Когда не станет Фриды - глава третья

14 марта 2019 — Надежда Опескина
article301386.jpg
 
      Лозанна.


     Андре уезжал в Лозанну с разбитым сердцем. С Фридой не стал встречаться перед отъездом. Вдруг увидел пропасть между ним и Фридой, наследницей огромного состояния Вилли фон Крюгера. Почувствовал себя наивным мальчиком, всерьёз принявшего шутки Вилли об их браке за правду. В его жизни не стало Фриды и мир опустел. Всё померкло, стало будничным и непривычным. Мог ли он ещё несколько месяцев назад представить свою жизнь без неё? И сердце отвечало болью. 

     Приехав в Германию, он не забывал свой маленький уютный городок в далёкой теперь Сибири. Его хороший немецкий ни у кого не вызывал вопросов о происхождении и месте рождения. Прадед, Андре Шульц, врач по профессии, задолго до революции в России, был приглашён помещиком, проживающим в Саратовской губернии и ежегодно поправляющим здоровье в Баден-Бадене. Молодой начинающий врач решился на эту поездку, соблазнившись хорошим жалованием. Был он холост, амбициозен, хотелось посмотреть мир. Родителей уже не было, братья и сёстры разъехались кто куда. Но главной причиной была сжигающая дотла любовь к богатой наследнице. Через три года у него была своя практика. Там же и нашёл он свою суженную. Думал ли прадед тогда, что через много лет его правнук возвратится на историческую родину и с ним случится та же беда, заставившая покинуть родину с разбитым сердцем.

     Клиника в Лозанне, с полувековой историей славилась во всём мире. Расположенная в центре города, защищенная зеленью великолепного парка от городского шума, понравилась ему с первого дня. Встретили его в коллективе тепло. Одно немного напрягало, здесь, в основном, проживало франкоязычное население, а с французским у него было слабовато.

     Обучение Андре продолжил в Лозаннском университете на факультете биологии и медицины. Погрузившись в учёбу, работу в клинике и изучение французского языка, со временем стал забывать о Фриде. Гнал прочь свои воспоминания о тихих вечерах, проведённых вдвоём. Всё реже она снилась ему во снах.

     Прошло два года. Учёба в университете была завершена. Андре всецело посвятил себя пациентам. Коллеги завидовали его успехам, а он был недоволен собой, продолжая доработку своей методики лечения.

     Жил он на территории клиники, в корпусе для молодых специалистов. Молодёжь жила весело. Отработав положенное время в клинике, собирались группой и шли побродить по Лозанне. Он гулял один по историческому центру с готическим собором Нотр-Дам, любил посещать церковь святого Франциска. Однажды там увидел коллегу из другого отделения. Элен, так звали девушку, блондинка с красивыми синими глазами, нравилась многим, но никто не мог добиться её благосклонности.  Какая-то тайна окружала её прошлую жизнь. Она предпочитала одиночество шумной толпе.

     - Вы тоже любите бродить в одиночестве? Вас, кажется, зовут Элен? - задал вопрос Андре, увидев коллегу.

     - Вы правы, Андре! Не люблю ходить толпой, - тихо ответила ему Элен.

     - Возьмите меня в попутчики, Элен. Я тоже не люблю ходить толпой, - улыбнулся Андре.

     В общежитие вернулись поздно вечером. Элен, направляясь в свою комнату, пригласила зайти на чашку вечернего кофе. Он, не задумываясь, зашёл. Больше они не расставались, а вскоре зарегистрировали брак, ставший соломинкой от их прошлого. Их жизнь потекла размеренно, в немецких традициях. Сняв небольшую квартиру недалеко от клиники., каждое утро не спеша шли в клинику по тихой аллее. Коллеги и пациенты считали их счастливой парой.
 
     Научная работа Андре была завершена успешно, принеся ему докторскую степень. Большую часть суток он проводил в клинике. Разные отделения и разное время дежурств не оставляли им времени на общение. Так пролетело десять лет...

     Весеннею порой, в конце апреля, Элен предложила отдохнуть в Париже. Андре согласился. Хотелось отвлечься от обыденной жизни, оба порядком устали.
Париж покорил Андре, о многом читал, но увидев, благодарил судьбу за щедрый подарок.  

