Белая пышная, покрытая мехом шубка, скрывала тело Оксаны, как и белый столь же пышный капюшон, утаил за собой прелесть её пышных роскошных золотистых волос. Черные туфли на высоком каблуке, продолжением которых служили черные ажурные чулки, прекрасно облегали стройные ноги Оксаны. Подобно первозданному цветку, аромат дамасской розы, благоухал над телом Оксаны, добавляя изящную изюминку к её сексуальному образу. Ёрзая пальцем по сенсору телефона, Оксана наблюдала за отражением в стекле, до того момента, пока не заметила как по ступенькам массивной лестницы, спускалась Валентина. Продолжая стоять, покусывать нервно краешек губы, Оксана, чувствовала для себя чувство необъяснимого волнения, от незнания того, как начать правильно разговор.

«В этот раз стоит уступить этой рыжей суке, ведь кроме неё у меня никого не осталось, она единственная, кто может сейчас мне помочь», размышляла Оксана, слыша за спиной звук каблуков туфель Валентины, когда она шла по белой мраморной плитке вестибюля.

— Всё ждала, когда же ты появишься и пройдешь рядом со мной — произнесла Оксана, дождавшись того, как Валентина, гордо стараясь не обращать на неё внимания, прошла у неё за спиной

— Вы ждали меня? — пытаясь выразить удивление, ответила Валентина, остановившись, медленно подошла к окну, рядом с которым стояла Оксана — Вы говорили с родителями этой девушки

— О чём? — спросила Оксана, так и оставаясь стоять спиной к своей собеседнице — О чём мне ты прикажешь с ними поговорить, учитывая, несомненно, тот случай, что произошёл сегодня в операционной

— Её родители вас искали? — уверяла Валентина, встав у окна рядом с Оксаной, касаясь пальцами пластика подоконника — Вам нужно с ними поговорить

— Что если я тебе скажу……

— Нет — возразила Валентина, скрывая обиду во взгляде голубых глаз, отвернулась от Оксаны, так и не желая её слушать — Чтобы вы там не предложили, я скажу вам нет, хватит, с меня довольно

— Почему?! — столь резкий отказ, был по-настоящему понятен Оксане — Давай на этот раз условия ставишь ты

— Вы так и будите за мной идти? — возмутилась Валентина, когда подошла звуком стука каблуков по мраморной плитке к закрытой деревянной двери

— Ну, я вообще-то, направляюсь домой — ответила Оксана, мило улыбаясь, придала форме алых восхитительных губ, поверхность которых была пропитана щедрым слоем помады

— Да правильно говорил майор Нечаев

Высказывая недовольства, Валентина открыв дверь, перешагнула через высокий порог, вошла в тамбур больничных дверей.

— Вы змея и отравляете своим ядом людей, используя в этом свою выгоду

Прошлась по тамбуру Валентина, стукая каблуками красных туфель по бетонному полу, в объятиях теплого потока воздуха тепловой завесы, работающей у входных дверей.

— Сеете раздор, не будь вы хорошим врачом, вас бы никто тут не стал так долго терпеть……

— Может быть, перейдём к делу

Возразила Оксана, не став слушать пустые реплики рыжеволосой красотки прошлась по тамбуру под белым светом светодиодной лампы, подошла вместе к закрытой входной двери.

— У всего есть своя цена — рассуждала Оксана, коснувшись руки рыжеволосой девушки, не давая ей открыть дверь, потянуть на себя — Просто назови свою

— Нет….. — возразила Валентина, открывая дверь, впуская объятия будоражащей стужи зимы в погретое помещение тамбура — Меня достала ваша лживая реплика

— Я ведь не отстану — возразила Оксана, ощущая как объятия холода зимы, проникали за грань её белой шубки, сплетаясь за теплой материей нежной материей воздушных пут — Ты ведь меня знаешь, я не люблю проигрывать

— Хватит!

Подняла голос, прокричала Валентина, оказавшись на больничном крыльце, испугав стоящим там девушек вольно курящих, от чего одна из них выронила из пальцев сигарету прямо на крыльцо.

— Я устала уже от вас Оксана Владимировна

Повышенным тоном говорила Валентина, наблюдая, как выпавший из пальцев девушки окурок сигареты упал на холодный, покрытый тонким слоем снега камень крыльца, от удара разбросал светящиеся угольки сгорающего пепла в стороны.

— Вы только и делаете, что играете на чувствах других людей

Продолжая высказывать возмущение, разговаривала Валентина, не придавая внимания тому, как девушки, что стояли на крыльце, так удивленно на неё посмотрели.

— Используя лишь выгоду для себя — выражая обиду, разочарования на лице, продолжала высказывать Валентина, прошла мимо стоящих на крыльце двух молодых девушек, подошла к ступенькам крыльца, на которые, медленно кружась в воздухе, падал снег

— Просто скажи мне, чего ты хочешь — уверяла Оксана, нагло вытащив пальцами сигарету из губ девушки, выкинула её в рядом стоящую на крыльце урну

— Да как вы смеете?! — хотела возразить кашемировая девица, прическа которой была скрыта под пышным капюшоном, черного пуховика

— А что если я вам предложу поужинать сегодня с нами? — ухмыльнулась Валентина, наступая каблуками красных туфель на ступеньки крыльца

— С кем это с вами? — удивилась Оксана, придавая ухмылке алых губ, еще более радостный вид

— Со мной и моим парнем — ответила Валентина, игриво стряхивая кончиком черных перчаток, в которые были одеты её руки, упавшую на нос снежинку

«Ну блядь а почему бы и нет, просто блядский ужин, взамен на то, чтобы выполнить мои требования, достаточно низкая цена», размышляла Оксана, спускаясь следом за Валентиной, по ступенькам крыльца, радостно отвечая улыбкой своей собеседнице на такое предложение.

— А если бы я предложила с ним переспать? — удивилась Валентина, как быстро и без всяких отговорок, Оксана согласилась на предложенное условие

— Если ты поможешь мне в этом деле — уверяла Оксана, без всякого стеснения, посмотрела в глаза своей рыжеволосой собеседнице, коснувшись рукава её красного зимнего пальто — То я не могу отказаться, разве, что это может помешать вашей помолвке

— Вы ведь вроде как девушка майора Нечаева теперь? — ухмыльнулась Валентина, направляясь по тротуару

— Ты что не на машине? — возмутилась Оксана, последовав за рыжеволосой девушкой по тротуару в противоположном направлении от стоянки автомобилей

— Нет — улыбнулась взаимной улыбкой Валентина, в ответ на хитрую усмешку, выраженную возмущением со стороны Оксаны — Вы не ответили на мой вопрос

— Мы еще не удостоверились в своих отношениях — ответила Оксана, мило улыбаясь на недовольный взгляд от Валентины

— По-моему — возразила Валентина, оспаривая мнение Оксаны — То что я сегодня видела, говорит мне об обратном

— Правда? — удивилась Оксана такой точки зрения — И что же ты такого видела, что заставляет тебя усомниться в моей правоте?

— Он вас трахал? — шепотом рядом с Оксаны, ответила Валентина, продолжая выказывать возмущение

— А мне кажется — уверяла Оксана, не принимая на личный счёт недовольства от Валентины, проследовала за ней следом по тротуару, перешли дорогу, вошли в больничный парк — Что ты суешь свой носик, туда, куда тебе не следует

— Это вы гоняетесь за тем — возразила Валентина, прошла мимо высокой елью, касаясь кончиками пальцев покрытых её снегом веток, стряхивая снег с них — За что вам не принадлежит и никак, не можете понять, что никогда не будете обладать этим

— Ты слишком умная — сморщила губы Оксана, выражая хруст, наступая на снег, что лежал на каменной тротуарной дорожке больничного парка окруженного елями — И говоришь то, на что ты права не имеешь

— Будто вы на всё имеете право?

Пробурчала тихо себе под нос Валентина, стукая каблуками красных туфель по каменной плитке парковой дорожки направляясь в глубину этого места, окруженного места.

— В данном случае вы поступили как трус — продолжала выражать возмущение, высказала своё мнение Валентина — Вместо того, чтобы нормально прийти к родителям девушки и всё объяснить, вы сбежали от них, пытаясь сохранить себе таким образом доброе имя……

— Скорее свою мордашку — ухмыльнулась Оксана, красотой прекрасной улыбки алых губ, вдыхая ртом свежий воздух, пропитанный стужей зимы и искушающим ароматом снега

— Это не добавляет вам чести

Возразила Валентина, недолго помолчав, обдумывая чтобы ответить, пока они не вышли из парка на деревенскую улицу. Большая машина марки урал, тихо урча двигателем, проезжала по улице, в кузове которого находились лиственные заготовленные брёвна. Чей-то деревенский пёс, рьяно разлаялся в одном из заборов, когда по улице проходили деревенские жители, весело смеясь и разговаривая между собой. Всё было укутано одеялом зимы, каждая веточка дерева, кусты, крыши домов, заборов, машины, что стояли у дороги, всё буквально, было покрыто снегом. На фоне всей этой диковинной обстановки деревенской местности, стоял гул шума лесной опушки, мелодия шелеста листьев которого слышалась в любом краю деревни.

— Вы думаете и позволяете себе то — уверяла Валентина, используя манеру критика — Будто вам всё можно, но на самом деле это не так?

— А как же?

Спросила Оксана, направляясь вдоль деревенской улицы, предварительно перешли проезжую зону по пешеходному переходу, взошли на тротуар, что простирался вниз к деревенской речке.

— Как мне нужно себя вести? — проявляя интерес, спросила она, любознательным взглядом изучая манеру и мимику на лице Валентины, которую словно корёжило, от хладнокровия Оксаны

— Вижу вы просто так от меня не отстанете — разговаривая повышенным тоном, Валентина быстро догнала Оксану, стукая звонко каблучками красных туфель по бетонному тротуару

— А что должна? — ухмыльнулась Оксана, подошла к рыжеволосой красотке, встав рядом с ней лицом к лицу — Ты же понимаешь, ты мне должна, без меня ты была бы никем и ничем

— Вы не имеете права? — обидчиво поджала нижнюю губу Валентина, не имея сил больше смотреть в лазурные голубые, подобно топазу, глаза Оксаны, прошла мимо неё — Вы мне не мать и уж тем более не бог

— А ты что верующая? — рассмеялась Оксана озорны смехом, последовав следом за Валентиной, не принимая её пафосную обиду на свой счёт — Послушай ты мне нужна и да я от тебя не отстану, вот прям хочешь сейчас вызывай полицию

— Да хватит уже Оксана Владимировна — возразила Валентина, вновь обернувшись, состроила унылый, но уже более податливый взгляд — Вас никто уже в серьёз не понимает, вы в конец уже рехнулись со своими идеями, видите до, чего они довели?

— Сама она из комы не выйдет? — уверяла Оксана, последовав за Валентиной, подошла к калитке, которую она открывала — Ты же понимаешь, что опухоль уже разрастается, кома уже наступила, у нас не так много времени

— Вы не сможете провести операцию на мозге — упорствовала Валентина, переступила через высокий порог открытой калитки, оставляя её открытой для Оксаны — У вас нет опыта в нейрохирургии

— Я воспользуюсь помощью Серова

Убеждала Оксана вошла в ограду, закрывая за собой деревянную калитку, прошлась за Валентиной по каменной плитке под ветками огромной укрытой снегом яблони.

— Он когда-то практиковался в этой области — продолжала упорствовать Оксана, подошла к ступенькам деревянного крыльца, по которым поднималась Валентина

— И с чего ему вам помогать? — недоверчиво, проявляя интерес, спросила Валентина, доставая связку ключей из сумочки

— Да с того

Уверяла Оксана, проявляя настойчивость, подошла к рыжеволосой девушке, что вставила ключи в замочную скважину двери, открывая её одним поворотом, потянув на себя взявшись за ручку.

— Мои случаи, его волнуют куда больше — гордо заявила Оксана, первой переступила порог, вошла в дом Валентины, чувствуя жар и тепло камина, что растапливался в гостиной и запах тлеющих углей — Чем его дешёвая терапевтическая практика

Светлая обстановка дома, среди обоев красного, возбуждающего страстью цвета, вдохновляла сразу же на легкую романтику. Гармоничность сочетания света и тени в ярких красках красных обоев и света светильников бра, что украшали интерьер стен формой изящных кувшинок. Шторы в гостиной были плотно задвинуты, их приятная палитра багрового бархата и белого пушистого ковра, на фоне большой хрустальной люстры, выполненной в стиле золотого века имела дорогой и весьма роскошный вид. Щелканье углей в камине, тиканье часов, а так страсть теней пламени свечения, что неистово заполнили пространство гостиной и пола гостиной, создавая некую загадочную романтику. В воздухе стоял будоражащей запах роз, белая ваза которых стояла на столе в гостиной, излучала терпкий свойственный природному их запаху аромат.

— Валюша ты уже дома?

Послушался радостный мужской голос из гостиной, как только Оксана, переступая порог, под влиянием прохлады зимы с улицы, вошла в прихожую.

— Оу… ты не одна….. — смутился мужчина, остановившись у входа в гостиную

Парень на вид, которому было лет тридцать, среднего роста, слегка худощавого телосложения, показался Оксане довольно милы в синей джинсовой рубашке и джинсах. Встав у арочного входа в гостиную, он старался не смотреть в сторону Оксаны, хотя по первому взгляду она поняла, как он в тайне её желал. Казавшись Оксане довольно милым и привлекательным для первого раза, она улыбнулась ему красивой приветливой улыбкой.

— Ты не представишь меня своей гостье? — поинтересовался парень Валентины, стараясь не смотреть на Оксану

— Это Оксана Владимировна — недовольно ответила Валентина, закрывая за собой дверь — Мой бос и моя головная боль на сегодня и даже её причина

— Ладно уж не преувеличивай — умело демонстрируя застенчивость, Оксана выразила блеклый румянец на щечках, сняла с головы пышный капюшон

— Я как раз приготовил для тебя чаю — заверил парень рыжеволосой девушки и с этими словами вошёл в гостиную — Но я не знал, что ты зайдёшь с подругой

— Да чай бы мне не помешал — вздрогнула Валентина, видимо после улицы ощущая все еще на теле этот зыбкий холод, продирающий тело до дрожи — И Оксана Владимировна мне не подруга

— Правильно

Ухмыльнулась Оксана, взяла из рук парня кружку с чаем и наглым образом начала скорее пить его горячее содержимое, пытаясь само согреться от пронизывающей кожу тела прохлады.

— Я твой босс — заявила Оксана между глотками вкусного ароматного чая

— Так чего вы хотите? — снимая с себя красное пальто, поинтересовалась Валентина, подошла к вешалке гардеробного кофейного шкафа в прихожей повесила туда его на крючок

— Мне нравиться — изумилась в улыбке Оксана, чувствуя как содержащая вкусовые оттенки жасмина и неясный приторный вкус чая, согревал тело изнутри — Сразу к делу

— КТ мы провести не сможем — пытаясь не обращать внимания на насмешки Оксаны, говорила Валентина, скидывая туфли с ног, вошла в гостиную

— Никто и не говорит о КТ

Намекнула Оксана наглым образом, поставив кружку с чаем на комод, чтобы парень, который остался стоять в прихожей без дела, снял с неё белую шубку, когда она повернулась к нему спиной. Черное, подобное легкости и власти шифона короткое платье, облегало сексуально тело Оксаны, подчеркивая изящно самые сочные черты. Откровенное декольте U-образной формы, отчетливо за счет чашечек, что в форме кувшинок вырисовывало пикантную форму груди. Вырез спереди открывал сексуальную красоту ног, обворожительность которых дополняли ажурные черные чулки, кружевной узор которых особо выказывался в каждом шаге Оксане.

— МРТ теперь уже сойдёт — заверила Оксана, мило улыбнувшись от ухаживаний парня, что ласковым образом снял с неё белую шубку

— Вас ведь не пустят в больницу — словно ластясь кошкой при порыве теплого влияния с камина, встала напротив него Валентина, вытянув спину подняв руки вверх

— А мне и не нужно в больницу — уверяла Оксана, взяв с комода кружку с чаем, скидывая туфли с ног, вошла в гостиную, обольщаясь влиянию теплоты исходящей с камина — Это всё сделаешь ты

— Я?! — удивилась от такой наглости Валентина, раскрыла от удивления шикарные глаза

— Да именно ты — повторила Оксана, улыбаясь хитрой улыбкой, чувствуя необъяснимое для себя легкое сексуальное возбуждение

— А вам не кажется, что вы уже наглеете? — выражая возмущение, задавая риторический вопрос, спросила Валентина, выставив грудь, опираясь ладонью руки на собственное бедро

— В самом деле?

Ухмыльнулась Оксана, выражая хитрый настрой саркастичной ухмылки, покачивая бёдрами, подошла к мягкому дивану, держа в руках чашку горячего ароматного чая.

— Я почему-то об этом не подумала?

Вдыхая глубокий сладкий насыщенный аромат содержимого в кружке чая, Оксана чувствовала, как с каждым его глотком неудержимая сила соблазна склоняет её разум к власти порока.

— Послушай

Заявила Оксана, понимая, как она словно дикий необузданный водопад, каждая клеточка её тела словно текла, сгорая в пучине страждущего желания секса.

«Странно, неужели этот чай или что-то другое, что же в этом блядском доме так дико меня возбуждает, хоть бы эта рыжая сука не о чем не догадалась», скрывая умело истинную черту волнения, размышляла Оксана, ощущая, как всё тело полыхало жаром сексуального желания.

— Она ведь сейчас в палате интенсивной терапии?

Поинтересовалась Оксана, покусывая краешек губы, пыталась скрыть в себе стон сексуального возбуждения, что играл в ней бурной дикой страстью.

— Насколько я знаю

Ухмыльнулась Оксана, стараясь утаить в себе океан безудержной порочной силы, что словно бурно инерцией фонтана сочился из неё, учащенным тактом возбужденного дыхания.

— Там одна медсестра сегодня дежурит

Прикусывая краешек губы, сгорая от сильного возбуждения, Оксана не могла оторваться от кружки ароматного чая, что с каждым глотком манил своей изысканной сладостью.

— Ты легко сможешь войти, вывезти пациентку, отвезти её на МРТ и потом вернуть обратно, всего-навсего полчаса, никто ничего и не заметит — уверяла Оксана, ёрзая попкой по дивану, стараясь не смотреть на то, как парень подошёл к Валентине соблазнительно обнял рыжеволосую девушку

— И вы, в самом деле, в это верите?

Сомнительно поинтересовалась Валентина, прижимаясь спиной к парню, не могла понять от чего, так Оксана учащенно дышит и старательно, словно сгорая в пучине возбуждения, кусала губу.

— Ну хорошо — делая вид, что согласилась Валентина, после того как услышала урчащий насыщенный сексуальными нотками возбуждения урчание Оксаны, в тот момент когда она отпивала с кружки чай — Дорогой, ты мне не сделаешь чаю?

— Хорошо дорогая — нежность поцелуя и само их касание губ и то, как Оксана посмотрела на влюблённую парочку в момент пылкого легкого прикосновения губ Валентины и её парня

— Так и что вы мне предлагаете? — состроив хищный выразительный взгляд голубых глаз, поинтересовалась Валентина отошла от окна, рядом с которым стояла

— Не поняла? — придавая всю серьёзность, распущенной порочной улыбки, Оксана словно преобразилась и была немного шокирована таким вопросом от Валентины

— Вы же не думали — ухмыльнулась Валентина, состроив выразительную красоту губ — Что я вам буду что-то теперь делать за просто так, вам не кажется, что сейчас самое время поторговаться

«Наглая самовлюблённая сука, блядь да чего же так секса то еще хочется, блядь чтобы там она не предложила я хочу, чтобы она скорее ушла из дома, чтобы я могла оттрахать её парня», подумала про себя Оксана, не придавая никого значения ухмылки Валентины, положила ногу на ногу.

— Ну что же — недовольно повела губами Оксана, уже не могла скрывать то, как тело рьяно требовало плотской любви — Выкладывай свои требования — поставив кружку с недопитым чаем на рядом стоящий столик, ощущая сладкий приторный вкус его во рту

— И вы что готовы пойти на все чтобы их выполнить? — Валентина уже начала подозрительно смотреть на Оксану и то, как она, выражая учащенным тактом дыхания через которые едва слышались стоны, страсть порочного искушения, что терзала её разум — Что-то сомневаюсь

— Просто скажи, что тебе нужно! — сгорая в предвкушении сексуального соблазна, Оксана, словно змея, возбуждающей плавностью поднялась с дивана, расправляя черное короткое платье

— Оу…. — смутилась Валентина, всё еще так же странно ничего не понимая, смотрела на Оксану, не могла еще понять, что происходит — Вам так важна эта пациентка или майор Нечаев, что поручился за вас?

— Давай не будем устраивать этот пафос — играя вращением бёдер, Оксана искусно ставила ноги крест-накрест, впадая в поток исходящего тепла из камина, направлялась к Валентине, подобно плавности движения, хищной неукротимой кошке к загнанной в угол жертве — Просто скажи, что тебе нужно?

— И я могу попросить абсолютно всё? — поинтересовалась Валентина, начиная играть и создавать интригу в наступившим сексуальном моменте разговора, причину которого она разглядела в глазах Оксаны, что горели ярким пламенем сексуального необузданного желания — Вот это мне повезло

«Возможно, мне стоит сходить в ванную и там раздеться и будь что будет, пусть трахают меня оба или один кто-нибудь, я уже не могу блядь терпеть», размышляла Оксана, медленно подошла к рыжеволосой красотке, ощущая сладкий пленительный запах помады исходящий от её губ.

— Ты пока подумай — заверила Оксана, коснувшись кончиков пальцев руки девушки, выдала себя искушенным взглядом, полностью раскрепощенного порочного желания — А я пока, если ты не против, воспользуюсь твоей ванной комнатой

— Хочу отпуск по моему желанию — заявила Валентина, как только Оксана повернулась к ней спиной, направлялась к выходу из гостиной, уже не могла скрывать сильное похотливое волнение

— Дорогая вот твой чай — вошёл, пропуская Оксану выйти из гостиной, парень в комнату

— Надеюсь это не тот чай — высказывая возмущение, говорила Валентина, наблюдая, как Оксана весьма раскрепощенно себя стала вести — Что ты дал Оксане Владимировне, как только мы пришли, м….. какой аромат, где ты его взял?

«Блядский чай, м….. я уже не могу я пиздец как хочу трахаться», размышляла Оксана, вошла в коридор, направлялась по его протяженности, выражая, в каждом шаге, эластичность скрытых под черным платьем бёдер.

Чувство порочной похоти словно раздирало Оксану, когда она направлялась по коридору, играя упругой прелестью бёдер, подошла к развилке между комнатой и ванной комнатой. Касаясь дверной ручки, Оксана легкостью поворота пальцами повернула её шар, потянув на себя дверь, открыла её. Порыв легкой влаги и с эффектом жасмина и экстракта запаха кашемирового дерева, превосходил в этой насыщенной влагой обстановки. Голубые, подобно лазурной глади океана кафельные стены и пол ванной комнаты, по гладкой поверхности которых скатывались обильные капли воды. Накопитель воды, большое зеркало, висевшее над раковиной, а так же сама ванна треугольной формы, парфюмерная полка слева и справа от входа, одна из которых, слева, та что принадлежала Валентине была забита флакона и баночками косметики для ванны.

