"Из глубины веков". Глава 3." Вера Николаевна Наумова-Широких

article54518.jpg


                                                                     Глава 3

               В Е Р А   Н И К О Л А Е В Н А       Н А У М О В А – Ш И Р О К И Х         
                        

                               
Вера Николаевна родилась в 1877 году в Петербурге. Ее крестным  отцом был  М.Е.Салтыков-Щедрин (Редактор «Отечественных записок»). ( См. Архив Российской Академии наук. Дело 107).
В 1884 году семья  Наумовых переезжает в Сибирь. Вера Николаевна поступает в  Томскую Мариинскую гимназию, основанную ее дедами по матери и заканчивает ее с серебряной медалью, хотя должна была получить золотую. Из-за неблагонадежности родителей ее несколько раз исключали из гимназии и снова восстанавливали, благодаря известности в Сибири ее дедов Поповых. Но не только в гимназии получила  она образование и воспитание.                                                                                        
В доме Наумовых группировалась вся литературная ссылка того времени.  Собирались виднейшие писатели: К.С. Станюкович,  В.Г.Короленко, С.С.Синегуб, С.И.Коржинский, Д.А.Клименец, А.И.Иванчин-Писарев, Э.Г.Салищев, народники, отбывавшие поселение в Томске. В их семье останавливался Глеб Успенский.    Эта среда передовых, высококультурных людей оказала на Веру Николаевну  большое влияние.
    С юных лет училась она у своего отца и его друзей-писателей любить трудовой народ и отдавать ему свои силы и знания.  Татьяна Христофоровна  принимала большое участие в ее образовании.  Она готовила всех своих детей в гимназию, дети с раннего возраста занималась французским, немецким и английским языками.    Первым учителем французского языка у Веры Николаевны был  Константин Михайлович Станюкович,   русский писатель, известен произведениями на темы из жизни военно-морского флота. Издавал журнал "Дело".
                                                
