Пересечения ч. 1 гл. 6. Замполит

9 марта 2019 — Владимир Винников


 

О приезде нового замполита колонии Шура, работавшая в детском саду поваром, узнала от Валеры Рыкина:

- Он женат, так что… Жена у него такая красивая, кудрявая, зеленоглазая, а, фигурка! А смотрит капитан на жену так, что сразу видно, большая у него любовь. У них две дочери, ещё маленькиё. Начальник колонии майор Кочетков говорил, что его замполит пишет стихи, ему в политотделе управления дали книгу со стихами Виноградова.

Приехал он из Ленинграда, там получил образование юриста и политработника, там и женился, там у него родились дети.

Кочетков хочет назначить жену замполита заведующей детским задом, в Ленинграде она работала воспитателем. Когда Кочеткову сообщили, откуда приехал новый замполит, он удивился, через оперов узнал, что Виноградова оставляли служить в «Крестах», а его жене, как лучшему работнику, давали даже квартиру неподалёку от детского сада. Но они отказались и приехали в Будукан.

Шура, попросила у Кочетова книгу нового замполита и переписала себе несколько стихотворений:

 

Как часто в жизни время подгоняем,

Мечты пустым желаньем заполняем,

Судьбу мы случаю, бывает, доверяем,

А свою личность в серых днях теряем.

 

Только через тридцать пять лет она узнала, в каком учебном заведении учился Володя и почему поехал на Дальний Восток. В 2015 году издали его роман «Долгие проводы, лишние слёзы», в нём он писал, что для своей первой книги «Пусть помнят» хотел собрать больше материала о жизни дальневосточников, а ещё, как он сказал ей сам, он ехал «за туманом и запахом тайги».

Лена, дочь Шуры, в Интернете прочитала и рассказала матери про учебное заведение, которое когда-то окончил Виноградов.

Санкт-Петербургский военный институт внутренних войск МВД России носит это название с 2000 года, до 1991 года, институт носил название Высшее политическое училище МВД СССР имени 60-летия ВЛКСМ. История этого учебного заведения боевая.

Двенадцатого октября 1944 года  в посёлке Красная Глинка Куйбышевской области, была сформирована школа подготовки офицерского состава. В 1947 году школу перебазировали в посёлок  Новознаменку  Красносельского  района города Ленинграда, школа получила новое название - Знаменская офицерская школа МВД СССР. В августе 1951 г. школа преобразована в Ленинградское военно-политическое училище МВД СССР.

 

А тогда, в 1978 году, Шура познакомилась и подружилась с Лидой Виноградовой. К тому времени детский сад колонии перевели из трехкомнатной квартиры жилого дома, в бывший штаб колонии, где устроили для детей огромную спальню, игровую комнату, столовую, кухню и бытовые комнаты. У работающих сотрудников колонии и командования роты было тогда по двое, а то и трое детей.

Штаб и класс для занятий с сотрудникам колонии, расположился в новом, трёхэтажном здании. На его первом этаже расположилось КПП, караульное помещение, комнаты кратковременных и длительных свиданий осуждённых.

Сейчас в посёлке нет ни детского сала, ни здания, в котором он располагался.

 

Осенью семьдесят восьмого, тайга горела вокруг Будукана, площадь пожаров была огромной. Посёлок удалось отстоять, а для тушения таёжных пожаров привлекали даже осуждённых.

Десятого сентября, в восемь ноль - ноль, в кабинет начальника исправительно-трудовой колонии без стука ворвался лесничий:

- Тайга горит! Беда, если не остановим огонь, поднимется по каменному распадку в сторону Малого Хингана, а там не остановить! Прошу вас, дайте человек тридцать, мы сами пойдём вездеходом, а через два часа будет вертолет, он перебросит ваших людей к месту пожара.

Майор Кочетов вопрошающе посмотрел на своих заместителей:

- Кто возглавит?

Поднялся капитан Виноградов, оглянулся на оперативников:

- Со мной вылетает старший лейтенант Фоков  и  тридцать

осуждённых безконвойников. Начальника части интендантского снабжения (ЧИС) прошу выдать мешок картошки, пятнадцать булок хлеба, ящик тушенки.

 

Через час, Виноградов и Фоков, вооружившись пистолетами «Макаров», так и не успев переодеться, по спискам проверив осужденных, загрузились в вертолёт и вылетели к месту пожара.

Полёт длился недолго, но Виноградов заметил, как большинство осуждённых, несмотря на будущую опасность при тушении пожара, с восторгом выглядывали в окошки. Первый раз в жизни они летели в вертолёте над тайгой, да ещё так низко!

