Сборники
Есенин Сергей АлександровичДорогие мои! Хорошие! (Сергей Есенин)
"Дорогие мои! Хорошие!" - эти слова Есенина из поэмы «Пугачев» автор фильма осознанно выносит в заголовок. Обращаясь к зрителю от имени главного героя, он призывает взглянуть на «привычное» в новом ракурсе. «Хулиган, похабник, пил безнадежно, в итоге повесился» - образ поэта, отштампованный Советской эпохой и накрепко вбитый в умы россиян. «Белая береза» из школьной программы, да «Клен опавший», вот, пожалуй, и все о творчестве. Но любовь народная при этом безгранична. Есенин наш, родной по духу. Мы принимаем его таким. А напрасно, утверждает режиссер.

Есенин Сергей АлександровичФото при жизни Есенина
С. Есенин. Москва. 1925 г.

С. Есенин. Москва. 1925 г.

С. А. Есенин. 1923 г.

Есенин. 11 июля 1923 г.

Эдуард Аркадьевич Асадов (1923-2004)Ты далеко сегодня от меня
Ты далеко сегодня от меня
И пишешь о любви своей бездонной
И о тоске-разлучнице бессонной,
Точь-в-точь все то же, что пишу и я.

Ах, как мы часто слышим разговоры,
Что без разлуки счастья не сберечь.
Не будь разлук, так не было б и встреч,
А были б только споры да раздоры.

Конечно, это мудро, может статься.
И все-таки, не знаю почему,
Мне хочется, наперекор всему,
Сказать тебе: — Давай не разлучаться!

Я думаю, что ты меня поймешь:
К плечу плечо — и ни тоски, ни стужи!
А если и поссоримся — ну что ж,
Разлука все равно намного хуже!
Анна Андреевна АхматоваПтицы смерти в зените стоят.
Птицы смерти в зените стоят.
Кто идет выручать Ленинград?

Не шумите вокруг — он дышит,
Он живой еще, он все слышит:

Как на влажном балтийском дне
Сыновья его стонут во сне,

Как из недр его вопли: «Хлеба!»
До седьмого доходят неба...

Но безжалостна эта твердь.
И глядит из всех окон — смерть.

И стоит везде на часах
И уйти не пускает страх.
28 сентября 1941, самолет
Анна Андреевна АхматоваКогда погребают эпоху
Когда погребают эпоху,
Надгробный псалом не звучит.
Крапиве, чертополоху
Украсить ее предстоит.
И только могильщики лихо
Работают, дело не ждет.
И тихо, так, Господи, тихо,
Что слышно, как время идет.
А после она выплывает,
Как труп на весенней реке,
Но матери сын не узнает,
И внук отвернется в тоске.
И клонятся головы ниже.
Как маятник, ходит луна.
Так вот — над погибшим Парижем
Такая теперь тишина.

1940.Осень.Фонтанный Дом
Анна Андреевна АхматоваМужество
Мы знаем, что ныне лежит на весах
И что совершается ныне.
Час мужества пробил на наших часах,
И мужество нас не покинет.

Не страшно под пулями мертвыми лечь,
Не горько остаться без крова,
И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.

Свободным и чистым тебя пронесем,
И внукам дадим, и от плена спасем
Навеки!


23 февраля 1942, Ташкент
Анна Андреевна АхматоваВ ЦАРСКОМ СЕЛЕ
I

По аллее проводят лошадок.
Длинны волны расчесанных грив.
О, пленительный город загадок,
Я печальна, тебя полюбив.

Странно вспомнить: душа тосковала,
Задыхалась в предсмертном бреду.
А теперь я игрушечной стала,
Как мой розовый друг какаду.

Грудь предчувствием боли не сжата,
Если хочешь, в глаза погляди.
Не люблю только час пред закатом,
Ветер с моря и слово «уйди».

         II

...А там мой мраморный двойник,
Поверженный под старым кленом,
Озерным водам отдал лик,
Внимает шорохам зеленым.

И моют светлые дожди
Его запекшуюся рану...
Холодный, белый, подожди,
Я тоже мраморною стану.

         III

Смуглый отрок бродил по аллеям,
У озерных грустил берегов,
И столетие мы лелеем
Еле слышный шелест шагов.

Иглы сосен густо и колко
Устилают низкие пни...
Здесь лежала его треуголка
И растрепанный том Парни.
1911