                                                    В августе 1895 года  Вера Николаевна приезжает в Петербург, и поступает на Высшие Бестужевские курсы на историко-филологический факультет. Первые студенческие месяцы жила в  доме  Д.И.Менделеева, близко знала Любу Менделееву и историю влюбленности в нее Саши Блока (по ее рассказам он лазал к Любе через балкон).
           Недавно был найден документ написанный рукой Веры Николаевны. К очередному юбилею Д.И.Менделеева Веру Николаевну попросили поделиться личными воспоминаниями.
         Она пишет: " Мне выпало на долю знать лично и видеть Дм. Ив. Менделеева в тот период, когда он вынужденно покинул стены С.Петербургского университета и вложил свою энергию в создание "Палаты Мер и Весов" - Забасековский 69,  в доме где он сам имел квартиру и где жили ближайшие его сослуживцы и прошли годы моей молодости, моих студенческих лет.
        После таких жизненных и разносторонне освещающих мемуаров о Дм. Ив-че, как воспоминания жены Анны Ивановны Менделеевой и О.Э. Озаровской, которая ежедневно знала все бытие Дм.Ив-ча в течение всей своей творческой жизни - казалось бы нечего было и добавить к его великому образу, но как то в последний год жизни О.Эр-ны, жены моего двоюродного брата, тоже близкого ученика и сослуживца Дм.Ив-ча Менделеева - мы проводили месяц в санатории Икубу в Кисловодске и я ей рассказывала, что мне пришлось в Томске в день памяти о Дм.Ив-че выступит как-то и с моими воспоминаниями, хотя я далеко не так имела возможность  наблюдать Дм.Ив-ча как она и что я стеснялась своих воспоминаний - она мне сказала:" не стесняйся никогда поделиться маленькими блестками воспоминаний об этом гении. Каждая крупинка этих воспоминаний - это лишний цветок в неувядающий венок живой о нем памяти для потомства." Это и позволяет мне поделиться сегодня здесь скромными штрихами воспоминаний о Дм. Ив. Менделееве.
          Это было в августе 1895 г. Я приехала учиться в Петербург на Высш. Женские курсы и остановилась у моего двоюродного брата Василия Дмитриевича Сапожникова. Дм.Ив-ч занимал квартиру над той. Был визит с матерью к ним. Знак его обаяния и страх перед ним."
Далее Вера Николаевна по пунктам намечает о чем говорить в докладе.
"1.Менделеев в палате мер и весов.
Встречи. Музыкальные вечера. Бородин и Кюи.
Художники Куинджи, Ярошенко, Крамской, Маковский. Обсуждение картин Анны Ивановны.
2. Озаровская. Отношение к ней Дм. Ив-ча.
3. Менделеев и музыкальные вечера у него. Кюи и .....
Приезд наследника в Палату. Волнения Палаты и Дм. Ив-ча.
Детские елки и отношение к детям.
Менделеев и служащие его. Андрей, Семен, Алеша.
Менделеев, отдых, Жюль Верн, кедр. орехи.
Менделеев и Блок (пара экзаменов). Свадьба в Боблове и Шахматове.
Менделеев и галоши ("Извините я за извозчиком").
Слезы Дм.Ив-ча при игре Римск.Корсакова Кюи.
Такие слезы я видела у него много позднее, на свадьбе его дочери Любы, после чего он с присущей ему одному красотой кричал им горько.
Похороны сына ( человеческий документ)."
            Из этого документа мы узнали, что Василий Дмитриевич Сапожников, двоюродный брат  Веры Николаевны(сын сестры Николая Ивановича Наумова - Екатерины), был женат на Ольге Эрастовне Озаровской, с которой они вместе работали у Д.И. Менделеева в "Палате Мер и Весов".     В.Д. Сапожников был учеником и сподвижником Д.И.Менделеева.      Вера Николаевна студенческие годы жила у брата, дружила с О.Э.Озаровской и отдыхала с ней в последний год жизни О.Э. 
В 1896-1897 гг. по проекту архитектора А. И. Гогена  для сотрудников Палаты построили  дом, выходящий  на проспект,  по цвету  окраски получивший название  "красного".  В нем, на третьем этаже, в  квартире 5, жил  с 1897 по 1907  гг. со  своей семьей Д. И. Менделеев.  В.Д. Сапожников жил на втором этаже этого дома. 
                          Д.И. Менделеев очень тепло и заботливо относился к своим сотрудникам.     Вот несколько случаев описанных в биографии Д.И.Менделеева:       