Приземлились через минут сорок в распадке, немного в стороне от огромных валунов, будто великан рассыпал крошки от возводимых им Хинганских скал по бывшему руслу каменной реки. Лагерь устроили на небольшой опушке, окруженной вековыми кедрами.

Вертолёт улетел и вовремя. Голубое небо за какие-то минуты затянуло темно-серыми тучами, которые опускались всё ниже и ниже. Мелкие капельки дождя коснулись лиц и рук присутствующих. Дождь через минуту прекратился.

В небольшом распадке, ведущем к каменной реке, было видно густую траву, на которой, словно драгоценные украшения, висели капли дождя. Неожиданно, сквозь тучи пробился луч солнца, на минуту будто загорелись меж капель воды, повисших на травинках, красные огоньки брусники.

Виноградов застыл от завораживающего вида местной природы. Он недолго любовался этой картиной, его отвлёк низкий гул наступающего пожара.

Из-за сопок выдвигался серой стеной густой туман, окружая людей. Двигаясь медленно, он кусками отрывался от сплошной стены, натыкаясь на тела прибывших людей.

Надевая на спины пожарные ранцы наполненные водой, люди брели, раздвигая своими телами эту серую массу. Шли неторопливо, ступая осторожно, как по медленно текущей тёплой речной воде, а она расступалась перед ними неохотно и совсем бесшумно.

Туман растаял мгновенно, вместо него в лицо ударил угарный газ. В дыму Виноградов потерял из виду Фокова и большинство осужденных. Двое из них, неподалёку от капитана, из ранцевых огнетушителей тщетно старались погасить пламя.

 

Сосняк, умирал со стоном, огонь шёл сплошной стеной и, казалось, не было той силы, которая смогла бы остановить его. В ранцах кончилась вода, осужденные срубили молодые берёзки и ветками стали сбивать огонь с высокой травы.

Под ногами у Володи пробежало три зайца. Вот, похрюкивая и отфыркиваясь, пробежал кабан с подсвинками. Пересвистываясь между собой, низко над землёй летели рябчики. Сохатый, едва не натолкнувшись на Виноградова, обиженно фыркнул, нехотя свернув в сторону, промчался мимо.

Борьба с пламенем продолжалась пятый час, и не было никакой надежды, что люди одержат победу над этой бедой. Дым становился всё гуще, языки пламени тянулись к телам людей. Из глаз людей ручьями текли слёзы, кашель вырывался из груди непрерывно. Огонь уже окружил лесников и осужденных, казалось, спасения нет. Из-за дыма, не видно собственных рук. Всё вокруг заполнено черным дымом и пеплом, только искры пламени, словно звезды, летали между людей, оставляя на их одежде свои метки. Пахло гарью и горелым мясом.

Неожиданно, на опаленное лицо Виноградова упало что-то липкое и тяжелое. Володя провел рукой, посмотрел, что это? Жирный черный след остался на ладони. На форменную фуражку, пагоны кителя стали падать крупные капли грязи, сначала одна, потом ещё, и, наконец, словно прорвав плотину из густого дыма, хлынул сплошной поток воды, который и дождем назвать было не возможно.

Струи воды прибили в земле пламя, растворили дым. Языки пламени становились меньше, прячась среди высокой травы. Пожар пытался бороться с водой, но побежденный, превращался в пар и серыми облачками поднимался вверх.

Ещё недавно, не видимое из-за густого дыма тяжелые, чёрные облака, опускались все ниже к земле, извергая из себя потоки воды, которые в минуты уничтожали огненную стихию, недавно всесильную и могучую.

 

Ливень ослаб, Володя посмотрел по сторонам, вокруг стояли голые, обгорелые стволы лиственниц и кедра. Они, протягивая свои обгорелые ветке к небу, словно благодарили за своё спасение группу людей, жертвовавших собой, ради спасения тайги.

 

Осужденные, увидев замполита, стали подходить к нему. Виноградов дал команду натянуть тент. В новых эмалированных   ведрах,   поставили      варить   картофель     с

тушенкой. Радуясь такой сытной и обильной пище, осужденные ели, брали добавку, опять ели, но справиться со всеми запасами сразу не смогли.