Перешагивая через порог ванной комнаты, Оксана нащупала клавишу выключателя, включая свет, который подобно небесному цвету, голубого сияния озарил блеклым светом помещение. Закрывая за собой дверь, Оксана уже задыхалась от перенасыщения, чувство сильного сексуального возбуждения, хватая ртом влажный спертый воздух в ванной комнате. Продолжая тяжело дышать, Оксана быстро словно сорвала с себя черное короткое платье, что подобно легкостью материи силой принуждения её собственных рук скользило по телу, падая вниз. Присаживаясь на борт ванной, Оксана медленно положила ногу на ногу, коснулась коготками резинки черных чулок, начала медленно их стягивать с себя. Через некоторое время, Оксана скинула чулок с другой ноги так же, положив ногу на ногу, после чего встала с борта ванны, заводя руки за спину, касаясь застёжки черного кружевного бюстгальтера. Оксана уже словно текла соком бесконтрольной её разуму любви, быстро расстегивая путы оков бюстгальтера, что стягивали её сочную грудь, форма которых вызывала желание. Медленно отводя бюстгальтер, сползая лямками по рукам, его чашечки покинули обитель розовых твердых сосков Оксаны, позволяя приятному воздуху в ванной их коснуться, возбуждая с новой сокрушающей силой. Касаясь резинки кружевных трусиков, тут же пока черный кружевной бюстгальтер падал на пол, обнажая грудь Оксаны, она быстро вращая бёдрами, не могла контролировать свой порочный пыл начала стягивать с себя оставшееся нижнее белье. Переступая через лежащие черные кружевные трусики, что трением сексуальной страсти скатились по её ногам, падая на пол, Оксана тут же схватила белое полотенце к вешалке. Чувство сильного сексуального разращения терзало её с такой силой, что Оксана не могла даже скрыть своё тело полностью объятием оков полотенца, прислонив его к груди, другой рукой открыла дверь, толкая её от себя.

«Блядь что я им скажу, придётся что-нибудь придумать на ходу или если он не идиот, то сам поймёт куда и что нужно вставить», размышляла Оксана, быстро переступая порог открытой двери, вышла в коридор, чувствовала как тело текло всё, каждая клеточка жаждала любви.

Не обращая внимания на сложившуюся тишину, Оксана вошла в коридор, услышав как на кухне, журчал кран и стук моющейся там посуды. Покачивая бёдрами, выражая в каждом шаге изящную эластичность, Оксана вошла на кухню, где споласкивал кружки парень Валентины, стоя у раковины, водил мочалкой для посуды по поверхности стенки кружки. Прикрывая грудь полотенцем, Оксана вошла на кухню, уже не могла скрывать сильный порыв сексуального ощущения, выражая это на выдохе едва слышным сексуальным стоном.

— Извините, хотела спросить — отвлекла Оксана парня, что мыл посуду, по внешнему виду которого её не смутило, что его что-то тревожило

— А…. Оксана Владимировна — сделав вид, что как будто испугался он, обернулся парень, заметив на входе стоящую Оксану, когда она прикрывала грудь всего одним белым полотенцем — Вы что-то хотели? — отложив губку для мытья посуды в сторону, спросил он

«Я ведь его совсем не знаю, да кое блядь это имеет сейчас значение, я просто хочу трахаться мне уже неважно с кем», подумала про себя Оксана, прикусывая от жуткого волнения краешек губы, не знала, как завязать разговор из-за чувства сильной порочной возбужденности.

— Я просто — вошла на кухню Оксана случайно выронила из рук белое полотенце, представ перед парнем в обнаженном в полностью желанном виде — Хотела спросить

— Оу… простите — тут же присел он на одно колено, поднимая для Оксаны полотенце, стараясь не смотреть на её обнаженное тело, когда она так манила его к себе взглядом похотливой зависимости — Это наверно ваше…..

— Оно наверно мне без надобности — ответила Оксана, взявшись пальцами за предложенное ей полотенце, посмотрела на парня, что стоял перед ней, искушенным взглядом

Не выдержав столь сильной тяги порочного влечения, Оксана впала в объятия этого самца, касаясь ладонью его колкой щетины на лице, обратила взор молодого человека на себя. Крепкие пальцы самца, нежной поверхностью жара руки скользили по спине Оксаны, когда она, находясь в его объятиях, подобию дикой королевской кобры извивалась перед ним. Дыхание этого кавалера, его воля, его желание, все эти чувства в этот момент были очень сильно усилены в Оксане, жажда порочного инстинкта преобладала в ней. Почувствовав, как его пальцы впились в золотистые пряди волос, парень тут же развернул Оксану к себе спиной, загибая её перед собой. Что-то делая сзади со своей одеждой, пока Оксана стояла, нагнувшись перед ним, улыбаясь порочной распущенной улыбкой, словно текла фонтаном незыблемой любви перед ним. Сплетая руки Оксаны воедино за её спиной, парень лишил её возможности, сопротивляться его сексуальному желанию, делать лишь то, что он считал нужным.

Медленно подобно крепкой мужской мощи, головка члена самца прикоснулась к мокрым половым губам Оксаны, что изнемогали из себя текучей смесью, готова уже вкусить в себе плод порочной силы. Раскрывая лазурные распущенные голубые глаза, открывая алые губы, Оксана ощутила, как в неё медленно, но убедительно входит стебель мужского пениса, принуждая стенки её влагалища растягиваться ввиду влияния по мере его продвижения. Изобилие смазки влагалища Оксаны, было настолько большим, что член парня, который входил в неё с легкостью преодолевал силу растяжения. Каждой стеночкой влагалища, Оксана чувствовала это сокрушающее разум легкое трение, оставаясь замкнутой в оковах крепких, как ей показалась рук парня, что сплел её руки воедино, держась за кисти. Изнывая сексуальной песнью стонов, Оксана услышала приближающийся звук стука женских каблуков по паркету пола в коридоре, но он её даже не смутил в этот желанный порочной связи момент.

— М…. Оксана Владимировна — послышался голос Валентины с прихожей, после чего под стук каблуков рыжеволосая красотка вошла в кухню в одном красном нижнем белье

— Дорогая твоя начальница и правда горячая штучка — похвалил парень, медленно вынимая член из влагалища Оксаны, с каменной подобно раскаленному камню головки, которого сочилась смазка

— М….. зачем ты вытащил? — изнывая в собственных стонах, Оксана не могла унять порыв сексуальной рвущейся энергии из неё, сморщила губки, выражая обиду

— Знаете, почему я сказала, почему мне повезло

Ухмыльнулась Валентина присев на колени перед Оксаной, когда парень рыжеволосой красотки держал её в согнутом положении, сомкнув кисти рук вместе за спиной. Нежностью приятного касания пальца, Валентина коснулась жарких, подобно пламени губ Оксаны. Другая рука девушки, чье лицо было сексуально украшено веснушками, ладонью приятного касания прижалась к розовому соску сочной упругой груди.

— Нет, конечно

Уверяла Валентина, мило смутившись, выказывая порочную манеру застенчивости, убирая руку с губ Оксаны, прислонила ладонь к поверхности её живота.

— Я готова его поначалу убить за то, что он сделал — говорила Валентина, рассказывая рядом с губами Оксаны, состроив милый похотливый взгляд — Вообще-то этот чай предназначался мне и я бы если бы знала его не пила

— Может, уже перейдём к делу — Оксана не могла контролировать себя, чувствовала, как головка пениса парня круговым движением ходила рядом с её анусом, оставляя на коже вагинальную смазку — Хватит с меня пустых…..

Не успела договорить Оксана, ощутив крепкое убедительное проникновение пениса в анус, вынуждающее открыть алые губы в шикарной извращенной форме и раскрыть в полную красоту лазурные, голубые, подобно камню топаза глаза.

— Оу…. — выражая искусно сарказм, говорила в шутку Валентина — Вам наверно не столь приятно, ведь сразу понятно, что вы ожидали

Начиная стимулировать пальцами, клитор Оксаны продолжала рассуждать она рядом с её алыми раскрытыми губами в предвкушении входящей в неё силы.

— Вам что больно? — словно насмехаясь, поинтересовалась Валентина, с чувством сарказма, по мере того, как медленно и принудительно член парня входил в анус Оксаны

— М…. — кусая от предвкушения сильных сексуальных ощущений краешек губы, Оксана ощущала во всех тонкостях, как в её анус входит напряженная мужская мощь

Неожиданный шлепок мужской ладони по ягодицам Оксаны, заставил её взвизгнуть, стиснув зубы, по мере того как анус истязал проникновением мужской член. Столь сильное чувство и острое сексуальное ощущение, по мере того, как пенис мужчины, словно по эффекту смазки входил в Оксану, растягивая стенки ануса. Пальцы рыжеволосой красотки, медленно прошлись по поверхности набухших сильным возбуждением половых губ Оксаны, когда каждая клеточка её горячего пылкого страстью тела, желала вкусить в себе пальцы Валентины. Изнывая сексуальными стонами, извиваясь в оковах влюблённой парочки, Оксана стояла, нагнувшись, посреди кухни, её руки были сомкнуты вместе в области кистей за спиной. Жарким пламенем губы Валентины впились в розовый сосок, сочной груди Оксаны, начиная смачно его обсасывать аккуратно губами оттягивая сам сосок, прикусывая его кончик зубками. В тот момент как пальцы этой рыжеволосой бестии умело, словно как по заказу, вошли в набухшие, желаемые вкусить в себе вкус порочного искушения, половые губы влагалище Оксаны.

Двойное проникновение, находясь в пылу страсти своих искусителей, вызывало в Оксане череду бурных сексуальных эмоций. Извиваясь подобно дикому рьяному зверю в оковах сексуальной любви, пластичностью движений, тела Оксаны, была в этот момента схожа с королевской коброй. Чувства сильных сексуальных эмоций, позволяло испытывать Оксане сильные многократные оргазмы, за счёт того как умело Валентина начинала стимулировать её точку G. Оксан6а испытала многократный оргазм, уже текла соком изобилия порочной жидкости, испытывая во всех тонкостях столь сильные порочные ощущения, что сводили с ума разум. Рукам самца, неожиданно схватилась за грудь Оксаны, вызывая даже восторг, как он некоторое время пытался в руке удержать бюст, что в несколько раз превышал по размеру его ладонь. Другой рукой парень прижался к выставленным ягодицам Оксаны, держа руку на розоватом следе пятерни после удара шлепка ладонью.

— Ах….. — простонала Оксана, словно текла необузданной порочной рекой, испытав еще один оргазм, чувствуя с какой уверенностью и скоростью член самца, растягивал стенки её ануса

— Оксана Владимировна — ухмыльнулась Валентина, вытаскивая пальцы из влагалища Оксаны

— Твоя подруга, кажется, уже не может — уверял парень, вытаскивая медленно член из ануса Оксаны, смачно спустил спермы на анус, что сгустком белой вязкой жидкости стало стекать вниз

— Ты что идиот? — возмутилась Валентина, заметив, как сгусток спермы обходил по площади набухшие половые губы влагалища Оксаны, что требовали продолжения

— Я хочу еще — не придавая никакого значения той вязкой горячей жидкости, что стекала по половым губам, предложила Оксана, оборачиваясь, посмотрела взглядом полного искушения на своих истязателей — Только не думайте что это всё

— Я тебя убить, готова! — выказывая недовольства, выразила своим чувства к парню Валентина, держа ладонь руки на бёдрах Оксаны — Ты её напоил тебе за это и отвечать

— Тот чай предназначался тебе — уверял парень, позволяя Оксане выгнуться встать в полный рост, убирая руку с её ягодиц

— Да, но выпила его я — говорила Оксана, встав между двух своих искусителей, не могла отдышаться от пережитой серии сильных оргазмов и неутолимого сильного желания секса

— Признаю, неловко получилось — смутился парень, тому, как искусно и развращено себя вела Оксана, встав между ним и Валентиной

— Неловко получилось? — нахмурила кокетливо губки трубочкой, спросила Оксана — Получиться, если вы оба теперь не постараетесь доделать дело до конца

— Не я вас поила этим дурацким чаем — ухмыльнулась Валентина, обвивая талию Оксаны, задержала коготки на её упругих ягодицах

— Но признай — говорила Оксана рядом с раскрытыми губами Валентины, испытывая при этом сильное сексуальное искушение с которым сама не могла совладать — В глубине души ты ведь не против со мной еще раз порезвиться

— С этим правда не поспоришь — ухмыльнулась Валентина, встала перед Оксаной, продолжая держать пальцы обеих рук на её восхитительных бёдрах

— Так как на счет того — ухмыльнулась Оксана, коснулась огненных цвета волос, прядей рыжеволосой девушки, улыбаясь распущенной формы улыбкой — Чтобы нам всем уединиться в вашей супружеской комнате и доделать начатое

— Вы же кажется хотели отправить меня в больницы? — взаимной ухмылкой, подметила Валентина

— Отправишься после того — нежно коснулась Оксана сладких губ рыжеволосой девушки, схватившись игриво пальца за стебель пениса — А тебя никуда не отпускала

«Блядь я сейчас возьму его силой, я не могу остановиться, что на меня нашло и плевала я на то, как на это посмотрит эта рыжая сука, что я обкатаю перед свадьбой её жениха», ухмыльнулась Оксана, наглым образом продолжала держаться за напряженный всё еще крепкий пенис парня.

— А что ты так на меня так смотришь? — возмутилась Валентина — Это ведь ты дал ей этого чаю, вот теперь — недовольно рыжеволосая девушка посмотрела на своего парня

— Я ведь говорил, что чай предназначался…..

Не давая парню высказаться Оксана впилась в его губы, обвивая лицо кавалера, не представляя никакого внимания тому, как Валентина словно кипела ревностью глядя на столь нахальное извращенное поведение. Обвивая лицо самца, Оксана, направляясь спиной к выходу стараясь не разрывать момент сладострастия поцелуя, чувствуя вкус его слюны и близость мужского тела, трепетное дыхание которого будоражило с новой естественной силой. Словно дикие звери, подобию танца страсти, Оксана, не разрываясь с губами кавалера, в горячем пламени поцелуя от стены к стене, направлялись медленно в комнату. Тело Оксаны, не переставало испускать изобилие плотского сока, сила порочного искушения росла и неконтролируемым влиянием. Желание необузданной порочной власти переполняло рассудок, разгоняя кровь в жилах Оксаны сокрушающим ритмом потока.

Подобной дикости зверям, Оксана, не разрываясь с губами парня, вошла в светлую комнату, становясь под светом люстры из трёх кувшинок. Большая двуспальная кровать на фиолетовой застеленной простыни из шёлка которой расположилось красное короткое платье материл которого по свойству пошива напоминал шифон. Окно в спальни, было закрыто красными бархатными шторами идеально подходящих под багровый цвет обоев с рисунками цвета золота на них. В комнате была благоуханная обстановка цветов и гармоники их запахов, словно палитра художника была насыщена оттенка жасмина, запахом лаванды и непревзойденности стойкости кашемирового дерева.

— Возьми меня

Требовательно заявила Оксана, толкнув первой парня на кровать, не могла устоять перед властью порока, что неистовой силой терзал её разум.

— О….. зря ты напоил меня этим блядским чаем

Хитрой ухмылкой улыбнулась Оксана, наступая коленом на фиолетовую простыню, вырисовывала черты сочного пленительного властью изгибов тела.

— Ты даже не представляешь

Уверяла Оксана, словно необузданная кошка ползла с хищной ухмылкой на постели над телом, лежащего на кровати парня, который с удивлением наблюдал за ней.

— И мне плевать, что у вас будет свадьба с этой рыжей сукой……

Не успев договорить, Оксана ощутила платок пропитанный хлороформом у себя под носом, что закрыл резко сразу нос и рот. Валентина в тот момент как Оксана заползала на кровать, пользуясь властью красоты сексуального парня, пленила разум жениха рыжеволосой девушки. Сделав от неожиданности резкий вдох, Оксана впитала в себе его насыщенную большую дозу, прежде чем ухватиться пальцами за кисть руки Валентины. Держась за кисть руки Валентины, Оксана чувствовала сильную усталость, что разящей скоростью словно сбила её, вынуждая упасть на постель. Рука рыжеволосой красотки плотно прижимала белый шелковый платок, глаза Оксаны начали закатываться, пытаясь оторвать от себя эту усыпляющую отраву, жадно при этом, хватая с каждым вздохом его молекулы запаха которых словно как выключатель нагрузки вырубил её сознание полностью. Уснув на кровати, так и держась за кисть руки Валентины, пытаясь оторвать платок от лица, Оксана стоном упоительной терзающий разум сексуальной страсти сладко посапывала во сне, лишившись последнего остатка сил сознания.

 

***

Раскрытые бархатные красные шторы, выдали поразительный яркий поток света, что проникал в комнату, пробуждая Оксану от сна. Обнаженное тело Оксаны находилось в объятиях пышного толстого одеяла, находясь в объятиях тёплой застеленной белым бельем постели. Тело Оксаны терзало легкая изнывающая слабость, во рту была сухость, каждая клеточка изнурительно требовала воды. Чувствуя жар, находясь под одеялом и головокружительную слабость, Оксана медленно открыла глаза, заметив Валентину, что стояла у окна, раскрывая бархатные красные шторы в стороны. Рыжеволосая девушка, касаясь пальцами бархатной ткани штор, раздвинула их в стороны, пропуская в комнату неистовый утренний свет восходящего над деревней солнца. Красное обворожительное короткое платье сидело почти идеально на её теле, придавая изощрённую пикантную взгляду сексуальность.

— Доброе утро Оксана Владимировна — ласковым голосом, словно чувствуя за собой вину, произнесла Валентина, оставаясь стоять у окна, держась за красную материю шторы

— Что произошло? — унылым голосом, спросила Оксана, пытаясь оторвать голову от подушки, чувствовала всё еще изнуряющую слабость во всём теле

— Я бы не хотела об этом говорить — виновато ответила Валентина, медленно соблазнительно покачивая бёдрами, отошла от окна, искусно ставив ноги крест-накрест, завораживая красотой пикантных бёдер в каждом шаге — Поскольку в этом есть, безусловно, моя вина

— Пить — требовательно попросила Оксана, прикусывая краешек губы, испытывая злобу, чувствуя с какой неуверенностью на неё смотрит Валентина

— Да-да конечно — Валентина тут же подошла к кровати и взяла стакан с апельсиновым соком, что стоял на тумбе рядом с ночным светильником — Вот возьмите Оксана Владимировна

— И убери эту блядскую ухмылку — возразила Оксана, скорчив от недовольства губы, взяла в руку предложенный стакан с соком — Она тебе не идёт

— Пока вы спали — уверяла Валентина, ловко пытаясь уйти от темы навязчивого разговора, присела на кровать рядом с Оксаной — Я сходила в больницу и провела МРТ девушке — рассказывала рыжеволосая девушка, положив ногу на ногу

«Эта рыжая сука думает, что я не помню, как она пыталась усмирить меня с помощью платка с хлороформом, ну ей это даром не пройдёт, я заставлю её за это ответить, но боюсь, это произойдет не сейчас», размышляла Оксана, начиная жадно сидя в постели глотать апельсиновый сок.

— Однако — оторвалась Оксана тут же от бокала с соком, оставляя на губах кисло-сладкий осадок слизи после оранжевой свежести апельсина — Ты сказала, что пока я спала от твоего долбанного хлороформа которым ты меня, черт возьми, усыпила

— Это была вынужденная мера — уверяла Валентина, вставая тут же с постели заметив на лице Оксаны, недружелюбный настрой

— Да ну? — ухмыльнулась Оксана, недоверчиво посмотрев на рыжеволосую красотку, что как испуганная вскочила с кровати

«Ну и сука же ты после этого Валюша, а я к тебе со всей душой, а ты мне какого-то парня пожалела», нахмурила Оксана алые губки, ощущая во рту кисло-сладкий вкус апельсина.

— Покажи мне снимок — потребовала Оксана, посчитав мелочный произошедший прошлый ночью инцидент

— Что вот так просто? — возмутилась Валентина, удивившись абсолютному хладнокровию со стороны Оксаны

— Ну да, а что?

Ухмыльнулась Оксана, пожав плечами, прикрывая одеялом, держась за его край одной рукой, сочную грудь, поставила полупустой стакан с соком на тумбу рядом с кроватью.

— Ты так говоришь — продолжая выражать красоту алой улыбки, говорила Оксана — Как будто что-то еще должно было произойти, за что я могла бы тебе посочувствовать

— Да мне больших трудов стоило — рассказывала Валентина, словно гордясь собой, прошла по комнате, прорисовывая скрытые под платьем пикантные черты формы тела

— Покажи мне снимок! — скрепя зубами потребовала Оксана, выражая оскал королевской кобры, испугав девушку своим шипением, от чего Валентина заползла бёдрами на парфюмерный комод

— Он в больнице — ответила Валентина, оставаясь сидеть на парфюмерном комоде, уронила на его поверхность нижней полки, флакон с духами, что чудом не разбился — Вы же не думали, что я могла его сюда принести

— Блядь я просто не могу понять, в чем была проблема? — возразила Оксана, выказывая недовольства — Почему сейчас с тобой нет снимка

— Вы хоть знаете, каких трудов мне стоило его сделать? — прокричала Валентина, уже не могла сдерживать при себе пыл накопленных нервов

— Да плевала я на твои труды — прошипела Оксана, вскочила на постели, скинув с себя одеяла, оставаясь сидеть на коленях в кровати — Где этот снимок, покажи мне его!

— Я так и думала — холодно ответила Валентина, направляясь под стук каблуков красных туфель к выходу из комнаты — Вам плевать на всех кроме себя самой

«Имеет же блядь наглость эта сука убеждать, особенно после того как подло усыпила меня вчера, воспользовавшись хлороформом», подумала про себя Оксана, прикусывая краешек губы, пока Валентина прошла по комнате к закрытой двери.

— Стой! — отчаянно вздохнула Оксана, свесив голову — Скажи хотя бы, что там было, там была опухоль? — выражая надежду, спросила она

— Там новообразование округлой формы, которое располагается в полости III желудочка головного мозга — пояснила Валентина, касаясь пальцами ручки двери

— Большое? — прикусывая краешек губы, размышляла Оксана

— Достаточно большое — пояснила Валентина — Чтобы вызвать кому

— Значит, опухоль продолжает расти — тихим шепотом ответила Оксана

— В чем дело? — поинтересовалась Валентина, отошла от двери, заметив сомнительный, задумчивый взгляд в глазах Оксаны

— Мы что-то упускаем — предположила Оксана, оставаясь сидеть на постели, свесила ноги, касаясь ступнями теплого паркета комнаты

— Что вы имеете в виду? — поинтересовалась Валентина, подошла вновь к парфюмерному комоду, от которого отошла, покачивая плавной красотой упругих выраженных бёдер

— Новообразование! — схватившись за одеяло, уверяла Оксана, прикрывая своё тело — Это не всегда должен быть рак

— Господи

Уныло вздохнула Валентина, скривила губы в улыбке, забавляясь тому, как Оксана, кряхтя, накинула на обнаженное тело толстое одеяло.

— Вы всех уверяли, что это рак, вам никто не верил, все считали, что это отравление

Высказывалась Валентина рыжеволосая красотка, встав у парфюмерного комода, её огненного цвета прямые волосы, словно потоком водопада посыпали плечи, красиво завивались в кольца в области декольте.

— Теперь, когда ваша теория наконец-то подтвердилась — продолжала демонстрировать недовольства, говорила повышенным тоном голоса Валентина

— Не подтвердилась…… — оспаривая такой довод, возразила Оксана, сморщив алые губки — Я еще не видела эту опухоль

— Достаточного того — наклонилась вперед Валентина, опираясь руками на грань комода, выражая всю серьёзность намерений в мимике лица — Что я её видела и могу заверить вас Оксана Владимировна, то новообразование достаточных размеров

— Оно одно? — поинтересовалась Оксана, обворачивая тело одеялом, встала с постели, на которой сидела — Или их было несколько

— Оно было одно — словно закипела Валентина, подобно чайнику, стоящему на раскаленной плитке, эмоции этой рыжеволосой девушки, были натянуты тонкой непрочной уже струной

— Ты в этом уверена? — проявляя терпение Валентины, спросила Оксана, забавляясь тому, как свою собеседницу буквально корёжило от злости

— Я вам как будто на снимок смотрю, говорю! — уже не могла вынести допытывающий характера тирана Оксаны, вскрикнула Валентина — Образование, сильное похожее на опухоль головного мозга было одно и да, оно действительно очень большое

— Ладно-ладно

Смутилась Оксана вновь сев на кровать, с которой хотела встать, но услышав как повышенным тоном голоса, стала рассказывать Валентина, от испуга снова рухнула на постель.

