СКАЗКА ПРО ДВУХ ПОДРУГ

23 октября 2012 — Игорь Неверович
                       
     Две девицы, две подружки –
Дружат с детства, хохотушки –
Собрались в деревне жить.
Так тому и стало быть.                                                         
Заводила в паре – Маша,
С ней во всём согласна Даша.
Неразлучные во всём:
Ночью хоть, а хоть и днём.
После школы, института
Отдохнуть решили: тут-то
Православный Машин дед
Разрешенье дал в ответ.
Маша с Дашей на неделе
«Припорхнули». Не успели
Разобраться – что к чему:
Оказались вдруг в лесу,
Помолились, как у лика.
Поманила ежевика
Чёрным глазом на кустах.
Захотелось ягод – ах!
Полны ягоды лукошки,
Соком крашены ладошки.
Настаёт домой им срок.
Вдруг раздался крик сорок,
Вороньё горланит рьяно,
Пелена идёт тумана:
Накрывает двух подруг
Будто пропасть – раз и вдруг –
Меж девицами случилась
И в тумане солнце скрылось.
Темень – глаз коли – вокруг.
Развела та темь подруг...
 
 
           ДАША
 
     Так куражилась и злилась
Злая сила, что случилась
По веленью колдуна.
Дашу вынесла она
Во широкое во поле.
Солнце вновь сияет вволю
И туман, и мрак исчез.
Впереди дремучий лес.
Даша память потеряла:
Кто она и как попала
В это место, почему –
Вроде ей и ни к чему.
Белый лист – вся жизнь сначала!
Перед ней тропа бежала,
Что вела в дремучий лес.
Впереди ждёт мир чудес.
Парень к ней идёт навстречу,
По косую сажень плечи,
И с улыбкой на устах.
Покрутился, словно птах
Возле девицы он Даши.
(Злой колдун! Он в сказке нашей
Заклинатель смутных дел –
Телом девы завладел.)
Говорит с елейным тоном:
«Мы с тобой давно знакомы.
Я давно сей встречи ждал.
Ты – мой милый идеал.
Там, в лесу, моё жилище.
Ты не будь строга излишне,
Не прошла чтоб стороной:
Заходи в мой дом женой!»
Даша молча взгляд потупит,
На порог хозяйкой ступит,
Хоть не помнила душа,
Как в сей мир она вошла.
 
    Дом – не дом, а целый терем.
Только он не ярок – черен.
И прислуга у ворот
Молча им поклоны бьёт,
Молча спальню отворили,
На пуху подушки взбили.
Даша с мужем прилегла:
В ту же ночку понесла.
 
    Как во сне жила девица:
Что вокруг неё творится,
Чем живёт, чего ждала...
Вскоре Даша родила
Синеглазого мальчишку.
На отца похож сынишка:
Лоб высокий, нос прямой,
Подбородок «волевой»,
И растёт не то что днями,
А ускоренно – часами.
И отец – хвала ему –
Учит делу своему.
 
    Так и шло бы время плавно:
Без эмоций, постоянно...
Сын к отцу всё больше льнул.
Для неё весь мир заснул,
Мир, что был без измененья.
Но настало пробужденье.
Как-то утром в судный день,
Отогнав сонливость, лень,
Терем Даша обходила –
Дверь в подвал чуть приоткрыла.
Только дверь та, на беду,
Для неё была – табу!
Челядь сразу загалдела:
«Открывать ту дверь без дела
Наш хозяин запретил.
Будет свет тебе не мил,
Вопреки коли запрету
Ты за дверь заглянешь эту».
«Вы пока уйдите прочь.
Я исполню всё точь-в-точь,
Как мой муж предначертал», –
Дашин голос прозвучал.
 