 

К капитану подошёл лесничий, отозвав Виноградова в сторону, сказал:

- Мы вездеходом возвращаемся в поселок. Вертолет прилететь в такую погоду не сможет, вам придется выбираться своим ходом, пойдете по следу вездехода. По-прямой, здесь километров шестьдесят. - Лесничий посмотрел на сидящих под тентом осуждённых, - но прямой дороги здесь нет. Смотрите  по сторонам, медведей в этих местах много бродит, а ягодники сгорели, сейчас они начнут подбирать падаль, мясо павших коз, птиц, а от вас так пахнет! Вот только стрелять в медведя из этого не надо, - он с укором посмотрел на пистолет офицера, - лучше в воздух, может, отпугнёте.

 

Дождь всё лил и лил. Почти сухие низины быстро заполнились черной жижей. Было уже всё равно, откуда на людей наступала вода, сверху, снизу. Сапоги у всех были полны воды, но выливать её бесполезно, через минуту в них опять захлюпало.

Собрали тент, оставшуюся картошку, хлеб, банки с тушенкой распределили между осуждёнными.

Шум двигателя вездехода лесничих давно стих, а след от гусениц был хорошо виден. Не торопясь, осторожно наступая на кочки, шли час, два, останавливались передохнуть немного и опять в путь. Присесть было негде, от людей, словно от загнанных лошадей, валил густой пар, который смешивался с запахом дыма и грязного тела. Никто не жаловался, не отставал, хотя было видно, что люди устали.

Закончилась болотистая местность, идти стало легче. Их окружали зелёные, отмытые дождем кедры-великаны. След вездехода, ещё недавно заполненный водой, на твёрдой поверхности стал четче. Ночь была лунной, следы от вездехода видно, отдыхая через каждые два часа пути - шли, шли, шли.

 

Утром Володя заметил, что в стороне от них мелькнула чья-то фигура. Неужели кто-то из осуждённых убежал, подумал капитан. Он попытался пересчитать безконвойников, пошёл быстрее, обгоняя их. Старший лейтенант Фоков предложил остановиться, построить осужденных в колонну, потом пересчитать.

Короткий рык зверя прервал речь опера. Люди остановились, сбившись в одну кучу. Это был бурый медведь. Он оказался очень близко. Его мохнатая, плотная фигура, слегка размытая в струях дождя, выглядела очень большой и страшной.

Виноградов потрогал кобуру с пистолетом, стрелять из него в медведя бесполезно. Капитан молча пошёл навстречу зверю, который стоял на тропе, остальные двинулись следом за Володей. Медведь, не торопясь, сохраняя достоинство хозяина тайги, отошёл в сторону, медленно поднялся в сопку, провожая взглядом этих, пропахших дымом, грязных людей. 

Только к утру, второго дня, группа Виноградова возвратилась в посёлок Будукан. Оставшиеся продукты, Виноградов велел забрать осужденным, которым разрешил отдыхать сутки.

Сам, войдя в свою квартиру и, напугав своим видом детей, протопил титан, попросил жену выбросить испорченные огнём форменные брюки, китель и фуражку. Хорошенько отмокнув в ванне, капитан помылся и завалился спать. Проснулся он через пятнадцать часов, очень голодный, но хорошо отдохнувший.

 

До приезда в посёлок Лида, никогда не видела удивительной картины – ход кеты, поднимавшейся в верховье реки на нерест. Никогда не солившая в бочонках рыбу, икру, папоротник «Орляк», не мариновавшая грибы, Виноградова училась этому на своих ошибках.

Когда ей рассказали, как готовить тузлук для икры «минутки», она решила засолить икру в кипятке. Кушать, даже раскусить каждую икринку, потом было невозможно, она стала, как резиновая.

 

Валя и Аня Виноградовы видели отца только в обеденный перерыв. Володя уходил на службу в шесть, а возвращался в двадцать три. Но четыре часа обеденного перерыва, с двенадцати до шестнадцати, Володя не тратил впустую. Он ходил по грибы, читал, или что-то писал.

Однажды, муж привез Лиде столько подберёзовиков, подосиновиков, белых грибов, что их пришлось высыпать в ванну для обработки.  После их чистки, Лида сварила и разложила грибы в банки. Через неделю, Лида заметила сверху в банках плесень. Все грибы она выбросила. Соседка, увидев кучу варёных грибов в ящике для мусора, очень удивилось такому поступку.

- Их можно было переварить, они ведь хорошие! - Сказала она Лиде при встрече.

Когда Валя Рыкина впервые угостила Лиду папоротником, та заметила:

- Какой интересный вид и вкус у этих грибов.

 

Валя разъяснила, что это папоротник, такая трава, он очень полезный, японцы закупают его у нас за валюту.

