Черепа. Часть 2. Глава 6

11 февраля 2019 — анатолий махавкин
article299820.jpg

 

                                               6.

 

 

 

Чарвес – старый город и среди домишек попадаются весьма древние. Их легко узнать, они до крыши заросли мхом и ещё какой-то ползучей дрянью. Но большая часть построек – из новых и почти все - деревянные. А из чего ещё делать, если уж лес под боком. И только в районе богатеев, там, где стоит двухэтажная здоровила городского головы, попадаются каменные крепыши.

К чему это я? А к тому, что сейчас я наблюдал вокруг только деревянные домики. По виду они, понятное дело, отличались, но все годились на растопку. Чем мы и собирались заняться. Не могу сказать, будто от такого шибко радовался, говорю же – дело тухлое, но другого способа поднять грандиозный шухер, я придумать не смог.

Мы по-быстрому разломали забор пристани и начали поджигать палки от пылающей будки. Ворота к этому времени тоже успели как следует заняться. Кошель и Кусок двинули в город, шагая по разным сторонам улицы и забрасывая горящие палки на крыши домов. Там, где крыли соломой, полыхало сразу, а вот деревянный настил некоторое время сопротивлялся. Но нам годилось и такое.

Когда добрались до конца улицы и упёрлись в здоровенный длинный домище, первые подожжённые нами дома вовсю охватило пламенем. Даже отсюда я расслышал истошные вопли о помощи. Да, сегодня она вам потребуется. Представляю, как взбесится Хлоя, когда прознает.

Но поджечь город – это ещё не всё. Нам предстояло ещё как-то избавиться от охраны у ворот и открыть проход в Чарвес для остальных Черепов. К этому моменту Псих должен собрать наших в лесу у самых стен и приказать всем влезать в броню. Особо драться с местными я не собирался, но думаю, что доспех пригодится.

Палки закончились, поэтому пришлось ломать ещё одну ограду, попутно прирезав какого-то наглого пса, который разинул пасть на Кошеля. На шум выскочил хозяин с дубиной. Мы не стали вести дурные базары, а просто оглушили мужика. Потом забросили в открытую дверь его дома горящую палку. Кто-то заверещал.

- Бегом! – приказал я рванул вперёд. Расположение местных улиц я и так знал неплохо, но на всякий случай, перед отправлением, попросил Джессипа нарисовать картинку города на земле. – Быстрее, долбаные улитки!

Теперь огонь мы расшвыривали на ходу, поэтому кое какие из факелов бесполезно шлёпались на землю. Но останавливаться никто не собирался. За спинами уже поднялся такой ор, от которого могли встать жмуры на погосте и где-то бешено затарахтел колокол. Так всегда, когда приключается война или, как сейчас – пожар. А огонь поднимался всё выше, почти до неба. Красота, мать бы её так! Ежели местные увидят, кто тут чудит, нам точно хана.

- Всё, хорош, - выдохнул я. Когда мы избавились от всех горящих деревяшек. Кошель и Кусок тяжело дышали и дико смотрели в сторону устроенного нами пожара. Видать догадывались, что с ними сделают, ежели поймают. – К воротам.

Вокруг внезапно оказалась целая прорва народу, несущегося со всех ног. Так что и мы могли теперь бежать без всяких заморочек. Людишки тащили вёдра, вели под уздцы лошадей, а ко и просто орал, выпучивая зенки. В основном сворачивали уши бабы, да спиногрызы. Попадались в толпе и крепкие парни с оружием. Может и ловчие, посланные по нашу душу, кто знает. Но разве в эдаком бардаке они могли сообразить, что за хрень происходит?

Перед городскими воротами, чуть левее от них, стояли две казармы и ещё один дом, там, где жил командиры с сержантами. Сейчас оттуда доносился громкий топот и лязг. Как обычно, когда начинается кипиш вояки первым делом хватаются за железки.

- Сюдой! – я схватил Куска за ворот и утащил в узкий тёмный переулок. Мимо тотчас промчались егеря в полном боевом, с топорами и мечами наизготовку. Но неслись не к воротам, а вглубь Чарвеса. Видать послали, чтобы сообразить, какое дерьмо происходит. – Идём к воротам. Топайте аккурат за мной. Железки на виду не держите.

Мы рванули прямиком ко входу. Я как подумал: от нас, всех, смердело гарью, чего бы не кинуться, типа мы какие погорельцы, одуревшие от пожара?