     Элен водила его по своим любимым местам. Он интуитивно понимал, что Париж для неё больше, чем Париж для других, но никогда не расспрашивал. О своём тоже никогда не говорил. Каждый из них не хотел делится своим прошлым. Он знал, что она родилась на юге Франции. Отношения с родителями были прерваны и она не стремилась их налаживать. Спокойно относилась к его поездкам в Германию к родителям, а когда их не стало, отказалась ехать с ним на печальное мероприятие.  В день регистрации рассказала о своём бесплодии, уточнив, насколько для него важно иметь детей. Его это даже устраивало. Однажды она сказала:

     - Зачем мне твоё прошлое, Андре? Я живу в твоём настоящем, мне этого достаточно.

     Весенний Париж был великолепен. В один из дней, гуляя по улочкам, музеям и паркам, решили перекусить в небольшом бистро на Сен-Жермен-де-Пре. Заказав двойные порции блинчиков и большие чашки кофе, сидели на открытой веранде, наслаждаясь ароматом цветущей глицинии, как вдруг Элен расплакалась. На них стали оборачиваться. Она на отличном французском успокоила любопытных и перешла на немецкий язык, обращаясь к нему тихим голосом:

     - Именно здесь, вон за тем столиком у стены, я навсегда рассталась с иллюзиями юности, Андре. Мне было восемнадцать, моему возлюбленному на десять лет больше. Именно из-за него я покинула родительский дом в свои шестнадцать, готовая следовать за ним на край земли. Этот столик и стал тем краем земли, где мой кораблик жизни потерпел крушение. Артур, так звали моего парня, сказал о нашем расставании, порекомендовав мне вернуться к родителям и избавиться от ребёнка. Было невыносимо больно слышать его холодный голос, смотреть на протянутую руку с незначительной суммой денег, я оглохла. Он встал и ушёл, не оплатив наш заказ, оставив у моих ног сумку с моими вещами, которую таскал весь день. Я даже не знала, что там мои вещи. Больше мы с ним не виделись. Через день я уехала в Лозанну с очень маленькой суммой в кармане и ребёнком под сердцем, о котором он узнал накануне ночью. Не знаю, почему именно туда. Меня приняли на работу в университетскую столовую. Повара называли меня маленькой обжорой, посчитав мою беременность за полноту от бесконечно поедаемой еды. Там я и потеряла своего малыша, подняв что-то очень тяжёлое.         

     - Так зачем ты привела меня сюда, Элен? - с удивлением спросил жену Андре, взяв её длинные пальчики в свои руки. - Зачем вообще мы приехали в Париж? Ты же прекрасный врач-психолог. Другим с лёгкостью помогаешь выйти из затяжной депрессии. Мы тихо прожили десять лет. Так к чему этот пустой разговор? Зачем нам быть здесь?

     -  Тихо прожили десять лет... Ты никогда не будешь счастлив. Любовь к Фриде тебя сжигает изнутри. Много раз слышала её имя ночью. Твоё счастье придёт, когда не станет Фриды. Это я тебе говорю, как психолог, дорогой. Я устала прятаться от людей, живя  улиткой. Разучилась смеяться. Я боюсь всего, Андре! Проснувшись сегодня утром, смотрела на тебя, так и не ставшего родным, прожив рядом десять лет. В моей жизни произошло событие, о котором я и не мечтала, но я боюсь даже говорить об этом. Почему именно здесь? У меня такое чувство - сегодня наш последний день вместе, - расплакалась Элен.

     - Не говори глупости, Элен! Вытри слёзы, выпей водички. Возьми пример с меня. Отпустив прошлое, я не хочу к нему возвращаться... - он не договорил, услышав за спиной, до боли в сердце, знакомый голос Фриды:

     - Андре! Мой дорогой Андре! Ты в Париже? Кто эта мадам с тобой, с распухшим от слёз лицом? Почему ты держишь её за руку? О, да ты стал ловеласом, мой Андре!

     Он не верил своим ушам. Оглянувшись, увидел Фриду, стоявшую под руку с незнакомым мужчиной. Оба были пьяны, их слегка покачивало. Она была всё той же прежней Фридой. Пролетевшие десять лет не сделали её старше.

     - Смотри, Артуро, на этого парня. Он бросил меня, Фриду фон Крюгер, ради этой серенькой мышки? Смотри на них, у них, кажется, идёт выяснение отношений. Постой, мышка, ты куда? Сидеть! Я ещё не всё сказала! - выдернув свою руку у Артуро, качнувшись, пошла к столику Андре, плюхнулась на свободный стул, вцепившись в его руку мёртвой хваткой.

     Андре оглянулся, Элен не было за столом. Фрида цепко держала его руку двумя руками. 