Весной следующего года, нераспустившийся папоротник заготовил и Виноградов.

 

Все свои соления, Виноградовы хранили в подполье в своей спальне, они жили на первом этаже. В зимнее время, им приходилось делиться своим жилищем с крысами и мышами.

Ночами, те вели активную охоту и пытались пробовать на вкус стеклянные банки с солениями. Виноградовы при этом просыпались ночью от звона стекла. Володя открывал люк, при свете серые воровки разбегались. Проверив кирпичи, которые лежали на крышках банок, Виноградовы немного раздвигали их друг от друга.

Как-то, при подобном случае, Володя почувствовал теплое прикосновение к своей голой ноге, не желая пугать жену, он хотел отогнать прижавшуюся к его ноге мышь. Но это была его старшая дочь Валя.

Она проснулась от шума дравшихся в подполье мышей, тихонько вошла в спальню родителей и, увидев, как в подполье хвостатые бестии пытаются прогрызть пластмассовые крышки, шепнула отцу:

- Папа, не обижай мысек!

 

Днём Валя пошла с отцом в сарай, куда зимой Виноградовы выносили замороженных кур. Их хранили, подвешивая под потолком в сумке. Но крысы по верёвкам спускались в сумку и объедали куриные брюшки.

 

- Нехорошие мыски, - констатировала Валя, - вы плохие, не буду вас зилеть!

 

Руководители колонии и роты, дружили между собой. Когда Виноградов привозил в посёлок артистов филармонии из Биробиджана, приглашали офицеров и солдат роты.

Однажды в посёлок Виноградов привёз труппу из Ленинграда. Концерт всем очень понравился.

Через три дня после их отъезда, все жители посёлка очень горевали, узнав от замполита, что при возвращении из пограничного, Октябрьского района, ленинградские артисты в полном составе погибли в автомобильной аварии.

 

Виноградову стоило больших трудов, купить для осуждённых колонии духовые музыкальные инструменты. Разводы на работу потом производили под музыку духового оркестра. Это дисциплинировало офицеров колонии, военнослужащих роты и осуждённых.

Для художественной самодеятельности осуждённых было приобретено два баяна.

Для сотрудников закупили лыжи, спортивную форму, мячи,  гантели, штангу. Офицеры колонии два раза в неделю занимались спортивной, боевой подготовкой, два раза в месяц все сотрудники и их жёны выезжали на стрельбище, где тренировались в стрельбе из пистолета и автомата. К праздникам, проводили соревнования. Виноградов неоднократно занимал в них призовые места.

 

Старший лейтенант Анатолий Кулик, замполит роты, часто приглашал Виноградова читать лекции солдатам. Так Володя познакомился, а потом и подружился с Анатолием, и Валерой Рыкиным.

Беспокойной и опасной  была их совместная служба. Конфликты между осуждёнными иногда заканчивались убийствами, а иногда и побегами опасных преступников. Хотя их ловили впервые же часы после побега.

 

Володя через много лет помнил, как Кулик зимой, верхом на лошади, проскакал двадцать километров до Тёплого Озера за одним из бежавших и задержал его.

Сам Володя, однажды преследуя бежавшего осуждённого, шёл по линии железной дороги в сторону посёлка Бира. Его нагнал товарный состав. Капитан остановил поезд и попросил взять его в тепловоз. Стоя рядом с машинистом, Виноградов увидел человека, бежавшего к будке обходчика, попросив машиниста замедлить скорость, он спрыгнул на ходу. В это время машинист сообщил по рации о происшествии в Хабаровск, оттуда позвонили в областное УВД. Через два часа, бежавших задержали.

 

После того, как Виноградов и Кулик купили себе мотороллеры «Электрон», прошёл месяц. Лето было солнечным и тёплым, Володя  на  мотороллере каждый день ездил в тайгу то за грибами, то за диким луком.

Встречаться с друзьями, просто не было времени. Узнав, что Валеру Рыкина вызывали в политотдел дивизии, капитан пошёл к другу, узнать причину такого вызова.

Возвратившийся из Хабаровска Рыкин, обычно встречающий Виноградова улыбкой, в тот день был очень расстроен. Володя не спрашивал причину этого, а Валера, ценя терпение замполита, через час сам начал рассказывать:

- Кулик целый месяц в ротном гараже пытался завезти мотороллер.

Володя знал причину этого, если поднимешь сиденье, чтобы налить бензин в бачок, а потом неосторожно станешь опускать сиденье, пережимался бензопровод. Бензопровод нужно было поправлять, иначе двигатель не заводился.