Пока бежали, я прикинул: на стенах торчало пятеро лучников и ещё четверо бойцов стояли внизу у ворот. Все глазели на пожар, а нас заметили, когда мы уже добежали шагов на двадцать. Тогда те, которые топтались внизу, взялись за рукояти мечей. Но доставать пока не торопились. Высокий худой мужик с вислыми усами на унылой роже сделал шаг вперёд и поднял руку.

- Стоять, - уверенно сказал он. – Кто таковые? Чего надо?

-Там! – дико завопил я и ткнул большим пальцем за спину. Сам, при этом, продолжал шагать вперёд. – Там такое! Нужно срочно помочь! Все сдыхают! Помогите!

Пока солдат пытался сообразить, какую дичь ему только что задвинули, я подобрался вплотную. Кошель громко охал справа, а Кусок жалобно повизгивал слева. Вислоусый внезапно прищурился, всматриваясь в мою рожу и потянул меч из ножен. Ах ты, мать твою! Мы же как-то чистили друг другу физии в местном кабаке и этот тип точно знал, кто я такой.

- Помогите! – изо всех сил гаркнул я и ткнул охранника ножом в глотку. С их дурацкими воротниками приходится целить под самый подбородок. – Вали!

Выдёргивать нож не стал. Просто придержал за него обмякшее тело, прикрываясь от других солдат и запустил вторым ножом в сторожа, который оказался ближе других. Попал точно в глаз. После отпустил жмура и забрал у него меч – мне нужнее. Тем временем Кусок и Кошель успели заколоть остальных охранников и у ворот остались только мы.

Сверху начали вопить лучники и шагах в десяти в землю шлёпнулась стрела. Ага, так-то им бить несподручно, значит полезут вниз. Ах ты чёрт! На стене затарахтел тревожный колокол.

- К воротам, - приказал я своим. – Открывайте и поживее. Ежели зачухаетесь, нас тут в капусту покромсают.

На звон никто особо не торопился. Оно и понятно: даром что ли мы Чарвес поджигали? Теперь сходу и не понять, кто, кого, куда и зачем зовёт. Лучники видать это тоже сообразили, и я услышал, как скрипят ступени лестниц.

Кошель и Кусок громко кряхтели и ругались, вытаскивая брус из крепления. А ведь им ещё предстояло крутить ворот, отпирающий створки. Сверху опять зазвенело, в этот раз =- настойчивее и сверху скатился первый охранник. Не раздумывая солдат вытащил меч и бросился на меня. Дурень, ему бы следовало подождать остальных. Пятерых я бы точно не сдюжил. Ну а с одним, да ещё и ниже меня ростом – запросто. Я перекосил рожу. Чтобы пострашнее, завопил что есть духу, и когда бегущий солдат сбавил ход, прыгнул на него.

Ударил мечом, попал в подставленное оружие и тут же приложил врага кулаком в морду. Сочно хрустнул ломающийся нос, и охранник, взвыв попытался отмахнуться мечом. В этот момент на землю спустился ещё один солдат и побежал к нам. Пока противник ни хрена не видел, я рубанул его по руке и перерубил предплечье. После пнул визжащего стража в сторону бегущего товарища.

Удачно получилось: подранок налетел на кореша, сбил с ног, а сам навалился сверху. Тот начал вопить, стряхивая с себя брыкающееся тело. С лестницы спрыгнул третий и я уже видел ноги четвёртого. Пацаны за спиной вроде как грохнули брусом и принялись хрустеть воротом. Заскрипело, но как быстро расходятся створки я посмотреть не мог. Отвлекали.

Я прыгнул вперёд, постаравшись обязательно наступить ногой на физию лежащего охранника. Захрустел, то ли нос, то ли челюсть. Подоспевший солдат с длинным хвостом волос и косичками в бороде ударил длинным мечом, типа того, что пользую северяне. Я дёрнулся в сторону, так что клинок распорол рубашку и глубоко оцарапал бок. А вот мне подвезло гораздо больше: я воткнул своё меч аккурат между синих глаз.

Подыхая, солдат внезапно резко дёрнул башкой и от неожиданности я выпустил рукоять оружия. Тот мужик, который на земле обнимался с одноруким, сумел сбросить товарища и откатился в сторону. Всё хлебало у него оказалось в крови, но оружие, гад, так и не выпустил. Четвёртый успел спуститься и поспешил участвовать в веселухе. У этого имелась небольшая секира.