     - Ты пьяна, Фрида! Отпусти мне руку. Ты делаешь мне больно, - тихо произнёс Андре.

     - А ты, уехав не простившись, ты разве не сделал мне больно? Вилли так и не сказал, куда ты уехал. Да, я не искала тебя. Вокруг было так много интересного и я спешила насладиться жизнью, но у тебя не было права сбегать. Вилли тоже сбежал от меня. Он умер через пять лет после твоего бегства, оставив кучу денег. Вы оба бросили меня, - произнесла она заплетающимся языком и неожиданно, уронив голову на стол, уснула.

     Андре с трудом освободил свою руку, оплатил счёт и пошёл догонять Элен. На улице её не было видно. Взяв такси поехал в отель, но Элен туда не возвращалась. Прождав жену до утра, покинул отель, думая найти её дома, в Лозанне. Консьерж, на его вопрос о жене, ответил, что она не была дома. Элен не появилась через неделю и Андре обратился в полицию. Вскоре его пригласили и предоставили фотографии женщины, утонувшей в Сене в тот памятный день. Его расспрашивали о приметах на теле, но он их не знал, поскольку никогда не видел жену обнажённой. Лицо было обезображено, лишь волосы были похожи на её. Он отказался признать погибшую за Элен. Дома, порывшись в документах, он не нашёл её многих документов, поняв, что она их взяла с собой перед поездкой в Париж. Ещё больше его удивил вопрос коллеги, врача-гинеколога:

     - Как проходит беременность у вашей жены, доктор Шульц? Она хотела пройти диагностику, но так внезапно исчезла из клиники, что мы теряемся в догадках. Это привело к депрессии?

     - Элен была беременна? - оторопел от услышанного Андре.

     - Как, доктор Шульц, вы не знали? Но срок уже был большой, до родов оставалось всего четыре месяца...

     Он не слышал, о чём говорил дальше ему коллега. Ему срочно захотелось узнать в полиции о той погибшей женщине. Нет, утонувшая не была беременной, ни в день гибели, ни когда раньше. 

     - А почему вы не сказали о беременности вашей жены? - спросил полицейский.

     - Простите, но узнал об этом только сегодня, - тихо ответил Андре. - Она не сказала мне.

     Вернувшись в квартиру, перепроверил все вещи жены. Она ушла от него с небольшой сумкой. Счета в банке у них были разные. Клерк сказал о переводе денег во французский банк, больше он ничем помочь не мог.

     Взяв отпуск, узнав из анкетных данных адрес родителей, поехал к ним. Дверь крохотной квартирки открыла пожилая женщина за семьдесят лет. Долго не хотела впускать его внутрь. Войдя, увидел полное обнищание. На инвалидном кресле сидел старик, явно дремавший.

     - Скоро всё изменится, мсьё, - заговорила женщина. - Мы получили очень большую сумму денег от нашей дочери Элен. Девочка простила нас, прислав деньги, но ничего не написала о себе. А вы кто ей будите?

     Ничего не ответив, Андре ушёл. Всю дорогу до Лозанны думал о своей жизни.

Продолжение следует:
© «Стихи и Проза России»
Рег.№ 0301386 от 14 марта 2019 в 11:03


Другие произведения автора:

Девочка из замёрзшего города - глава четвёртая

Не запугать и не загнать их в угол!

Ветка мимозы...

Это произведение понравилось:
Рейтинг: +2Голосов: 2302 просмотра
Нэля Котина # 14 марта 2019 в 14:43 +2
Надежда, спасибо... Как всегда, очень интересно... Жду продолжения! sm11
Надежда Опескина # 17 марта 2019 в 23:22 +2
Галина Д # 20 марта 2019 в 02:49 +1
Спасибо, Надюша, очень интересно!!! arb08 Будем искать Элен... Пошла читать дальше...
Надежда Опескина # 20 марта 2019 в 20:13 +1
arb08  

"Когда не станет Фриды - глава четвёртая" - прочитало 113 человек...
Никто не написал и слова...
Галина Д # 20 марта 2019 в 23:23 +1
Иногда эмоции переполняют и сложно их выразить - это я про себя. Но чтоб у 113 человек не вырвалось ни слова?..Трудно понять.
Надежда Опескина # 23 марта 2019 в 22:46 0
...Когда не станет Фриды - глава пятая
17 марта 2019 - Надежда Опескина - 1 - 182 - прочтения...Молчание...