                                 
"Постепенно деятельность Главной Палаты начала приносить все больший и больший  доход, и как-то раз в распоряжении Менделеева оказалась довольно большая сумма денег для премирования сотрудников. И вот Дмитрий Иванович вместо выдачи премий задумал отправить всех своих служащих на Всемирную выставку в Париж.
Когда Витте увидал список командируемых, он ахнул: в списке числилось 16 человек, включая палатского слесаря и столяра. «Отказать», — тут же начертая министр на прошении. Узнав об этом, Дмитрий Иванович поехал к Ковалевскому и вручил ему прошение об отставке. Расстроившийся Ковалевский, как мог, успокоил Менделеева и, выбрав минуту, озабоченно спросил у Витте:
— Сергей Юльевич! Если бы дама, которую вы любите, сказала вам: «Купи шестнадцать аршин ленты, а то я из окошка выброшусь», что бы вы сделали?
— Разумеется, купил бы, — усмехнулся Витте.
— Ну, вот эта дама, которую мы оба очень любим, — Дмитрий Иванович Менделеев, подает в отставку, если мы не пошлем в Париж шестнадцать его служащих, в том числе и слесаря и столяра. Он ничего не уступает, и его прошение об отставке у меня в кармане, а вот его ходатайство с вашей резолюцией.
Витте рассмеялся, зачеркнул «отказать», написал «исполнить», и вся менделеевская «команда», лишь вернувшись из Парижа, узнала, чем рисковал управляющий, добиваясь командировки. Это только один случай, запомнившийся всем сотрудникам Менделеева. А сколько было других случаев, о которых, кроме самого Дмитрия Ивановича, знал лишь тот, с кем приключилась беда!
Василия   Дмитриевича   Сапожникова  в Главной Палате прозвали «валерьяновыми каплями» — так успокаивающе действовал он на Дмитрия Ивановича. Бывало, нет  Сапожникова , Менделеев сам не свой, сердится, грозится его уволить. Но стоило только  Сапожникову  появиться на пороге, и Дмитрий Иванович весь оживал:
«Ах это он!  Василий   Дмитриевич , только не уезжайте сегодня».
И вот с  Сапожниковым-то  и случилась страшная беда: у него тяжело заболел единственный четырехлетний ребенок. Лечение потребовало больших средств, которых у  Василия   Дмитриевича  не было, и тогда он в полном отчаянии решился истратить менделеевские деньги. Дело в том, что Дмитрий Иванович доверил  Сапожникову  продажу «Основ химии» для студентов, отчета долго не спрашивал, и у того накопилась изрядная сумма, которая и ушла почти вся на лечение.  Василий   Дмитриевич  переживал страшно, думал о самоубийстве, но наконец решился и сказал все Менделееву.
Дмитрий Иванович вскрикнул, схватился за голову, прикрыл рукой глаза. Не поднимая головы, спросил:
— Вы знаете, как это называется?
— Дмитрий Иванович! Знаю, потому вам и сказал,— выдавил из себя  Сапожников . — Ведь Митя умирал, Дмитрий Иванович!
Менделеев даже застонал, замахал руками, чтобы  Сапожников  не продолжал. Потом после долгого молчания сам нашел выход. В то время Демаков, владелец типографии, где Менделеев печатал свои труды, отстранялся от дел и продавал типографию своему управляющему Фролову. И вот что предложил  Сапожникову  Дмитрий Иванович: «Я должен буду отдать Демакову две тысячи рублей. Поговорите с Фроловым, не согласится ли он долг перевести на вас с рассрочкой».
Фролов согласился, и  Сапожников  был, можно сказать, возвращен к жизни."
Человек 60-х годов, Дмитрий Иванович Менделеев глубоко сочувствовал начавшемуся тогда движению за раскрепощение женщин.
В 1898 году в штат Главной Палаты впервые была зачислена женщина — Ольга Эрастовна Озаровская.  Состоялась первая встреча с Д.И.Менделеевым:
"— Будете декременты вычислять, — объяснял он. — Возьмете бумагу квадраченую, сошьете... э-э-э, тетрадь примерно в писчий лист, станете писать элонгации... э-э-э... А! Черт побирай! Если я все объяснять должен, так мне самому легче вычислить!
— Ничего, Дмитрий Иванович, — не оробела  Озаровская , — я посмотрю и все пойму.
— Я вас к  Василию   Дмитриевичу (Сапожникову)  направлю, — мирно сказал Менделеев. — Он для вас будет значить примерно то же, что я для него. А сам я разговаривать с вами не буду: я ведь корявый. Заплачете, пожалуй, краснеть будете... Я не могу! Через него все! Все через него-с. Когда думаете-с начать?
— Завтра.
— Не надо-с! Тяжелый день. Во вторник приходите."
                   