    Лишь прислуга удалилась,
Даша к двери возвратилась,
По ступеням сходит вниз –
Смрадный дух вокруг завис.
Свечи пламенем мерцают,
Цепи длинные свисают
И в цепях, как в кандалах –
Глянешь: пробивает страх –
Человеческие мощи.
И подвал как будто ропщет
И к возмездию зовёт,
 
    То ль проклятья выдаёт.
Посредине стол дубовый.
За столом старик чудовый,
Испещрён грядой морщин.
Рядом с ним, Микола-сын.
На столе лежало тело.
Злой старик – он знает дело –
Пас руками создаёт:
Душу, подлый, достаёт.
И живой ещё мирянин,
Что недавно Бога славил,
От бессилия завыл:
Он на цепь повешен был.
Заглотнул старик ту душу
И на Дашиного мужа
Вновь злодей-колдун похож.
«Ты теперь, сынок, поймёшь, –
Обращается он к сыну, –
Колдовской владея силой,
Будешь всем повелевать
И душою управлять.
Навостри в ученье уши:
Долго жить, меняя души,
Будешь точно, как и я –
Только слушайся меня!
Я живу уже лет триста...»
«Пробирает любопытство, –
Сын вступает в разговор, –
Может, брат есть? До сих пор
Ни о чём таком не ведал.
Может, есть сестра? При этом
Столько лет ты смог прожить –
Много можно породить».
«Нет! – ответил тот, подумав, –
Не важна была тут сумма.
И подобным мне бы быть,
Мать твоя могла родить.
Колдовские кинув карты,
Я давно ждал этой даты:
Только раз и в этот срок
Народиться мог сынок.
С ней была ещё подруга...»
 
    Даша, вскрикнув от испуга,
Вспомнив всё, лишилась чувств...
«Мать! – слетело слово с уст. –
Всё теперь она узнала
И свидетельницей стала.
Поступить нам как, отец?» –
«Жизнь её вершит венец.
Приговор свой подписала». –
«Нет, Забвения причала
Избежим. Но крепко спать
Будет вечно: всё же – мать!»
Слуги Дашу приподняли,
Колдуна приказа ждали:
Положили на кровать –
Будет долго почивать.
 
     Сын опять к отцу с вопросом:
«Ты подруг оставил с носом.
Ну, а дальше было что?» –
«Мать забыла всё про то,
Что когда-то с нею было:
Всё ей вновь, и всё ей мило.
Это всё устроил я:
Жизнь на грани бытия...
А недавно в нашем круге
Разговор о той подруге
Мой колдун знакомый вёл,
И такую речь повёл,
Что, мол, якобы девчина
Чудо-дочку народила.
Дочь – ровесница тебе.
Колдовал я о судьбе
О своей, и вновь услышал –
Снова стать отцом мне вышло,
Потому что эта дочь
Сына мне родит точь-в-точь,
Как и я. Колдун вновь будет!»
Сын слова те не забудет:
Право слово, первенец
Эгоист, точь-в-точь отец.
Не нужны родные братья.
Не хватало, чтоб объятья
Нежеланным он раскрыл?
Не дурак он, не дебил!
 
     Срок пришёл: колдун стареет
И душа вот-вот истлеет.
Заменить её пора.
Он мирянина с утра
Заманил обманом в терем.
Сын своей идее верен.
От отца сокрыл обман:
Правит свой ответный план.
Достаёт из тела душу...
Не в отца – в окно, наружу
Отпускается душа.
А колдун, чуть-чуть дыша,
Сыну молвит еле слышно:
«Как же это, право, вышло?
Нет души, а это ведь
Для меня-то точно смерть.
Жизнью я своей рискую.
Душу мне найди другую». –
«Вот что, милый мой отец!
Для тебя я плох, подлец.
Но ты сам учил когда-то:
Дело собственное свято.
Я подруги этой дочь
В жёны взять и сам не прочь».
Взвыл колдун: «Сын?! Презираю!
Будь ты проклят. Проклинаю!»
 
     Вот такая круговерть:
Злой колдун наш принял смерть.
А Микола, скалясь будто,
Мать идёт будить в то утро.  
                