— Не нужно так кричать — почувствовала неловкость в предстоящем моменте разговора, Оксана ловко выразила свою признательность блеклым румянцем застенчивости на щечках

— Вы тиран Оксана Владимировна!

Выражая ненависть теперь на лице, выразила своё мнение Валентина, девушку словно раздирало порывом терзающих её разум эмоций, которые Оксана подобно прессу на фоне общения выдавливала из неё.

— Вы деспот — продолжила критиковать Валентина — Вы диктуете всем как жить и как поступать, чтобы одной только вам было это выгодно!!!

— Эй-эй — оспаривая такой веский довод, упрекнула Оксана — Не я сама себя вчера хлороформом усыпила, а это ты на меня набросилась!

— Вы были неуправляемы! — пытаясь найти разумный ответ, возразила Валентина

— Я что угрожала кому-то расправой? — ухмыльнулась Оксана

— Вы хотели обкатать, как вы, между прочим, выразились моего парня

Уверяла Валентина, выражая жалость к себе по интонации голоса и ироничной мимике ни лице, отошла к парфюмерному комоду, смутившись внимательному взору со стороны Оксаны.

— А ведь мы с ним планируем пожениться, как мне после такого ему в глаза смотреть, когда я видела прекрасно, как вы нагло использовали его в своих целях

— Так это значит, я использовала?! — возмутилась Оксана, вскочив с кровати, скинула с себя одеяло, что скрывала прекрасную сочную форму обнаженного тела — Я значит, сама себя напоила, этим блядским чаем?!

— Соглашусь — признала виновато это Валентина, опустив голову — И лишь пор одной причине, что это не ваша вина, хотя чай предназначался мне!

— Признай — ухмыльнулась Оксана, подошла, покачивая упругой формой бёдер, заметила только сейчас на спинке кровати черное платье, нижнее белье и чулки, что она оставила в ванной прошлым вечером — Что в тайне, ты хотела меня, ты желала близости со мной

— М…. — изнывая, что её раскусили, проурчала Валентина, повертела головой, выражая неловкость сложившегося положения — Ладно и это тоже, хотя……

— Хотя да — ухмыльнулась Оксана, аккуратно взявшись пальцами за черные кружевные трусики, стянула их со спинки кровати — Это наверно сама главная и веская причина, по которой тебе просто следует заткнуться и извиниться передо мной

— Что?! — возразила Валентина, раскрыв от удивления голубые, подобно морскому дну глаза, вытаращилась ими на Оксану — Извиниться перед вами

— Ну да — присаживаясь на постель, ухмыльнулась Оксана, состроив хитрую, с долькой дьявольского коварства ухмылку — Извиниться

— Ну, знаете — не принимая такой довод в серьёз, закипела вновь Валентина — Это уже перебор, если вы уже и правду ждёте от меня извинений….

— Ты не представляешь — выказывая лживую и в тоже время искреннюю застенчивость, ответила Оксана, мило улыбнувшись вдобавок — Я правда жду от тебя самых, честных извинений

— Меня одно только удивляет — пытаясь как-то перейти на компромисс, рассуждала Валентина, отошла от закрытой входной двери в комнату, так и не решаясь её открыть — Как вы собираетесь подойти к пациентке, если вас и не на километр даже к ней не подпустят

— Она ведь в реанимации — уверяла Оксана, пожав плечами, вставая с постели, одевая на себя, черные трусики, резинка которых плавности завораживающего скольжения, красиво села на её талии — И она ведь в коме?

— Нет мне просто интересно — ухмыльнулась Валентина, продолжая расхаживать по комнате, с восхищением наблюдала, как Оксана одевала на себя, черные трусики — Как вы это провернёте

— Ну, для этого

Сохраняя красоту роскошной улыбки, ответила Оксана, взявшись за лямку черного кружевного бюстгальтера, подошла с ним, играя бёдрами, словно хищная кошка к Валентине. Рыжеволосая девушка, продолжала стоять у парфюмерного комода, напротив большой, двуспальной кровати.

— Мне как всегда понадобиться твоя помощь — говорила Оксана, ставя ноги крест-накрест, выражая в каждом шаге изощрённую пикантную сексуальность, очертания собственного обнаженного тела

— Вы что издеваетесь? — удивилась Валентина, как Оксана с ухмылкой, подошла к ней, выражая милое очертание скул, протянула ей, висевший на кончике пальца черный кружевной бюстгальтер

— А что сильно похоже? — была удивлена Оксана, повернулась спиной к рыжеволосой девушке, после того как она аккуратно сняла с её пальца лифчик

— Вашей наглости уже нет предела — высказывая возмущение шепотом, рыжеволосая девушка, прислонила мягкие чашечки бюстгальтера к розовым соскам Оксаны, как раз в тот момент, когда она просунула через его лямки руки — Вы манипулируете людьми!

— Просто помоги мне одеть, мой бюстгальтер

Уверяла Оксана, ощущая как объятиями этой черной ажурной ткани нижнего белья, прикоснулись к сочной груди. Руки рыжеволосой девушки держались за мягкие чашечки бюстгальтера, само его касание поразительно нежных подушечек сводило голову с ума, после чего Валентина сомкнула грудь Оксаны в оковах, застёжкой лифчика. Влияние страсти кашемира, чудесной тонкости палитры изощрённого вкуса парфюма, которых веяло от Валентины, насыщая гармонику воздуха в комнате волшебным запахом, подобно редчайшему цветку.

— Я больше ведь ничего не прошу, тем более учитывая тот факт, что ты вчера очень подло поступила по отношению ко мне

— Он мой муж! — заявила Валентина, демонстрируя недовольства, поправила лямки черного бюстгальтера на теле Оксаны — Как я, по-вашему, должна поступить?

— Хотя бы без этой дряни — сморщила губки Оксана, вспоминая этот противный усыпляющий запах и как она без сил пыталась вырваться из сил сплетений пут рыжеволосой девицы на постели

— Мне было противно от одной только мысли

Откровенничала Валентина, по её лицу было отчетливо видно, даже через серию веснушек на её белоснежной коже, как эту бестию бросило в краску.

— Что вы и мой жених — Валентину словно переворачивало наизнанку

— А значит по отдельности — ухмыльнулась Оксана, забавно прикусывая краешек губы — Ты нас предпочитаешь да? — подошла она, вновь играя тазом к спинке кровати на которой висела одежда

— Да нет — смутилась Валентина, но взгляд её извращенной похоти выдавал рыжеволосую красотку и то как она не отпираясь отошла назад от Оксана — Я не то хотела сказать

— А что ты хотела сказать? — сохраняя красоту улыбки, поинтересовалась Оксана, взявшись кончиками пальцев за черное короткое платье, материя которого подобно легкости шифона

— Да блин

Эмоции в сознании Валентины, не давали ей высказаться, она, словно проявляла застенчивость перед угнетающим взглядом Оксаны, что словно забавлялась в улыбке глядя на неё.

— Я не могу выбирать между вами — повысив голос, ответила Валентина — И своим женихом, тем более когда у вас и так есть Нечаев

— У меня пока заметь — возразила Оксана, встав напротив зеркала комода, подняла указательный палец к верху — Нет никого, а то, что ты видела в моём кабинете с Нечаевым, так вот так милая заключаются деловые соглашения — протянула она, держась за лямки Валентине черное платье

— Что мне его на вас надеть? — возмутилась рыжеволосая девушка, раскрыв голубые глаза от наглости Оксаны

— Это было бы просто замечательно — ухмыльнулась Оксана, но думаю я его сама на себя одеть, встав напротив зеркала парфюмерного комода боком

— Я возьму кровь — изъявила желание Валентина — Постараюсь провести анализ на рак

— Постарайся не затягивать с результатом — выказывая недовольства, из-за того что платье медленно скользило по бархатистой коже, собираясь волнами, высказалась Оксана

— Она не выйдет из комы — уверяла Валентина, прошлась за спиной Оксаны, в тот момент, когда она одела на своё тело, черное платье, коготками вцепившись в его материю, расправляла его на талии — До тех пор, пока мы не устраним проблему

— Ты мне это уже говорила — выразила возмущение Оксана, покачивая быстро бёдрами, расправила платье на бёдрах — Мне нужно знать, с чем мы имеем дело, для начала я бы не отказалась, просто взглянуть на снимок, ты же понимаешь, тебе придётся его мне показать

— Я же говорила он в больнице — пояснила Валентина, выражая черту волнения в мимике своего лица, подошла к комоду, рядом с которым стояла Оксана, взяла в руку расческу — Лежит прямо на вашем стеклянном столе

— Я не поверю — возразила, ухмыльнувшись как Валентина с расческой в руках, стоя у неё за спиной, стала медленно приводить её золотистые волнистые пряди волос в порядок — Пока сама его не увижу

— Тогда нам нужно прийти в больницу — мило взаимной улыбкой улыбнулась Валентина, расчесывая золотистые пряди волос Оксаны

— Ты блядь такая проницательная — очертанием прекрасных скул, выразила восхищение Оксана с долей сарказма

— Как долго мне вас ждать? — поинтересовалась Валентина, проводя расческой по прядям золотистых волос Оксаны, продолжая стоять у неё за спиной

«Интересно, я столько времени с ней тут языком чешусь, а её мальчик не зашел даже не узнал как у меня дела, либо она сказала ему не соваться, либо его дико ест совесть», подумала про себя Оксана, нахмурив губки перед зеркалом, взяла в руки стоящую на комодной полке помаду.

— А где твой мальчик? — поинтересовалась Оксана, снимая колпачок с помады, аккуратно выдвинула стержень, предварительно тщательно смочи губки

— Это вообще-то моя помада — возмутилась Валентина, сделав замечание, заметив, как Оксана нагло ничего не ответив, провела её стержнем по поверхности губ

— Ну же — ухмыльнулась Оксана, обернувшись к своей рыжеволосой собеседнице, мило скорчила губы в форме кривой улыбки — Он что стесняется меня, после того как не смог вступиться за меня вчера? — повернулась она к Валентине, вновь нахмурив губки забавляясь тому, как рыжеволосую бестию выводило из себя, что она использовала её помаду

— Он сейчас на дежурстве — ответила Валентина, лицо девушки, словно корёжило от наглости со стороны Оксаны

— На каком таком еще дежурстве? — удивилась Оксана, поерзав губками, чтобы помада приобрела выразительный блеск и явный алый оттенок

— В неотложке — ответила Валентина, застенчиво скрывая взгляд от Оксаны, когда она готова была испепелить её или скорее даже разорвать взглядом дикой королевской кобры — А как, по-вашему, мне удалось провести МРТ?

— Что?! — прислонила кончики пальцев к только что накрашенным губам, Оксана была в восторге от того что узнала — Твой парень работает в неотложке, в нашей больнице?

— Вы так говорите

Еще больше смутилась Валентина, проводя по волосам Оксаны расческой, положив её на полку комода рядом с флаконом духов, быстро направилась к выходу из комнаты.

— Как будто это невозможно — уверяла рыжеволосая красотка, касаясь пальцами ручки закрытой входной комнатой двери

— Стой! — возразила Оксана, последовав за ней, успев схватить за запястье и развернуть к себе лицом — Тебе придётся мне всё объяснить — требовательно заявила она, встав с Валентиной лицом к лицу

— Тут нечего объяснять? — пытаясь вырваться, ответила тихим шепотом Валентина, по внешнему виду, было видно, как её разрывало от стыда

— Да ну?! — возразила Оксана, крепко вцепившись в кисть руки девушки, не давала ей открыть дверь, подошла на шаг к ней, чувствуя запах обворожительной утонченной ноты её парфюма

— Ну, хорошо — вздохнула Валентина, словно боясь посмотреть Оксане в глаза, открыла дверь и быстро вышла в коридор — Что вы хотите знать?

— Значит, ты познакомилась с ним в больнице? — спросила Оксана вышла сразу же за рыжеволосой девицей из комнаты

Объятия тепла камина сразу же охватило тело Оксаны, как только она вошла в коридор дома, следом за рыжеволосой девушкой. Игра света и тени веток деревьев, качающихся за промерзшим изморосью окном, играли танец страсти по красным, даже багровым стенам этого межкомнатного помещения, создавая приятную гармонику. В воздухе стоял запах чая с жасмином, а так же аромат пихты, что излучал камин из гостиной, розовое свечение которого даже в пучине играющих в ней тени смотрелась весьма красиво на фоне красных обоев. Обстановка тепла и приятных утренних деревенских запахов в этой зоне дома придавали приятное завораживающее похотью настроение.

— Значит, он нам поможет — ухмыльнулась Оксана, прошлась по теплому полу, что был выложен из паркета, цвета шоколада

— Прошу не впутывайте сюда его — уверяла Валентина, встав у открытой двери гардеробного шкафа — Я ценю то, что вы не желаете отступать и отпускать свою пациентку, я вам помогу, но пожалуйста…….

— Я меня нет больше рук дура — упрекнула Оксана, проследовав за Валентиной, прошла мимо арочного входа в гостиную — Он поможет тебе

— С каких это пор ему помогать нам? — возмутилась Валентина, встав у открытой двери гардеробного шкафчика, достала из него красное пальто

— С тех пор — заявила гордо Оксана, коснувшись пальцами кисти руки Валентины, когда она держала в руках красное пальто — Как он позволил себе трахнуть меня вчера

— Как раз в тот момент, когда вы сами перед ним встали, нагнувшись, раздвинув ноги — выказывая недовольства в такте интонации напряженных ноток голоса, пояснила Валентина

— Как удобно да обвинять меня — возмутилась Оксана, сморщив от недовольства алые, только что накрашенные губки, сняла с вешалки гардеробного шкафа свою белую шубку — Когда сама же напоила меня своим блядским чаем — грубо выразилась она

— Я, значит, напоила? — подобно песчаной гадюки надулась Валентина отвернулась от зеркала прихожей рядом с которым стояла, в сторону Оксаны

— Он предназначался для тебя — уверяла Оксана, поправляя белый пышный капюшон, прошла мимо Валентины, встала рядом с зеркалом, обувая на ноги стоящие у входа черные туфли

— Но выпили его вы! — упрекнула Валентина, состроив обиду на выраженном веснушками лице

— Вот как?! — возмутилась Оксана, надувшись подобию дикой королевской кобры — Значит, теперь ты меня в этом винишь

— Вы хотя бы своему Серову позвоните — Валентина сменила ловко тему, заметив с каким угнетающим взглядом, на неё смотрит Оксана — Он наверняка места себе не находит после того, что вчера произошло в операционной

— Наверно ты права — ухмыльнулась Оксана, нагнувшись чтобы поднять сумочку, что так и осталась лежать на полу рядом с арочным входом в гостиную

— Наверно? — мило улыбнулась Валентина, снимая красную сумочку с крючка на котором висело её красное пальто — Порой ваше наглости нет предела

— Порой я тоже так думаю — подошла Оксана к закрытой двери, ответив рыжеволосой собеседнице, надевая на голову пышный белый капюшон

— Он наверно с ума сходит — выражая собственное мнение, говорила Валентина, повесив сумочку на плечо

— Наверно — ухмыльнулась Оксана, открывая входную дверь, нажатием на металлическую ручку, после чего объятия будоражащего холода окутали всё её тело

Мелкими крупинками снег пробрасывал на порог дома, падая тут же на теплый пол, начиная таять от теплоты прогретой камином площади. Ослепительная белизна деревьев, крыш домов стоящих напротив, заборов и снега на каменной дорожке резкостью свечения ударила по глазам Оксаны, вынуждая прищурить лазурные, подобно камню топаза глаза, отражающим всю естественную красоту зимы. Приятный запах снега и мороза сотворил приятную атмосферу легкой утренней зимней прохлады, где за крышами домов и макушками садовых деревьев, сквозь пелену зимнего тумана пробивала солнце, своими красными яркими лучами. Приятная палитра красок, деревенской зимы, на фоне яркого голубого неба, окутанного зимнем туманом и ярко-красных лучей солнца, добавляющих свой естественный цвет в эту природную гармонику. За забором было слышно, как проехала как-то машина, двигатель корой был почти бесшумным, лишь по звуку колёс, вминаемым мощным протектором снег со скрипом, вынуждая псов за их оградами поднять дикий гул, стараясь облаять машину, нарушившую их покой. Под тяжестью навалившегося снега, ветка яблони из дома напротив, с треском обломилась обрушивая лавину скопившегося на ней снега на пса, что метался из стороны в сторону, пытаясь подать важность диким голосом, тут же собачий вопль и псина заскочила к себе в будку.

— Валерий Валентинович — ухмыльнулась Оксана, оставаясь стоять на крыльце, когда снег крупинками падал на е капюшон, а объятия прохлады окутывали её ноги

— Всё ждал, когда же вы позвоните, Оксана Владимировна — уверял Серов в тот момент, когда Валентина вышла из дома, переступая через высоки порог открытой двери — Вы наверно заметили двадцать пять пропущенных вызовов, вам не удосужилась совести позвонить старому калеке

Высказывал возмущение Серов, после чего Валентина закрыла за собой входную толстую дверь, и легким поворотом ключа закрыла её на замок, оставляя покой и творившийся полумрак по ту сторону двери вместе с треском тлеющих углей в камине.

 

***

Включая клавишей выключателя свет на доске рентгенограмма, Оксана отошла на шаг назад, откусывая кусок смачного эклера. Всматриваясь сквозь стёкла надетых на глазах очков, Оксана поднесла к губам пластиковый стаканчик с кофе, утонченный вкус которого имел место сладости карамели. На снимке было изображено новообразование округлой формы, которое располагается в полости III желудочка головного мозга. В ликворной системе головного мозга было обнаружено большое скопление целебральной жидкости. Размеры опухоли достигли больших размеров, вызвав тем сам повреждение мозговой ткани, тем самым спровоцировав кому пациентки.

— Убедительно — ухмыльнулась Оксана, смачно кусая эклер, оставляя на алых губах слой сгущенного молока — Но что-то мне кажется, что эта опухоль весьма круглой формы и сейчас не перестаёт расти

— Возможно, именно она приведёт к сдавливанию мозга — рассуждала Валентина, держа в руках красную папку, прошла по кабинету, стукая каблуками красных — И возможно уже не так далеко до летального исхода

— Опухоль одна — уверяла Оксана, отпивая со стаканчика глоток кофе, сладость карамели, которой завораживала утонченностью сахарного вкуса — И почему-то достигнув таких размеров не вызывает метастаз

— Доброкачественная? — предположила Валентина

— Анализ на рак уже готов? — поинтересовалась Оксана, смакуя во рту с кофе сладкий кусок эклера, покачивая бёдрами, отошла к окну, интерьер которого украшали вертикальные жалюзи

— Попросила девочек из лаборатории — заверила Валентина, проследовав следом за Оксаной, рассказывала рыжеволосая красотка — Чтобы провели этот анализ под другим именем

— Что-то мне подсказывает — ухмыльнулась Оксана, обернувшись, встала у окна, положив ладонь теплой руки на выставленное бедро — Что я буду тебе обязана за эту услугу

— А вы как думали — красивой милой улыбкой, ответила Валентина, медленно подошла к Оксане, встав с ней рядом — Вы же не думали, что вам уж всё будет сходить с рук

— Вот какого ты обо мне мнения да? — сохраняя красоту кокетливой улыбки, ответила Оксана

— Валентина Владимировна

Послышался голос за открывшейся дверью кабинета, на входе стояла белокурая медсестра с голубым цветом глаз. Белый короткий халатик, достаточно элегантно облегал её скромное тело, выражая за счёт v-образного декольте форму её выраженной груди, второго размера, белый пояс которого отчетливо подчеркивал талию и бёдра блондинки. Бесподобная коллекция парфюма «1881 Cerruti» словно палитра художника впитала в себе весь потенциал ароматов, таких как мимоза, ирис и белая фрезия. Подобно шлейфу воздуха собравших в себе необузданную силу, завораживая сознание окружающих, запахом страсти.

— Тот образец ликвора, что вы просили обследовать

Уверяла белокурая девушка, перешагивая через порог открытой двери, вошла в кабинет, распространяя запах своего парфюма, подобно цветку развеивающему в воздух свой аромат.

— Должна вам сказать, что раковых клеток или подозрения на рак в нём не было обнаружено

— Ты вязала анализ ликвора?

Выражая удивление, спросила Оксана, обернувшись любознательно посмотрела, на вошедшую в кабинет девушку, что искусной походкой, власти хищницы прошла, стука каблуками по полу.

— У пациентки, которая находилась в коме? — проявляя интерес, Оксана косым взглядом смотрела на то на девушку, что держала лист, с проделанным анализом, то на Валентину

— Вообще-то я взяла его при поступлении пациентки в больницу — мило улыбнулась Валентина, взяв результат анализа из рук белокурой девушки — Спасибо Мария, теперь можешь быть свободна

— В анализе лишь сказано то — заверила блондинка отошла на шаг от Валентины, словно стесняясь посмотреть на Оксану — Что в организме пациентке нет признаков злокачественной опухоли, то есть, нет метастаз

«Блядь до чего же она дура, совсем за тупых куриц нас держит», возмутилась Оксана, нахмурив алые губки, поверхность которых была пропитана сладостью начинки эклера.

— Спасибо Мария — напряжённым голосом ответила Оксана, посмотрев недовольным взглядом в сторону белокурой девицы — А теперь можешь идти

— Думаю, вам стоит позвонить Серову — уверяла Валентина, отложив лист с проведенным анализом на компьютерный стол

— И что я ему скажу теперь? — изнемогая от беспомощности принять решение, психанула Оксана звонко стукая каблуками по линолеуму, отошла от окна в сторону серых столешниц — Даже если мы найдём решение, как нам провести операцию?

— Мы должны хотя бы знать, с чем имеем дело — уверяла Валентина, направляясь по кабинету следом за Оксаной — В конце концов-то у Серова есть весь собранный нами материал по этому делу

«Блядь да что она всё за этого Серова ухватилась, я ведь главная в этом отделе, а не Серов и если какие-то решения будут происходить, то только по моему распоряжению», Оксана, словно с трудом сдерживала порыв эмоций, остановившись у столешницы, стояла спиной к Валентине.

— Хорошо допустим

Опираясь ладонями обеих рук, Оксана стояла у столешницы, красивы выгнув спину, выражая пикантность формы, собственной фигуры, выставила упругие бёдра.

— Опухоль доброкачественная — делилась впечатлением Оксана, обернулась посмотрела как к ней медленно подходила Валентина со спины

— Позвоните Серову! — твердила рыжеволосая девушка, подошла еще на шаг к Оксане

— Пациентка не под нашим контролем — возразила Оксана, не соглашаясь с мнением коллеге, повернулась к ней лицом, опираясь бёдрами, через черное платье на столешницу

— Вы бы сейчас сидели в клинике и принимали пациентов

Ухмыльнулась Валентина, недоверчиво с ухмылкой подошла к Оксане, встала рядом у столешницы, включая легким щелчком по клавише электрический чайник.

— Или проводили время в скорой

Рассуждала рыжеволосая львица, встав спиной к столешнице, так же как и Оксана, опираясь руками на её гладкую поверхность.

— Изматывая себя, перебирая папки, подыскивая нам дело

Состроив хитрую выразительную улыбку, мандариновых сладких губок, выражая мнение Валентина, выказывая перед Оксаной форму скрытой под белым халатом и платьем груди.

— Или бегали бы по поручению Тихонова неизвестно куда

Уверяла Валентина, играя коготками с кончиком белого халата, надетого на ней, то скрывая, то открывая белоснежную кожу ножек под ним.

— Но я то знаю

Повернулась она вновь к Оксане, встав в максимальной близости, рыжеволосая девушка коснулась указательным пальцем её бюста.

— Что вы ни за что не отступитесь — придавая убедительность, тону собственного голоса, Валентина, выразительным голубым распутным взглядом посмотрела в глаза Оксане

Дверь кабинета медленно открылась, издавая механический щелчок нажатой ручки, на пороге стояла женщина в черном платье с весьма недовольным и угрюмым видом лица. Её печаль и грусть, скорее выражала скорбь по родной дочери, которая находилась в коме. Сама беспомощность этой ситуации вызывала дикую душевную боль в выражении мимике лица этой женщины. Каштановые, густые волосы этой дамы, лежали на плече, когда она перешагнула с гордым видом порог кабинета, вошла внутрь, скорее больше выказывала в ней высокий статус в обществе и запредельную низкую мораль поведения.