Зарычав. Я подскочил к стоящему на четвереньках и ударил его ногой в разбитую морду. В этот раз хрустнуло ещё громче, а парень тихо охнул и завалился на бок. Тип с секирой махнул оружием и мне пришлось падать на задницу, чтобы не остаться без башки.

Топор ещё раз сверкнул в свете пожара, а я отпихнулся от земли и прыгнул назад, чисто тебе жаба. Секира вошла в землю между ногами, едва не коснувшись моих причиндал. В этот момент я нащупал тело жмура, которого кончил первым. Крутнулся через него и вытащил нож из глотки. Почти не целясь, швырнул в солдата с топором и попал тому куда–то в щёку. Враг отшатнулся и выронил оружие. Замычал, пытаясь выдернуть нож.

Со стороны казарм слышался приближающийся топот и чей-то громкий голос, который вопил какую-то хрень, типа команд. По лестнице скатился пятый охранник. У этого достало ума взять с собой лук и теперь солдат натягивал тетиву, целясь аккурат в меня. Твою же мать! Как только гад дёрнет рукой, попытаюсь откатиться. Иногда так получалось увернуться. Иногда – нет.

Внезапно лучник уставился куда-то поверх меня. В тот же миг скрип ворот прекратился, и я услышал топот, куда громче того, что приближался от казарм. Ещё бы – этот-то конский!

                - Крест – с дороги! – срывающимся голосом завопил Кусок. – Живо!

         Успел я в самый последний момент. А вообще, ржачно бы получилось, ежели меня затоптали свои же! И Псих всё здорово рассчитал, молодца. Стоило воротам Чарвеса распахнуться, как наш отряд на полной скорости ворвался внутрь. Все в полном доспехе, с оружием в руках. Лучника, который пытался проделать во мне лишнюю дырку, затоптали так быстро, что я успел услышать только короткий взвизг.

Мы стояли, прижавшись к стене и глядели, как Черепа несутся вперёд. Потом послышались щелчки арбалетов и вопли умирающих. Я видел, как пацаны, шмальнув из арбалета, тут же берутся за мечи. Ежели местные солдатики не спели сесть на коней (а когда бы они успели?), то их всех сейчас быстро покромсают на лоскуты.

- Крест, - рядом со мной остановился Карась. В руке боец держал повод Чёрта. Тот косил глазом, раздувал ноздри и бил копытом – чуял кровь. – Забирай своего дьявола!

Куску и Кошелю тоже подогнали их коней. Броню мы натягивать не стали – муторное это дело, а мешкать сейчас не стоило.

Стоило вскочить в седло, как рядом оказались Хлоя и Джессип. После той ругани мы с Величием ещё не базарили, так что Хлоя оказалась не в курсе моей задумки. Да и я бы ей один чёрт ни хрена не сказал: точно бы стала упираться.

- Что происходит? – королеве приходилось едва не кричать, чтобы перекрыть вопли дерущихся и гул пожара.

- Чего, чего, - я пожал плечами. – Переходим на тот бок реки, чего ещё?

- Уничтожая целый город? – Хлоя ткнула пальцем в сторону пожарища. – Ты совсем сошёл с ума или как?

- Давай потом, а? – я же им предлагал покумекать и предложить что-то ещё. Вот какого хрена сейчас затевать пустопорожний трёп? – А то получится, что я зазря уничтожил цельный город.

Когда мы выехали на площадь около казарм, там уже всё оказалось кончено. Кого из солдат постреляли да порубали, а кто оказался смышлёнее - тот удрал. На земле осталось около двадцати жмуров. Наших даже не поцарапали – красота!

Чарвес полыхал – мама не горюй! Зарево стояло такое, типа на землю свалилось взаправдашнее солнце. Кажется, у нас получилось не хуже, чем у тех, которых было от горизонта до горизонта.

- Чего дальше? – Псих скалил свои чёрные. – У тебя всё ж таки вышло! А я как думал: али утопнешь, али стрелу схватишь.

- Ну кто же, мать твою, ещё поверит в тебя, как не твой помощник! – я хлопнул Психа по плечу и показал, куда надо ехать. – Валим очень быстро, нигде не останавливаемся, даже если какая зараза на дороге станет. Ясно? Величие, скачи сюдой.