             МАША
 
     Набирая ягод впрок,
Маша слышит крик сорок,
Вороньё горланит рьяно,
Пелена идёт тумана:
Накрывает двух подруг.
Глаз коли хоть – тьма вокруг.
Маша Дашу потеряла.
Голова как будто спьяна –
Сила некая вела.
Перед ней стеной скала.
Как она здесь очутилась?!
Маша явно заблудилась.
У скалы огромный луг,
Дикий лес стеной вокруг.
Не проникнуть в дебри леса.
Маша справилась со стрессом.
Ночь надвинулась. Луна
Посреди небес плыла.
Луг залит был лунным светом.
Странный звук раздался где-то
Посередь отвесных скал.
Ветерок затрепетал,
С глаз долой скала пропала,
Диво-музыка звучала.
Бог пещеру сотворил,
Из пещеры люд валил.
Пароконная карета,
Озаряясь лунным светом,
Направляется на луг.
На запятках пара слуг.
А в карете, кто не знает,
Королевич восседает.
Сходит он и в круг встаёт –
Начинает хоровод.
Песни, музыка звучали...
И с поклонами встречали
Тех, где шествовал король –
Шляпу снять пред ним изволь.
Бал король провозглашает.
С королевой возглавляет
Строй танцующих, и там
Кавалеры водят дам.
 
      Королевич встал в сторонку:
Дамы сердца нет поскольку.
Но увидел Машу вдруг.
Раньше средь друзей, подруг
Не встречал красавиц дивных,
Удивлённых глаз невинных:
Онемел от той красы,
От спадающей косы.
Робко к Маше он подходит
И такую речь заводит:
«Здравствуй, девица. Ответь –
Ты реальна ныне ведь?
Не видал тебя доселе.
Ты откуда, в самом деле?
Здесь таких красавиц нет!» –
«Вам мерси за комплимент. –
Маша следом отвечала, –
Заблудилась и попала
На чудесный, дивный луг:
Тут и вы явились вдруг». –
«Значит, явно не из наших.
Потому-то ты всех краше.
Ну, а мы-то здесь не вдруг.
Каждый год здесь водим круг.
Бал отец мой назначает –
Кавалер сам выбирает
Даму, что мила ему:
Ритуал – найти жену».
«Что же Вы в круг не идёте,
Рядом с милой не встаёте?
Вон, смотрите, сколь девиц
Опускают глазки ниц:
Ждут девицы приглашенья.
Только сделайте движенье
Вы в их сторону...» –   «Да нет, –
Королевич молвил вслед, –
Не по нраву те девицы.
На тебе бы вот жениться
Я не прочь, ответь мне – «да».
Маша: «Что за ерунда?!
Первой встречной объяснился...
Разве ты в меня влюбился?
Но, поверь, ты мне не люб».
Чуть лукавит Маша тут:
Сердце бьётся чаще явно
И душа так ноет странно.
Королевич ей в ответ:
«Да, влюбился я, мой свет.
И тебя здесь краше нету.
Ты прислушайся к совету
И решай судьбу сейчас.
Мы уходим через час.
Предложенье коль отринешь,
На лугу одна здесь сгинешь.
Перекроет вход скала. –
Маша в страхе замерла. –
Ждёт тебя здесь, явно, лихо.–
Предложил такой он выход. –
К нам проследуй до поры
В параллельные миры.
Через год всё станет ясно». –
«Если так, то я согласна.
Обещаю дать ответ
Через год: иль – да, иль – нет.
А пока друзьями будем.
В круг идём – поближе к людям».
 