 

Валера помолчав, продолжил:

- Однажды утром, перед инструктажем наряда, Анатолий продолжил свое мучение. В это время в караулке сидело четыре прапорщика и недавно прибывший выпускник училища - лейтенант, которому до этого я помогал ремонтировать квартиру, а моя жена Валя, по моему поручению, отнесла   продукты его жене, тот ведь только прибыл в роту.

Наконец, неожиданно для себя Кулик завёл мотороллер. Улыбаясь от счастья, он вскочил на сиденье мотороллера и словно чёрт из табакерки, выскочил на своём железном коне из высоких ворот ротного гаража. Старший лейтенант заехал за казарму и кричит:

- Открывайте ворота части, а то…

 

Рубашка на его спине и животе раздувается, лицо красное, завёл ведь, смеётся. Ворота распахнули, мотороллер с ездоком выскочил на улицу посёлка и покатил в сторону сопки.

Валера тоже смеялся в тот момент и говорил:

- Лейтенант американской армии каждый день в личных целях пользуется служебным «Виллисом», а наш старший лейтенант так рад мотороллеру, что летает от счастья.

 

В ночь, новый командир взвода, командный состав роты выехали в шесть утра в Хабаровск на совещание.

Валера сутки был в наряде, даже не успел зайти домой, выехал тоже, его срочно вызвали в штаб дивизии. В здании штаба он побрился в туалете, потом подошёл к оперативному дежурному:

- Кто меня вызвал?

Дежурный внимательно оглядел заслуженного командира, которого давно знал с положительной стороны, строго ответил:

- Зайдите к начальнику политотдела дивизии.

 

Валера зашёл в кабинет полковника, доложил, тот во время доклада внимательно смотрел на него, а его левая щека подергивалась в нервном тике. С надрывом в голосе он стал говорить:

- Как вы, зрелый мужчины, лучший в военном округе старшина роты, коммунист, могли заниматься антисоветской пропагандой? Да ещё восхвалять американскую армию! Я знаю вас давно с положительной стороны, а вы в присутствии военнослужащих позволили себе высказать такое.

Потом начальник политотдела, повысив голос, стал отчитывать Валеру как нашкодившего мальчишку. Продолжалось это долго. Наконец, несколько успокоившись, полковник опустил голову, стал смотреть на листок бумаги, лежащий у него  на столе:

- Садитесь, - голос полковника стал мягче, он поднял глаза на прапорщика, - что происходит в нашей армии и государстве? Что происходило вчера с вами?

 

Валера рассказал, как всё было, что он сказал о замполите роты в шутку. Полковник  не оценил шутку Рыкина:

- Доложите в особом отделе, что я вас пропесочил и буду постоянно контролировать вас. А теперь идите по коридору за железную дверь.

 

За этой дверью располагался Особый отдел дивизии внутренних войск. Начальник отдела говорил спокойно о сложившейся обстановке в России, о провокаторах с Запада и внутри страны, о попытке подрыва обороноспособности России.

Полковник рассказал Валере, что изучил всё прошлое старшины роты, лично опросил десятерых прошлых командиров рот и нынешнего командира Валеры, и, несмотря на многочисленные заслуги опытного прапорщика, в случае повторения подобного, последствия  такого  проступка увольнением Рыкина  из армии не ограничатся.

 

Валера сразу понял, кто сообщил в особый отдел о его словах. Ведь среди военнослужащих прибывших на совещание, был только один лейтенант, а остальные в другом звание.

Через месяц тому лейтенанту пришёл вызов в военную часть под Читой.  В части все знали, что там располагалась школа КГБ.

А как долго потом Валера переживал об этом происшествии с ним. Ведь тот лейтенант переступил через его отцовскую заботу, он открыто и спокойно глядел в глаза Валере, когда покидал роту.

После рассказа Валеры, вернувшись из штаба колонии, домой поздно вечером, Виноградов оставшись один на кухне, написал в своём черновике четыре строки:

 

Обманывать себя, так часто позволяем,

От жизненных проблем порою убегаем.

Но если все от правды отвернёмся,

То к счастью никогда не прикоснёмся!

 

© «Стихи и Проза России»
Рег.№ 0301111 от 9 марта 2019 в 05:52


Другие произведения автора:

Как быстро эти годы пролетели

Колымские истории 11. Ледовая дорога.

Распорядок дня в Ессентуках

Рейтинг: 0Голосов: 0576 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!