Хлою мы окружили в три ряда бронированных пацанов: мало ли какой гад вздумает шмалять из лука, али арбалета? Только бы не с крыши – тут мы никак.

Я лучше остальных знал Чарвес, поэтому стал впереди отряда, хуч Псих и принялся ныть, типа без брони меня продырявят на раз. Я сказал, что кишка у них тонка и врезал Чёрту пятками.

Огонь пожара уже успел добраться до улиц, ведущих к мосту. А может и Перья расстарались, даром что ли я им наказал жечь все дома по пути? Со всех сторон полыхало, так что Чертяка нёсся вперёд, прижав уши и дико всхрапывая. Какие-то люди выскакивали из дымящих переулков, что-то орали и шарахались обратно. Пару раз какие-то типы в кольчугах и с мечами в руках пытались становиться на пути. Мы их даже не рубили, а просто сшибали на землю. Под копытами не выживет никто.

Когда вокруг такой огонь, можно запросто обгадиться. Потерять нужное направление и заблудиться. Особливо я переживал за один поворот: ежели проскочим мимо, придётся долго возвращаться, а времени уже ни хрена не оставалось. С домов падали куски горящих стен и валились на дорогу. А ежели шмякнется цельная стена, так точно перегородит весь путь с концами.

- Сюда! – вроде верный путь. И точно: впереди появились две башни, что на входе к мосту, а чуть дальше – ещё парочка, на выходе. Вроде, как пожар до моста ещё не добрался, но отсюда я не мог разобрать: открыты ворота, али нет.

- Вперёд! – проклятье, ежели увязнем в потасовке под башнями, нам несдобровать: прижмёт пожаром, так что придётся прыгать в реку. А там – точно хана.

Когда добрались до моста, стало ясно, что ворота пытались закрыть, но помешала телега, которую кто-то успел сунуть между сходящимися створками. Догадываюсь, кто именно. На телеге и около неё валялись жмуры, штук пять. Все истыканы стрелами. Должно быть охрана пыталась вытолкнуть воз, но как-то не сложилось. А чё, Перья у меня – лучшие, ежели требуется кого-то продырявить из лука.

- Крест, - к нам подбежал Два пера. В колчане у него оставалось не так уж и много. – Тихо не вышло, засекли нас. Пришлось по быстряку кумекать. Вона, нашли, чего сунуть.

- Добро, пойдёт. Дохрена настреляли?

- Окромя тех, что у телеги? Там с башен чегой-то пытались шмалять, так мы им ответку дали, чтоб дурака не валяли. Сидят пока, носу не кажут.

- Хорошо, - я повернулся к своим и махнул рукой. – Погнали! Величие берегите, засранцы, ща нам гостинцы прибудут.

Около ворот коле кому пришлось спешиться. Глыба, Угол и Пробой навалились и потащили бревенчатую створку вперёд. Тут же сверху завопили и в нас полетели стрелы. Затарахтело о броню, у самого уха свистнуло. Ах ты, чёрт! Перья, успевшие залезть на коней, отвечали. Им, как умели, помогали те, кто умел обращаться с луком. С башен доносились вопли и ругань, но стрелять по нам перестали. Здоровяки допихали створку и побежали ко второй.

- Оставьте её, к чертям! Так сойдёт.

Мост через Кравану длинный – в четверть лиги и достаточно широкий, чтобы на нём разминулись четыре больших телеги. Хорь чесал, типа хреновину эту строили два десятка лет и угробили цельную кучу народу, утопших в реке. Но получилось, как надо. Под опорами в центре запросто проплывали корабли.

Пока скакали, я понял, что у нас есть две новости: хорошая и дурная. Дурная – ворота на выходе охрана успела закрыть и теперь солдаты валили на дорогу какой-то мусор, типа ставили заслон. Хорошая – ворота закрывались изнутри, а стало быть, оставалось перебить олухов и спокойно выходить наружу. Думаю, с этим мы управимся.

Когда мы приблизились на полсотни шагов нас попытались остановить. Засвистели стрелы и заколотили о доспех. Судя по воплям, кому-то едва не прошибли башку, а кому-то точно продырявили плечо. Всё ж таки не всякая броня способна помочь, когда в тебя шмаляют из хорошего лука. А ежели попадут в меня – прострелят насквозь. Бывало и такое. Сейчас для нас спасение – быстрее добраться до ворот.