                   Ольга Эрастовна родилась в семье петербургского офицера в 1874 году, окончила химический факультет Петербургского университета, а в 1897 году окончила и математический факультет Высших Бестужевских курсов. Проработала в Главной Палате до смерти Д.И.Менделеева, была его ученицей и ближайшей помощницей. Написала потом воспоминания, очень живо воссоздающие образ Менделеева в последние годы жизни. После его смерти Ольга Эрастовна (13[25].06.1874—12.07.1933) в 1906 году начала артистическую деятельность , выступала с комическими рассказами и сказками в петербургском театре «Кривое зеркало». В 1908 вышла книга Озаровской «Мой репертуар». В 1911 основала в Москве Студию живого слова. В 1914 опубликовала книгу «Школа чтеца». Собирая народные сказки и былины, Озаровская бывала на Севере, в Заонежье, в Архангельске. Во время поездки в 1915 на р. Пинегу (Архангельская губ.) встретилась с М. Д. Кривополеновой и привезла ее в Москву. Совместные вечера Озаровской и Кривополеновой, исполнявшей былины и сказки, способствовали популяризации подлинной народной поэзии. В 1916 Озаровская выпустила книги «Бабушкины старины» и "Пятиречие" . В советское время в Москве вела декламационный семинар по произведениям А. С. Пушкина.   Озаровская была членом–корреспондентом Государственной академии художественных наук, членом Общества любителей русской словесности Московского государственного университета и целого ряда художественных, научных, краеведческих обществ.
Брат Ольги Эрастовны, Юрий  Эрастович Озаровский (1869 Петербург-1924 Париж), драматический актёр, педагог, театровед, режиссер Александринского театра.    Коллекционировал старинную мебель, антикварные предметы быта и церковной утвари. В 1913 году в собственном одноэтажном домике в Соляном переулке Петербурга создаёт частный музей мебели - "Старый домик", в котором экскурсоводом был он сам.  В собрании Эрмитажа находится немало предметов из коллекции Ю.Э.Озаровского.    Был женат на Дарье Михайловне Мусиной-Пушкиной (Озаровской), которая с 1901 была актрисой Александринского театра. Ю.Э.Озаровский     после  революции эмигрировал во Францию, основал в Париже русскую драматическую школу.  Его  личный архив с 1890 по 1914 годы хранится в Центральном государственном историческом архиве в Петербурге.     Архив О.Э. находится также в  Петербурге и в Пушкинском музее.                                                                      
         
                  У Василия Дмитриевича Сапожникова и Ольги Эрастовны Озаровской был сын  Василько Васильевич Озаровский, советский серпентолог.   
                  Собирая материал,  случайно наткнулись на статью о нем :"Учитель любви к природе" М.Корсунского.         

   В 1900 году Вера Николаевна Наумова отлично заканчивает Историко-филологический факультет Высших Бестужевских  курсов в Петербурге. Ее оставляют при кафедре литературы для совершенствования знаний (нынешняя аспирантура), там знакомится с Н.К.Крупской. В студенческие годы Вера Николаевна была членом Сибирского землячества. Вела просветительную работу на воскресных и вечерних чтениях в Галерной Гавани, воскресных общеобразовательных кружках для рабочих при библиотеке Народного театра и на Невском Судостроительном заводе. Там она познакомилась со своим будущим мужем Иваном Ивановичем  Широких.

                      
                  В 1898 – 99 годах Вера Николаевна была направлена в составе группы студентов за границу. Она посетила Францию, Италию, Грецию. Прослушала курс лекций в Сорбонне. Сорбонна была основана еще в 1257 году, как богословский колледж, в Латинском квартале Парижа. С 17 века Сорбонна распространенное второе название Парижского университета. Под руководством опытных профессоров Вера Николаевна вела научно-исследовательскую работу в области зарубежной литературы. В начале 1900 года началась ее педагогическая деятельность. Вера Николаевна не порывала связи с прогрессивно настроенными кругами. Она поддерживала отношения с семьей опального в то время Д.И.Менделеева.                                             
                    В 1902 году Вера Николаевна Наумова выходит замуж за инженера Балтийского Судостроительного завода Ивана Ивановича Широких.  И.И. Широких работал под руководством Павла Егоровича Старицкого. П.Е.Старицкий был известным инженером, директором Балтийского судостроительного завода в Петербурге. Его отец Егор Павлович Старицкий видный судебный деятель, был в то время членом Государственного Совета. Сестра Павла Егоровича Наталья была замужем за известным ученым Владимиром Ивановичем Вернадским. Вернадский и писатель Короленко были троюродными братьями. Вера Николаевна хорошо их всех знала. Когда Вернадский переехал в Москву, она переписывалась с ним.
               Ко времени  замужества Веры Николаевны ее отец Н.И. Наумов, и крестный отец   М .Е.Салтыков-Щедрин  умерли , и посаженным отцом у Веры Николаевны на свадьбе был Дмитрий Иванович Менделеев.