     Королевич ликовал.
Тут отец его позвал,
В кресле царском восседая
И за балом наблюдая,
Станцевав почётный круг:
«Не нашёл среди подруг
Ни одной достойной дамы?
Право, ты, сынок, упрямый.
С королевой мы стары.
Внуков до какой поры
Будем ждать? Ведь не дождёмся.
В дом опять ни с чем вернёмся». –
«Не отлили, мой отец,
Наших свадебных колец
Для меня и той любимой,
Той единственной и милой,
С кем идти мне под венец:
Будет вам тогда малец.
А пока вот та девица
Вместе с нами возвратится.
Параллельный девы мир
Сбой, как видно, сотворил.
Вас прошу принять девицу.
Может, нрав остепенится
Из-за девы милой той:
Назову её женой». –
«Коли так угодно Богу,
С нами правит пусть дорогу».
Вскоре луг пустынным стал
Средь отвесных мрачных скал.
 
     Ровно год роман их длился.
Королевич наш женился:
Машу он назвал женой.
Правят вместе той страной.
А король и королева
Отошли в тот час от дела,
Отреклись от трона прочь,
Родила как Маша дочь.
 
                             Внучку милую лелея,
Вдруг на ум пришла идея –
Им молва доносит весть:
Царский мальчик рядом есть, –
Учинить, как встарь, им сговор,
Положить конец раздору,
Мир меж ними сотворить,
Внучку с принцем сговорить.
Долго ль, нет дела творятся:
О женитьбе сговорятся
Две соседские страны,
Отрекаясь от войны.
И не сразу, и не вскоре,
По своей и Божьей воле,
Повстречались две души:
Пётр и Катя. От души –
Им в любви огромной страсти.
Но коснутся их напасти
В час рассвета их весны,
Где полны любовью сны.
Сердце девичье подруги
Наполняют звуки фуги.
Для влюблённых мир – мираж,
Всё доступно, всё, как блажь.
Коротки влюблённых ночи.
А беда пришла... Короче,
У Луной залитых скал
По традиции был бал.
В наслаждении преддверий
В мир иной открыты двери:
Параллельные миры
Там сходились до поры.
 
     Всё обычно шло вначале:
Кавалеров, дам венчали.
Бал в разгаре самом был.
Вдруг неведомый посыл –
Дебри будто бы ожили –
Две души на луг ступили.
Расступился, будто тын.
Даша и волшебник-сын –
Появились. Маша, вздрогнув,
Удивлённо вскрикнув, охнув,
Пала Дашеньке на грудь:
Долог был до встречи путь.
Уж не чаяли свиданья...
Пересказ был про скитанья.
Кто и где, как жил да был.
Сказ же Даши удивил.
Шепчет та: «Не верь ты сыну.
Быстро вспрыгнет он на спину.
Ведь Микола мой – колдун.
Что придёт ему на ум?
Я про дружбу рассказала.
Где живёшь ты, я не знала.
Как, откуда он узнал?!»
Голос чуть её дрожал.
 
     А Микола, между прочим,
Катерине глядя в очи,
Молвил: «Катя, нам пора
Познакомиться. Петра,
Жениха, представь любезно.
Дам совет ему полезный,
Как уважить твой каприз.
Для тебя совет – сюрприз
И, притом, бесплатно даже.
Видишь, матери где наши?
Мы с Петром к ним подойдём
И решим всё вчетвером».
 
     Злобой взор его сверкает,
Свой Микола план внедряет.
Вехи путает границ.
Маша, Даша, да и принц,
Каждый, стоя, будто дремлет.
Образ он Петра приемлет,
К Катерине вновь идёт
И такую речь ведёт:
«Там Микола с матерями
Очень заняты делами.
Мы пока что поспешим,
А они, по мере сил,
С нами вновь соединятся,
В путь пора всем отправляться».
Кате спешка та не в нрав,
Хоть и оборотень прав:
Мать и Даша будут следом.
Ей тревожно, но при этом
Села вместе с колдуном
В ту карету с королём.
Тот подал команду: «Трогай!»
В мир иной вела дорога.
Матерям, Петру скала
В мир другой путь отсекла.
 