— Значит вот, как вы работаете?! — подняв голос, выразила собственное мнение госпожа Смирнова, стукая каблуками черных туфель, прошла по кабинету — Вы вдвоём угробили мою дочь, обманом вынудили меня…….

— Прошу Людмила Леонидовна — уверяла Валентина, выступая сделав шаг вперед навстречу к вошедшей в кабинет женщины — Мы постараемся сделать…….

— Вы постараетесь?! — воскликнула гражданка Смирнова, выражая недовольство голосом, надулась подобно дикости змее — Вы и ваш начальник отстранены от лечения моей дочери, я вас обеих близко не подущу больше ни на шаг к ней

— На себя посмотрите — возразила Оксана, прикусывая краешек губы, отошла от столешницы, рядом с которой стояла — Вошла сюда, как королева думаешь тебе всё можно, ты хоть понимаешь своим куриным мозгом……

— Ах…. ты надутый пузырь! — хотела оскорбить госпожа Смирнова

«Пузырь, хм…. блядь как же я сразу не догадалась, это не раковая опухоль её убивает это….», размышляла Оксана, совсем впав раздумья, игнорируя происходящую сцену.

«Коллоидная киста III желудочка» — новообразование округлой формы, которое располагается в полости III желудочка головного мозга. Не является раковой опухолью, не метастазирует, но способно к росту. Заболевание опасно тем, что влечет за собой возможность перекрытия пути циркуляции ликвора с дальнейшим развитием гидроцефального синдрома.

Гидроцефалия — повышенное скопление цереброспинальной жидкости в ликворной системе головного мозга. В случае ухудшения состояния возникает сонливостьсопор и кома, которая может закончиться дислокацией и отеком вещества головного мозга. Этот процесс опасен различными вариантами вклинения жизненно важных древних центров головного мозга, которые локализуются в стволе и продолговатом мозге, и отвечают за дыхание и кровообращение. Классическим примером служит вклинение миндалин мозжечка в большое затылочное отверстие. Это ведет к летальному исходу.

Симптомы острой закупорки ликворных путей представлены острым повышением внутричерепного давления. Оно характеризуется резко возникшей нестерпимой головной больюшумом в ушахпотерей сознаниясудорогами, в некоторых случаях больной может впасть в «кому».

— Оксана Владимировна, что с вами? — поинтересовалась Валентина, отвлекая Оксану от мыслей, когда она просто стояла перед гражданкой Смирновой

— Я же говорю — с ехидной ухмылкой, гордо заявила Смирнова, повернувшись спиной, направляясь к выходу — Вы обе всего лишь пустышки, зря вас только расхваливали

— Только не говорите, что вас снова осенило — ухмыльнулась Валентина, совершенно не понимая, что происходит, выражая удивление в глазах, посмотрела на Оксану

— Я знаю, что с ней — тихо прошептала Оксана, в тот момент когда Смирнова, покидала рабочий кабинет — Но она этого не одобрит

Судороги могут быть как генерализованными, когда трясет все тело больного, так и парциальными, когда подергивания наблюдаются в отдельных мышцах, например, изолированные судороги руки или ноги. Длительное повышение внутричерепного давления оказывает негативное воздействие на корковое вещество головного мозга, что приводит к нарушению высших мозговых функций: снижению интеллекта, утрате кратковременной памяти.

Частыми проявлениями коллоидной кисты III желудочка являются окклюзионные кризы — кратковременная закупорка ликворных путей. Это может наблюдаться при внезапном смещении тела кисты в полости желудочка мозга и перекрытии оттока цереброспинальной жидкости. Через непродолжительное время нормальная циркуляция восстанавливается, и симптомы исчезают. Окклюзионные кризы характеризуются внезапной резкой головной болью, сопровождающейся покраснением лица, сердцебиением, учащением дыхания, жаром или, наоборот, ознобом, аритмичным пульсом, скачками артериального давления. Все это может происходить на фоне внезапно возникшей слабости и утраты мышечного тонуса в руке или ноге.

— Вы же понимаете

Уверяла Валентина, в тот момент, когда Оксана, стоя у рентгенограмма, указала пальцам на образование круглой формы в области III желудочка мозга.

— Что проблема сама не уйдёт без хирургического вмешательства — делилась собственным мнением рыжеволосая девушка — А у вас нет опыта в проведение нейрохирургических операций на головном мозге, вы кардиохирург!

— Ты сейчас блядь меня ниже плинтуса блядь опустила — смутилась Оксана, нахмурив от обиды алые губки — Я прекрасно знаю свои возможности

— У вас нет права — возразила Валентина — Если раньше я могла молчать, как в случае с Коноваловой, вы ведь помните тот случай да?

— Не произноси! — прошипела Оксана, выражая оскал на лице, подобию дикости королевской кобры — Больше никогда это имя вслух при мне!

— О…. — состроив губки трубочкой, выражая сарказм разочарование, Валентина встала перед Оксаной — А фамилия Нечаев для вас что-нибудь значит?

— А вот он скора сам склониться передо мной — гордо поднимая подбородок к верху, заявила Оксана — Теперь, когда я знаю наверняка, как устранить проблему

— Потребуется эндоскопическое вмешательство — пояснила Валентина, после чего рыжеволосая девушка кокетливо повела губками, положив обе руки на талию красного платья

— Ну, так мы это и сделаем — уверяла Оксана, подошла покачивая упругой красотой бёдер к спинке черного, стоящего у компьютерного стола кресла

— Пациентка ведь в коме — ухмыльнулась Валентина, выказывая недоверие — Её нельзя перетаскивать из палаты, да и вообще с такой патологией любое перемещение пациентки может привести к летальному исходу

— А кто сказал, что я её буду куда-то перетаскивать? — столь же прекрасной искусной по красоте улыбкой, ответила Оксана, сверкнув блеском отраженного света в лазурных, голубых, подобно топазу глазах — Я проведу всё в палате реанимации

— Вы с ума сошли! — была шокирована Валентина подобной решимости со стороны Оксаны, выражая удивление, трогающее глубиной взгляда

— Абсолютно нет — сохранив красоту очертания скул, за счет прекрасной улыбки, ответила Оксана, поправляя платье на бёдрах, расположилась в кресле, положив ногу на ногу, оголяя бархатистую кожу — И я это сделаю сама

— Ну, хорошо допустим, у вас это получится

Согласилась Валентина, понимая крепкую волю уверенности Оксаны, медленно подошла к креслу, в котором она сидела, повернувшись в нём лицом к рыжеволосой девушке.

— Как быть с тем, что вас и близко не подпустят к отделению реанимации

Уверяла Валентина, встав у стола рядом с креслом, в котором сидела Оксана, положила руки на её гладкую деревянную поверхность, выгнула спину, выставляя упругую красоту бёдер.

— Пока это пациентка здесь в больнице — говорила Валентина, повернув голову в сторону кресла, когда Оксана, облокотившись на спинку мягкого черного мягкого кресла, повернулась к ней

— Я думала — возразила Оксана, оспаривая мнение рыжеволосой девушки, которая встала рядом с креслом у стола, выставив изящную красоту упругих бёдер — Ты и твой так называемый жених, помогут мне в этом деле

— Нет, вы еще более безумны — рассмеялась Валентина, прикрывая кончиками пальцев мандариновые сладкие губки, девушку забавляло, то безумие, что предлагала Оксана — Я на такое точно не пойду

«Блядь как ты меня заебала со своей нерешительностью, тупая рыжая сука», нахмурила обидчиво губки Оксана, выражая недовольство, вцепилась коготками пальцев обеих рук в подлокотники кресла.

— Это еще почему? — Оксана едва сдерживал свой пыл раздирающий её сознание дикой ненавистью — Ты, что позволишь ей умереть

— Может всё-таки дождаться специалиста — возразила Валентина, эффектно демонстрируя страх и неуверенность на своём лице — Которого нашли её родители

— Может, будем сидеть и ждать — вскочила с кресла Оксана, не выдержав больше упорства и проявление характера — Пока киста окончательно раздавит ей мозг или последствия гидроцефалии в конец не заставят её сдохнуть!

— Господи

Ужаснулась Валентина, отошла от Оксаны, выражая испуг на лице, толкнула бедром красную папку, которая лежала на краю стола, что в момент падения, рассыпав по полу, листы, хранящиеся в ней.

— Да как вы можете такое вообще говорить? — выказывая возмущение, ответила Валентина, нагнувшись, тут же принялась собирать разбросанные листы анализов пациентки, что выпали из упавшей на пол папки — Вы же врач!

— И как врач — заявила Оксана, выражая чрезмерную гордость личного мнения — Я хочу помочь ту суку из-за которой у меня теперь проблемы

— У вас проблемы? — едва сдерживая порыв смеха, возразила Валентина, прошла по кабинету, мимо Оксаны — Вам просто очень хочется овладеть Нечаевым у вас там словно всё чешется лишь бы только он побывал в вас снова

— Неужели — раскрыв алые губы в сексуальной форме, удивилась Оксана — Ты обо мне такого мнения? — нахмурила она обидчиво губки, специально выказывая перед собеседницей лживую ранимость

— Вы сами его построили — уверяла Валентина, держа в руках красную папку подошла к стеклянному столу, положив её на его гладкую поверхность — Своей безудержной тягой к сексу, а Нечаев лишь инструмент, чтобы вас не считали слишком уж озабоченной

— Неужели ты думаешь — возразила Оксана оспаривая такое строгое мнение, последовав следом за Валентиной — Что я какая-то дешевая блядь по-твоему?

— Ну….. — смутилась Валентина, быстро обернувшись, поняв потому как Оксана, ускоренным шагом стукая каблуками черных туфель к ней подошла — Я как бы, не совсем-то хотела сказать

— А что ты хотела сказать?! — повышая тон собственного голоса, встав перед лицом Валентины, прокричала Оксана, едва сдерживая себя, чтобы не влепить заслуженную пощечину

— Оксана Владимировна — прервал жуткую сцену спора Нечаев, оказавшись на входе открытых дверей в кабинет Оксаны — Я весь день вас искал, где вы были

— Я пожалуй пойду — чувствуя всю неудобность ситуации и выражая румянец на щечках, Валентина медленно выползла из зажатого пространства между столом и Оксаной в котором она оказалась — Вам кажется есть о чем поговорить

— Стой! — возразила Оксана, успев схватить рыжеволосую девушку за кисть руки — Вот сейчас ему ты всё расскажешь и попробуй только…..

— Оксана Владимировна — уверял спокойным голосом Нечаев, входя медленно кабинет, переступая высокий порог открытой двери — Отпустите девушку, пожалуйста!

— А вы мне тут не командуйте майор — оспаривая такое утверждение, прошипела Оксана, выражая подобие дикости и оскал на лице королевской кобры — Мы с вами не в армии

— Оксана Владимировна

Подошёл быстро Нечаев, коснувшись руки Оксаны, вынуждая её отпустить Валентины, когда она крепко зажав пальцами, держалась за кисть руки рыжеволосую девушку.

— Давайте без лишних сцен — пытаясь сохранять спокойствие, говорил Нечаев — Я просто хотел с вами поговорить

— Да ну — возразила Оксана, оценивая внешний облик Нечаева, когда он стоял перед ней

Коричневая кожаная куртка и черная шапка, щетина угрюмый, вполне уставший взгляд и мимика лица, как будто его всё уже откровенно достало. Верх кожаной куртки был расстегнут, под которой красиво скрывалась белая рубашка, пропахшая до изумления «L'Air du Temps Nina Ricci», тонкостью изысканной коллекции парфюма которой, впитала в себе ароматную свежесть жасмина и бесподобную сила запаха розы. Белый воротничок словно специально открывал кожу шеи мужчины, под которым красиво выражался след поцелуя алых женских губ. С губ этого самца несло табачным запахом, словно перед приходом он настойчиво выкурил несколько сигарет, этот тошнотворный запах даже раздражал Оксану.

«До чего же ты сука Нечаев, пришёл сюда, чтобы специально выбесить меня, трахаясь со своей сукой, о…. только не говори, что этого не была, да из кого ты блядь делаешь дуру», голос внутри Оксаны словно кричал порывом неудержимой ревности.

— Что разве это так необходимо

Выражая влагу ранимых чувствительных слёз в лазурных, подобно камню топаза глазах, тихо прошептала Оксана, стоя рядом с Нечаевым.

— Скажи мне! — прокричала Оксана, замахнувшись, не сдержала себя, влепила мужчине крепкую пощечину — Ай…. — взвизгнула она, обожгла руку о крепкую щеку кавалера и игольчатую щетину

— Да сейчас-то за что Орлова?! — возмутился Нечаев, схватив руку Оксаны, посмотрел на неё выражая звериный оскал ненависти

— Ты трахал эту суку снова!!!

Прокричала Оксана, сморщив обиженно губки, выражая боль разочарования скатывающейся по щеке слезы, что обжигала лаской скольжения по бархатистой коже.

— Сколько я могу закрывать на твоё блядство глаза Нечаев — продолжая выражать недовольство, Оксана с трудом высвободила руку из-под крепкой хватки мужчины, когда он её отпустил

— У нас с вами ничего нет! — заверил Нечаев, после того как Оксана повернулась к нему спиной

— Мы с вами, по-моему, заключено соглашение — тихим голосом, выражая ранимую сильную душевную обиду чувств, обернувшись, ответила Оксана

— Которое вы уже не сможете выполнить — уверял Нечаев, словно шипел как уж от ненависти, словно истерика и сцена ревности, которую закатила ему Оксана его без того уже раздражала

— Я знаю, чем больная ваша сотрудница — тихим шепотом ответила Оксана, чувствуя за собой вину, за пощечину, что нанесла этому мужчине

— Это уже неважно Орлова — возразил Нечаев, отошёл от стеклянного стола в сторону столешниц, где стоял электрический чайник

— Вы не понимаете — ускоряя шаг, Оксана проследовала за ним — Я могу решить эту проблему, после которой она выйдет из комы

— В которой она по вашей же вине — уверял Нечаев, встав посреди кабинета, обернулся к Оксане с весьма недовольным взглядом

— Вы вините в этом меня?! — была возмущена Оксана, услышав подобное заявление

— Сейчас уже это не имеет значение — тихим голосом ответил Нечаев, снова направился к столешницам — Её мать вызвала своего доктора из Москвы, он будет через несколько часов и сам попробует определить и решить проблему, с которой вы не справились

— Так помогите же мне — подбежала к нему Оксана, стукая быстро каблуками черных туфель по линолеуму пола кабинета, схватилась за его руку — Прошу, дайте мне еще один шанс

— У вас он был Орлова — уныло вздохнул Нечаев, остановившись в тот момент, когда Оксана схватилась за его крепкую руку, впившись когтями в его кожаную куртку

— Вы не понимаете — указала Оксана на снимок, что висел на рентгенограмме — Это киста, это не рак и она излечима, я сама могу провести эту операцию

— Насколько я понимаю это ведь мозг — взяв кружку со столешницы, что висела на вешалке для чашек, уверял Нечаев — А вы как я понимаю кардиолог, ну и как скажите, вы тут можете помочь, если это не ваш профиль?

— Послушайте — уверяла Оксана, подошла, медленно покачивая бёдрами к столешнице, у которой Нечаев наливал в кружку кипяток с закипевшего чайника — Я могу решить эту проблему, просто доверьтесь мне

— Вам уже никто не верит — уверял Нечаев, обернувшись, взяв маленькую чайную ложечку, положил ею сахар из сахарницы — С чего вы взяли, что я вам поверю?!

«Он должен в меня поверить, не знаю, просто должен, чтобы у меня получилось, только в этом случае и я не могу проиграть», размышляла Оксана, медленно покачивая упругой скрытых под черным платьем красотой бёдер, подошла к столешнице, рядом с которой стоял Нечаев.

— Да ну….

Стараясь скрыть страх терзающего разум сомнения, возразила Оксана, чувствуя сильно влечение к Нечаеву в момент такой близости. Прибегая за счёт, возможности потерять этого самца, Оксана пошла на крайние меры, коснувшись ладонями поверхности столешницы, выгнула спину, выставляя перед мужчиной упругую красоту бёдер. Выражая в глазах, подобной лазури топаза, оттенку океанского дна, желание дикой похоти, Оксана искусно использовала дар красоты собственного тела, в целях личного обольщения перед кавалером.

— Но ведь вы-то в меня никогда не переставали верить — уверяла Оксана, коснувшись кисти руки мужчины своей рукой — Вы ведь знаете, что я права и могу устранить эту проблему

— Вы хотите, чтобы я поставил на кон жизнь своей сотрудницы?! — удивился такому неожиданному для него предложению Нечаев — Хотите, чтобы я подыграл вам убить Смирнову?

— Как раз наоборот — мило улыбнулась Оксана, прикусывая краешек губы — Я как раз хочу, чтобы вы не дали ей умереть и помогли мне

— Реанимационную палату Смирновой охраняет служба безопасности этой больницы — пояснил Нечаев, наполняя кружку кипятком из чайника, после того как высыпал в неё чайную ложку кофе

— Вот именно в этом я прошу вас помочь мне — ответила Оксана, состроив милым очертанием скула, прекрасную форму улыбки, безупречно алых губ

— И как вы хотите, чтобы я это для вас сделал Орлова? — поинтересовался Нечаев, обернувшись к Оксане, стоял с кружкой ароматного черного кофе

— Вы ведь майор и можете одним своим словом заставить их уйти — убеждала Оксана подошла к мужчине вплотную, раскрыла перед ним алые губы, вдыхая ртом аромат черного кофе

— Я вам не волшебник — возмутился Нечаев отошёл от Оксаны в тот момент, когда она от него желала поцелуя — Я не могу просто так, заставить уйти людей, которые мне не подчиняются

«Какая же ты сука Нечаев, трахаешь другую, теперь забыл про меня, ну ничего, как только я излечу ту ненормальную, что напала на меня в операционной, я заставлю тебя приклониться передо мной», нахмурила обидчиво губки Оксана, словно выражая оскал кобры.

— Ну не знаю — рассуждала Оксана, смутившись тому, как Нечаев легко ей манипулировал, отошёл от неё с кружкой в руке — Скажите им типа смена караула, что ваши люди из управления полиции сами могут постоять у входа в палату

— И с чего мне вдруг это стоит делать? — возмутился Нечаев, обернувшись, встав у стеклянного большого стола, хитро улыбнулся в ответ Оксане

— Потому что я знаю как спасти вашу сотрудницу — пользуясь силой обольщения, Оксана покачивая бёдрами, медленно направлялась к Нечаеву — Она будет жить, просто доверьтесь мне

— У меня есть выбор? — спросил Нечаев, стараясь не поддаваться чарам обольщения Оксаны, холодно без эмоций, отпил глоток с чашки для кофе

— Просто отвлеките всего лишь на время охрану больницы от палаты моей пациентки

Пояснила Оксана, подошла к Нечаеву, положив ладонь на его торс, ловко проникла пальцами за грань его куртки, касаясь рубашки мужчины. Чувствуя своим телом, когда Оксана прижалась к самцу его трепетное дыхание, что выражало скорее звериную страсть, тягота которого возбуждала утонченности порыва выхода. Изумительная тонкость одеколона «Abercrombie & Fitch Fierce», распознала Оксана, вдыхая глубоко воздух, прижавшись к телу мужчины, гармоника которого впитала в себе силу запаха мускуса, лимон, кардамон и головокружительную порочную власть аромата розового бразильского дерева. Каждая деталь: одежда этого мужчины, его безудержно холодный взгляд льва, то как он держал в руке кружку с кофе, завораживало и притягивало к себе внимание и желание Оксаны.

— Я не могу вам позволить убить Анастасию Смирнову? — возразил Нечаев, взявшись свободной рукой за кисть руки Оксаны, не давая ей нагло пальцами проникнуть за грань его белой рубашки

— Никто и не говорит, что я её хочу убить — оспаривая такой вывод, говорила Оксана, раскрывая алые губы рядом с губами мужчины, настойчиво требуя от него поцелуя

— Ваши методы! — уверял Нечаев, отпивая глоток кофе с кружки кофе, рассуждал Нечаев, поставив полупустую чашку на стеклянный стол — Они несут огромную опасность для людей

— Помните случай с Королёвым — вцепившись в руку мужчины, Оксана никак не хотела его отпускать от себя — Помните, вы вступились за меня перед его женой, когда мой отец устроил погром в больнице, что вы сделали?

— Да ваш отец обезвредил половину личного состава охраны больницы

Рассказывал Нечаев, возмутившись но, не подавая в этот момент вида на недовольство, позволил Оксане взять себя под руку.

— Но это другая ситуация — не соглашаясь с мнением Оксаны, говорил Нечаев, отошёл от стеклянного стола — Я не могу это же Настя, что я скажу её родителям

«Он уже готов, остаётся чуть-чуть надавить и у меня получится, сломить его волю», застенчиво улыбнулась Оксана, не решая отступать, заметив, как переменился из твердого уверенного в себе льва в более мягкое и нежное создание под воздействием её чар обольщения.

— Дайте мне шанс Нечаев — уверяла Оксана, проявляя настойчивость, обвила руками шею мужчины, прижалась к его торсу — И я вас не подведу

— Орлова! — хотел воспротивиться Нечаев, но Оксана ловко коснулась его жарких пленительных губ, подарив мужчине ласку и нежность поцелуя

Сливаясь с губами мужчины, Оксана вела себя необузданной дикой кошкой, извивалась перед мужчиной в момент сладострастия поцелуя, выказывая сочные пленительные формы тела. Вращая бёдрами, стараясь не разорвать страсть поцелуя, Оксана чувствовала, как заводит самца, как его терпкий пыл желания быстро поддался воли её строптивых и нежных чар обольщения.

— Я вам ничего не обещаю — с ухмылкой ответил Нечаев, оторвавшись от губ Оксаны, обвивая руками её бёдра — Но Орлова, если что я с вас……

— Я понимаю — ответила, мило улыбнулась Оксана, ощущая, как пальцы мужчины убедительно сжимали её бёдра, находясь в крепких могучих руках самца — Но всё же дайте мне возможность

— Вы умеете убеждать — согласился Нечаев, убирая руки с талии Оксаны, отошёл от неё на шаг

— И не только убеждать — прикусывая краешек губы, мило улыбнувшись, ответила Оксана, придавая выразительный взгляд лазурным, подобно камню топаза искушающим голубым глазам

— Но если вдруг вы ошибётесь — пригрозил кокетливо Нечаев — Настя нам всем очень дорога, всему нашему отделу и я не могу позволить ей умереть

— Как и я — ухмыльнулась Оксана

«Я не могу позволить потерять тебя Нечаев, я склоню тебя передо мной, я твоя королева я, а не какая-то темноволосая мочалка духами которой ты так провонял», выражая безупречную улыбку насыщенную долькой коварства, размышляла Оксана.

— Советую вам Орлова, как следует подготовиться

Заверил Нечаев прошёл мимо Оксаны, стараясь не обращать внимания на её ранимый насыщенный обидой взгляд, с которым она на него посмотрела.