                                                                    В начале  1905 года семья Широких вынуждена  переехать на Урал, у них уже двое сыновей. До 1916 года Вера Николаевна работает педагогом на Уральских заводах и преподает в Пермском университете. К этому времени у нее родилось четверо сыновей: Николай, Петр, Иван и Павел. Родители дают детям прекрасное образование, приглашают гувернантку-немку. Дети дома разговаривают на немецком языке, им выписываются  лучшие     игрушки из Германии (паровая игрушечная машина чудом уцелела до сегодняшнего дня). Иван Иванович страстно увлекается охотой, держит псарню и лошадей.                                       
                В 1916 году  семья переезжает в Томск и Вера Николаевна поступает на открывшийся Историко-филологический факультет Томского университета в качестве профессора литературы.
                  После закрытия историко-филологического факультета Веру Николаевну Наумову-Широких назначают директором фундаментальной библиотеки Томского университета. Она была настоящей хранительницей, в силу личного ее бескорыстия и самоотверженности  библиотеку не сожгли, не очень разворовали, не экспроприировали и, говоря словами Салтыкова-Щедрина, произведения ума человеческого в отхожую яму не свалили. По рассказам самой Веры Николаевны с лета 1915 года по февраль 1917 года в библиотеке стоял 39 Сибирский запасной полк. В актовом зале и смежных комнатах  были 12-х ярусные деревянные нары, на которых спали солдаты, а на первом этаже – командные и интендантские службы. Также использовали позже библиотеку Томский ревком, Временное Сибирское правительство, Директория, Верховный правитель Колчак и снова Советы. "... Пришельцы вели себя, как настоящие варвары, превратив Томск в скотный двор..." Были расхищены и сожжены многие ценности... Пришли болезни: сыпной тиф и холера.   Эта хрупкая женщина смогла обуздать толпы солдат и сохранить книжные шедевры для потомков.  Эти эпизоды вошли в роман И.Эринбурга, а Вера Николаевна стала "героиней русского романа".
Поэт Павел Антокольский посвящает ей такие стихи:
       
                          …Но где тот переулок немощеный…
                          Где злые хлопья снежного тумана
                          В какую даль вы смотрите, грустя,
                          Вы, героиня русского романа,
                          Сибири снежной милое дитя?

                              *         *         *   

                         Жизнь далеко не промельк быстротечный,
                         Воистину она вам удалась.
                         Вот почему в тиши библиотечной,
                         Не спит хозяйка, не смыкает глаз.