         РАЗВЯЗКА
 
     Лжепетру сей план удался.
А король не догадался:
Это что – зловещий рок,
Или кто подстроить смог,
В мир иной чтоб королева
Возвратиться вновь сумела?
Опечалился король.
В сердце, как заноза, боль.
Принц, Лжепётр, всё суетится:
Поскорей бы, мол, жениться.
Право, это не порок.
Но король в сём деле строг.
Смущена и дочка Катя:
Нет, без матери не свадьба.
Траур ждёт их или что,
Знать никто не может то...
Пётр, дозволенно лжепринцу,
Просит матушку царицу,
Да и батюшку царя,
Дел особых не творя,
Но быстрей бы сговориться:
Страх, как хочется жениться.
На царицу исподволь
Он, Лжепётр, наводит хворь.
Из-за хвори мать-царица
Просит всё ж поторопиться:
Жизнь ужалила концом,
Сына б видеть под венцом!
Дочь со скрипом, но согласна.
Вот король ответил ясно:
«Молодым, коль невтерпёж,
Мы помолвку, если хошь,
Проведём, и точку ставим.
А венчанье Божье справим,
Траур снявши, через год,
У скалы, где хоровод
По традиции. Там дочка
Под венец пойдёт. И точка!
Больше к этой теме мы
Возвращаться не должны».
Как колдун, Лжепётр, не злился,
Но на Кате не женился.
И снимать с царицы боль
Он не стал, оставив хворь.
Не смогли помочь лекарства:
Мать-царица вдруг угасла.
Бог прислал за ней гонца.
А желанного венца
Ждал Лжепётр, как счастья, кстати,
Не желала даже Катя.
Злой колдун на время стих.
Мы пока оставим их.
Пётр очнулся от дурмана.
Маша с Дашей –  от обмана
Онемели разом вдруг.
Видят, пуст зелёный луг,
Вход скала закрыла прочно,
Лес – порвёшь одежду в клочья –
Ни проехать, ни пройти,
Никакого нет пути.
Круг порочным оказался.
Лишь один им шанс остался,
Чтоб Всевышнего молить:
Разрешит Бог – будут жить.
Пётр наш истовой молитвой,
Горькою слезой омытой,
Просит толику дать мзды:
Не оставить без еды,
Не лишать благой надежды,
Повидать своих бы прежде,
Чтоб припасть к сердцам родных,
Поминальный плач бы их
Им очистил в рай дорогу
И отправил души к Богу.
Повернул к ним Бог свой лик,
Их услышав. Дебри вмиг
Расступились. Там избушку
Дарит Бог, не безделушку –
Деревенская изба,
Самобранка скатерть. «Ба?!» –
Удивленью нет предела.
Быстро взялись все за дело.
К ночи молятся опять,
Собираясь почивать.
 
     В Дашин сон пришло виденье.
То ль Всевышнего творенье,
То ли был какой-то знак?
В общем, дело было так.
Даша лишь сомкнула очи,
Муж-колдун пришёл. Короче,
Сына в смерти обвинил,
К Маше матушку сманил,
Завладеть чтоб дочкой Катей.
Он подладился к той дате –
Параллельный Катин мир
Пересёкся, правив пир,
На лугу, где с миром нашим
Повстречался. «Слушай, Даша,
Хоть тебе Микола сын,
Но в беде он вашей вин.
Молодой, горяч в деяньях,
И ему нет оправданья.
Посмотри – вот пузырёк, –
Из кармана он извлёк, –
Жидкость – на стакан три капли.
Но из рук твоих навряд ли
Отопьёт. Подать стакан
Сможет Катя – знак ей дан.
А отпив, уснёт он вскоре.
По своей и Божьей воле.
Сын тогда твой будет мёртв,
Как свой крестик снимет Пётр
Со груди своей нательный
(В данном деле он бесценный),
На Миколин лоб зараз
Водрузит чуть выше глаз,
Да прижмёт пучком полыни –
Сын твой со свету и сгинет.
Не возник чтоб тарарам,
Невидимку-шапку дам.
Маша пусть её наденет,
Подойти тогда сумеет
К дочке Кате невзначай,
Передать сумеет чай,
Ей с той жидкостью флакончик...»
Здесь мы ставим много точек...
 