— И позвоните вашему коллеге в Москву — говорил он, взяв стоящую на стеклянном столе чашку с кофе в руку — Потому как вы сами такую операцию не сможете провести

— Вы полицейский Нечаев — нахмурила губки Оксана — Как вы можете знать смогу я что сделать или нет

— Я же не останавливаю машины на улицах, как это делает ГАИ — мило улыбнулся Нечаев, отпивая глоток кофе с чашки

— То есть вы хотите сказать я тупая курица да? — возмутилась Оксана, нахмурив губы, выражая чудесный изгиб формы скул

— Вы гениальный специалист Орлова — похвалил, улыбнувшись красивой улыбкой для Оксаны, ответил Нечаев — Но вы кардиолог

— Как раз мой профиль — ухмыльнулась Оксана, застенчиво выражая румянец на щечках перед мужчиной, к которому её словно магнитом тянуло

— Если хоть что-нибудь с Настей случиться……

— Господин Нечаев — возразила Оксана, перебивая Нечаева, не давая ему договорить, кокетливо подошла к нему, прислонив подушечку указательного пальца к его жарким пылким губам — Вам не кажется, что вы мне по кругу повторяете свои угрозы

— Я просто предупреждаю — отодвигая руку от губ, пояснил Нечаев, прошёл мимо Оксаны, подошёл вновь к стеклянному столу, на поверхности которого стояла недопитая чашка с кофе

— Я вдоволь натерпелась вашего предупреждения — нахмурила обидчиво губки Оксана, оставаясь стоять у окна, теребила коготками вертикальные жалюзи

— Надеюсь, у вас будет всё готово — заверил Нечаев, допивая остатки кофе из чашки, оставил её стоять пустой на стеклянном столике, направился к выходу — Потому как я Орлова не люблю ждать — подошёл он к открытой двери, переступая через её порог, закрыл её за собой

— Спасибо — тихо прошептала Оксана, оставаясь стоять одной в пустом кабинете

 

***

Лазурной зябью заката переливался в оттенках красного за стеклом пластикового окна, рядом с которым Оксана стояла в больничном коридоре. Проводя кончиком пальца по поверхности промерзшего изморосью стекла, Оксана смотрела вдаль уходящего за горизонт солнца, что скрывалось за крышами деревенских домов. Находясь в отделении реанимации, Оксана скрывая своё лицо за стерильной марлевой повязкой, а роскошные золотистые волосы за плотным белым колпаком, медленно отошла от окна. Направляясь вдоль отделения, двигаясь параллельно закрытых стеклянных дверей палат для реанимации, Оксана прошла мимо поста медсестры, за которым девушка шатенка мило общалась Валентиной. Охрана, что должна была находиться у палаты Смирновой, вдруг куда-то делась, вход в палату к пациентке уже не представлял никакой сложности. Воздух в отделение был пропитан едва чувствующимся запахом уборки средств для санитарной дезинфекции. Помещение реанимации было хорошо убрано, двери, пол, а так же сами оконные рамы и стекла, перекрытия между палатами, всё имело зеркальный оттенок.

Открывая дверь медицинской палаты, Оксана тихо нажала на её пластиковую ручку и вошла внутрь, переступив через порог, тут же хотела закрыть за собой дверь. Но Валентина быстро вошла следом в палату, прикрывая тихо за собой дверь. Пациентка лежала на медицинской койке, подключенная к аппарату жизнеобеспечения. Показания сердцебиения, давления и пульс выводились на экран подключенного к её телу аппарата.

— Вы же не думали что я вас одну сюда пущу — радостным тихим голосом ответила Валентина, прикрывая тихо за собой дверь

— Твой парень надеюсь, приготовил всё для нас? — поинтересовалась Оксана, прошла по палате

— Позвоните Серову — уверяла Валентина, закрывая плотно за собой дверь, подставила тумбу, подперев ручку двери подставкой под капельницу — Я думаю, это будет сейчас наилучшим вариантом

— Наилучшим вариантов — возразила Оксана, ухмыльнувшись, скрывая прелесть алых губ за стерильной марлевой повязкой на лице, подошла к кровати пациентки — Что сейчас к нам никто не попал — заявила она, раскрывая лежащий на тумбе рядом с кроватью ноутбук

— Я обеспечу вам надежную защиту — убедительно ответила Валентина, проверив надежную фиксацию ручки входной двери, подставкой для капельницы

— Лучше ассистируй мне во время операции — выражая недовольство, говорила Оксана, открывая в раскрытом ноутбуке программу skype

— Надеюсь, Серова не затруднит снова вам помочь — рассуждала Валентина медленно подошла к Оксане — Почему бы вам его не взять к себе в команду?

— Почему бы тебе не заткнуться — прошипела Оксана, осуществляя входящий вызов на аккаунт Серова — Я между прочим пытаюсь сосредоточиться

— Оксана Владимировна — послышался воодушевлённый голос Серова, сразу через несколько долгих затяжных гудков на компьютере — Рад вашему энтузиазму пойти на безумие

— Просто другого выбора у меня нет — увиливая от ответа, выразила собственное мнение Оксана, смутившись тому, каким критикующим взглядом на неё посмотрел Серов

— И так советую вам — уверял Серов, не обращая внимания на возникшую сцену напряженности между Оксаной и Валентиной — Перейти сразу к делу

— Чтобы нас не услышали — доставая из тележки, что стоял рядом с тумбой, говорила Валентина

 

Коловорот с копьем, фрезой, удлинителем. Коловорот с указанными наконечниками применяют для просверливания отверстия в кости черепа. Образующееся отверстие величиной от 8 до 20 мм в диаметре (в зависимости от размера фрезы) называется фрезевым отверстием. В дальнейшем оно может быть расширено кусачками до необходимого размера, и образуется трепанационное отверстие. Такой, тип трепанации с использованием фрезевого отверстия, которое расширяется кусачками, называется резекционной трепанацией черепа.

Для специальных целей применяют так называемую корончатую фрезу. Благодаря циркулярно расположенным острым зубцам она позволяет высверлить округлый кусочек кости черепа и временно изъять его. Помощник хирурга, заворачивает кусочек кости в салфетку, смоченную изотоническим раствором натрия хлорида. Хирург производит необходимое вмешательство на головном мозге, например пункцию бокового желудочка или введение в мозг электрода для воздействия на то или иное образование. В конце операции изъятый с помощью корончатой фрезы кусочек кости укладывают на место, что позволяет восстановить целость черепной полости.

Перед проведением оперативного доступа, пациента укладывают на правый бок, после чего осуществляют технику минимально инвазивной хирургии по методика транскаллезного доступа,который осуществляетсяс правой стороны. При высверливании отверстия образуется костная "щебенка", которая закрывает отверстие, мешает видеть его глубину, а также забивается в пазы фрезы. Поэтому Валентина периодически тупфером собирает "щебенку" в специальный сосуд и протирает салфеткой фрезу. В конце операции, перед зашиванием мягких тканей, сестра подает хирургу сосуд с костной "щебенкой" для введения ее в костные отверстия, что в дальнейшем способствует быстрому заживлению фрезевых отверстий.

Тупфер — стерильный зонд-тампон, который состоит из «марли», «ваты» (ватная палочка) или другого пористого материала, активно применяется в «хирургии», с целью осушения операционной раны, полости, наполненной отделяемым, или тупого расслаивания тканей. Данное изделие может также использоваться для взятия проб каких-либо биологических материалов и их последующей транспортировки. В этом случае тупфер упаковывается в пробирку.

Передний рог бокового желудоч­ка (правого) Оксана пунктировала через наружный угол большого родничка или парасагиттальные отделы коронарного шва. Пальпаторно четко Оксана вводила эндоскоп с подсоединённой к нему камерой, видеосъёмка, сигнал которой выходила сразу на экран рядом стоящего ноутбука. Кончик иглы введенного катетера, что Оксана провела в отверстие от фрезы, в черепе пациентки, пользуясь видеосигналом, выходящим на монитор ноутбука. Протыкая полость, образовавшейся на поверхности мозга пациентки, кисты, Оксана произвела её дренаж, откачивая содержимое через шприц по катетеру.

— Так отлично — увидев как по катетеру проходила, извлеченная жидкость, говорил Серов — Теперь вам нужно произвести коррекцию ликворных путей

— Нужно установить дренаж — пояснила Валентина — Гидроцефалия сама не уйдёт

— Что такое — послышался голос медсестры за закрытой и подпертой дверью — Почему дверь открыта, я не могу пошевелить ручкой

— Нас обнаружили — взволнованно высказывая волнение, говорила Валентина, явно демонстрируя легкое паническое поведение и страх на своём лице

— Подготовь всё для дренажа ликворной жидкости — распорядилась Оксана, прошипев подобию дикости королевской кобры

— Откройте дверь немедленно!!! — повысив голос, прокричала за дверью дежурная медсестра по отделению

Выбирая корончатую фрезу диаметром 0,5 см, Валентина установила её на коловорот, после чего тщательно обработала рану перекисью водорода. Перекись водорода. Марлевые тампоны или ватные полоски (ватники), смоченные перекисью водорода, применяют для остановки диффузного кровотечения из мелких сосудов, чаще венозных. Такое кровотечение наблюдается из мягких тканей головы при выкраивании лоскута во время трепанации, с поверхности мозга и в глубине мозговой раны.

Твердая мозговая оболочка (ТМО) коагулируется и вскрывается, коагулиру­ются арахноидальная оболочка (одна из трёх оболочек, покрывающих головной мозг) и мелкие сосуды подлежащей коры головного мозга. Катетером с мандреном вращательными движениями пункти­руют в строго определенном направлении боковой желудочек, при попадании в него появляется ха­рактерное ощущение «провяливания». В точке Кохера катетер продвигают в сагиттальной плоскости на воображаемую линию, соединяющую наружные слу­ховые проходы. Глубина пункции обычно 5-5,5 см.

Мендрен — желудочный зонд с проводником, для аспирации содержимого и промывания желудочка, а также для энтерального питания

Мандрен извлекают, катетер погружают в по­лость бокового желудочка, конец благодаря своей эластичности может располагаться в любом из его отделов.

Желудочки головного мозга — полости в «головном мозге», заполненные спинномозговой жидкостью.

«Боковые желудочки» — ventriculi laterales (telencephalon); Боковые желудочки головного мозга (лат. ventriculi laterales) — полости в головном мозге, содержащие ликвор, наиболее крупные в желудочковой системе головного мозга. Левый боковой желудочек считается первым, правый — вторым. Боковые желудочки сообщаются с третьим желудочком посредством межжелудочковых (монроевых) отверстий. Располагаются ниже мозолистого тела, симметрично по сторонам от срединной линии. В каждом боковом желудочке различают передний (лобный) рог, тело (центральную часть), задний (затылочный) и нижний (височный) рога.

«Третий желудочек» — ventriculus tertius (diencephalon); Третий желудочек мозга — ventriculus tertius — находится между зрительными буграми, имеет кольцевидную форму, так как в него прорастает промежуточная масса зрительных бугров — massa intermedia thalami. В стенках желудочка находится центральное серое мозговое вещество — substantia grisea centralis — в нем располагаются подкорковые вегетативные центры. Третий желудочек сообщается с мозговым водопроводом среднего мозга, а позади назальной спайки мозга — comissura nasalis — с боковыми желудочками мозга через межжелудочковое отверстие — foramen interventriculare.

«Четвёртый_желудочек» — ventriculus quartus (rhombencephalon). Помещается между мозжечком и дорсальной поверхностью моста и продолговатого мозга. Сводом ему служит червь и мозговые парусы, а дном — продолговатый мозг и мост. Представляет собой остаток полости заднего «мозгового пузыря» и поэтому является общей полостью для всех отделов заднего мозга, составляющих ромбовидный мозг, rhombencephalon (продолговатый мозг, мозжечок, мост и перешеек). IV желудочек напоминает палатку, в которой различают дно и крышу. Дно, или основание, желудочка имеет форму ромба, как бы вдавленного в заднюю поверхность продолговатого мозга и моста. Поэтому его называют ромбовидной ямкой, fossa rhomboidea. В задненижний угол ромбовидной ямки открывается центральный канал спинного мозга, а в передневерхнем углу IV желудочек сообщается с водопроводом. Латеральные углы заканчиваются слепо в виде двух карманов, recessus laterales ventriculi quarti, загибающихся вентрально вокруг нижних ножек мозжечка.

Дополнительным разрезом 0,5 см, отступя 4-5 см от раны над фрезевым отверстием, с помощью фрезы Оксана создала подкож­ный туннель и через него в разрез выводят конец вентрикулярного дренажа. Затем Оксана произвела накладку одним блоком швов. Кожу в месте основного и допол­нительного разрезов ушивают. Одним швом через манжету жестко фиксируют вентрикулярный кате­тер, затем к нему присоединяют стандартную сте­рильную дренажную систему разового применения, содержащую соединительные трубки, резервуар для ликвора, монометрическую трубку и измеритель­ную линейку. Ввиду отсутствия стандартных систем для вентрикулярного дренирования, Оксана применила систему для внутривен­ного переливания жидкостей и стерильный опо­рожненный флакон, через пробку которого вводят иглу от системы для оттока ликвора и иглу-возду­ховод с фильтром. Резервуар или флакон устанав­ливают на высоте 10-15 см по отношению к голо­ве больного, что способствует дозированному выведению ЦСЖ.

Спинномозгова́я жидкость (ЦСЖ) — жидкость, постоянно циркулирующая в желудочках головного мозга, ликворопроводящих путях, субарахноидальном (подпаутинном) пространстве головного и спинного мозга.

— Оксана Владимировна немедленно откройте дверь

За запертой дверью слышался серьезный разъяренный голос Тихонова, когда дверь начинали уже выламывать охранники службы безопасности больницы.

— Я вас отстраню от работы — уверял Тихонов, словно был вне себя от ярости — Мне стоило догадаться, что на время пока дочь Смирновых тут вам не следует вообще к больнице приближаться

— Полагаю что теперь — уверял Серов — Моя помощь вам Оксана Владимировна будет уже больше не нужна, поскольку вы установили дренаж

— Полагаю — возразила Оксана, ухмыльнувшись хитрой ухмылкой — Вам лучше сейчас же отключить связь

— Что непременно я собираюсь сейчас сделать — ответил Серов, после чего видеосигнал по skype, на ноутбуке, прервал трансляцию

— Подготовь извлеченный кусочек кости — распорядилась Оксана, медленно извлекая эндоскоп из первого фрезерного отверстия

— Я знала, что этого дойдёт — выказывая еще большее волнение, недовольно выразилась Валентина — Но вы ведь бесконтрольны, когда вами движет жажда помочь

— Займись лучше делом — не придавая значения, с какой силой и грохотом служба безопасности ломала запертую дверь реанимационной палаты

— Что с моей дочерью? — выказывая возмущение, узнала Оксана за закрытой дверью голос матери пациентки

— Людмила Леонидовна — рассказывал Тихонов — Мы пытаемся проникнуть в палату вашей дочери, но вам нельзя здесь находиться в такой одежде это стерильные помещения

— Плевала я на ваши правила — грязно выругалась мать пациентки

— Людмила успокойся — послышался голос господина Смирнова — Скажите Валерий Валерьевич, моя дочь еще жива, вы можете открыть эту дверь?

— Мы пытаемся Александр Викторович — заверил Тихонов — Мы попадём в палату

— Оксана Владимировна — вновь голос Смирнова — Послушайте еще можно всё исправить, пожалуйста, откройте эту дверь и сдайтесь сотрудникам полиции

— Я открою — уверяла Оксана, когда Валентина аккуратно разворачивала салфетку смоченную раствором хлорида натрия, где находился кусочек кости от первого фрезерного отверстия — Как спасу жизнь вашей дочери

— Ломайте дверь — распорядился Тихонов — Оксана Владимировна за такое я вышвырну вас из больницы

— Да плевала я на ваши правила — ухмыльнулась Оксана, взяв аккуратно высверленный кусочек кости и аккуратно вставила его, закупорив рану в черепе пациентки — Обработай головку нашей пациентки и зафиксируй дренаж

— Я сделаю так — кричал разъярённо Тихонов — Что вас даже с вашим опытом никто никуда больше не возьмёт

— Пациентка выйдет из комы — заверила Оксана, обращаясь к Валентине, когда рыжеволосая девушка обрабатывала голову пациентки и накладывала швы — Нужно чтобы скопившаяся жидкость в желудочке дренировала в этот сосуд, тогда гидроцефалия спадёт, она проснётся

— Да, но мы к тому времени будем уже в кутузке — высказывая недовольства, переживая за свою судьбу, выразила собственное мнение Валентина

— А ты как хотела — ухмыльнулась Оксана, медленно отошла назад, когда под тяжестью сильных ударов мужчин, дверь слетела с петель, пролетела по полу палаты — Не всегда же в нашей работе будет так легко

— Схватите её — распорядилась сразу же Смирнова, обращаясь к службе безопасности

— Отойдите от моей дочери — строгим голосом распорядился Смирнов вошел в реанимационную палату сразу же за ворвавшимися охранниками службы безопасности

— Задержите Орлову

Распорядился Тихонов, вошёл последний в реанимационную палату, оценивая сложившуюся обстановку, обошёл разломанные щепки и пластик, что лежал на полу.

— Но доставьте её в мой кабинет — отдавая указания, говорил Тихонов — Львова идите домой, ваша судьба будет решена, как только всё стихнет, я вам сам позвоню

— Оу…. уверяю — мило улыбнулась Оксана — Она мне теперь больше не нужна, можете, если захотите уволить её, ну или на крайний случай посадить

— Молитесь Орлова — выказывая возмущение, высказывался Тихонов — Чтобы вас не посадили

— Я лично засужу тебя — подошла Смирнова к Оксане — За то, что ты сделала, ты у меня сядешь и надолго лучше молись, чтобы моя девочка выжила

— А…. гражданка Орлова — показался на входе разбитой двери реанимационной палаты профессор Журавлёв — Не удивлён вас тут увидеть, дело в том, как узнал о вашей деревне, так почему-то сразу же подумал про вас

Мужчина лет пятидесяти в белом халате, за которым скрывался серый пепельного цвета костюм вошёл в комнату. Седина его висков и лысина на затылке выражала в нём весьма вид, словно гордый собой наружности мужчина переступил порог выломанной двери. На лице угрюмого внешностью мужчины была стерильная марлевая повязка, на его черных туфлях с закругленным носом были одеты синие бахилы.

— В прошлый раз в доме Романовых — рассказывал Журавлёв переступая порог открытой разломанной двери, делился он впечатлениями — Когда вы устроили тот спектакль, бросив в меня бокалом

— Так вы знакомы? — удивилась Смирнова, выразительным взглядом выражая скрытую ухмылку посмотрела то на Журавлёва, то на Оксану

— Не то чтобы близко — уверяла Оксана, когда к ней подошли два охранника и взяв её под руки медленно сопроводили к выходу из палаты

— Посадите её — распорядился Смирнова

— Не может быть — восхитился Журавлёв, обратив внимание на снимок, висевший напротив кровати пациентки — Это коллоидная киста III желудочка, весьма уникальный случай

— Вы тоже это заметили — восхитилась Оксана, когда два охранника подвели её к выходу разломанной двери

— Ваша Орлова не дура — выразил впечатление Журавлёв — Она смогла понять и устранить проблему гидроцефалии вашей дочери вызванной коллоидной кистой, способом наложенного дренажа, через который в этот сосуд стекает костный мозг

— Мне плевать — возразила госпожа Смирнова — Я хочу, чтобы эту женщину упрятали за решетку, она опасна для общества

— Скажите профессор Журавлёв — обратился отец пациентки — Моя дочь будет жить, она выйдет из комы?

— Возможно через час или завтра — уверял Журавлёв — Не всё так сразу, но то, что сделала Орлова, да действительно в данном случае это должно помочь

— Уведите Орлову и передайте полиции — распорядился Тихонов, заметив строго выражение лица Смирновой, обращаясь к охранникам, которые выводили Оксану из реанимационной палаты — Пусть до моего прихода ожидает в моём кабинете

— А…. гражданка Орлова — с ухмылкой подошла темноволосая женщина, одетая в синий офицерский мундир, служащего прокуратуры

Темноволосая женщина, её синий прокурорский мундир пикантно подчеркивал форму её тела, выражая грудь и бёдра сочным пленительным изгибом. Изумительная филармония коллекции духов «Elle от Yves Saint Laurent» исходила от брюнетки, насыщая воздух запахом ветивера, пучали и амбретта. Шикарные черные распущенные волосы, обвали плечи Терешковой, выражая строгий серьезный образ этой женщины. Синие туфли на высоком каблуке эффектно сочетали с её синим мундиром, добавляя некую порочную изюминку к великолепию прокурора.

— Сразу же приехала как могла — уверяла Мария Валентиновна, подошла к Оксане в присутствие двух офицеров полиции — Мне позвонила Людмила Леонидовна, обеспечить надежную охрану её дочери, но вы как я вижу уже всё сделали сами усугубив своё положение

«Опять эта блядь Терешкова, как ты уже заебла уже со своей манерой вести себя как сука», подумала про себя Оксана, взглянув в глаза этой темноволосой женщине, что стояла перед ней в синем мундире, положив эффектно руку на выставленное бедро.

— Мария Валентиновна — вышла из палаты Смирнова — Как хорошо, что вы приехали

— Что вы Людмила Леонидовна

Уверяла Терешкова, состроив ироничное лицо, выражая дикий пафосный сарказм в мимике, схватилась крепко за рукав предплечья Оксаны.

— Я просто не могла пропустить такую встречу — выказывая хитрую ухмылку, покрытых багровым оттенком губ, высказывалась Терешкова — Тем более, когда у нас с Орловой есть еще пару незаконченных обвинений, за которые она теперь надолго у меня сядет

— Я так понимаю — стараясь не показывать слабости перед этой строгой и уверенной в себе женщиной, ответила Оксана — Меня не в кабинет к Тихонову теперь поведут

— Вас поведут в следственный изолятор районной московской тюрьмы — восхитилась, мило улыбнулась Терешкова — Где вам уже никто и ничто теперь уже не поможет, вы у меня доигрались Орлова

— Как мило с вашей стороны — через силу страха, терзающего разум, выразила Оксана ухмылку, нагло выражая перед Терешковой, красоту лазурных голубых, топазного цвета глаз

— Увести её — распорядилась Терешкова, возмутившись ухмылки Оксаны — Прошу прощения Людмила Леонидовна мне следовала давно её посадить, да вот всё не было подходящего случая

— Теперь он у вас есть

Словно улыбкой змеи восхитилась Смирнова, специально создавая драму перед Терешковой, протёрла кончиком платка слезинку, вытекающую с глаз.

— Я хочу, чтобы она ответила за то, что причинила моей девочке — выражая саму гордость, заявила Смирнова уверенным в своём решении голосом

— Вот значит как?! — возмутилась Оксана, надувшись подобию дикости королевской кобры, едва сдерживала себя ввиду браслетов, надетых на запястьях обеих рук — Я спасла жизнь твоей дочери и вот твоя блядь благодарность?

— Да как ты смеешь, наглая ты блондинка — подобно степной гадюки надулась Смирнова, подошла вплотную к Оксане, выражая злобу и ненависть на лице — Молись, чтобы после твоей пакости моя дочь очнулась

— Не беспокойтесь Людмила Леонидовна — уверяла Терешков, крепко держа Оксану за рукав предплечья — Орлова вас больше никогда теперь не побеспокоит

— Стойте, подождите! — вмешался Тихонов, встав между Оксаной и Терешковой — Вы, что забираете Орлову, мы так не договаривались — суровым взглядом посмотрел он на Смирнову и её супруга

— А мы с вами никак не договаривались гражданин Тихонов — возразила Терешкова, кивая своему эскорту полицейских освободить ей дорогу от Тихонова

— Вы уж извините Валерией Валерьевич — заверил Смирнов, когда подошел к Тихонову — Но ваша Орлова неуправляема, пожалуй, ей будет лучше посидеть несколько лет за решеткой

— Поступок Орловой — возразил, надувшись подобно красному помидору Тихонов, расстегивая пуговицы черного надетого на нём пиджака — Возможно, спас вашей дочери жизнь

— А вот это мы еще посмотрим — возразил Смирнов — И вообще, вас, что уже кресло заведующего больницей больше не греет, могу благодаря своим связям пристроить вас в неотложку, уж вам там точно понравиться

— Пойдёмте Орлова — уверяла Терешкова, держась за руку Оксаны, когда были надеты на её запястье браслеты, сковывающие руки за спиной — Ваша королевское место ждёт вас за решеткой полицейской машины

«Дура блядь ебанутая, ты еще не понимаешь с кем ты связалась, меня через пару часов, как бы ты не хотела меня посадить, но меня отпустят», ухмыльнулась скрытой ухмылкой Оксана, медленно направляясь в сопровождении Терешкой и двух офицеров конвоиров к выходу.