           После установления Советской власти Вера Николаевна остается одна с двумя детьми. Старшие сыновья умерли в детстве, а  муж  в 1919 году  уходит из жизни. Томск укрывал в своих объятиях Веру Николаевну, спасая от жестоких гонений. Ей приходилось балансировать, может быть, поэтому для нее библиотека оказалась надежнее и привлекательнее. В.Н.Наумова-Широких – дворянка по рождению и воспитанию  для многих была культурным ориентиром не только в силу личных, но и исторических обстоятельств. После 1922 года в городе много лет не было ни одного гуманитарного высшего учебного заведения. Вера Николаевна со своим  русско-французским  литературным образованием и биографией  как бы заполняла  вакуум.
                        В период с 1922 года по 1937 она читает лекции в Народном Университете, Курсах повышения квалификации учителей и студентов, в городском театре, в Доме Красной Армии, в соседних городах и селах. Библиотека устраивала  книжные выставки с мини-лекциями.
              В 1929 году по настоянию Веры Николаевны в Томском Госуниверситете был открыт педагогический факультет. Вера Николаевна получила кафедру русской литературы и заведовала ею до преобразования факультета в  педагогический институт.      
      Этот период жизни Веры Николаевны вспоминает писатель Г.М Марков – Первый секретарь Союза писателей СССР - в интервью газете «Комсомольская правда» от 26 января 1979 года:
            « Вы учились в томском университете?
          Г.М. Я поступил в него, но учился довольно своеобразно. Вскоре я был отозван крайкомом в Новосибирск, редактировал там журнал «Товарищ», затем
молодежную газету  «Большевистская смена». Учиться продолжал напряженно, осваивая программу университета по основным предметам.                         
Никогда не забуду Веру Николаевну Наумову-Широких. Это выдающийся ученый, дочь писателя-народника Н.И.Наумова. Живя в другом городе, учиться в университете обычным порядком было невозможно, готовился самостоятельно, а консультации получал у Веры Николаевны Наумовой-Широких и др. профессоров.
Интеллигентка до мозга костей, человек обширных знаний. Вера Ник. очень любила молодежь. Она знала несколько языков в совершенстве, в молодости училась в Западной Европе. Готовила она целую группу человек 15-20 батраков и бедняков, пришедших из сел, из тайги. Но бесконечно преклонялась перед нашим народом, его талантом. У нее были свои обязательные требования. Она говорила мне так: Вот вам сокровища мировой литературы. Вот вам подлинники. Работайте. Избегайте отрывочных  знаний по хрестоматиям. А потом придете ко мне.      
             Благодаря такому требованию мы многое знали не по пересказу. Гомера учили не по отрывкам, а читали целиком – «Илиаду» и «Одиссею», штудировали и др. древних греков. Приходилось думать, размышлять над этим, записывать. Когда шел на беседу знал, что Вера Николаевна мне спуску не даст, если с ней не поделюсь смыслом прочитанного, если не выскажу чего-то более или менее оригинального, своего.
               Вера Николаевна была профессором литературы и одновременно хранительницей университетской библиотеки, куда любила водить студентов. Основа томской библиотеки – уникальное собрание книг всех времен. Помню, что там была даже газета Марата «Друг народа», редчайшие  издания, какие есть только в московской Ленинской библиотеке и в Лондонской публичной библиотеке. И соприкосновение с ними, безусловно, вдохновляло, связывало с великой культурой.               Мы тогда к образованию относились несколько иначе – не диплом важен был…»
               Вера Николаевна провела большую работу по освоению и популяризации богатейших книжных фондов библиотеки университета.         
Вера Николаевна вела переписку со многими деятелями науки и литературы. А.М.Горький советовал Вере Николаевне писать мемуары о Сибири: «Это было бы крайне хорошо, ибо о Сибири, о ее общественной жизни «русские» - мало знают. Да и знали мало, невзирая на то, что самодержавие обильно выгоняло в Сибирь людей грамотных».
                           В 1933 году ее арестовывают (два месяца она находилась под арестом) и только вмешательство Н.К.Крупской (зам. наркома просвещения) и К.Е. Ворошилова спасает ее от лагерей.
    
       Недавно    в Книге памяти Томской области мы обнаружили запись:                              
Широких-Наумова Вера Николаевна 1877 года рождения. Место рождения: Ленинград; русская; образование: высшее; б/п; ТГУ, директор библиотеки; место проживания: Томск
                                 Арест: 18.05.1933
                            Осужд. 02.07.1933. ОБВ. КРД
                      Приговор: 12 лет поражения в правах
                      Реабилитация июнь 1961

              В 1935 году Вере Николаевне  присвоено  почетное звание  «Героя труда».    ( Источник: сайт  «Мир наград»).   

         В 1937 году Вера Николаевна была командирована за границу для ознакомления  с постановкой библиотечного дела (Франция, Бельгия, Чехословакия). Эта была замечательная четырехмесячная поездка.
            По возвращении ее назначают Заместителем Директора библиотеки им. Ленина в Москве и одновременно главным библиографом Всесоюзной Книжной  Палаты, и  одновременно оставляют на своей должности в Томске. Ей была предоставлена прекрасная квартира в центре Москвы, где она проживала с незаменимой помощницей по хозяйству Грунечкой. 
                   Вера Николаевна  работает в Ленинской библиотеке  вплоть до 1941 года. С началом войны она переезжает в Томск. Груня должна была выехать в Томск немного позднее. В один из налетов на Москву был разрушен дом, где жила вера Николаевна, Груня погибла.
Жена сына Анна Сергеевна Широких с сыном Володей также эвакуированы  в Томск. Там в маленькой квартирке Вера Николаевна живет с семьями двух своих сыновей.
                 С 1941 года Вера Николаевна вновь руководит  научной библиотекой Томского госуниверситета, являясь и профессором кафедры литературы.
Около 40 лет Вера Николаевна проработала в      Томском госуниверситете. Во время войны ей было больше 65 лет. Но, несмотря на возраст, была деятельной, энергичной.                                                         
                 Томск во время войны был сосредоточием литературных сил: здесь жили видные писатели и критики, сюда были эвакуированы литературные архивы Л.Н. Толстого, А.С.Пушкина и А.М.Горького. Вера Николаевна каждую ночь будила свою невестку Алевтину Сергеевну, и они  делали обходы вокруг здания библиотеки, проверяли, чтобы не спал сторож.  Так же, как и в годы гражданской войны, она была настоящей хранительницей библиотеки.
                   Около 40 лет Вера Николаевна проработала в      Томском госуниверситете. Во время войны ей было больше 65 лет. Но, несмотря на возраст, была деятельной, энергичной.                                                      
Вера Николаевна находилась в центре литературной мысли. Несмотря на огромную занятость, перегруженность работой она была разносторонне образованным человеком, милой, интересной собеседницей с нежной любящей душой, легко располагавшей к себе людей. 
               Она прекрасно играла на рояле, удивительно импровизировала (в молодости ей прочили артистическую карьеру). Красивого тембра голос (такой же голос был у Николая Ивановича) проникал в душу, когда она читала свои стихи:

                               Пусть розы Севера с их робкою окраской
                               И темной зеленью чуть вянущих листков
                               Напомнят вам своим теплом и лаской
                               Гостеприимный наш сибирский кров.

                                    х         х         х

                               Вам баловню цветов и солнца юга
                               Расскажут писем скромные листы
                               Что есть на севере далеком сердце друга
                               И нежность, и любви нетленные цветы. 

                                    х          х         х

                                Цвет тополя летит, пушистым сыплет снегом,
                                Скамейки белые под ним еще белей.
                                И ветер, налетев стремительным набегом,
                                Взметает снежный вихрь средь зелени аллей.
                                Зима среди весны    и весело и странно.
                                Какое счастие в сознании одном,
                                Что этот снег - цветы, холодность их обманна,
                                Что этот сад цветет перед моим окном.

                Трудно представить в полном объеме   многогранную работу Веры Николаевны.   Она писала научные статьи о Сибири, о А.Радищеве, о Шиллере, о пребывании в Париже графа Строганова, подарившего Томску свою знаменитую многотысячную библиотеку, о Вольтере, о Дидро, о Руссо и др. Занималась переводами с французского и немецкого. Вера Николаевна вела большую общественную работу, будучи депутатом Томского городского Совета. Она являлась также членом Художественного Совета при областном отделе искусств - все хотели видеть ее в своих рядах.
        В 1947 году ей было присвоено звание "Заслуженного деятеля науки". До самой своей кончины, в 1955 году, она продолжала руководить библиотекой Томского университета и читать лекции студентам.
Ее два сына (два сына умерли в детстве) Иван Иванович и Павел Иванович(отец моего мужа) Широких получили высшее образование, и служили своему народу, как завещал Н.И.Наумов своим детям, а Вера Николаевна своим.
           Д.С.Лихачев писал :  " Последние святые,
                                                                      которые остались на Земле
                                                                      это библиотекари".

© «Стихи и Проза России»
Рег.№ 0054518 от 22 мая 2012 в 21:28


Другие произведения автора:

Я не жалею

Идеал

ЛЮБОВЬ

Рейтинг: +4Голосов: 41253 просмотра
Татьяна Папантонио # 22 мая 2012 в 21:54 0
Светлана Демченко # 23 мая 2012 в 16:24 0
Лина, не знаю, какие источники  были использованы, но подобным мемуарам нет цены. Желательно, чтобы их читал специалист-историк. Я им не являюсь. Но какие корни у рода! Диву даешься. С литературной точки зрения к изложению претензий нет. Вы молодчина, что поднимаете такой серьезный пласт  истории своей родословной! Удачи! vb115
Лина Широких (Забродина) # 23 мая 2012 в 20:54 0
Спасибо, что читали.  arb10
Людмила Савина # 26 мая 2012 в 21:36 0
Лина, какая  Вы молодец! Очень интересно, познавательно  и заслуживает огромного уважения.

ЗдОрово!!! vb115
vb115  vb115