     Сон пропал её. И так:
Чёрта или Бога знак?
Вещий сон в конце недели...
Слышит, двери заскрипели,
Шапку видит на столе,
Пузырёк зажат в руке.
Шапку быстро натянула
Да и в зеркальце взглянула:
Там не видит образ свой –
Значит, сон был не пустой!
 
     Утром встали Пётр и Маша,
Сон поведала им Даша.
Внемлют те, открывши рот.
Вот уж, право, поворот:
То судьбы зловещей доля,
То даруется им воля,
То завис, грозя, топор...
А изгои с этих пор,
Каждый день, общаясь с Богом,
Чтя каноны Божьи строго,
Ждут. Придёт, по мере сил,
Параллельный Божий мир.
 
     Он придёт, придет когда-то...
Наступает Божья дата
И на луг – для них кумир –
Параллельный ступит мир.
Праздный шум над лугом вьётся.
Маша часа пик дождётся –
Пробирается на луг
В невидимке-шапке в круг.
Хоровод по лугу кружит.
Улучив момент, пред мужем,
Шапку сняв, она открылась,
Вновь надев, под шапкой скрылась.
Удивился муж-король.
Маша шепчет: «Ты изволь,
Отвлеки вниманье Кати...
Да очнись ты, Бога ради,
Помоги мне снять дурман
И рассеять злой обман».
 
     Чтоб жених что не заметил,
Дочь зовёт к своей карете
Наш король: ей дать наказ.
Скрылась дочь в карете с глаз.
Шепчет он: «Не удивляйся,
Ради Бога, постарайся,
Голос матери узнав,
Укротить свой буйный нрав.
Навостри вниманьем уши,
Голос матери дослушай».
Катя мамин слышит глас,
Образ чей сокрыт от глаз.
 
     Мать открыла Кате тайну.
Загнивающую рану
Просит Катю мать промыть:
Капель сонных дать испить
Лжепетру сейчас предложит,
Тем и злу конец положит.
Подведя всему итог,
Мать вручила пузырёк.
Капли три в стакан накапав,
Пузырёк в карете спрятав,
А в стакан долив вина,
Лжепетру преподнесла.
«Жить чтоб счастливо до гроба,
Из стакана выпьем оба.
Перед Богом, не таясь,
Мы любви откроем страсть».
Он, не чувствуя обмана, 
Выпил залпом полстакана.
Ей остаток отдаёт.
Катя крестится и пьёт.
Оба очи вдруг сомкнули,
Богатырским сном уснули.
А народ вокруг притих,
Разбудить не может их.
 
     Появились Пётр и Даша.
К ним спешит подруга Маша
И тела, как на покой,
Переносят в домик свой.
Пётр нательный крест снимает
И полынь-траву срывает:
Крест полынью обвязал,
Колдуну ко лбу прижал.
Видит дивную картину:
Вдруг колдун со свету сгинул.
Пётр от счастья возбуждён.
Милых губ коснулся он.
Катю с нежностью целует:
Сон тем самым расколдует.
Та очнётся. Ей пора
Пасть в объятия Петра.
 
      Дальше ясно – всё отменно.
Свадьба будет непременно.
Рад король и царь был рад,
Пережив безумства ад.
Царь-вдовец – ах, он влюбился –
И на Дашеньке женился.
Две подруги – дружба впрок –
Проживают бок о бок.
Постепенно боль их тает.
В сказках, право, всё бывает.
 
          Май – июль, 2011 год.
 
© «Стихи и Проза России»
Рег.№ 0085005 от 23 октября 2012 в 08:12


Другие произведения автора:

ХИМИЯ

КОСТЁР

ВОЛХВЫ

Это произведение понравилось:
Рейтинг: +1Голосов: 1512 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!