— Что даже не дадите мне одеться? — возразила Оксана, встав у входа в реанимационное отделение, рядом с медсестрой, что с удивленным, словно ошарашенным видом смотрела на неё

— В машине согреетесь — возразила Терешкова и силой вытолкнула Оксану из отделения, крепко держа за руку, направилась вместе с ней дальше по коридору

 

***

Холодные серые стены камеры для допросов и свет светильника люминесцентной лампы что непроизвольно моргал в течение определенного времени действовал напрягающим влиянием на сознание Оксаны. Расположившись сидя на железном неудобном стуле, руки Оксаны были окованы наручниками за его спинкой. В камере среди этих серых бетонных пошарпанных стен чувствовался сырой прохладный воздух, щели в этой комнате сквозили холодом зимы. Постоянные капли с трубы за спиной спинки Оксаны уже водили из себя, пар что исходил от этой трубы немного оказывал согревающий эффект всему её телу. Терешкова ходила из угла в угол несколько часов, держа в руках черную раскрытую кожаную папку, в которой что-то царапала ручкой на листке. Темноволосая женщина на фоне этого холода была одета в черную длинную меховую шубу, её волосы были спрятаны под капюшон, не позволяя ей никак ощущать на себе холод этой мёрзлой зимы окутавшей здания следственного изолятора. Пар что исходил с губ Оксаны, уже стал угасать, по всему телу охватила дрожь, каждая клеточка её пылкой дрожью пропитанной плоти уже покрылась бледно розовым сетчатым оттенком.

— Значит, вы утверждаете, что больше не виделись с Ольгой Петровой так ведь? — повторяла свой вопрос Терешкова, стукая звонко каблуками по прохладному бетонному полу

— Меня ведь задержали не по этому поводу? — возразила Оксана, не понимая, к чему клонит следователь, что обогревала руки паром жаркого дыхания, ходила из угла в угол мимо стола

— Я буду сама решать, по какому поводу вас задержали Орлова — возразила Мария Валентиновна, посмотрев в сторону Оксаны недовольным взглядом

Дверь камеры, издавая железный звук железного засова, открылась, на пороге стоял молодой офицер, одетый в зимний тулуп.

— Мария Валентиновна ваш автомобиль ожидает уже у крыльца — пояснил мужчина, словно отдавая честь вышестоящему офицеру перед Терешковой

— Ну как сама сознаешься — ухмыльнулась подлой улыбкой Терешкова — Или может быть в камере с моими девочками, переждешь ночь, а завтра с утра опять на допрос

«Да она в конец охуела, в какой блядь камере, я ведь ничего такого не сделала», испугалась Оксана, понимая намерения Терешкой, злобный оскал, который отражался в глазах этой темноволосой женщины.

— Ну что же — немного подождав, ответила Терешкова, недовольно повела губами — В камеру её, пусть немного подумает

— Стойте — еще больше выражая страх в глазах, Оксана была не согласна с таким решением, понимая, что может произойти — Я правда не видела больше Ольгу Петрову и она никогда не выходила со мной на связь, я не знаю где она

— Этого мало Орлова — возразила, оспаривая такой довод Терешкова — Мне нужно знать, где скрывается Петрова, с кем она выходила на связь, каждое её передвижение

— Я не знаю, правда! — уверяла Оксана, выказывая обеспокоенность за свою жизнь влагой, насытивших поверхность, лазурных, голубых, подобно камню топаза глаз

— В камеру её — распорядилась Терешкова, направляясь к выходу не желая больше слышать жалобных речей со стороны Оксаны

— Подождите, прошу вас

Словно умоляла Оксана, когда к ней подошёл офицер полиции, встал у неё за спиной, вставил ключ в наручники, сковывающие на её запястьях.

— Возможно мой отец

Уверяла Оксана, чувствуя, как сердце внутри неё забилось от страха, прилива резкого адреналина в кровь, уже столь жуткий холод не так напрягал её сознание.

— Он ведь был её командиром

Уверяла Оксана, пытаясь докричаться до Терешковой, но женщина ничего не ответив, вышла из камеры для допросов. Мария Валентиновна с холодным видом и под стук каблуков удалилась вдаль по коридору обшарпанных стен, следственного изолятора.

— Позвоните моему отцу — уверяла Оксана, словно сопротивлялась идти, не хотела покидать камеру для допросов — Он вам подтвердит, что я не причем, я не знаю где ваша Петрова!!!

— Встаньте лицом к стене

Распорядился конвоир полицейской службы, сам повернул Оксану спиной к себе, чуть ли не уткнув лицом в холодную серую стену, надевая за сомкнутые руки вместе браслеты.

— Вперед — отдавая указания, говорил мужчина в полицейской форме

«Наглая самодовольная морда, мне никак нельзя в камеру из меня там точно весь дух выбьют, нет-нет только не туда», размышляла Оксана, когда горячим трением, слеза скатилась с глаза, по щеке, обжигая, прохладой пропитанную бархатистую кожу.

— Господин Нечаев — послышался возмущенный голос Терешковой, вновь женский стук каблуков начал приближаться и издаваться эхом из-за угла коридора, пошарпанных стен — Вы не имеете права, это моя задержанная и я сама решаю……

— Это решение судьи о немедленном освобождении Орловой из-под стражи — говорил Нечаев, выходя из-за поворота, когда Оксана переступила порог открыто двери комнаты для допросов

— Я не могу её отпустить — возразила Мария Валентиновна, упорствуя, держа в руках постановление судьи — Эта женщина, возможно, она знает информацию о вероятной преступнице, которую я пытаюсь схватить

— Ольга Петрова — ухмыльнулся Нечаев, делая вид, что не замечает, как вошла Оксана в коридор под сопровождение конвоира идущего сзади — Я вас умоляю, этот старший лейтенант, прошедший Чечню, осталась жива в том аду, что там происходило, вы хотите поймать призрака

— Это моя работа — уверяла Терешкова в тот момент, когда Нечаев схватил Оксану за рукав предплечья белого надетого на ней халата из операционной — Здесь сказано, что она не имеет право покидать деревню без оповещения правоохранительных органов о своём месте пребывания

— Мария Валентиновна — весьма недовольно пояснил Нечаев — Здесь сказано, что вы немедленно должны освободить Орлову из-под стражи

Рассуждал Нечаев, продолжая держать Оксану за руку, на его мимике лица явно выражалась черта недовольства и раздраженности, связанное с упорством Терешковой.

— Смирнова пришла в себя — пояснил Нечаев — Оксана Владимировна произвела операцию, удалила кисту, дренируя полость желудочков мозга, это помогла пациентке выйти из комы

— Хм….. — по лицу Терешковой было отчетливо видно, как эту женщину выворачивало от злости, словно чайник, в ней стала закипать злость — Стоило было не ставить отметку о прибытие Орловой в этот следственный изолятор, в следующий раз Оксана Владимировна, а он у вас будет

Уверяла Терешкова, вплотную подошла к Оксане, стараясь посмотреть в её радостные лазурные голубые глаза, что словно искорками возмездия светились от счастья в этот момент.

— Мы с вами будем играть по моим правам — гордо заявила Мария Валентиновна, стараясь сдержать в себе весь накопленный гнев — О…. поверьте, у меня будут такого рода полномочия

— Я вам еще раз говорю — возразила Оксана, мило саркастично улыбнувшись в ответ Терешковой, когда офицер конвоир, что стоял у неё за спиной снял с неё браслеты, увидев бумагу с суда — Если хотите найти Петрову, спросите у моего отца, он лучше знает, как её найти

— Спрошу — ухмыльнулась Терешкова — Но через вас, мне будет гораздо спокойнее, если вы будите сидеть за решеткой

— Оу…. прошу прощения за причинённый вам вред — столь же взаимной подлой улыбкой ответила Оксана в ответ на оскорбления Марии Валентиновны

— Пойдёмте Оксана Владимировна — взявшись за рукав белого надетого на Оксане халата, настойчиво предложил Нечаев — Пора уходить отсюда

— Вам не уйти от правосудия Орлова

Прокричала вслед Терешкова, сжимая в руках постановление судьи, оставаясь стоять в коридоре пошарпанных стен вместе с офицером полиции.

— Вы позволили в тот момент Петровой уйти от правосудия, вам за это и отвечать — повышенным тоном голоса, словно кричала Терешкова — Всё, что сделает эта ненормальная, будет на вашей совести!!!

— Дура блядь ненормальная

Прошипела Оксана в тот момент, когда её тело терзал дикий необузданный холод, продирающий дрожью до кости.

— Господин Нечаев вам не кажется, что пора бы вам одолжить мне вашу куртку — говорила Оксана, вцепившись в воротник коричневой кожаной куртки Нечаева — Мне блядь уже пиздец как холодно — выражая страсть притягательности, прильнула она к телу мужчины

— Вам не кажется, что уже пора вернуться к своей дочери — расстегивая куртку, упрекнул в ласковой форме Нечаев, отошёл от Оксаны — Вы уже, сколько её не видели, не были дома

— Думаю — ухмыльнулась Оксана, вцепившись в тёплую, прогретую теплом тела мужчины — Что в таком вот виде когда я вся заплаканная и не накрашенная, лучше не стоит — быстро, словно зверь надела на себя куртку, даже без помощи кавалера

— И когда вы собираетесь вернуться домой? — проследовал Нечаев следом за Оксаной по коридору, спустились по ступенькам вошли в вестибюль следственного изолятора

Яркий свет светодиодного светильника, освещал холл это мрачного пугающего атмосферой места, за стойкой в отдельной комнате с решеткой сидел офицер полиции, под светом ночного светильника, он щелкал мышкой, уставившись в монитор компьютера. За пластиковым окном было слышно, как завывал ветер, разбрасывая снег, создавая дикую атмосферу на улице. В помещении фойе этого здания, скопилась теплая обстановка, ввиду проложенных окрашенных зеленой краской труб, чугунных батарей, словно пламя дракона излучали из себя жар. В воздух в этом помещении казался слегка спертым, пропитанным запахом пара исходящего от труб и батарей, насыщенный стойкостью кофе, что время от времени отрывал от стола мужчина в полицейской форме, делая небольшой глоток этого бодрящего напитка.

— Оксана Владимировна — поинтересовался Нечаев, когда Оксана, спустившись по ступенькам, прошла мимо комнаты дежурного офицера — Вам нечего здесь не нужно забирать?

— Я и ничего не оставляла — ухмыльнулась Оксана, утопая в нежной теплой кожаной куртки, чувствуя как тепло это материи согревало её тело

— Тогда советую вам покинуть это место — говорил Нечаев, взяв Оксану под руку, когда она стояла посреди вестибюля, взявшись кончиками пальцев за воротник надетой куртки

— Давайте отправимся в домик Романова — предложила Оксана, прислонившись к телу Нечаева, чувствуя трепетное дыхание и жар, что исходил от его тела

— Я думал, вам следует отправиться домой — уверял Нечаев, открывая перед Оксаной пластиковую входную дверь, пропуская её первой войти в тамбур

— Я тоже так думаю — ухмыльнулась Оксана, вильнув упругой красотой спрятанных под белым халатом и зелёных медицинских штанов бёдер, вошла в тамбур, прошла по его узкому небольшому помещению — Но мне нужна уже баня, я пиздец как замёрзла

— Оксана Владимировна! — упрекнул Нечаев, вошёл в тамбур следом за Оксаной — Хватит уже так выражаться, вы столь гениальный врач и так ругаетесь

— А как женщина

Поинтересовалась Оксана, толкая от себя входную дверь, ощущая объятия будоражащего холода зимы и крупинки снега, что устремились в лицо. Густая темная ночь охватила пространства зимнего неба, пока в воздухе плавно кружился в танце вальса снег. Свет золотистой луны, в форме большого круга ярким заревом, подобно фонарю, пытался пробиться через зимней охватившей морозом туман местности. По шоссе загородной зоны непрерывно проезжали машины, их шум колес и рев двигателя здесь не стихал даже ночью. Местность дикой степью простиралась, вокруг промышленной зоны, заводов и фабрик что находились поодаль от следственного полицейского изолятора местного самоуправления. Где слышался лай собак, из кафе, напротив, в нескольких метрах были слышны мужские пьяные крики, происходящей там гулянки, машины на стоянки придорожного кафе. Фуры, трейлер которых был по размерам дальше больше чем вагон поезда, непрерывно проезжали по столь отдаленной от города трассе, устремляясь в сторону Москвы. На фонарном столбе напротив крыльца полицейского изолятора сидел черный ворон, который взлетел от звука гула мотора проезжающего мимо фуры, высказывая возмущение диким напуганным карканьем. Воздух был хоть и пропитан свежестью зимы, но всю же вонь фабричной зоны и дым проезжающих по трассе машин сгущали краски этой диковинной атмосферы зимы.

— Как я для вас? — переступая порог открытой двери, спросила Оксана, вдыхая глубоко холодный воздух, чувствуя запах выпавшего снега

— Бесподобна как королева — с блестящей для Оксаны улыбкой, заверил Нечаев, выходя на каменное крыльцо следственного изолятора

— Так наш уговор еще в силе? — поинтересовалась Оксана, обернувшись, состроив алую красоту губ, встала боком к Нечаеву

— М…… даже не знаю, как и ответить — по лицу Нечаева было видно, как он не хотел говорить, желанный для Оксаны ответ

«Что-то меня настораживает его ответ, но я то свою часть сделки выполнила, его так называемая Настенька всё-таки очнулась, цела и невредима, благодаря мне», смутилась Оксана, нерешительности ответа, который услышала от Нечаева.

— Просто ответьте то — ухмыльнулась Оксана, стараясь не подавать вида волнения, спускаясь по ступенькам каменного крыльца — Что я больше всего хочу знать

— Вы так много Оксана Владимировна хотите знать — ухмыльнулся Нечаев, спустившись по ступенькам на тротуар, проследовал следом за Оксаной, к черной Lada Granta на которую падал, медленно кружась в воздухе снег — Я прям даже не знаю, что и ответить

— Черт возьми Нечаев! — прошипела Оксана обернувшись резко быстро вцепилась в воротник белой рубашки мужчины, прижалась к его телу — Просто скажите мне блядь

— Что сказать?

Играя в опасную игру, поинтересовался Нечаев, испуская жаркий пар с губ в лицо Оксаны, когда она стояла перед ним. Нервы и эмоции Оксаны были так напряжены в тот момент, что мерзкий холод, продирающий до кости своим влиянием её уже не столь тревожил.

— Что вы хотите от меня услышать?

Поинтересовался он, когда Оксана напряженным лазурным взглядом, наворачивающейся на них влаги смотрела прямо ему в глаза, ожидая услышать желанный ответ.

— Я думаю — уверял Нечаев, открывая с брелка сигнализации электронные замки автомобиля напротив которого они с Оксаной стояли — Что смогу вам ответить, когда мы с вами приедем на место — отошёл он на шаг назад от неё

«Что-то мне подсказывает, что он сейчас пиздит», подумала про себя Оксана, обошла спереди машину, касаясь пальцами её теплого черного капота, на котором сохранились выпавшие мелкие крупинки снега.

— Вот как!

Ухмыльнулась Оксана быстро подошла к пассажирской передней двери, открывая её, выгибая спину. Выставляя перед мужчиной красоту скрытых под зелеными штанами бёдер, Оксана, подобно дикому зверю, влетела в салон машины. Испытывая жуткий холод по всему телу, Оксана тут же закрыла за собой дверь, прерывая объятия будоражащего холода.

— А что же вам мешает ответить мне прямо сейчас?!

Утопая в нежности велюра, поинтересовалась Оксана, ластясь, словно расплываясь по спинке кресла кошкой, ощущая теплое влияние прогретой печки салона автомобиля.

— Ну же господин Нечаев — урча кошкой, Оксана изнемогала от нетерпения, коснулась руки мужчины, когда он влез в салон с водительской стороны — Наш уговор еще в силе вцепилась она когтями в руку мужчины, когда он положил её на рукоятку коробки переключения скоростей

— Господи Оксана Владимировна! — прошипел, высказывая недовольство Нечаев, закрывая за собой дверь, быстро оторвал руку от рукоятки коробки передач — Вы в своём уме, что вы черт возьми, делаете?!

— Получаю свой приз

Нагло заявила Оксана, наклонившись к мужчине, выражая дикий насыщенный необузданной страстью голод в голубых, полных огнём желания, лазурных глазах.

— И я бы очень хотела — прильнув к губам мужчины, Оксана была уже готова, залезь на водительское сиденье, оказаться сидеть на коленях самца — Почувствовать свою награду в себе, сегодня ночью

— Тут не всё так просто — возразил Нечаев, не давая себя обнять, преградил одной рукой путь Оксаны к себе — Дело в том, понимаете…..

«Он всё-таки не объяснил своей суке, что он весь с потрохами принадлежит мне, пожалуй, я буду чуточку холодной, но блядь я его точно затащу сегодня ночью к себе в койку», ухмыльнулась хитрой ухмылкой Оксана, начиная смотреть в окно двери.

— Не хочу даже слушать — оспаривая мнение мужчины, ответила Оксана, в тот момент, когда Нечаев легким поворотом ключа в рулевой колонке замочной скважины завёл автомобиль

— Вот как! — был весьма удивлён Нечаев, обращая внимание на Оксану, в тот момент когда она, поджав губу, едва с трудом сдерживала в себе обиду, наворачивающихся на глазах слёз

— Да вот так

Ответила Оксана, не желая продолжать разговор с мужчиной, вцепилась в ручку пассажирской двери, когда Нечаев начал сдавать назад, разворачиваясь задом на стоянке автомашин.

— У вас никогда видимо не хватит смелости признать очевидное — голосом слёз, Оксана умело выражала свои чувства, пытаясь привлечь к себе жалостью, внимание мужчины

— Что вы хотите этим сказать?

Был удивлён Нечаев, услышать такой резкий ответ от Оксаны, включая плавно рукояткой переключения передач плавно первую передачу, плавно выворачивая руль, выезжая на шоссе.

— То есть я, по-вашему, слабак или меркантильный человек? — удивился Нечаев, выключая сигнал поворота, повернул рукоятку на руле

— Я не говорила что вы меркантильный — возразила Оксана, положив ногу на ногу, словно девочка с характером умело демонстрировала обиду перед этим мужчиной

— Но вы так подумали — направляя машины по шоссе, Нечаев выжимал плавно педаль газа, другой рукой настраивал микроклимат в салоне, выставляя температуру работающей печки

— Да какая вам разница до того что я подумала

Продолжала Оксана смотреть в окно, через которое в эту смуглую темную ночь были видны лишь силуэты зданий промышленной зоны и блики столбов освещения улицы.

— Вы всегда лишь думаете о себе

Поджав губу, высказалась Оксана, ёрзая попкой в пассажирском кресле, ощущая порыв теплого воздуха, что обволакивал всё её тело силой теплых и нежных рук. Продолжая хранить молчание, Оксана даже не могла смотреть на мужчину, что сидел с ней рядом. Эмоции в сознании Оксаны играли бурным вихрем страсти, дикой режущей чувства обиды. Остаток времени проведенного в машине, Оксана предпочла насладиться тишиной, урчанием мотора и звуком шин по дороге, продолжая смотреть в темноту окутавшей ночи. В воздухе плавно кружился снег, пока автомобиль черная Lada Granta набирая скорость, двигаясь в противоположную сторону от города, скрылась за холмом. Играя фарами стоп-сигнала, после чего скрылся в ночи, спускаясь вниз, оставляя лишь за собой медленно кружащийся снег и выхлоп сгорающего в цилиндрах двигателя бензина.

 

***

Автомобиль плавно преодолевал ухабы дикой местности, переливаясь с боку на бок, двигался по таёжной местности, вдоль холмов. За горизонтом, промеж возвышающихся гор, назревало ярко-красное зарево рассвета. Снег, не переставая падать с ночи, медленно кружился в воздухе, покрывая одеялом зимы почвы, макушки и ветки, большие и малые камни лежащие по разные стороны от проезжей укатанной колёсами тропы. Преодолевая ухаб, машина въехала на холм, после которого вниз вёл лог, где располагалось имение Романовых. С деревянного двухэтажного дома, печной трубы, что была обложена камнем, с которой валил крупным белым клубом дым.

— М…. мне кажется

Выразила своё мнение Оксана, впервые обернулась, посмотрела на Нечаева, что был таким серьёзным, медленно спуская машины по укатанной тропе вниз.

— Что праздник здесь никогда не заканчивался — ухмыльнулась Оксана, не заметив никого на улице, хотя баня кипела словно паровоз, спуская в атмосферу плотные клубы белого дыма

— Ну не совсем так — возразил Нечаев — И помните, я сегодня же вечером как вы отогреетесь в бане, выпьете там вина или чего покрепче……

— Вы так хотите от меня избавиться?! — вновь состроив обиженные алые губки бантиком, поинтересовалась Оксана, посмотрев недовольно на Нечаева

— Вам нужно уже повидаться с дочерью — заявил Нечаев уверенным голосом — Вы уже сколько её не видели, думаете только лишь о себе

— Это я-то думаю только о себе?! — возмутилась Оксана подлобным заявлением, надувшись дикостью королевской кобры

— А что разве это не так? — возразил Нечаев, повернувшись, состроив для Оксаны хитрую выразительную улыбку — Учтите я вас обратно домой, сегодня не повезу

«Он что блядь совсем идиот, неужели, если мы тут вместе с ним будем, что я захочу домой, бред какой-то», размышляла Оксана, нахмурив алые губки, от недовольства.

— А кто сказал, что я собираюсь, сегодня домой?

Поинтересовалась Оксана, задавая встречный вопрос Нечаеву, тихо пробурчав, отвернувшись к стеклу окна, смотрела на холмы и опушки крупных хвойных деревьев, покрытых снегом.

— Вы вытащили меня из тюрьмы — мило улыбнувшись, повернулась Оксана к Нечаеву, когда он остановил машину напротив деревянного крыльца двухэтажного деревянного дома

— Вам не кажется — сдерживая при себе смех, пояснил Нечаев — Что я слишком уж часто стал это делать

— Делать что? — возмутилась Оксана, нахмурив губки, состроив выразительный красивый изгиб, формы скул, открывая переднюю пассажирскую дверь

Влияние будоражащей прохлады молниеносным эффектом потока, быстро проникло в салон, обдавая ноги Оксаны влиянием колкого холода. Гул тайги, что окутывал лог со всех сторон холмами хвойного леса, играл песнь естественного звука метра и шелеста миллионов веток. Чуть дальше углубляясь вниз располагалось, замерзшее озеро, в которое горная река диким подобием водопада. На деревянной веранде, пристроенной к дому, находился остывший покрытом снегом мангал, беседка из столика и двух лавочек. Машин во дворе возле дома не было, однако свет в гостиной дома горел, явно было похоже что в доме кто-то был.

— М…. запах шашлыка — ухмыльнулась Оксана, вдыхая ртом прохладу морозного воздуха, в котором сохранился запах углей и поджаренного мяса

— Желаете шашлыка? — поинтересовался Нечаев, закрывая двери автомобиля кнопкой нажатия на брелке — Я могу для вас это устроить

— А где все остальные гости? — спросила Оксана, проследовав по расчищенной из-под снега тропинке в сторону деревянного крыльца — Насколько я помню, когда я здесь была в последний раз, тут был как минимум десяток ваших ментовских машин

— Оксана Владимировна — поправил Нечаев, направляясь следом за Оксаной — Не ментов, как вы выразились, а автомобилей правоохранительных органов

— Хрен редьки не слаще — ухмыльнулась милой улыбкой Оксана, наступая на ступеньки деревянного крыльца — Пойдёмте скорее в дом, а то я пиздец уже как замерзла

— Оксана Владимировна

Возмутился Нечаев, поднимаясь вместе с Оксаной по ступенькам крыльца, ласково кончиками пальцев стряхнул с её золотистых прядей волос упавший с крыши снег.