Энту хрень сообразили и солдаты, потому как шмалять принялись куда чаще. Свистело около уха так, типа гадские птички решили песняка давать!  В башку попадут, считай – кончился Крест. Но мы были уже совсем рядом, и я видел, как некоторые стрелки бросают луки и бегут к башням.

Мы врубились в тех, которые остались, как врубается острый топор в трухлявое дерево. Разнесли к чертям весь деревянный мусор и превратили солдатиков в кровавые сопли. Быстрее, быстрее! Теперь в нас лупили лучники уже с этих башен. Рвач получил стрелой в шлем и хлопнулся на мост. Но ругался, значит – живой.

Кто-то из пацанов кинулся к башням и принялся выбивать двери, чтобы войти внутрь. Охранники сверху ругались и пытались их подстрелить. В дело снова вступили Перья и пара жмуров вылетела наружу со стрелами в головах.

- Нет времени, идиоты! – я отпустил Глыбе подзатыльник. – К воротам, засранец, быстрее!

Выход был совсем рядом и от этого все потеряли осторожность. Даже наши дворянчики. Рядом оказалась Хлоя и начала громко орать. Про что, я не понял. Потому как вертел башкой во все стороны. Вона – наши здоровяки сбросили стопорный брус, вона – пацаны навалились на ворот, а вона – с противоположной башни кто-то целит из лука аккурат в королеву. М-мать!

 Я врезал пятками Чёрту и тот прыгнул вперёд так, что я оказался на пути летящей стрелы. Больно же, мать вашу! Получил в левое плечо, да так, что чуть не шлёпнулся с коня.  В глазах заалело и мелькнула перепуганная физия Величия. Рядом оказался Триппер, шмаляющий из лука так быстро, что стрелы вылетали одна за другой

Ворота открылись и Черепа рванули наружу. Хлою опять окружили. Я вам, сукам, покажу, как приказы выполнять!

Ежели жив останусь.

- Крест, ты как? – на роже Психа читалась тревога. Нечасто её там увидишь. – Живой?

- Не дождёшься, гад. Всё нормально. Давай. Вали.

Остановились мы только, когда отъехали лиг на десять от Краваны. Свернули в лес и забрались поглубже в заросли, чтобы никто с тракта не увидел. Проклятущая стрела мешала, как тот чирей в заднице, но выдёргивать её я не торопился: дёрнешь – кровища хлынет так, что мама не горюй!

Я едва не скатился с Чёрта на землю и постоял, придерживаясь за седло. Таракан попытался поддержать, и я сказал, что помощник сейчас отхватит в ухо. Подбежал Свин с кучей тряпок и флягой самогона.

- Наскрозь – энто хорошо, - наш доморощенный медик оскалился и кивнул. – Валяйте.

Тут же Угол и Пробой обхватили меня, а Шаман торопливо обломал древко стрелы. Я хрюкнул, но дёрнуться не смог: у этих здоровяков хрен подёргаешься! Шаман закусил губу, обошёл меня и потянул тот кусок стрелы, что ещё торчал в теле. Тут же пошла кровь и Свин, плюхнув самогоном на рану, начал умело мотать тряпки.

- Дай сюда. – меня отпустили, и я забрал флягу. Сделал большой глоток. – Ух ты! Хорошая штука.

Свин окончил мотать и оценил свою работу. Сказал, типа заживёт, как на собаке. Сам знаю, не впервой. Но как же болит, зараза!

Пацаны, которые стояли вокруг, расступились и подошла Хлоя. Вся белая, чисто тебе из снега сделанная. Блондинчик топтался сзади и на его роже я заметил неодобрение. Чегой это Величие надумало? Благодарность объявит, за спасение королевской задницы?

Меня приложили по роже. Ещё и ещё. Сильно так хлестала.

- Убийца! Зверь! Мерзавец! Кровожадная тварь!

Это – после каждого удара. И гляди же: не повторяется!

Когда Хлоя запыхалась и отошла, я целой рукой потёр побитую рожу и ухмыльнулся.

- Чегой это ты? Можно было просто сказать: спасибо.

Королева резко подняла руки и свет внезапно погас.

© «Стихи и Проза России»
Рег.№ 0299820 от 11 февраля 2019 в 14:51


Другие произведения автора:

Леди Зима. Книга 2. Глава 32

Поиски

Погонщица единорогов. Часть 9

Рейтинг: 0Голосов: 0118 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!