— Но нельзя же так! — упрекнул Нечаев, подошел к закрытой деревянной двери

— Как? — удивилась Оксана, раскрыв выразительные лазурной красоты голубые глаза, подобно камню топазу, чуть не растаяла от ласки мужских пальцев у себя в волосах

— Ваш язык — открывая дверь, пояснил Нечаев, выпуская на улицу жар скопившегося в прихожей тепла — Он слишком грязный

— Оу…. — игриво смутилась Оксана, переступая первой, через порог открытой двери, вошла в прихожую, вдыхая теплый древесный воздух, пропитанный теплым паром — Ну может вам стоит меня этой ночью наказать по всем вашим правилам?

— Вы уже приехали?

На пороге входа в прихожую стояла темноволосая брюнетка, её обнаженное тело, кожа которой имела слегка красный оттенок, сочетала на своей поверхности капли пота после сауны. Черные густые волосы этой девицы, были чуть влажными и прилипали к её хрупким плечам. Опираясь ступней на каркас арочного входа, брюнетка чуть нахмурила губки, выказывая ревность в глазах, посмотрела на Оксану недовольным взглядом.

— Как раз только что — уверяла брюнетка, отошла от арочного входа, подобно как кошка прошлась по прихожей к Нечаеву — Серёжа, а ты почему без куртки, ты не замерз?

«До чего же я ненавижу эту суку, я готова её раздавить как муху, я может, её почти не знаю, но она уже меня пиздец как бесит», размышляла Оксана, наблюдая за тем как девушка, обвернутая в белое полотенце, прошла по прихожей.

— Он наверно нет

Возразила Оксана, выказывая возмущение, прикусывая краешек губы, состроив оскал ненависти на лице с недовольством наблюдала, как девушка, что вошла в прихожую. Прошлась по деревянному обшитому досками полу, покачивая бёдрами, медленно подошла к Нечаеву, замирая в походке, словно хищник перед своей жертвой. Словно применяя хитрый ход, девушка обвила шею Нечаева, прильнув в его крепкие объятия мужских убедительной ласки рук. Пальцы самца сжимали кожу бёдер брюнетки, что своей эластичностью нежно покоряясь влиянию пальцев этого льва, проминалась под их волей.

— Может вы тут уже потрахаетесь — вспылила Оксана, расстегивая молнию коричневой надетой на ней мужской куртки Нечаева

— А что это идея — хитрой усмешкой улыбнулась брюнетка, взглядом упоительной злобы, совершенной мести, посмотрела на Оксану

— Анна что я тебе говорил? — возмутился Нечаева, легким упреком шлепнул по бедру брюнетку

— Так вот значит, в чем заключалась ваша неуверенность

Возмутилась Оксана, нахмурив губки, не решаясь расстегнуть молнию куртки, стояла с обидой в глаза смотрела на двух влюблённых, что целовались перед ней.

— Могли бы сразу отвезти меня домой — высказывая возмущение, Оксана набралась в себе сил, мило улыбнулась в ответ, снимая с себя куртку мужчины

— Я вам это сразу предложил — оторвавшись от губ распутной брюнетки, уверял Нечаев, с усмешкой посмотрел в сторону Оксаны

— Могли сразу еще в здании полицейского управления — выражая недовольство, Оксана скинула с себя куртку на пол, прошлась по прихожей с недовольным видом в сторону гостиной

— Что это с ней?

С ухмылкой радости, словно забавляясь своим коварством, поинтересовалась брюнетка, что прильнула к крепким рукам Нечаева, которые нежностью приятных для неё оков обхватили её.

— Случилось что по дороге? — играя на чувствах Оксаны, поинтересовалась девица, которая находилась в объятиях Нечаева — И почему это на ней твоя куртка

«Не вериться просто он меня обманул, я ему верила, даже заключили пари, которое он нарушил, как после этого мне на него смотреть?», чувствуя внутри себя душераздирающую обиду, Оксана вошла в прогретую гостиную, вдыхая воздух пропитанный паром и древесным запахом.

— Анна — уверял Нечаев, голос которого слышался у входа в прихожую — Настя проснулась, Оксана Владимировна действительно ей помогла

— Что?! — была удивлена брюнетка, словно заранее не знала об этой новости — Настя проснулась, как она, мне нужно её увидеть…….

— Стой-стой — возразил Нечаев, продолжая держать брюнетку — Ты что не останешься?

— Я хочу сейчас увидеть Настю — уверяла брюнетка, отпрянула от объятий Нечаева — Дай мне свою машину Серёжа

— Дура блядь ебанутая — прошипела Оксана, шепотом оставаясь стоять у стены арочного входа в гостиную, подслушивая разговор

«А мне это будет на руку, без этой тупой суки у меня будет больше шансов затащить Нечаева в койку, а когда она приедет сама всё увидит, я хочу чтоб эта сука лопнула от злости», ухмыльнулась Оксана, проводя коготками по каркасу арочного входа.

— Я думаю — вышла Оксана из гостиной, мило скрасив играющие в ней чувства радушной улыбкой — Что если вы уж очень хотите увидеть свою Настю, то возможно, вас и пропустят

— Её нельзя же беспокоить — возразил Нечаев, удивившись тому, как Оксана нагло вмешалась в разговор — Вы же сами говорили что Насти нужен покой

— Я если честно — смутилась Оксана, сгорая от предвкушения чувство сильной тяги к Нечаеву, выказывая это румянцем на щечках — Не успела даже ничего сказать, как только мне руки завернули и надели браслеты

— Но вы ведь говорите — уверял Нечаев, посмотрел, возмутившись, на Оксану, когда она неожиданно для него приняла сторону его нетерпеливой брюнетки

— Серёжа дай мне ключи от машины — была недовольно и хмурым взглядом одарила мужчину брюнетка — И господи иди уже помойся, от тебя так разит алкоголем, как тебя только пустили к Терешковой

— Я думаю — Оксана уже не могла удержать в себе пыл кипевшей в ней страсти — А не выпить ли мне после пережитого мной ужаса стопочку чего-нибудь крепкого, да и может не одну

Из двери открывшейся сауны, вход в которую вёл через гостиную, выпуская поток скопившегося в ней пара и древесного запаха, с ароматом пихты. Вышли мужчина и женщины их кожа и капли скатывающихся по ней пота, выказывали весь тот жар и пламя их безудержной любви, когда они подверглись этому искушению. Рыжеволосая девушка, была обвернута в белое полотенце, первой перешагнула порог открытой двери, вильнув бёдрами перед мужчиной. Тело искусной рыжеволосой красотки подобно пленительным упругим изгибом выражало в себе всю пикантную сексуальность, в сочетание с веснушками на её лице.

— Оксана?! — удивилась рыжеволосая девушка, заметив стоящую к ней спиной Оксану, когда она, опираясь на арочный каркас входа в гостиную, смотрела с любопытством на Нечаева

— Оксана Владимировна — обратился мужчина, что вошёл в гостиную, следом за своей девушкой, его оголённый торс, словно пылал жаром сауны, а на его плече сохранился яркий отпечаток от вкуса сладких мандариновых губ — Как вы, мы слышали о произошедшем в больнице

— Оу…. спасибо — ухмыльнулась Оксана, выказывая очертание привлекательных скул на фоне распущенных пышной формы золотистых, русых волос — Но почему-то господин Нечаев

Указала Оксана карательно, подобающе образу королеве в сторону Нечаева, состроив, выражая игривое недовольство, состроив алые губы трубочкой.

— Даже не побеспокоился о моём самочувствии — подошла Оксана к столу, покачивая, скрывающимися за зелеными штанами хирурга пикантной формы бёдер — А ведь между прочим, именно я спасли жизнь вашей Насте Смирновой

— Серёжа? — состроила, демонстрируя ангельскую пафосную улыбку, обратилась брюнетка, держась за руки с Нечаевым, медленно вела его за собой в гостиную — Ну дай, пожалуйста, ключи, я быстро к Насте съезжу, просто проверю как она там и вернусь

— Интересно тут мне предложит кто-нибудь выпить

Нагло заявила Оксана, располагаясь на свободном деревянном стуле с высокой спинкой, игнорируя жалкую для неё сцену любви и верности между Нечаевым и его подружкой.

— Или здесь всё нужно делать самой? — взяла Оксана со стола бутылку с самогонкой и рядом стоящую стопку с водкой

— Оксана Владимировна вы, что будите пить водку? — удивился мужчина, кавалер рыжеволосой девушки, которая разместилась у него на коленях, на лавочке напротив Оксаны

— Ну, надо же мне как-то согреться — ухмыльнулась Оксана милой улыбкой мужчине, наполняя стопку самогонкой с ароматом смородины — Я ведь всю ночь почти в кутузке провела

— Серёжа я быстро съезжу и вернусь….. — уверяла темноволосая девица, с радостным видом, держа ключи в одной руке, прикрывая грудь полотенцем, вбежала по лестнице на второй этаж

— А кто-то не держит своё слово — пытаясь вывести из себя Нечаев, произнесла Оксана, как только этот мужчина вошёл в гостиную — Вы мне не скажите, кто бы это мог быть?

— Ой…. Оксана Владимировна лучше не начинайте

Возразил Нечаев, изображая из себя как будто всё происходящее с ним его уже достало, расположился он присев на лавочку справа от стула Оксаны.

— Тут без ваших этих — упрекнул Нечаев, взяв из рук Оксаны стеклянный бутыль с узким горлышком, наполнил наполовину гранёный стакан самогонкой — У меня проблем уже хватает

— У вас проблем хватает?

Возмутилась Оксана, держа в руке стопку с самогонкой, пленительный аромат естественного вкуса смородины, насыщенный столь дикой природной терпкости словно тянул испить себя

— Это меня теперь — мило состроив улыбку перед сидящими напротив пары мужчины и девушки, высказывала недовольства Оксана — Ваши сотрудники держат на коротком поводке

— К которому, вы сами себя и прицепили — возразил Нечаев, не чокаясь ни с кем выпил залпом половину гранёного стакана самогонки

— Спасая жизнь вашей Насте — не соглашаясь с таким утверждением, оспорила Оксан такой довод — Вы почему-то это не считаете?

— Так операция всё-таки помогла Насте? — не сдерживая любопытства при себе, поинтересовалась рыжеволосая девушка, взявшись за горлышко открытой бутылки с вином

— Видели бы вы — рассмеялся Нечаев, после того как закусил выпитый стакан самогонки малосольным огурцом — В каких условия, Оксана Владимировна, провела эту операцию и что потом было

— А что поделаешь

Выпила Оксана залпом стопку самогонки, чувствуя как жар крепости алкоголя, будоражил пламенным эффектом гортань и после всё её тело, словно огонь подогревал в ней огонь страсти.

— Если других вариантов

Утверждала Оксана выждав некоторое время, пока эффект выпитого такой крепости спиртного усвоится в организме, прислонив указательный палец средней фалангой к носу.

— Для проведения такой процедуры

Взявшись за предложенный Нечаевым малосольный огурец, рассуждала Оксана, переваривая в себе крепость терзающей её телом алкогольного порока.

— У меня не было — уверяла Оксана, взявшись за огурец, что предложил ей Нечаев

«Блядь мне так хочется его извести, совратить, он должен быть моим и только моим, я не хочу его делить с этой сукой», размышляла Оксана, скривив губки размышляя над тем как совратить Нечаева и сломить волю этого мужчины перед собой.

— Кроме тех чтобы провести её в реанимационной палате самой Смирновой

Удивила Оксана сидящих напротив неё людей, чувствуя, как резкая большая доза крепкого алкоголя уже дала о себе знать.

— Конечно, всё обошлось — уверяла Оксана, взявшись снова пальцами за горлышко стеклянной бутылки самогонки, хотела вновь наполнить стопку

— Оксана Владимировна вам может, хватит? — упрекнул Нечаев, схватившись за кисть руки Оксаны, не давая ей оторвать бутыль с крепкой настоянной жидкостью от стола

— Хватит?! — возмутилась Оксана, нахмурив от обиды терзающего разум возмущения — С какого это право Нечаев, вы теперь мне указываете

— Оксана Владимировна — поинтересовался мужчина, что сидел напротив — Скажите, а какой прогноз у операции, Настя будет жить

— Ну, пока её кто-нибудь не убьёт или не доведёт до белой горячки

Ухмыльнулась Оксана, настойчиво пытаясь оторвать бутыль от стола, но Нечаев, столь же упорно не давал её это сделать.

— Нечаев блядь?! — грязно выругалась Оксана, испытывая крайнее недовольства, от упрёка со стороны Нечаева — Вы не имеете право……

— Серёжа….?!

Прерывая напряжённую сцену момента между Оксаной и Нечаевым, послышался голос темноволосой девушки. Брюнетка, покачивая формой сочных упругих бёдер, спускалась по ступенькам лестницы, стукая по деревянной их поверхности каблуками черных зимних сапог.

— Я быстро съезжу и вернусь

Уверяла девушка, спустившись, снизошла с последней ступеньки вошла в гостиную, силуэт её прекрасного тела, умело выражался за счет надетого на ней черного бархатного платья.

— Не скучай — заверила брюнетка, кокетливо поиграв кончиками пальцев Нечаеву, вышла под стук каблуков из гостиной

— Идите лучше проводите свою

Прошипела Оксана, выказывая явную выраженную ревность, на которую обратила внимание рыжеволосая девушка, и её мужчина.

— Вы же блядь друг без друга ведь не можете

Потянула Оксана вновь за горлышко бутылки, пытаясь вырвать её из крепкой хватки Нечаева, демонстрируя перед мужчиной сцену ревности.

— Да отдайте мне её уже наконец — чувствуя боль терзающей душу разочарования, Оксана вытянула из рук Нечаева бутыль с самогонкой, наполняя тут же содержимое в стопку

— Я скора вернусь, постарайтесь не напиться — уверял Нечаев из-за стола, быстро направляясь к выходу из гостиной — Анна подожди, ты, что уже поехала?

— Идите уже, наконец! — возмутилась Оксана, поставив полупустой бутыль самогонки на стол

— Господи Оксана Владимировна — шепотом произнесла рыжеволосая девушка, ухмыльнувшись, посмотрела то на своего парня, то на Оксану — Что я сейчас вижу

— Ну, люблю я его — тихим шепотом не сдержала Оксана эмоций при себе, залпом осушила стопку с самогонкой

— Ого?! — был удивлён мужчина рыжеволосой девушки, у которого она сидела на коленях — А как же тогда?

— Тише ты! — упрекнула его рыжеволосая подруга, столь же тихим шепотом, пока Нечаев о чем-то общался с брюнеткой в прихожей

«Блядь что я несу, а ведь даже еще не пьяная, да кая разница», переживая вновь момент усвоения крепости алкоголя в себе, размышляла Оксана, сгорая от стыда после столь откровенно признания в своих чувствах.

— Вы не подумайте — прислонив снова фалангу указательного пальца к носу, переводя дух, от крепкого напитка, уверяла Оксана — Я просто кажется, перепила

— А давайте все вместе в сауну сходим? — предложила совершенно неожиданно рыжеволосая девушка идею, в тот момент, когда Нечаев вошёл в гостиную, проводив свою спутницу

— А что это неплохая идея — согласился мужчина рыжеволосой девушки, у которого она сидела на коленях — Нечаев как ты считаешь?

— Ну, если Оксана Владимировна там придёт в чувства

Поддержал идею Нечаев, недовольно посмотрев на Оксану, что уже всем своим чувством выказывала желания порочной любви, состроив ангельский взгляд лазурных голубых глаз ему.

— Я думаю, это всем будет только на пользу — заверил Нечаев, расстегивая верхние пуговицы белой надетой на нем рубахи

— Правда?! — ухмыльнулась недоверчиво Оксана, сидя на стуле положив ногу на ногу, облокотилась на его деревянную высокую спинку — А что будет на пользу вам господин Нечаев

«А что может быть это идея, затащить его в сауну и там, блядь ну он должен быть моим, мне плевать какой ценой, я хочу именно его», размышляла Оксана, с задумчивым хмурым видом посмотрела на Нечаева, в тот момент, когда градус выпитого алкоголя терзал сознание.

— Интересно, почему вы не поехали вместе со своей суженой? — поинтересовалась Оксана, пытаясь вызвать в мужчине, к которому обратилась, чувства душевной ревности

— Потому что я лично перед Романовыми отвечаю за вашу безопасность — уверял, высказывая недовольства, ответил Нечаев, полностью расстегнув пуговицы, белой надетой на нём рубашки

— Этого мало — нахмурила выраженной обиды губки Оксана, отвернувшись в сторону промерзшего узором измороси окна в гостиной

— А чего вы еще хотите? — возмутившись настырным поведением Оксаны, вспылил Нечаев, смутился внимательного взора своих коллег мужчины и рыжеволосой девушки

— Майор — обратилась рыжеволосая девушка, почувствовав себя неловкой в произошедшей ссоре, вмешалась в этот спор встала перед Нечаевым — Позвольте я сама поговорю с Оксаной, уж поверьте, она меня поймёт, как женщина

— Серега пойдём уже в парилку

Обратился мужчина рыжеволосой девицы, что медленно, подобно движению хищной кошки направлялась к столу рядом с которым на стуле сидела Оксана.

— Я там так растопил — рассмеялся мужчина, открывая дверь сауны, выпуская наружу скопившуюся волну горячего пара — Уф…. как хорошо — растирая, между собой, руки, вошёл он в сауну

— Надеюсь, вы девушки — продолжая выказывать недовольство, Нечаев скинул с себя белую рубашку, повесив её на рядом стоящий деревянный стул — Найдёте между собой общий язык

— Оксана послушайте

Уверяла рыжеволосая девушка, подошла к стулу, на котором сидела Оксана, присаживаясь сама на рядом стоящую лавочку. Подобно движению настоящей хищницы, красотка прошла между столом и лавочкой, покачивая упругой красотой бёдер, красота которых была скрыта за белым махровым полотенцем, которым было обвёрнуто плотно её тело. Её волосы, цвета естественного пламенного оттенка, обвивали ровно шею, укладывались красиво на плече, имели слегка влажный и тоже время сексуальную укладку. Голубой цвет раскрытых выразительных глаз, которыми она посмотрела на Оксану, внушали скорее искренность чистых намерений. Тело гламурной рыжеволосой красотки было пропитано геранью и жасмином экстракт которого, даже в самых уточенных нотах этого запаха возбуждал страсть в одном только дыхании.

— Ну что вы обижаетесь — уверяла она, положив внушительно пальцы на выставленное колено Оксаны — Если хотите я вам вашего Нечаева на блюдечке поднесу, он сам за вами бегать будет

— Интересно как это мне теперь поможет?

Смотрела Оксана в сторону окна, не желая даже взглянуть на собеседницу, едва сдерживая влагу терзающих сознание слёз, что потоком упоительной страсти готовы были выдать её мучения.

— У него тут видите, другая теперь есть — состроив обидчиво, поджала Оксана нижнюю губу, стараясь не выдать свою ранимость потоком неудержимых слёз

— Вы же, кажется, сами хотели Нечаева — улыбнулась рыжеволосая красота убедительно нежным касанием, обеих ладоней, дотронулась ладонями до колен Оксаны

— Да не нужен, мне ваш Нечаев!!!

Прошипела Оксана, в лицо рыжеволосой девушке, выказывая оскал дикой королевской кобры, в тот момент, когда слёзы с её глазах скатывались рвущимся потоком душевной боли.

— Подавитесь вы им…… — вскочила Оксана со стула, на котором сидела, выражая резко настроенное агрессивное поведение, чувствуя смятение и подавленность собственного разума

— Господи Оксана — отпрянула быстро от Оксаны рыжеволосая красотка — Да что с вами?

— Я же сказала — уверяла Оксана, отвернувшись опять от своей собеседницы — Что кое-кто не держит своё слово

— О чём вы говорите? — поинтересовалась девушка, проявляя любопытство и интерес, коснулась ладонью горячего лица Оксаны, когда по щеке медленно катилась обжигающая трением слеза

— У нас с ним было соглашение

Продолжила высказывать говорят шепотом, пояснила Оксана, подобно шипению королевской кобры, повернувшись вновь ранимым чувствами взглядом к рыжеволосой девице.

— Если я определю и решу проблему с вашей Смирновой…..

— Стоп! — возразила девушка, немного в ужасе отпрянула от Оксаны — Вы что поспорили с майором на жизнь Насти?

— Я была готова, на всё понимаете — выражая искренность, ответила Оксана — На всё, чтобы Нечаев был со мной

— Вы заключили пари на живого человека! — была шокирована рыжеволосая девушка

— Я просто хочу, чтобы Нечаев был моим, понимаете?!

Повторяя свои намерения, ответила Оксана, схватившись пальцами за горлышко стеклянной бутылки, чувствовала душевную истязающую её сознание боль.

— Мне плевать на методы — заявила Оксана, почувствовав, как рука рыжеволосой красотки схватилась за кисть её руки, не давая оторвать бутылку от стола — В чём дело?

— Извините, конечно! — возразила девица, продолжая держаться, вцепившись в руку Оксаны — Но хоть это не моё дело, но вам явно уже хватит

— Хватит?! — была возмущена Оксана, подобно шипенью дикой королевской кобры, выразила недовольства — Да как вы смеете……

— Оксана я помогу вам с Нечаевым

Уверяла рыжеволосая красотка, настойчиво вынудила Оксану оторваться пальцами от горлышка стеклянной бутылки с остатками в ней самогона.

— Но это будет последнее — заявила она — Для меня сама мысль противна о том, что вы заключили пари с майором на жизнь Насти

— А что в этом такого? — ухмыльнулась Оксана, пожав плечами, прикусывая краешек губы

«Как же ты сука рыжая меня уже раздражаешь, да что блядь тебе надо?!», испытывая чувство крайней возбудимости, переворачивала мысли в голове Оксана, посмотрев на рыжеволосую собеседницу, что не давала ей оторвать бутыль с самогоном от стола.

— И ты не имеешь право мне запрещать пить! — упрекнула Оксана, посмотрев на рыжеволосую бестию, что раздражала её своим присутствием

— Вам Оксана действительно хватит — возразила рыжеволосая девушка, убирая руку Оксаны от горлышка бутылки

— Всё равно вашему майору плевать на меня — поджав от обиды нижнюю губу, вспылила Оксана

— Это не так Оксана — оспаривая такое мнение, говорила рыжеволосая девица, предложив руку Оксане, чтобы встать со стула — И вы сейчас в этом убедитесь

— В чём я должна убедиться? — возразила Оксана, неохотно повинуясь воли рыжеволосой девушки, встала со стула, на котором сидела

— В том, что вы глубоко ошибаетесь — держась за кончики пальцев обеих рук Оксаны, девушка медленно отвела её от стола в сторону закрытой двери сауны — Вы не безразличны майору Нечаеву

— Да ну — не соглашаясь вновь с таким утверждением, говорила Оксана, возмутившись тому, как девушка что подвела её к закрытой двери сауны, вцепилась в её зелёную медицинскую рубаху

«Что она собирается делать, неужели эта дрянь решила, что может лапать меня везде, где ей вздумается, я ей никакая-то дешёвая шлюха», нахмурила Оксана обидчиво губки, испытывая настойчивость власти рук рыжеволосой девушки, что снимали с неё зеленую рубаху.

— Ну, хватит Оксана — уверяла девушка, медленно оголяя прекрасный торс тела Оксаны, полностью сняла с неё зеленую рубаху, скинув её на деревянный пропитанный паром и древесным запахом деревянный пол — Вам просто нужно поверить в себя

— Я одного понять не могу — нахмурила губки Оксана, снимая с себя зеленые медицинские штаны, вместе с хирургической обувью — Что со мной-то не так?

— В каком смысле? — удивилась рыжеволосая красотка встав за спиной у Оксаны

— Почему Нечаев вечно выбирает других баб

Нахмурила Оксана губки, почувствовав неловкость женских пальцев, как они вцепились в застежку её черного кружевного бюстгальтера.

— А что это обязательно? — возмутилась Оксана, от неожиданности резко расслабленного бюстгальтера

— Ну, вы же не пойдёте в сауну одетой? — рассмеялась рыжеволосая девицы, медленно разомкнув оковы сковывающего в оковах грудь Оксаны бюстгальтера

— Но что же мне тогда одеть?

Смутилась Оксана, почувствовав, как подушечки бюстгальтера медленно оторвались от её розовых бархатистых сосков, позволяя объятиям теплого воздуха обхватить их.

— Я не могу предстать перед мужчинами там голой

Возразила Оксана, скрестив быстро руки на груди, прижав ладони к соскам, после того как бюстгальтер покинул обитель бархатистой кожи её тела.

— О… нет-нет я вам не шлюха! — возразила Оксана, обернувшись, посмотрела на девицу, что стояла перед ней, обвернутая в белое махровое полотенце

— Вы танцевали головой

Потянувшись к вешалке с белыми полотенцами, снимая его, протянула для Оксаны, открывая дверь сауны, выпуская объятия скопившегося в помещении сауны пара.

— Перед всем нашим отделом, на столе — переступая порог, вошла в парилку, вильнув скрытыми под белым окутывавшим телом рыжеволосой бестии полотенцем, упругими бёдрами

— Ну, я просто хотела

Не успела высказаться Оксана, как рыжеволосая красотка, что вошла в сауну, закрыла за собой дверь, оставив её одну в гостиной.

— Чтобы майор Нечаев меня приревновал — шепотом высказывая недовольства, договорила Оксана, медленно обворачивая своё тело нежной материей теплого махрового полотенца — Сука ты ненормальная

Заправляя кончик полотенца на груди, Оксана, коснувшись деревянной круглой ручки, открыла сауну, позволяя объятиям пара охватить её тело.

— Всё нормально Серёга — обратился мужчина к Нечаеву, в тот момент, когда Оксана открыла дверь, переступая через её высокий порог, наступая оголёнными ступнями на теплый деревянный пол — Вернётся твоя Анка

— Да я больше не об Анне беспокоюсь — возразил Нечаев, когда сидел на одной из верхних полок

«Он даже сейчас думает об этой суке, забыв совершенно о том, что я для него сделала», прошлась Оксана, покачивая бёдрами по сауне, вдыхая глубоко пропитанный запах дерева и завораживающей естественной прелести пихтового масла.

— Оксана Владимировна

Обратился мужчина, к которому на колени на верхнюю полку, словно львица забралась рыжеволосая девушка, располагаясь на его коленях.

— Как хорошо, что вы к нам присоединились

Делился мужчина впечатлением, наблюдая, как Оксана прошла по парилке, наступая коленом на скамейку в центре небольшого деревянного стола. Сгибая ногу красивым изгибом в колено, отражая скрытых бёдер, под белым махровым полотенцем, которым было стянуто тело Оксаны, придавая фигуре сочный выразительный сексуальный вид. Подобно характеру строптивой кошке, Оксана заползла на деревянный стол, что был расположен в центре самой сауны. Под влиянием окутавшей атмосферы пеленой пара, Оксана расположилась на столе, опираясь руками на его гладкую, пропитанную влагой воды поверхность, на которой ощущалась тепло дерева.

«Нет, не так скора, но я завладею сознанием Нечаева, я хочу чтобы он немного помучался, чтобы понял, что мог так легко потерять, хочу чтобы он сам преклонил передо мной колени, только после того я уже подчиню себе его тело своей власти», ухмыльнулась, размышляла Оксана, положив ногу на ногу.

Жар словно пламя дракона охватил тело Оксаны, по оголённой коже бёдер, капли страсти начал появляться пот. Лазурные голубые глаза Оксаны, подобно камню топаза, через силу собственной воли светились счастьем, предвкушаемой движимой местью. Прикусывая соблазнительно краешек алой губы, Оксана чувствовала, как жар терзающей её тело в сауне усилил своей эффект, подвергаю плоть пламенному эффекту сексуальной страсти. Дыхание Оксаны становилась учащенным и прерывистым, желание порочной любви в сочетание с алкоголем в ней усилилось подобию дикого голода.

— Коля пойдём — предложила рыжеволосая девушка, заметив страсть игры взглядов между Оксаной и Нечаевым — Я кое о чем хотела с тобой поговорить

— Что прямо сейчас? — был возмущен настойчивостью рыжеволосой девушки, которая схватила его за запястье руки, потянула, завлекая за собой спуститься с деревянных полок сауны

— Да сейчас! — упрекнула его рыжеволосая бестия, насильно тянула за руку, спустившись с полок сауны — Я хочу с тобой именно сейчас поговорить

— Нет, постойте! — возразила Оксана, ухмыльнувшись — Я хочу, чтобы вы пока остались

— Оксана вы уверены?! — переспросила рыжеволосая девушка, со всей серьёзностью посмотрела на Оксану — Я просто подумала, что вам с майором есть о чем поговорить

— Да есть — говорила Оксана, сползая со стола, на котором расположилась медленно, коснулась деревянного пола сауны, подобно хищной кошке виляя бёдрами — Но я хочу, чтобы вы кое-что сделали для меня

— Нет, Оксана Владимировна! — возразил Нечаев, хотел слезть с верхней полки — Я в ваши игры играть не буду, я знаю, насколько вы коварны и какая вы змея

— Майор?! — возмутилась рыжеволосая девушка, посмотрев на Нечаева с недовольным взглядом

— Он прав — заявила Оксана, гордо поднимая подбородок к верху, встала между мужчиной и его рыжеволосой девушкой, разлучая влюблённых по обе стороны — Пусть выскажется, может так ему легче станет

— Довольно — оспаривая мнение Оксаны, ответил Нечаев, состроив хмурый сердитый взгляд

— Сидеть! — прошипела Оксана подобию королевской кобры, подобно царице отдавая приказ мужчине, которого хотела подчинить своей власти

— Оксана Владимировна?! — возмутился Нечаев, тут же вернулся опять на полку, с которой хотел встать — Что вы себе позволяете

— Дорогая — ухмыльнулась Оксана, заметив, как легко Нечаев покорился её власти, обращаясь к рыжеволосой девушке — Ты мне не поможешь

«Я хочу чтобы он приревновал меня, хочу чтобы ему было обидно что меня трогает кто-то другой, хочу видеть взгляд ненависти в его глазах», размышляла Оксана, улыбаясь хитрой ухмылкой, встав перед рыжеволосой красоткой.

— Сними их с меня — распорядилась Оксана, выставив перед девушкой упругую попку, намекнула ей залезть к ней руками под белое полотенце

— О…. Нечаев как тебе повезло — улыбнулся, рассмеялся коллега Нечаева, забавляясь тому, как ловко руки рыжеволосой красотки проникли за грань белого полотенца на теле Оксаны

Обвивая подобию нежных пут, лаской обольстительных рук, рыжеволосая девушка прижала Оксану спиной к себе. Власть убедительных тёплых пальцев рыжеволосой бестии проникла за грань теплой материи полотенца на Оксане, вцепившись коготками в резинку её черных кружевных трусиков. Вращая красивым эротическим тактом тазом, Оксана, развращаясь в порочной улыбке, ощущала как трением необузданной страсти, резинка черных кружевных трусиков, завораживающим касанием скользила по её бёдрам. Поднимая ногу, сгибая её в колено, Оксана перешагнула через лежащие на полу черные кружевные трусики, направляясь подобно хищнице к полкам сауны.

— Теперь можете оставить нас ненадолго

Обратилась Оксана, обернувшись к рыжеволосой девушке и её кавалеру, наступая предварительно коленом на теплую деревянную поверхность полки.

— А хотя знаете, можете остаться — ухмыльнулась Оксана, заметив как под полотенцем, которым был укутан Нечаев начала проявлять напряжение мужская властная порочная сила

— Коля пойдём! — возразила рыжеволосая девушка, потянув своего мужчину за руку к выходу из сауны, почувствовав себя неловко в напряженном моменте между Оксаной и Нечаевым

— Останьтесь

Уверяла Оксана, заползая на верхнюю полку с Нечаевым, специально наступая коленом на белое полотенце, что было на ней, позволяя эффекту инерции сползти ему со своего тела. Легкостью будоражащего похотью касания и напряженного момента страсти, белая материя полотенца скользила по телу Оксаны, оголяя всю его сочную пикантную формы красоту. Оставляя полотенце лежать между средней и верхней полкой, Оксана расположилась на его краешке, рядом с Нечаевым, положив ногу на ногу.

— Так возможно нам будет проще найти общий язык — уверяла Оксана, легонько коснулась напряженного момента половых гениталий Нечаева, спрятанных под полотенцем

— Лер давай останемся — предложил парень, обращаясь к своей спутнице

— Извращенец! — игриво толкнула его пальцем в грудь рыжеволосая красотка — Только не будем им мешать

— Ну же господин Нечаев

Обратилась Оксана, игриво остановив подушечку указательного пальца на напряженной головке члена Нечаева, скрывавшейся под полотенцем.

— Вы же примерно предполагали, что так может закончиться

Уверяла Оксана, приткнув пальцем другой руки губы мужчины, не давая ему возразить, раскрыла умело полотенце у него на коленях.

— Вы теперь мой — стояла Оксана на четвереньках перед Нечаевым, желая получить обещанный ей приз — Весь мой и только мой! — говорила она рядом с губами мужчины

— Орлова вы что серьёзно? — возразил Нечаев, остановив губы Оксаны, касаясь их жаркими пальцами в шаге от поцелуя

— В чём дело? — возмутилась Оксана, убирая руку Нечаева

— Посмотрите на них

Ухмыльнулся Нечаев, обращая внимание Оксаны на двух целующихся людей рыжеволосой красотки и её мужчины, что не обращали на них внимания, предались утехам любви.

— Прям, даже знаете, завидно смотреть

Уверял Нечаев, пока Оксана нагло располагалась у него на коленях, подогнув свои колени, села ягодицами к мужчине на ноги, положив руки на его плечи.

— Как эти двоя любят друг друга — делился впечатлением Нечаев, позволяя телу Оксаны, прижаться к себе сочной упругой грудью

— Я ведь тоже люблю вас — пьяной улыбкой улыбнулась Оксана, разговаривая рядом с губами самца, чувствовала оголённым лобком, напряженные гениталии мужчины

— Вот только я вам не верю — возразил Нечаев, в тот момент, когда Оксана нагло обвила пальцами стебель напряженного члена кавалера

— Почему? — изнывая песню эротического стона, поинтересовалась Оксана, разговаривая рядом с губами мужчины

— Почему меня? — спросил Нечаев, когда Оксана начала ёрзать половыми губами по напряженной крепкой головке члена самца

— Потому что я люблю вас Нечаев — простонала Оксана, рядом с раскрытыми губами Нечаева, остановив кончик головки пениса рядом с входом во влагалище

— Да ну…. — не поверила рыжеволосая девушка, оторвавшись от своего парня

— Ах…. — издала Оксана насыщенный порочный стон, ощущая нежными текучими стеночками влагалища проникновение в себя крепкой убедительной мужской мощи

— Тш….. — прижал ладонь к золотистым пышным волосам Оксаны, прошептал Нечаев рядом с её ухом в тот момент, когда она скользила половыми губами по его члену

— М…. — прикусывая краешек губы, проурчала Оксана, закрыв лазурные возбужденные желание порочной любви глаза, ощутила жар второй ладони Нечаева на своих ягодицах

— Пойдём не будем им мешать? — предложил парень рыжеволосой девушки

— Ты иди принеси нам вина — распорядилась девушка, отпуская его руку

— Кому это нам? — удивился кавалер рыжеволосой красотки

— Мне и Оксане — уверяла она, наступая коленом на деревянную полку — Ты ведь не думаешь, что они и правду тут трахаются

— А на что это, по-твоему, похоже? — возразил он, направляясь к выходу из сауны, пока его спутница, подобно львице забралась на одну из полок сауны

— Ну, уж нет — ухмыльнулась она, настойчиво подобно хищнице проползла на верхнюю полку

— Я, правда, люблю вас Оксана — произнес Нечаев рядом с ухом Оксаны, когда она прижалась к нему, находясь в его крепких объятиях и ощущая всю его мощь в себе

— Я знаю — изнывая мучительной порочной страстью, ответила Оксана, чувствуя в себе крепость убедительной силы, вошедшего во влагалище члена, когда сидела у мужчины на коленях

— Майор это правда? — поинтересовалась рыжеволосая девушка, расположившись рядом на верхней полке, положила ногу на ногу

— Что правда? — сделав вид, что удивился, спросил Нечаев, стараясь не подавать вида, тщательно скрывал под ягодицами Оксаны свои гениталии

«Да что тебе блядь надо тупая рыжая сука, что не видишь нам хорошо вместе, зачем ты сюда вообще пришла», прикусывая краешек губы, возмутилась Оксана, положив голову на крепкое плечо мужчины, скрывала искушенное страстью лицо за золотистыми русыми волосами.

— Вы и Оксана теперь вместе?

Спросила она, по мнению Оксаны, в нотках тона рыжеволосой девушки, чувствовалась скорее интонация неуверенности. Легким касанием рука этой львицы прикоснулась к спине Оксаны, её коготки нежным трением, будоражили кожу, спускаясь вниз, устремляясь к ягодицам.

— Нет мне всё же интересно — возразила девушка, продолжая сидеть на верхней полке, коснулась ягодиц Оксаны нежным касанием теплой поверхности — Вы, что правда теперь вместе?

— Валерия! — упрекнул Нечаев, когда девушка, держа обе ладони направленные пальцами вниз, чуть приподняла ягодицы Оксаны, отрывая их от колен мужчины

— О…. господи! — выразила она восхищение, раскрыв розовые губы в удивление — Ваш член, что правда в ней?

— А на что это похоже? — спросил, возмутившись, Нечаев

Чувства Оксаны были на пределе, каждая клеточка не имела даже желания противостоять воли стороннего вмешательства, плоть хотела лишь утехи порочной любви. Эмоции крайней застенчивости играли в Оксане после того как рыжеволосая девушка, держась ладонями за её ягодицы чуть оторвала их от колен Нечаева. Коготок наглой этой девицы, коснулся возбужденных, набухших желанием любви половых губ Оксаны, едва скользил по ним, немного надавливая, позволяя почувствовать ощущение члена самца в себе. Столь тонкий жест прикосновения, трение коготка девушки по половым губам Оксаны, которая проявляя настойчивость, вмешалась в их порочную связь, позволила испытать сильный оргазм. Обволакивая стебель пениса мужчины в себе, соком пережитого Оргазма, Оксана словно задыхалась от жара, играющего в ней возбуждения.

— Некрасова!

Отдернул руку рыжеволосой девушки от себя Нечаев, после того как Оксана издала сочный насыщенный нотками стон запрокинув голову назад, переживая во всех тонкостях этого ощущения, момент оргазма.

— Вы что уже совсем рехнулись?

Высказывая недовольства, упрекнул девушку Нечаев, сам не понимая того, как влияние её пальцев до глубины колкости чувств позволило Оксане испытать сильный оргазм.

— Куда вы лезете то

Продолжал говорить недовольным голосом Нечаев, держа жаркую ладонь на спине у Оксаны, придерживая её в тот момент, когда она выгнула спину, испивая песнью возбужденного стона.

— Оксана Владимировна тише, что с вами? — смутился Нечаев тому, как Оксана застыла в его руках, раскрыв алые губы в искушенной форме порочного влияния

— Оксана у вас чувствительная — ухмыльнулась рыжеволосая девушка, оставаясь сидеть рядом, словно светилась от счастья улыбки тем, что могла помочь

Сильное пережитое чувство сексуального удовлетворение, словно пламя доменной печи, раскалило плоть кожи тела Оксаны, выпуская с него обильными каплями пот. Дыхание становилось тяжелое и с хрипами, организм Оксаны, словно уже требовал приток свежего прохладного воздуха. Склонив голову на плечо мужчины, Оксана жадно хватала воздух ртом, жар в сауне усиливал нехватку жажды кислорода.

— Оксана Владимировна всё хорошо? — поинтересовался, выражая обеспокоенность, спросил Нечаев — Что с вами?

— Оксана пойдёмте на свежий воздух — предложила рыжеволосая девушка

— Да-да действительно

Хватая воздух через каждый слог, согласилась Оксана, сползая с члена мужчины, ощутила даже момент, как он возбужденный до придела скользил по её половым губам.

— Мне действительно надо — едва держась на ногах, говорила Оксана, сошла с верхней полки, жадно продолжая хватать воздух ртом

— Валерия проводите Оксану Владимировну на свежий воздух — распорядился Нечаев, сам был, словно как окаменевший не понимал что происходит

— Пойдёмте Оксана — подбирая с полки полотенце Оксаны, держала она ей за руку, помогая спуститься вниз

— Пусть оденется — отдавая указания, говорил Нечаев — Там холодно, не хватало бы, чтобы Оксана Владимировна еще бы заболела

— Вот ваше полотенце — предложила девушка полотенце Оксане, медленно вложила ей в руку

— Воздух — прошептала Оксана, продолжая жадно его требовать, выронив из пальцев вложенное полотенце

— Ой, господи — придерживая Оксану за талию, в тот момент, когда они вместе подошли к двери, выразила переживания и в тоже время недовольства, рыжеволосая девушка

— Это было так прекрасно — алкоголь, в сознание Оксаны, словно как порыв дамбы, молниеносным эффектом разрушил грань рассудка

— Давайте на улицу — уверяла девушка, открывая дверь сауны, позволяя Оксане первой переступить порог открывшейся двери, войти в гостиную

— Валерия проследите, чтобы Оксана Владимировна оделась — распорядился Нечаев, сам не решаясь спуститься с полки сауны, был шокирован происходящим

— Хорошо — недовольно прошипела рыжеволосая девушка, успев схватить Оксану за руку, когда она чуть не споткнулась о рядом лежащую на полу пустую бутылку

— Лера что случилось? — выходя из погребка, поинтересовался, выказывая обеспокоенность мужчина, прикрывая за собой крышку погреба, держал в руке бутылку с вином

— Оксане плохо — пояснила она, продолжая держать Оксану за талию, проследовала вместе с ней к выходу из гостиной — Нужно, скорее на улицу её

— Давай я помогу — уверял он, поставив бутылку с вином на праздничный стол, подошел к Оксане, взяв под правую руку

«Он ведь никогда не будет моим, кого я обманываю, я ведь понимаю, у него не хватило духу признаться мне, кого я обманываю, может мне уже не стоит жить», размышляла Оксана, поддаваясь, бреду из-за сильного туманившего разум сознания.

— Стой, подожди! — возразила рыжеволосая девушка, когда они подошли к выходу — Пусть оденет мою белую шубку

— Да-да конечно — согласился кавалер рыжеволосой девушки, снимая с гардеробной вешалки белую меховую шубу — Вот сейчас

— Оксана постойте — уверяла рыжеволосая девушка — Сейчас оденем — надевая на Оксану белую меховую шубу

— Не надо — возразила Оксана, когда девушка хотела застегнуть пуговицы, не давая ей это сделать — Пусть так мне жарко

— Ладно, пускай так — не стал возражать парень девушки, что открыла входную дверь, позволяя объятием холода зимы прорваться внутрь

— Но там холодно — хотела возразить девушка, чувствуя, как кожу обволакивает стойкое влияние холода и падающие крупинки снега

— Я ненадолго — уверяла Оксана, переступая порог открытой двери, вошла на крыльцо веранды дома, ощущая как жар терзающий её плоть, паром необузданного желания исходил от её кожи

— Вот присаживайтесь — распорядился мужчина, схватив Оксану за руку, указал на бревно в виде лавочки у входа двери у стены

«Не хочу больше жить, нет смысла проживать эти пустые дни без опоры надежного мне человека, Нечаев меня не любит, только лишь зря делает вид, не хочу жить», поддавшись, бреду рассудка, словно крик души изнывал песнью мучительных стонах в сознание Оксаны.

— Оставьте меня — прошипела Оксана, подобной дикости королевской кобры, чувствуя, как кожу тела обволакивает власть холода зимы

— Давай оставим Оксану Владимировну ненадолго — испугавшись оскала глаз Оксаны, смутился парень, потянув свою рыжеволосую спутницу за собой в дом

— Но дверь оставим открытой — заверила рыжеволосая девушка, сразу же вошла за своим мужчиной в дом — Коля она пьяная и я волнуюсь

— Я знаю, всё будет нормально — послышался из дома тихий голос мужчины — Через пять минут мы за ней вернёмся

— И не минутой больше — предупредила его кокетливо рыжеволосая девушка, после чего парочка удалилась, скрывшись в доме, оставив дверь открытой

— Да идите вы уже, наконец — вылезая из меховой шубки, прошипела Оксана, ощущая жар по всему телу, облокотилась на стену дома

Вдыхая глубоко порыв прохладного воздуха, Оксана полностью сняла с себя шубку, придавая своё обнаженное тело объятиям холода. Медленно закрывая глаза, дыша полной грудью, Оксана не заметила, как уснула на морозе. Метель разбрасывала по воздуху снег, поднимая его кружа в танце вихря, пока колкий мороз пропитывал прохладой каждую клеточку тела Оксаны. Запрокинув голову, Оксана словно отдала себя во власть холода, не желая больше продолжать жить и не представляя жизнь без Нечаева.

— О…. господи Оксана — голос рыжеволосой девушки, которая вышла на крыльцо был наполнен нотками ужаса — Коля скорее её нужно в дом

— В чем дело Лера? — слышался удаленный мужской голос, после чего топот ног

— О господи она не дышит — испугавшись, выражая панику в своих глазах, ответила рыжеволосая девушка, выбежав на улицу в белом обвернутом халате

— В чем дело? — настораживающим тоном голоса, спросил Нечаев, после чего вышел на улицу, с тела этого мужчины исходил жуткий пар

— Майор мы всего на пять минут честно — уверяла рыжеволосая девушка, продолжая стоять у входа открытой двери, прислонила кончики пальцев к губам

— Что с ней — подбежал Нечаев, выскочив на улицу как ошпаренный — Оксана Владимировна с вами всё в порядке

— Коля что ты стоишь — продолжая демонстрировать панику обратилась девушка к своему парню, подбежала быстро к нему вцепившись в его руку — Вызывай быстро скорую

— Бережной — обратился Нечаев к мужчине рыжеволосой красотки — Вызывай скорую быстро, не стой столбом — взяв Оксану на руки, он быстро внёс её в дом, закрывая за собой дверь

После чего возник небольшой провал в памяти, открывая глаза лишь в машине скорой помощи, что мчалась по дороге, переваливаясь с боку на бок. Санитары растирали чем-то тело Оксаны, когда она лежала на каталке в центре салона газели. Вой сирены казался ужасным, пробудит даже мертвеца, а эта ужасная жидкость, что втирали в кожу тела Оксаны, имела мощный, согревающий эффект. Голова ужасно раскалывалось, по всему телу была ужасная слабость, каждая клеточка плоти словно полыхала огнем втираемой в кожу жидкости. На лице Оксаны была кислородная маска, благодаря которой дыхание было свободным.

— Всё хорошо Оксана Владимировна — обратился какой-то мужчина, лицо которого было скрыто стерильной санитарной повязкой — Вы в машине скорой помощи, лежите и не двигайтесь

— Ей пока нельзя приходить в себя — послышался голос какого-то парня, который стоял у ног Оксаны, и массивными движениями растирал ей ноги

— Я знаю, на сейчас уснёт — уверял неизвестный врач — Всё хорошо Оксана Владимировна, с вами всё будет хорошо……

Голос этого мужчины казался отдалённым, когда он говорил, стоя у каталки, наклонившись над лицом Оксаны, вводил что-то через шприц в подсоединённый катетер к руке. С каждым продвижением поршня шприца, состояние Оксаны словно удалялось, вынуждая подчиниться бездне окутавшей её разум. Дикий вой сирены постепенно начал стихать, укачивания становились все медленными, после чего газель выехала на ровную дорогу, набирая стремительно скорость. Затем вновь наступила мгла, закрыв глаза, Оксана словно окунулась в бездне, тело словно вытолкнула из себя частичку последних остатков сил.



© «Стихи и Проза России»
Рег.№ 0272869 от 8 октября 2017 в 17:59


Другие произведения автора:

Искушение страстью. Часть 2 "Превратности любви". Глава 7

Искушение страстью. Часть 2."Превратности любви". Глава 15

Искушение страстью. Часть 3."Оковы порочного соблазна". Глава 1

Рейтинг: 0Голосов: 0225 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!